Что мог рассказать Каддафи Международному суду?

00:00 03.11.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


После заявления президента США Обамы о том, что смерть Каддафи - это урок диктаторам, этот тезис с энтузиазмом подхватила западноевропейская печать, исключая разве что Германию. Возникает, правда, вопрос: "О каком, собственно, уроке идет речь?" Что было большим уроком: самосуд над Муссолини, повешенным вверх ногами вместе со своей любовницей, или Нюрнберг, вскрывший человеконенавистническую суть режима нацизма? Думаю, ответ однозначен, при всей несопоставимости масштабов исторического контекста и действующих лиц. 

Если же "урок" заключается в том, чтобы напугать Асада и Салеха, то в этом смысле он никакой силы не имеет. Голову уступившего власть Мубарака США поспешили сдать оппозиции, хотя тот и был их верным союзником на протяжении многих лет. Напротив, под впечатлением от линчевания Каддафи, называемые диктаторами лица должны были бы вести еще более бескомпромиссную войну с оппозицией. В условиях Сирии это грозит новой большой кровью. 

Робкие голоса, выбивающиеся из общего хора, все же прозвучали. Швейцарский социолог Жан Циглер признался, что надеялся: Каддафи будет арестован и тому придется отвечать перед Международным судом в Гааге. Примечательно, что никто из лидеров коалиции под названием "Объединенный защитник" не высказал подобных сожалений. Почему? 

Невольно возникает вопрос: "А что, собственно, мог рассказать Каддафи Международному суду?" Бывший ливийский лидер был широко известен своими ораторскими способностями. К тому же в его стиле общения, как свидетельствует Михаил Гусман, бравший у него интервью для российского телевидения, есть крайне неудобная для собеседников манера - декларировать свою позицию независимо от того, что от него ожидают и о чем спрашивают. Сравнение Каддафи с Милошевичем, которое появилось сразу после соответствующего решения ООН, было не в пользу последнего.

Однако дело не в ораторском искусстве Каддафи. В Сербии, как известно, нет нефти, в Ливии ее очень много, причем высококачественной. Сегодня если вы близки к нефти - вы близки к мировой политике, знаете многие пружины, приводящие ее в действие. Не только круг вашей осведомленности, но и круг знакомств и качество общения с людьми высшего эшелона, деловой и властной элиты неизмеримо расширяется. 

Кому только не был не просто "рукопожатным", но и желанным партнером вождь Ливийской Джамахирии: президенты, короли, нефтяные магнаты, главы ТНК, да что говорить, если сам Леонид Ильич Брежнев, в нарушение протокола, лично встречал Каддафи у трапа самолета, а премьер-министр Берлускони в порыве признательности прикладывался к его ручке. 

По разведанным запасам нефти Ливия занимает первое место в Африке. В 2008 году почти одна треть нефтедобычи приходилась на совместные предприятия с США. Однако, как свидетельствует раскрытая Wikileaks информация, накануне визита госсекретаря США Кондолизы Райс в Триполи в 2008 году в одной из дипломатических депеш были отмечены "растущие свидетельства ливийского ресурсного национализма". 

Каддафи был намерен увеличить долю доходов Ливии и повысить размеры предварительных компенсационных выплат от иностранных компаний. Он говорил: "Нефтяные компании контролируются иностранцами, которые заработали миллионы. Теперь их место должны занять ливийцы, чтобы воспользоваться этими деньгами". 

Как я уже говорил, нет специфических нефтяных тайн, они всегда замешаны на политике. Западные страны, не исключая, разумеется, США, вели с Каддафи не только экономический, но и политический торг. Огромные денежные накопления давали ему возможность решать социальные вопросы внутри страны, делая ее привлекательной для трудовых мигрантов из Египта, Туниса и других соседних стран, и вместе с тем служили ему ресурсом для политической активности за пределами Ливии.

