Сирия: Лучше десять лет переговоров, чем один день войны

16:54 15.11.2012


На вопросы журнала «Международная жизнь» отвечает Вениамин Викторович Попов, Чрезвычайный и Полномочный Посол, директор Центра партнерства цивилизаций ИМИ МГМИО (У) МИД России, дипломат, блестяще знающий Ближневосточный регион.

«Международная жизнь»: Уважаемый Виктор Иванович, как Вы знаете, 11 ноября под давлением Саудовской Аравии и Катара разобщенные группы сирийских оппозиционеров договорились, наконец, выступать единым фронтом. Совет сотрудничества государств Персидского залива в понедельник, 12 ноября, объявил о признании новой коалиции сирийских оппозиционеров как законного представителя интересов сирийского народа. А  13 ноября, президент Франции Франсуа Олланд заявил, что Париж признает Национальную коалицию оппозиции Сирии единственной законной властью страны. Как бы Вы могли прокомментировать эти события?

В.Попов: В Дохе, столице Катара, как известно, была предпринята попытка объединить значительные силы сирийской оппозиции. Мы ожидали, что такое объединение, и всегда это подчеркивали, что такое объединение должно происходить на конструктивной основе. Именно конструктивной,  имея ввиду прекращение военных действий и начало определенных серьезных контактов, с тем, что бы прекратить братоубийственную войну и  действительно найти приемлемое для всех сирийцев решение и выход из сложившегося тупика. К сожалению, принятая декларация в Дохе построена исключительно вокруг того, чтобы вооружать и дальше сирийскую оппозицию и не предпринимать каких-либо контактов с правительством Башара Асада. Мы уже неоднократно подчеркивали, что мы не поддерживаем ни одну из сторон в сирийском конфликте. Как известно у нас уже состоялось около двух десятков контактов с различными представителями сирийской оппозиции. Но она разрознена. Сейчас, к сожалению, есть две тенденции которые нельзя назвать позитивными. Первая – это тот факт, что все большая роль в отрядах оппозиции играют экстремисты, сторонники «Аль-Каиды». Еще летом агентство «Франс-пресс» оценивало их численность в 6000 человек. Это экстремисты, которые грозят превратить Сирию в очаг страшной напряженности. Вторая тенденция, это тот факт, что некоторые страны Персидского залива активно поддерживают идею вооружения оппозиции и предоставление оппозиции тяжелых видов вооружений. Другими словами, складывается впечатление, что есть готовность «воевать до последнего сирийского гражданина». Позиция России – конструктивна, мы считаем, что надо добиваться политического урегулирования. К сожалению, упомянутые Вами страны поторопились сейчас признать новую коалицию, она называется «Сирийская национальная коалиция» (СНК) в качестве единственного законного представителя сирийского народа. Ну, во-первых, в Сирии существует своя избранная власть, президент страны, и т.д. Во-вторых, непонятно почему такое стремление к неким воинственным действиям, к продолжению воинственного курса. Я, в таких случаях, всегда обращаю внимание на то, что мы живем в XXI веке, а в XXI веке нет силового решения ни этнических, ни национальных, ни религиозных конфликтов. Возможно только договариваться.

В Дамаске эта декларация, а также действия Франции, которая тоже признала СНК, были расценены как декларация войны. Пока больше никто из западных стран не признал эту «Сирийская национальная коалиция» в качестве единственного законного представителя сирийского народа. Они заявили о поддержке СНК, но не торопились с признанием, как например, Великобритания.

Видимо здесь Франция, и я высказываю тут свое предположение, рассчитывает, что это даст ей возможность продать какие-то дополнительные виды оружия в страны Персидского залива. Поэтому они, видимо, занимают такую позицию. Но ее трудно понять, потому что сейчас как никогда важно договориться и действовать, тем более что хорошая основа для действий у нас есть. 30 июня этого года были приняты Женевские договоренности, там хороший план, который был согласован и подписан всеми представителями великих держав – постоянных членов Совета Безопасности ООН. Это хорошая основа, на которой можно договариваться. Тем не менее, есть силы, которые хотели бы раскручивать спираль дальнейшей гонки вооружений и братоубийственной войны в Сирии.

Вчера в Эр-Рияд на Стратегический диалог с членами Совета сотрудничества арабских государств Персидского залива (ССАГПЗ) прибыл Министр иностранных дел России С.В.Лавров. Думаю, что во главу угла этих переговоров будет поставлено, конечно, обсуждение проблем Сирии. Очень хочется надеется, что все-таки здравый смысл возьмет верх. Особенно сейчас, когда обстановка на Ближнем Востоке крайне обострена. Обстановка обострена в связи с действиями Израиля, который совершил нападение на Газу, в результате чего там уже от 11 до 14 убитых и сообщается о более чем 100 раненых. Это очень серьезно, поскольку Израиль заявляет, что он не остановится, возможно, и пред наземным вторжением. Очень многое будет зависеть теперь от того, как будет действовать Египет. Поскольку Египет теперь так же возглавляется «Братьями-мусульманами», которые руководят сейчас и Сектором Газа и, вероятно, что Египет будет занимать более жесткую позицию, чем при президенте Мубараке, который позволял Израилю делать с Газой все что угодно. Думаю, что сейчас Египет не будет спокойно созерцать, как будут расстреливать палестинцев. На Ближнем Востоке, достаточно горючего материала и сейчас не случайно, что все новостные сводки с Ближнего Востока начинаются с сообщения о том, что происходит в Газе. Поэтому, может быть, это отрезвит, тех, кто считает, что нужно продолжать воевать в Сирии и дальше.

Есть еще один фактор, о котором нельзя не упомянуть. Положение так называемых повстанцев сейчас ухудшается. Правительственным силам удалось одержать ряд важных побед. Может быть, это еще больше раззадоривает какие-то элементы. В любом случае, ливийский урок должен чему-то научить. Смотрите, натовцы разбомбили Ливию; в результате страна находится на грани дезинтеграции. Но дезинтегрировалась и другая страна – Мали. Там, на большей части ее территории образовалось новое государство, в которое перетекают экстремисты из «Аль-Каиды», действующие на территории Арабского Магриба. Давайте предположим, что будет дальше. А дальше там образуется серьезнейший очаг напряженности, потому что эти экстремисты не остановятся, будут угрожать и другим странам, находящимся по соседству, точно так же, как они угрожают сейчас Алжиру, Буркина-Фасо и так далее.

Если в Сирии будет продолжаться та же ситуация, что и сейчас, возникнет еще один очаг напряженности. Нужно помнить, что не за горами 2014 год – срок, к которому американцы собираются уйти из Афганистана. По оценкам даже западной прессы, там сразу же придут к власти талибы. Это будет еще один очаг напряженности.

Если сейчас поощрять всю эту оппозицию к боевым действиям – это одно. Тогда мы будем создавать один за другим новые очаги напряженности, а нужно добиваться того, чтобы стороны, в конце концов, сели за стол переговоров. Любые контакты будут лучше. Я хочу напомнить, министр иностранных дел Советского Союза, Андрей Андреевич Громыко, сказал по поводу ирано-иракской войны, которая продолжалась восемь лет, очень важную фразу, которую стоило бы напоминать всем политикам. Он сказал: «Лучше десять лет переговоров, чем один день войны». Вот этим надо руководствоваться. Руководствоваться, прежде всего, заботой о сохранении жизни людей. Тогда политики, в конце концов, найдут выход из этого тупика. И это возможно, это реально! Иначе, мы идем к очень рискованным ситуациям, когда очаги напряженности будут отравлять всю международную жизнь.

«Международная жизнь»:Как Вы могли бы прокомментировать заявление президента США Барака Обамы об отказе продажи оружия силам так называемой Сирийской национальной коалиции?

В.Попов: Американцы, обжегшись на Ливии, начали понимать, кого они вооружают. Ведь если разобраться, исторические уроки должны идти на пользу. Вспомним, что «Аль-Каида» была создана с помощью американцев и саудовских денег в Афганистане для того, чтобы воевать с солдатами Советской Армии, которая тогда находилась в Афганистане. Что они получили взамен? Они получили 11 сентября 2001 года. Попытка заигрывать с экстремистами, с этими радикалами, которые все равно считают, что во всех бедах виноват Запад и поэтому он должен страдать,- не только контрпродуктивна, она архиопасна! Но если афганский опыт ничему не научил, то хотя бы из ливийских событий нужно сделать какие-то уроки! Я полагаю, что кто-то из американцев, кто хорошо знает ситуацию и историю, начинает извлекать какие-то уроки.

Недавно я был в Стамбуле на конференции по Сирии, и там американский представитель все время подчеркивал идею о том, что надо разобраться в том, что такое эта сирийская оппозиция, кому мы будем помогать? Они ведь вооружали противников Каддафи в Ливии – а кончилось тем, что убили американского посла в Бенгази. Должна же история чему-то учить! Хотя наш знаменитый историк Ключевский говорил по-другому, я надеюсь, что в этом плане он ошибался, и история чему-то должна научить.

«Международная жизнь»:Как признание Сирийской национальной коалиции странами Совета сотрудничества государств Персидского залива и Францией может сказаться на нашей позиции по сирийскому вопросу?

В.Попов: У нас принципиальная позиция, она не меняется. Я уже говорил, что такие вещи контрпродуктивны. Нужно понять, что военным путем ничего там не решишь. Наоборот, перевес там сейчас на стороне правительственных войск. Повторю еще раз: не надо воевать до последнего сирийского гражданина! В сложившейся ситуации нужно исходить только из здравого смысла и надеяться, что он возьмет верх. Нет военного решения этого вопроса. Чем дольше будет продолжаться кровопролитие в Сирии, тем больше риск колоссальных страшных последствий, в том числе распада Сирии на несколько государств оттого, что придут к власти в регионе экстремисты, отделятся курды. Сирия – страна с очень сложным составом населения. 12% населения этой страны составляют алавиты (полушиитская секта), примерно 12% - христиане, не менее 10%  - курды, еще целых ряд меньшинств. Все эти меньшинства никак не заинтересованы в приходе к власти нынешней оппозиции, тем более что в ее составе все больший верх берут экстремисты из «Аль-Каиды».  Они просто опасаются за свою жизнь! Поэтому, я думаю, что сейчас очень важно понимать, что будет дальше. Нужно хоть чуть-чуть заглядывать за горизонт, смотреть, что будет в будущем. Если в будущем не удастся усадить обе конфликтующие стороны за стол переговоров, это будет иметь негативные последствия, как для Сирии, так и для всех ее соседей без исключения.

«Международная жизнь»:Большое спасибо за беседу!

Версия для печати