В ожидании глобальной «прополки» человечества

00:00 18.08.2011 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


31 октября 2011 года нас станет 7 миллиардов. Можно не сомневаться, международные институты, включая ООН, отметят это событие с подобающей помпой и  соответствующими моменту заявлениями. Они будут  красноречиво свидетельствовать о неизменной заботе о процветании и благополучии всех, без изъятий, 7 миллиардов. Однако политическая изнанка, а также мнение части мировой элиты далеки от показного благодушия. Собственно, многие в глубине души не смогут произнести: «Нас 7 миллиардов», а скорее «их», ну в лучшем случае «людей» 7 миллиардов, потому что в их представлении нас слишком много.

Голландская журналистка Мара Хвистендаль в книге «Неестественный отбор» приоткрыла завесу над трагедией 160 млн. женщин, исчезнувших благодаря целенаправленной кампании предпочтения новорожденных мальчиков обреченным на небытие девочкам. И все это, разумеется, ради блага человечества, ведь как заявил Дэвид Рокфеллер, глава фонда, архивы которого изучала автор: «Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным».  Сократить население в наименее развитых странах давно стало главной задачей многочисленных фондов и организаций, потративших ради этой цели миллиарды долларов. Недавно Конгресс США выделил более 648 млн. долларов на «программы планирования семьи и репродуктивного здоровья во всем мире». Как заявила госсекретарь США Х.Клинтон: «Это крупнейшее выделение денежных средств с тех пор, как мы имели президента-демократа». Советник госсекретаря раскрыла скобки: «Нам нужно продолжать понижать темп роста населения мира; планета не сможет содержать больше людей».

Хотя книга г-жи Хвистендаль рассказывает о масштабной кампании по лишению дара жизни миллионов девочек в Азии, не следует думать, что Россия выпала из поля зрения энтузиастов глобальной «прополки» человечества.

В бытность свою Маргарет Тэтчер как-то обронила фразу, которая по неведомым причинам не вызвала никакой реакции в Кремле: «По оценкам мирового сообщества, экономически целесообразно проживание на территории России 15 млн.человек». Переводчик, решив, что он ослышался, перевел: «50 миллионов». Г-жа Тэтчер тут же его поправила. То, что фраза эта была не случайной, а закономерной, стало понятно в середине 1990-х годов, когда Мадлен Олбрайт почти слово в слово воспроизвела откровения «железной леди», обаявшей так много прекраснодушных россиян.

Нужно ли говорить, что союз виднейших политиков, крупнейших фондов и международных организаций располагает всеми техническими и финансовыми средствами, чтобы превратить естественное рождение человека в неестественный отбор там, где «мировое сообщество» сочтет это нужным.  На страницах книги Хвистендаль часто мелькает название Международной федерации планирования семьи, которая сразу после войны естественным образом «вылупилась» из Американской федерации планирования семьи. Ее основатель М.Сэнджер полагала, что «высшее проявление милосердия, которое семья может оказать одному из своих малолетних детей, – это убить его». Неудивительно, что г-жа Сэнджер открыто разделяла те меры, которые применял Гитлер для борьбы с  биологической плодовитостью неполноценных народов.

 В 1934 году, говоря о славянах, фюрер излагал свои взгляды Герману Раушингу: «Мы обязаны сокращать население, нам надо будет разработать технику депопуляции… Я не обязательно имею в виду уничтожение; я просто приму систематические меры для подавления их огромной естественной плодовитости». Уже в 1939 году, после оккупации Польши, появился на свет соответствующий декрет, который гласил: «Все меры, имеющие тенденцию к ограничению рождаемости, следует допускать и поддерживать. Аборты… должны быть свободны от запрета. Средства к абортам и контрацепции следует предлагать публично, без политических ограничений. Гомосексуализм всегда надо объявлять легальным».

Подобная практика была распространена и на другие страны Восточной Европы, включая СССР. Опасаясь реакции населения, речь шла главным образом о «добровольной» абортации и стерилизации, которые всячески поощрялись. При этом Гиммлер специально распорядился, чтобы русские врачи не знали об этом приказе – «им надо дать инструкции о том, что беременность следует прерывать по социальным показаниям». Параллельно велась пропаганда, подчеркивавшая  неудобства и дискомфорт от рождения детей.

Примечательно, что  оккупационным властям  разъяснялось, что предотвращение деторождения не должно превращаться в кампанию каких-либо ограничений в сексуальном поведении. «Лучше держать открытым клапан для выхода естественных желаний населения с чуждой кровью, пока это не мешает сдерживанию репродукции среди народов чуждых рас».   Нацисты создали целую сеть варьете и борделей в Польше и придали делу  разложения нравов польской молодежи такой размах, что это вызвало жесткое противодействие польского Сопротивления. Особенно не нравились нацистам крепкие семейные устои, например, в украинских семьях. Гитлер сказал, что «пристрелил бы любого, кто попытался бы запретить аборты на Украине».

На Нюрнбергском процессе защита возразила, что аборты не делали насильно. Тогда обвинением был оглашен официальный документ, который гласил: «Расово неполноценного потомства восточных рабочих и поляков следует не допускать, как только возможно. Хотя прерывание беременности должно проводиться только на добровольной основе, в каждом случае следует применять давление». Некоторые проходившие по этому делу нацисты были приговорены судом к пожизненному заключению. Как видим, так называемая «добровольность» не была принята во внимание, более того, в 1948 году ООН принимает Конвенцию о предупреждении преступлений геноцида, в которой специально оговаривается, что «любая нация, организация или индивидуум, применяющие подобные меры, в том числе и рассчитанные на предотвращение деторождения, виновны в геноциде по международному законодательству».

Теперь стоит задать простой вопрос: можем ли мы представить абсолютно добровольное волеизъявление женщин на уничтожение 160 млн. младенцев женского пола?  Разве региональная избирательность и адресность этой операции не говорят о  ее преднамеренном и спланированном характере?

 

(продолжение следует)

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати