Построят ли транскаспийский газопровод без согласия России?

00:00 03.10.2011 Александр Шустов, политолог, эксперт по проблемам Центральной Азии


Сентябрь ознаменовался новым витком «трубопроводной войны» между Россией и Евросоюзом. 16 сентября в присутствии премьер-министра РФ Владимира Путина в Сочи было подписано соглашение о строительстве морского участка газопровода «Южный поток», который устранит транзитную зависимость России от Украины. В ответ ЕС активизировал усилия по строительству «Набукко», заявив, что газопровод по дну Каспийского моря может быть проложен без согласия России. Общую картину «газового противостояния» дополнили массовые проверки в европейских офисах дочерних и совместных предприятиях «Газпрома», неожиданно проведенные в конце сентября.

После запуска «Северного потока», состоявшегося 7 сентября, подписание соглашения по «Южному потоку» стало вторым сильным ходом России в её энергетической политике. Москве удалось обеспечить представительный состав акционеров проекта, гарантирующий его поддержку на уровне ключевых европейских стран. Помимо «Газпрома», акционерами компании South Stream Transport стали итальянская Eni, французская EDF и германская BASF/Wintershall. Доля «Газпрома» в акционерном капитале - 50%, Eni - 20%, а EDF и Wintershall – по 15%. Подписание соглашения в разгар очередного газового противостояния с Украиной подчеркивало возможности России по диверсификации транзитных маршрутов. Между тем,  конкуренция с проектом «Набукко» остаётся стержнем «трубопроводной войны» в Каспийско-Черноморском регионе.

На протяжении всего последнего года ЕС настойчиво призывал Россию не препятствовать прокладке «Набукко», оговариваясь, что Европе нужны оба проекта, а в идеале РФ сама бы могла стать членом этого консорциума и отказаться от строительства «Южного потока». На конференции по энергетическому диалогу между Евросоюзом и Россией, состоявшейся в сентябре прошлого года в Брюсселе, представители ЕС однозначно дали понять, что как-то поддерживать «Южный поток» и тем более включать его в список приоритетных проектов не собираются, а главным своим приоритетом считают «Набукко». Зависимость от поставок российских энергоносителей, на долю которых сегодня приходится 30% потребляемого Европой газа и 27% сырой нефти, в Брюссель считают чрезмерной. По словам еврокомиссара по энергетике Гюнтера Эттингера, ЕС хочет напрямую получать газ из Каспийского бассейна, не возражая при этом, если одновременно будут построены и «Набукко», и «Южный поток».

В сентябре прошлого года «газовое противостояние» между Россией и ЕС дошло до прямого обмена «информационными ударами». Бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер, работающий политическим консультантом Nabucco, вступил в заочную полемику с В. Путиным, заявившим на встрече с зарубежными экспертами в Сочи об отсутствии у «Набукко» гарантированных источников газа. Для России, по мнению Й. Фишера, речь идет не столько о газе, сколько о сохранении влияния в Европе.

Так или иначе, между Москвой и Брюсселем развернулась настоящая информационная война. Москва доказывала Брюсселю бесперспективность Nabucco, а ЕС, в свою очередь, настойчиво призывал Россию не мешать реализации этого проекта.  Центральным пунктом борьбы стал вопрос о том, сумеет ли ЕС получить независимый от России доступ к месторождениям каспийского газа, без которого заполнить трубопровод будет попросту нечем. Так, 28 марта на форуме, посвященном Nabucco, Г. Эттингер заявил, что для успешной реализации проекта требуется срочное согласие стран-поставщиков по объемам поставляемого газа, которое пока не получено. Что касается «Южного потока», то противопоставлять его Nabucco не следует, а попытки России заблокировать этот проект, заявил еврокомиссар, ни к чему хорошему не приведут.

Там временем в поддержку позиции России выступил бывший канцлер Германии Г. Шредер. Выступая в июне этого года в Касселе, он отметил, что, по прогнозам концерна BASF, к 2030 году Европе ввиду сворачивания программ ядерной энергетики дополнительно понадобятся 170 миллиардов кубометров газа, самым надежным поставщиком которого является Россия. Месторождения газа в Европе истощаются, а ситуация в странах Северной Африки и Среднего Востока является слишком нестабильной, чтобы гарантировать бесперебойные поставки газа. В Туркмении же, иронически заметил Г.Шрёдер, «имеются любопытные люди, которые продают одни и те же объемы газа как минимум трижды разным клиентам», а Азербайджан - страна с «самой яркой демократической структурой, которую только можно себе представить». Проект Nabucco, по словам г. Шредера, «имеет смысл поддерживать», но и выступать против «Южного потока» нецелесообразно, так как он сделает газоснабжение ЕС надежнее.

В преддверии подписания соглашения по «Южному потоку» Г. Этингер прямо заявил, что в отличие от «Северного потока» считает его нежелательным. «Южный поток» может устроить Еросоюз только как еще один канал поставок в Европу российского газа. Если же по нему будет поставляться прикаспийский газ, то он становится нежелательным, поскольку доступ к прикаспийскому региону и Центральной Азии, где хранятся крупнейшие в мире запасы природного газа, является для ЕС «ключевым вопросом». Газовых ресурсов Азербайджана для заполнения Nabucco недостаточно. Чтобы проект стал рентабельным, необходим туркменский газ, и ключевым для судеб Nabucco является вопрос о том, сумеет ли ЕС построить трубопровод по дну Каспийского моря, проигнорировав мнение других прикаспийских государств. Статус Каспия до сих пор не определен, и юридически возможность прокладки газопровода выглядит весьма зыбкой.

В недавнем интервью Deutsche Welle представитель еврокомиссара по энергетике Марлен Хольцнер заявила, что вопрос о статусе Каспийского моря при подписании документов по строительству газопровода затрагиваться не будет, и споры о нем на прокладку трубы влиять не должны. С точки зрения ЕС, газопровод пройдет по территории Азербайджана и Туркмении, а значит, другие страны блокировать это строительство не могут. Их мнение может учитываться только при решении вопросов экологической безопасности, как это было при строительстве «Северного потока». В ближайшие недели ЕС планирует начать с Туркменией и Азербайджаном переговоры и определиться с основными параметрами проекта – длиной трубы, соотношением объемов поставок со стороны Баку и Ашхабада, экологическим аспектам и защите инвестиций. Подписание соглашения по «Южному потоку» в планах строительства Nabucco ничего не меняет.

Брюссель даёт понять, что мнение России и Ирана при строительстве транскаспийского газопровода он намерен игнорировать, рассматривая Каспий как обычное море, дно которого находится в пределах исключительной морской зоны Туркмении и Азербайджана. То обстоятельство, что Каспий – озеро, и действие международного морского права на него не распространяется, в расчет не принимается. Есть в этих планах и скрытая военная составляющая. США давно объявили Каспийско-Черноморский бассейн зоной своих интересов. Для США Nabucco может стать ответом Китаю в борьбе за доступ к ресурсам региона, а также средством усиления влияния на политические элиты государств Центральной Азии, с которыми американцы активно работают.   В ближайшее время следует ожидать совместных действий США и ЕС не только по продвижению «Набукко», но и по «отрыву» прикаспийских государств от России.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции.

Версия для печати