Каддафи любил сниматься на фоне карты Африки, одеваясь в пестрые африканские одежды. К концу жизни он все больше и больше ощущал себя лидером и выразителем интересов континента. В последние годы он приступает к осуществлению дерзкого плана: опираясь на накопленные от продажи нефти средства, Триполи разрабатывает систему общеафриканского кредитования под мизерные, а в отдельных случаях и нулевые проценты, тем самым нанося удар по экономическому и политическому влиянию МВФ. 

В США особые опасения вызвал замысел Каддафи ввести единую африканскую валюту "золотой динар", который мог существенно подорвать позиции доллара. Африка - едва ли не последний ресурс мировой глобализации, еще не переваренный. И попытки ливийского вождя осуществлять свой контроль над этим ресурсом - вещь, в самом деле, неслыханно дерзкая и, конечно, неприемлемая в глазах Запада, если к тому же учесть, что Триполи мог в перспективе рассчитывать на союз с Пекином. 

Недавно журнал "Международная жизнь" и Институт международных исследований МГИМО провели "круглый стол" с участием советских и российских послов, которые работали последние два десятилетия в Ливии. Им был задан вопрос: "Что Каддафи мог рассказать суду в Гааге?" 

Муамар Каддафи мог многое рассказать о деле ЮТА - подрыве французского самолета над Нигером в 1989 году. Французы сумели выбить из него компенсации за погибших, хотя суммы были в разы меньше, чем он позднее согласился предоставить родственникам погибших в катастрофе над Локерби. 

Дело Локерби остается весьма туманным, несмотря на проведенное расследование. Его разрешение, по сути дела, представляет сделку между Триполи и Лондоном, в результате которой по медицинским и гуманитарным показаниям из тюрьмы Эдинбурга (формально, решением шотландского суда, независимого от Лондона) был отпущен обвиненный и осужденный по данному делу аль-Миграхи, встреченный в Триполи в августе 2009 года как герой. В обмен англичане - в первую очередь BP - получили контракты на 18 млрд долларов по добыче в Ливии нефти и газа.

Кроме этих дел можно упомянуть подрыв дискоклуба в Западном Берлине "Ля Белль", в результате которого погибли американские военные - в чем также обвинялись ливийцы и после чего по Триполи и Бенгази в апреле 1986 года был нанесен авиаудар самолетами США и Британии.

У ливийцев были тесные связи с различными палестинскими группировками, прежде всего Абу Нидаля, Палестинским фронтом освобождения и прочими леваками, чьи части они использовали в военных действиях в Африке, например, против Чада. Они знали многое о контактах террористических групп со спецслужбами.

Каддафи впрямую финансировал Ирландскую республиканскую армию, Йорга Хайдера, Движение за гражданские права чернокожих в США, избирательную кампанию Саркози. Кое-что перепало и Тони Блэру.

Личное состояние Каддафи до начала последних событий в его стране оценивалось в 110 млрд долларов. Сейчас, после замораживания ливийских средств, в руках его наследников осталось около 38 млрд долларов в банках Африки, Азии и некоторых стран Латинской Америки. 

Коррупция в Ливии при Каддафи имела абсолютно семейный, клановый, даже системный характер, поскольку Ливия при нем была фактически АО "М. Каддафи и сыновья". Нити этой коррупции тянулись далеко за пределы границ страны.

Жестокая эксплуатация ливийских и африканских ресурсов (что прекрасно понимал Каддафи) была бы лишь малой неприятностью, которая могла последовать, если бы дело довели до Международного суда. Неизвестные факты коррупции и подкупа могли бы сдетонировать куда сильнее, вызвав разрушительные последствия для многого и многих. Вот почему, по мнению российских послов, Каддафи при любом раскладе не должен был появиться в стенах Международного суда в Гааге. 

На следующий день после того как толпа растерзала Каддафи, нельзя было не выразить осуждения по поводу самого факта столь дикой кровожадности и того, что все это отвратительное действие стало публичным достоянием. И президент Обама это сделал. Расправа над Каддафи, как и манипуляции с его трупом - и в самом деле серьезный урок и предостережение, только не диктаторам и тиранам, а всем тем, кто считает себя людьми. 

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати