Сирия: прелюдия к войне?

17:02 09.02.2012 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Незадолго до трагических событий в Сирии англиканский пастор Пейджет отправился в Хомс, Алеппо и Дамаск, чтобы изучить там положение христианских общин. Он общался с людьми самого разного социального положения и вероисповедания. "Всюду в этих местах, - напишет он по следам свежих впечатлений, - Башара Асада рассматривали как "правильную" или единственную личность, способную осуществить постепенные реформы, или - в худшем случае - как наиболее предпочтительную из кандидатур, которые могли бы гарантировать социальную стабильность и свободу вероисповеданий… Неужели мы ничему не научились из нашего предыдущего опыта вмешательства в дела Ближнего Востока?" - восклицает пастор.

Нельзя сказать, что "истерика" Запада по поводу вето России и Китая на антисирийскую резолюцию в Совете Безопасности свидетельствует о том, будто там напрочь отказываются понимать логику действий Москвы и Пекина. Если это и "истерика", то вполне контролируемая и управляемая.

Неготовность оппозиции выдвинуть мало-мальски внятную программу гражданского строительства, кроме лозунга "Долой Асада!", очевидна для Вашингтона и его союзников. У сирийской оппозиции нет сегодня лидера, готового предложить приемлемую для Запада и объединяющую ее платформу. "В некоторых случаях они ненавидят друг друга больше, чем режим", - говорит эксперт Общества Генри Джексона.

Костяк оппозиции в Ливии составили бывшие военные и чиновники, бежавшие из правительства Каддафи. Напротив, сирийская элита достаточно монолитна и лояльна своему президенту. Она состоит из членов алавитской общины, которая рассматривается остальной страной как секта, поэтому ее члены не могут "раствориться" среди остального населения, и, как следствие, у них нет ни политической, ни экономической альтернативы верности Асаду.

Оппозицию в Бенгази возглавляли опытные ливийские генералы и даже бывшие министры, сумевшие сплотить недовольных режимом Каддафи. Сирийскую оппозицию раздирают бесконечные диспуты между левацкими группировками и сторонниками панарабского исламизма, в частности организации "Братья-мусульмане".

В военном отношении сирийская армия сильнее, чем бывшая армия полковника Каддафи, и располагает гораздо более мощной системой ПВО. Но главное заключается в том, что у сирийской оппозиции нет своего укрепленного района на территории страны, который они могли бы контролировать и который мог бы обеспечить их тыл. Эту важнейшую роль в случае с ливийской оппозицией сыграл плацдарм в Бенгази.

Все эти факторы привели к тому, что на сегодняшний день в Сирии действуют несколько разрозненных, никем не объединенных групп вооруженной оппозиции. Можно сказать, что по части организации армия Махно была куда более дисциплинированной.

После известного решения Совета Безопасности возникает вопрос: что предпримут США и их союзники для консолидации, повышения духа и боеготовности так называемой Свободной сирийской армии? Одна тенденция, похоже, уже выявлена - это попытка вовлечь в конфликт страны региона: катарцев, саудитов, турок.

По некоторым данным, США и Турция обсуждают перспективу создания форпоста оппозиции на северо-западе Сирии, введя над ним бесполетный режим. Иными словами, речь идет о создании аналога ливийскому Бенгази, куда стекалась бы военная и финансовая помощь и, самое главное, могли бы просачиваться иностранные советники и специальные группы, которым сегодня доступ на территорию Сирии заказан.

Любое подключение стран региона к активному этапу борьбы с Асадом поставит дилемму перед Ираном о непосредственном вмешательстве в конфликт. В Иране официальные лица уже заявили о праве нанесения Тегераном превентивных ударов, имея в виду в первую очередь Израиль. Однако всем, и в первую очередь самим иранцам, понятно, что Сирия - это прелюдия к демонтажу Ирана, который в случае разгрома своего союзника вплотную приблизится к военной фазе противостояния, окруженный со всех сторон врагами.

Возможно, чтобы сковать Иран, против него будут предприняты действия других стран, ближайших и более дальних соседей по региону. Однако любые действия превентивного характера со стороны Ирана - ракетный удар по Израилю, военная помощь Сирии, блокирование Ормузского пролива - скорее всего, послужат поводом к началу масштабного военного конфликта. Здесь роли парадоксальным образом распределяются - если Вашингтон сегодня сдерживает Израиль, то Иран от поспешных действий может удержать только Москва.

Для США и их союзников главная цель, разумеется, не Сирия, а Иран, выход к рубежам Каспийского энергетического бассейна, к Средней Азии и Кавказу. Провал резолюции в Совете Безопасности если не срывает, то отдаляет достижение этой глобальной цели.

К тому же ситуация в Тунисе, Ливии и особенно последние события в Египте вызывают на Западе сомнения в обоснованности дальнейшего экспорта революций. "Одно дело сменить режим, но внутренний взрыв, который потрясет Сирию, может быть не меньшим злом", - пишет один из западных аналитиков.

Неслучайно достопочтенный пастор Пейджет напоминает своим соотечественникам арабскую пословицу: "Лучше сорок лет тирании, чем одна ночь анархии".

 

ria.ru

Версия для печати