«Арабская весна»: прогнозы экспертов, внешнеполитические реалии

14:45 25.05.2012


23 мая в стенах Московского государственного института международных отношений состоялся круглый стол «Арабская весна: итоги и перспективы» для обсуждения основных направлений трансформации стран Ближнего Востока на современном этапе. Медиатором  круглого стола выступил директор ИМИ МГИМО(У) МИД РФ А.А.Орлов.

Перемены, происходящие в данный момент в Египте, Ливии, Сирии, Йемене, привлекают к себе особое внимание экспертного сообщества, поскольку от того, как будут развиваться события здесь, зависит будущее всего ближневосточного региона. В частности, Чрезвычайный и Полномочный Посол, профессор МГИМО Валерий Павлович Воробьев в своем выступлении отметил, что сложные социальные процессы затрагивают не только  Ближний Восток, но и такие страны, как Великобритания, США, Израиль. При этом на улицы в этих странах выходят люди, которых принято было до недавних пор считать опорой «среднего класса» и которые в свою очередь выражают свое недовольство качеством жизни в этих странах. Затяжной финансовый и экономический кризис в странах первого эшелона показал, что прежние механизмы нейтрализации недовольства через финансовые займы и кредитную систему не работают и не в состоянии остановить процесс экономического спада. Кризис финансово-экономический сопровождается кризисом принципа разделения властей, на котором основывалась архитектура политического волеизъявления со времен эпохи Нового времени. Некоторые исследователи усматривают признаки такого кризиса в провозглашении лозунга «открытого правительства», рассматриваемого как проект Госдепа США. Многими вспоминалась и сербская организация ненасильственного сопротивления «Отпор», в которой проходили стажировку некоторые из участников социальных выступлений в странах Европы. Популярным стало имя Джина Шарпа, основателя Общественного института Альберта Эйнштейна в Бостоне и автора книги «От диктатуры к демократии», считающегося отцом нового направления в теории и практике социального протеста. В свою очередь , слабость социальных лифтов в так называемых «монархических республиках» стран Ближнего Востока, оторванность господствовавших политических элит от нужд, прежде всего, молодого поколения сделали возможным тот социальный взрыв, который поставил под вопрос всю конфигурацию международных отношений в этом регионе. По мнению Владимира Воробьева, Россия в связи с ситуацией на Ближнем Востоке находится в выигрышном положении, одновременно не отказываясь от контактов со всеми участниками конфликта и занимая твердую позицию невмешательства во внутренние дела стран арабского Магриба. Примером может служить недавний приезд представителей сирийской оппозиции в Москву. Одновременно, как отметил Владимир Воробьев, Россия и Китай воспользовались правом вето в Совете Безопасности ООН для блокирования антисирийской резолюции, выдвинутой США и ее партнерами по НАТО. По оценке экс-посла, в отношении Сирии наша страна проводит взвешенную и последовательную линию, которой, к сожалению, не было в отношении Ливии.

Участники круглого стола отметили, что события на Ближнем Востоке объективно привели к ситуации, в которой Иран получил дополнительный стимул к укреплению своего статуса как региональной державы. Однако при этом руководство  Ирана не испытывает большого удовлетворения от крушения «монархических республик», поскольку среди исламистских течений, вышедших на арену легальной политической борьбы, большинство составляют сунниты, которые не симпатизируют шиитскому Ирану. По мнению сотрудника Института востоковедения РАН Татьяны Карасовой, в сложной ситуации оказался основной союзник США на Ближнем Востоке – Израиль. В условиях резкого усиления активности исламистов для него на данный момент важной задачей стало оторвать Сирию от иранского влияния. Внешняя политика Израиля подверглась переформатированию. Израильское руководство активизировало внешнеполитические контакты с Азербайджаном, Кипром и Грецией, что, в свою очередь, не могло не привести к некоторому осложнению отношений с США.

Выступивший  директор Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО(У) Андрей Васильевич Федорченко отметил, что в мировом общественном мнении сложился некий штамп по поводу неожиданности и непредсказуемости событий «арабской весны». Между тем проблема политической напряженности в странах Ближнего Востока отмечалась специалистами уже давно, но характер этой оценки не всегда носил политически неангажированный характер. Другое дело, что из-за стремительно развивающихся событий не представлось возможным дать оперативный долгосрочный прогноз развития событий в регионе.

Востоковед, обозреватель газеты «Время новостей» Елена Владимировна Супонина отметила, что для Соединенных Штатов социальный взрыв не был непредсказуемым. Еще в 2009 году в докладе ЦРУ, которое тогда возглавлял Леон Панетта, отмечалось, что если текущие социально-политические процессы не изменятся в самом ближайшем будущем, то Ближний Восток окажется в коллапсе, а Израиль прекратит свое существование. Это доклад был засекречен, но уже через сутки его содержание стало известно произраильскому лобби, а затем претенденту на пост премьер-министра, лидеру партии «Ликуд» Биньямину Нетаньяху. Это позволило ему за счет обсуждения вопроса об Иране и возможности превентивной атаки против него набрать достаточное количество голосов для победы на парламентских выборах. В процессе предвыборной кампании президент США Барак Обама получил намек на то, что произраильское лобби может и не поддержать его кандидатуру, если он не проявит уступчивость в своей позиции по Восточному Иерусалиму (случай уникальный в израильской политической практике). В целом внешнеполитическая линия Израиля направлена на сдерживание Ирана и недопущение возникновения в его лице  новой державы регионального масштаба.

Оба союзника – США и Израиль – вынуждены лавировать в условиях меняющейся внешнеполитической обстановки. С одной стороны, США вынуждены сокращать географию военного присутствия, выводя войска из Афганистана и Ирака. В то же время, невзирая на ряд неприемлемых с точки зрения США внешнеполитических контактов, ведутся переговоры о совместных промышленных проектах (например, расширении Хайфского порта), а сам Израиль по своему союзническому статусу рассматривается США на уровне Австралии и Бразилии. В целом, как предполагает Елена Супонина, американская внешнеполитическая линия в ближайшее время будет заключаться в игре на балансе сил в регионе. Задача России заключается в том, чтобы, не вступая в прямой конфликт с участниками политического конфликта, поддерживать отношения со всем спектром политических течений в регионе.

В условиях, когда прежние светские модели регулирования социальных отношений на Ближнем Востоке не работают, на политическую арену выступает религиозный фактор, представлянный в первую очередь исламскими  политическими движениями. Анализу политических перспектив исламистских движений в регионе было посвящено выступление экс-посла России в Ливии и Тунисе, директора Центра арабских исследований Института востоковедения Алексея Борисовича Подцероба. Он отметил, что в перспективе взаимоотношений России со странами Ближнего Востока многое будет зависеть от того, умеренное или радикальное крыло исламизма сможет получить большинство по результатам политической борьбы. В случае победы умеренных, использующих принципы ислама для продвижения политических интересов местной буржуазии, ситуация в этом регионе как минимум не ухудшится. При победе радикальных исламистов, в первую очередь салафитов, ситуация может стать непредсказуемой. России, подчеркнул Подцероб, очень сильно повезло, что «центр джихада» переместился от ее границ в Алжир, а затем в Тунис, Ливию и Сирию. Победа фундаменталистов неизбежно приведет к перемещению «центра джихада» к границам России, а вялотекущий конфликт на Северном Кавказе получит дополнительную подпитку. Примером такой ситуации может служить Ливия, где до сих пор идет затяжная, контрпартизанская война, которая истощает силы страны. Потребуется большой промежуток времени, возможно годы, прежде чем страна оправится от нанесенного ущерба.

В то же время осуществляются  со стороны антироссийского лобби попытки проверки заключенных при М.Каддафи контрактов с ливийской стороной на антикоррупционную составляющую. Поскольку специфика социально-политического устройства Ливии предполагала наличие коррупции по определению, такая ревизия может нанести тяжелый ущерб взаимовыгодному сотрудничеству обеих стран. Что же касается самой информационной кампании по обеспечению внешнеполического вмешательства в дела Ливии, а теперь и Сирии, то ее корни лежат еще в пролом веке, когда в 1999 г. готовилось вмешательство в дела Югославии, а затем – в 2003 году в Ираке.

 Ведущих научный сотрудник Центра ближневосточных исследований ИМИ МГИМО(У) МИД РФ Александр Владимирович Крылов подчеркнул, что затяжная рецессия и волнения населения вызвали повышение социальных расходов даже в странах, которые не могут пожаловаться на отсутствие поддержки со стороны Запада. Примером может служить распределение 132 млрд долларов между подданными Королевства Саудовская Аравия. Однако подобные выплаты вряд ли в состоянии разрешить проблему роста безработицы в странах Ближнего и Среднего Востока, а наличие этой проблемы может привести к развязыванию войны в регионе. Косвенные свидетельства этому уже есть: падение Хосни Мубарака в Египте привело к крушению холодного мира между Египтом и Израилем и обострению ситуации на Синае. Вторым подобным признаком стал пропуск иранских военных кораблей через Суэцкий канал в феврале текущего года. При наличии суннитского центра в Эр-Рияде (Саудовская Аравия) и шиитского в Тегеране (Иран), а также массовой безработице, которую невозможно ликвидировать в короткие сроки, угроза военного разрешения возникшего кризиса на Ближнем Востоке становится вполне возможной.

Сомнение в правомочности употребления термина «арабская весна» выразил  Чрезвычайный и Полномочный Посол  России в Республике Йемен Владимир Григорьевич Трофимов. По его мнению, речь нужно вести о системном кризисе, а сам термин «арабская весна» несет на себе отпечаток мистификации. Движение в странах Ближнего Востока возникло спонтанно и стало сигналом к необходимости качественных изменений в странах Магриба. Ведущей силой этого социального движения  стала молодежь и местная интеллигенция. Однако силы, организовавшие эти выступления, в процессе развития системного кризиса уступили место более сильным исламистским течениям. По мнению Трофимова, прецедент такого развития событий уже был.  На Ближнем Востоке не сделали выводов из выборов в Газе, состоявшихся в 2005 году и давших большинство движению радикальному исламскому движению Хамас, которое в Израиле определяют как террористическое. Неадекватность оценок свойственна и плану экс-генсека ООН Аннана по урегулированию конфликта в Сирии, который дает возможность для  перехода сирийской оппозиции в контрнаступление после ее временного поражения. По мнению Трофимова, не стоит преувеличивать негативные последствия происходящих на Ближнем Востоке изменений. Россия благодаря своей позиции категорического неприятия любого иностранного вмешательства во внутренние дела стран Ближнего Востока сейчас находится в довольно выигрышном состоянии, делая все для того, чтобы сохранить имеющиеся у нее в этом регионе позиции. Примером этому может послужить недавняя отмена ограничений на продажу, поставку и передачу Ливии вооружений и связанных с ними материальных  средств всех типов.

 Профессор кафедры востоковедения МГИМО(У) , специалист по Ирану Сергей  Борисович Дружиловский посвятил свое выступление отражению событий «арабской весны» в Турции и Иране. Позиция этих двух стран для оценки перспектив событий на Ближнем Востоке имеет особое значение. Изменение политического ландшафта в ходе событий «арабской весны» привело к усилению региональных позиций Турции и Ирана. Два основных конкурента Ирана – Сирия и Ирак – оказались ослаблены в результате происходящих событий. Однако внимательному наблюдателю сразу же бросается в глаза сдержанная позиция руководства Ирана в отношении происходящих событий. Такая позиция вполне ясна: в результате событий «арабской весны» рухнула вся система взаимоотношений с арабским Востоком, и сейчас ее участники во многом выстраивают механизмы взаимодействия с нуля. Но есть еще и внутренняя проблема. Она связана с выходом на политическую арену поколения молодежи, не участвовавшей в событиях Исламской революции 1979 года. В Иране хорошо помнят волнения 2009 года в связи с перевыборами на второй срок Махмуда Ахмадинежада и делают из них выводы.

Турция, в отличие от Ирана, проделала своеобразную эволюцию в оценке происходящих событий. Будучи изначально резкой противницей внешнего вмешательства в дела ближневосточных государств, она столь же резко изменила свою позицию и ныне, невзирая на все прежние резкие заявления на заседаниях Генеральной Ассамблеи ООН, участвует во всех интервенционистских акциях. Это решение, однако, является во многом вынужденным и принятым не от хорошей жизни. События «арабской весны» привели к провалу всей внешнеполитической программы Турции и сильным ударом по репутации умеренно-исламистской проправительственной «Партии справедливости и развития» и премьер-министра Реджепа Эрдогана.  Помимо этого, выступления сирийской оппозиции против Башара Асада привели и к обострению курдской проблемы на Ближнем Востоке. Турция никогда не забывала о том, что Сирия является основной базой  сторонников Курдской рабочей партии. Все эти факторы напрямую определяют позицию Турции в отношении к событиям в странах Магриба и ее взаимоотношения с Саудовской Аравией и Катаром,  - странами, которые принято относить к так называемой «ваххабитской оси». Так, официальный Эр-Рияд резко отрицательно отреагировал на турецкую позицию по событиям в Бахрейне, заявив, что при попытке оказать поддержку оппозиции он пойдет на ввод войск и силовое подавление антиправительственных выступлений. В то же время в целом Турция, стараясь сохранить свое положение в регионе, по-прежнему поддерживает взаимовыгодные экономические контакты с Россией, а в вопросе о черноморских проливах придерживается позиций, закрепленных в конвенции Монтрё 1936 года. Однако как только речь идет о геополитических интересах России, Турция занимает союзную с США позицию по вопросу о размещении системы ПРО.

В этих условиях подчеркнул С.Б.Дружиловский, единственный участник событий на Ближнем и Среднем Востоке, на которого Россия может положиться в полной мере, - это Иран. Невзирая на то, что усилия атлантистов и западников Иран последовательно рисуется как часть «оси зла», для России эта страна является скорее частью оси добра. Иран – единственная страна на Востоке, которая открыто заявила о своем невмешательстве во внутренние дела стран СНГ. Особенно заметно это было в период горячей фазы конфликта на Северном Кавказе, когда руководство Ирана, в отличие от большинства стран арабского Востока, отказался занять прочеченскую позицию. По этой же причине Россия заинтересована в дальнейшем осуществлении мирной ядерной программы в Иране. Такая позиция является залогом защиты южных границ России и безопасности стран СНГ в целом.

По мнению старшего научного сотрудника Института партнерства цивилизаций МГИМО(У)  Юрия Николаевича Зинина, которое как бы подвело итог дискуссии о феномене событий «арабской весны», нынешние события на арабском Востоке являются реакцией на произошедшие три-четыре десятилетия назад революционные перевороты. Те революции с точки зрения социально-политической представляли по мнению Ю.Н.Зинина, «большой забег вперед», сочетая революционные преобразования с национально-освободительным движением. В итоге произошло слияние политической элиты с экономической, что в свою очередь привело к конкурированию кланов в борьбе за контроль над основными сферами общественной жизни. Поэтому помимо роли социальных сетей в акциях протеста нужно иметь в виду и тот факт, что членство в парламенте и место во властной иерархии при прежних светских режимах давалось в обмен на личную привязанность к политическому лидеру. Поэтому свободные выборы в этих странах ведут к победе исламистов.

В целом, круглый стол оказался весьма содержательным. На нем не только были озвучены предполагаемые пути развития ближневосточного конфликта, но и были показаны взаимосвязи процессов происходящих в развитых странах Европы и развивающихся странах Востока и их взаимосвязь с финансово-экономическим кризисом, начавшимся в 2008 году. В свою очередь, будем надеяться на то, что суждения, высказанные по этому вопросу ведущими экспертами по Ближнему Востоку, будут полезны для выработки внешнеполитической линии России в ближайшем будущем.

Ключевые слова: Ближний Восток Арабская весна

Версия для печати