Запад - Восток: за "вуалью неведения"

00:00 08.09.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


За неделю до того, как повстанцы захватили Триполи, в город прилетела молодая женщина, весьма примечательная на вид. Это была г-жа Талита ван Зон, бывшая подруга сына Каддафи Мутассима, она же бывшая модель "Плейбоя". Трудно сказать, что побудило известную гостью, прервавшую, по ее словам, отношения с сыном Каддафи несколько лет назад, приехать в раздираемую гражданской войной страну.

Во всяком случае, очень скоро тосты за победу над мятежниками сменились звуками стрельбы, канонады и голосами этих самых мятежников прямо под окнами отеля, в котором остановилась г-жа ван Зон. Угроза расправы над незадачливой путешественницей не заставила себя ждать: повстанцы собирались облить ее бензином и сжечь живьем. У женщины не было оснований им не верить, и она, недолго думая, спрыгнула с балкона, сломав при этом руку. В столь плачевном состоянии ее нашел голландский журналист, который и помог ей в числе других беженцев эвакуироваться на Мальту. "Бывшая девушка сына Каддафи чудом спаслась от повстанцев, угрожавших сжечь ее заживо" - подобными заголовками пестрили многие зарубежные СМИ. Разумеется, фотографии бывшей модели были широко представлены вниманию читателей.

Другая история, на этот раз с трагическим финалом, произошла не так давно совсем в другом месте, о котором английская Daily Mail писала: "В нынешнем году ни в одной стране мира не зафиксировано ни одного случая казни через побивание камнями. Единственным исключением стало убийство юной крымчанки, которое официальные лица называют "абсолютно стандартным". Убийца 19-летней Кати Корень, как писала газета, заявил полиции, что девушка "нарушила законы шариата", и что он "не сожалеет о ее смерти".

Daily Mail допустила фактическую неточность. Катя Корень не была мусульманкой, как и госпожа ван Зон. Но, как и г-жа ван Зон, она была красива, принимала участие в конкурсе красоты и даже претендовала на титул "Мисс Украина". При этом, как подчеркивает британский журналист, трагедия произошла как раз после участия Кати в конкурсе. Девушка, по словам матери, была "тихим, спокойным и вежливым ребенком, не пила и не курила, с мальчиками только дружила и ждала большой и чистой любви".

Один из известных крымских политиков сразу заявил, что шумиху вокруг убийства Кати Корень раздувают по заданию из Москвы: "Сегодня мы видим очередную волну провокаций со стороны Кремля. Это выгодно России в информационном поле, потому что Россия… всегда будет претендовать на Крым". Выходит, консервативная британская Daily Mail действовала по указке Кремля.

Впрочем, и местные власти поспешили заявить, что у крымского происшествия не было религиозных мотивов; ради объективности не будем отвергать эту версию. Важно другое: в сознании британских журналистов и односельчан Кати, людей, согласитесь, столь разных, "девушку забили камнями", то есть совершили казнь, которая ассоциируется с законами шариата и Ветхого Завета. Но разве нельзя допустить с их стороны предвзятости и тенденциозности или того, что они слишком впечатлены теорией "войны цивилизаций"?

Что ж, и такое возможно, но статистика, приведенная недавно на страницах другого респектабельного британского издания, вводит нас совсем в другую реальность. Как сообщает журнал Economist, в Египте более 80% опрошенных мусульман считают прелюбодеяние достойным смертной казни через побитие камнями. Похожие результаты характерны для Пакистана; в Иордании за подобного рода наказание высказались 70% опрошенных, в Нигерии - больше 60%, в Индонезии - более 40%. В поддержке бичевания и лишения конечностей за воровство лидирует Пакистан - более 80%, чуть менее 80% в Египте, почти 60% в Иордании и более 60% в Нигерии, в Индонезии - около 40%.

Ну и наконец, совершенно удивительная статистика. Более 80% жителей Иордании, страны, где отдыхают и лечатся тысячи европейцев, отмечающих особую толерантность местного населения, считают смертную казнь достойным "наказанием" для тех, кто отрекается от ислама. Такой же точки зрения придерживаются более 80% египтян, более 70% пакистанцев, 50% нигерийцев и почти 30% опрошенных мусульман Индонезии.

"Божественный закон, с одной стороны, и человеческий - с другой, продолжают озадачивать мир ислама", - пишет Economist. Но, разумеется, не только ислама. Сейчас, когда Запад так обеспокоен обустройством арабского мира, без кардинального решения этого противоречия нельзя провести глубокой демократизации на Ближнем Востоке. Конечно, не обошлось и без рецептов. Редакционная статья рекомендует обратиться к известному теоретику либеральной демократии Джону Ролзу.

Его теория выглядит примерно так: любому демократическому обществу необходимо придерживаться правила "вуали неведения". За этой вуалью должны остаться все индивидуальные особенности и различия, осознание своих особых талантов, общественного положения, богатства и, что самое главное, необходимо забыть о своих религиозных и философских взглядах и какой-либо особой иерархии ценностей. Все должно быть подчинено всеобщему закону справедливости, зафиксированному в принципах демократии и прав человека.

Возможно, выходцы из стран Востока в университетах США, Канады, Великобритании и могут вносить вклад в разработку подобных теорий применительно к своей родине, однако в подавляющей массе мусульманский мир предпочитает традиционные ценности, весьма специфические, но свои, столпом которых является Коран и другая учительная литература ислама.

Конечно, мусульманский мир неплохо освоил тактический маневр поворачиваться к Западу той стороной своего существования, которая отвечает самым примитивным представлениям о демократии. Но, во-первых, это происходит только в том случае, когда необходимо подчиниться силе, как это было в Афганистане, Ираке и Косове. Во-вторых, "конвертируемые демократии" заманивают Запад в ловушку, поскольку все участники этого молчаливого заговора понимают, что происходит на самом деле. Хамелеон меняет внешность, но вы делаете вид, что перед вами не хамелеон, а зеленеющая ветка демократии…

Ясно, что на такой зыбкой основе никаких глубоких преобразований на Ближнем Востоке и в Африке быть не может. И это будет длиться до тех пор, пока Запад не оставит попыток "карзаизации" и "ролзизации" мусульман. Для этого нужно понять, что ислам - самая политизированная мировая религия, в которой конкретная политика неотделима от веры.

Общие места о том, что "вестернизация" раздражает мусульманский мир своими внешними атрибутами - массовой культурой, развращающей рекламой, конкурсами красоты и прочим, - ничего не объясняют, ибо они лишь порождение главного корня западной болезни, в который зрит ислам. И это именно секулярный характер западной цивилизации, когда вера отделена от политики, убеждения - от конкретного поступка, а Евангелие осталось по ту сторону "ролзовой вуали".

Именно индифферентность к собственной вере, пустоту, образовавшуюся на ее месте, так презирают мусульмане в современном христианском мире, уважая его гораздо меньше, чем тех, кто когда-то шел на них с крестом и мечом.

Однако презирая "теплохладность" современных европейцев, наиболее проницательные и авторитетные представители ислама относятся к идее секулярного общества как к заразе, которую ни в коем случае нельзя распространять на мусульман. И говорят примерно следующее: "Мы не отдадим вам главного нашего достояния - мы не отдадим вам души мусульман, и они будут носить в своих сердцах закон шариата. Вам же, которые пока сильнее и богаче нас, мы оставим те политические бирюльки и личины, которые вы так любите. Но это только до той поры, пока мы не окрепнем".

Вы скажете, что так могут рассуждать только радикальные исламисты, что в мусульманском мире есть другие тенденции и взгляды, и будете совершенно правы. Но цифры, приведенные в Economist, убедительно говорят о том, что не они сегодня хозяева мусульманской улицы.

Как определить ту красную черту, ту грань, перейдя которую мы действительно столкнемся лицом к лицу с опасной фазой противостояния цивилизаций? Пока закон шариата рассматривается как внутренний, "идеальный" закон ислама, пусть не всегда выполнимый в современных реалиях, мы имеем дело со спящим вулканом. Как только шариат попытается заявить о себе как о суде для "внешних", то есть заявит свои права на универсализм, как это делает сегодня Запад в отношении ислама со своими идеологическими стандартами - мы подойдем к границе горячей лавы…

Конечно, уникальный исторический опыт России мог бы быть востребован Западом, но тогда ему нужно оставить за "вуалью неведения" представления о собственной уникальности… Но что это мы все про Запад да Запад, собственное бы добро не растерять.

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати