Россия имеет потенциал к конкурентоспособности

00:00 09.06.2011 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Россия испытывает немало проблем с конкурентоспособностью в современном мире, однако есть потенциал для преодоления проблем - к такому выводу пришли участники научно-практической конференции «Динамика мирового развития: проблема конкурентоспособности России». Видные политологи, военные дипломаты, государственные деятели обсуждали 7 июня в МГИМО (У) проблематику конкурентоспособности Российской Федерации как на пленарном заседании, так и в секционных дискуссиях, каждая из которых сосредоточила внимание на главных аспектах заявленной темы. Первая секция рассматривала динамику военно-политического развития современного мира: вызовы для России; на второй секции шла речь о роли и месте России в социально-гуманитарных трендах мирополитического развития,  участники третьей секции обсуждали роль России в политико-экономическом и инновационном развитии мира.

Открывая дискуссию, председатель конференции Александр Орлов – профессор, директор Института международных исследований МГИМО (У) МИД России, Чрезвычайный и Полномочный Посланник, заявил, что перспективы развития человечества в 21 веке выглядят крайне размытыми и неопределенными. Согласно такому посылу, считает Александр Орлов, «на данном этапе можно выделить и описать некоторые основные тенденции такого развития, свойственные нашему времени, однако сложно смоделировать, каким будет мир через четверть века, и практически невозможно представить его облик через полвека». Главная из тенденций, по мнению Александра Орлова – это наблюдаемая ныне перекомпановка мира, т.е. активно формируются новые мировые политико-экономические центры силы, которые, вполне возможно, будут определять динамику развития человечества в наступившем столетии.

«Старые центры силы и, прежде всего, США пока в полной мере не осознали и не осмыслили новую глобальную тенденцию и поэтому продолжают нарочито выстраивать свою внешнюю политику, исходя из постулата о своей уникальной, мессианской роли в современном мире». В противном случае, т.е. если США осознают данную глобальную тенденцию, есть основания полагать, что они стремятся либо ее ослабить, либо противодействовать ей. Подтверждением тому, по мнению профессора Орлова, является резко усилившееся в последние годы военно-политическое вмешательство США и Запада в целом, в региональные конфликты, будь то Балканы, Ирак, Афганистан, Ливия. Кто на очереди?

Формирующиеся же новые центры силы, считает Александр Орлов ведут себя в современную нестабильную эпоху намного более спокойно, а в отдельных случаях даже более ответственно. В первую очередь это относится к Китаю. В этой связи Запад явно опасается Китая, и, пытаясь ослабить конкурента, фактически подталкивает его к вступлению в гонку вооружений. Последние, как обычно, обтекаемые, но при этом вполне очевидные заявления представителей высшего китайского военного руководства не оставляют сомнений в том, что Китай уже вступил в этот процесс. На очереди – Индия. За ней последует крайне нестабильный Пакистан. Нынешний кризис на Ближнем Востоке и в Северной Африке и реакция на него Запада добавляют резонов для ускорения реализации Ираном своей ядерной программы. Этот посыл стал предметом подробного обсуждения на первой секции.

Не менее сложно выглядит глобальная экономическая ситуация. Новые центры силы гораздо лучше пережили мировой финансово-экономический кризис, нежели классический Запад. Китай его практически не почувствовал, Индия и Бразилия отделались «лёгким испугом». Иначе обстоит дело на Западе: США и их европейские партнёры столкнулись с крупными структурными проблемами, многие из которых не разрешены до сих пор. Например, для таких стран, как Греция, Ирландия, Португалия и, возможно, Испания кризис ещё в полном разгаре. Инициативы в трансформации мировой архитектуры всё более перехватывают страны БРИКС и «экономическая двадцатка». Прогнозируется, отметил Александр Орлов, что БРИКС может стать магнитом, притягивающем к себе страны т.н. «третьего мира».

В этой связи встаёт вопрос о месте России в современном мире в соответствие с её национальными интересами. Александр Орлов полагает, что у нашей страны есть все предпосылки к тому, чтобы самой стать одним из центров силы. Аргументы таковы: «Мы никогда не сможем быть ведомыми. В начале 90-х годов тогдашнее российское руководство попыталось поставить Россию в «кильватер западной армады». Чем закончился тот эксперимент - помнят все». Следующий аргумент - Россия – политически, исторически, культурно – самодостаточное государство. Поэтому любая попытка предложить стране и обществу модель поведения, связанную с отказом от самостоятельного алгоритма поведения, будет обречена на провал, и этого нужно избежать. Это означает, по мнению Александра Орлова, необходимость развития России как  отдельного мирового центра силы, выстраивающего свои взаимоотношения с другими центрами силы на основе принципов равноправия, равной безопасности, взаимовыгодного сотрудничества, уважительного и доброжелательного отношения к любому партнёру. Но при непременном условии целенаправленного, последовательного, если надо, жёсткого отстаивания своих национальных интересов.

Выделим ещё несколько выступлений. В связи с формирующимися новыми центрами силы, в Азиатско-Тихоокеанском регионе основными игроками являются США, Китай, Индия и Япония. Роль России, полагает заведующий Сектором политических проблем европейской интеграции Отдела европейских политических исследований ИМЭМО РАН Сергей Уткин, поддерживать стратегический нейтралитет.   

Заведующая отделом международно-политических проблем Европы ИМЭМО РАН Надежда Арбатова обратила внимание на опасность так называемых отложенных конфликтов, которые имеют вид вполне решённых. К таковым относятся Косово, Босния и Герцеговина, Южная Осети и Абхазия. В этой связи, считает Надежда Арбатова, необходимо создавать современные структуры миротворчества. И главным инструментарием, по её мнению, являются контактные группы. Поддерживая полемику, Владимир Винокуров – д.и.н., профессор, представляющий Лигу военных дипломатов, уточнил, что современные конфликты разгораются не за территории, а за власть, масштабы которой глобальны. Важный момент был отмечен выступающими: польское председательство в ЕС в следующем году будет считать приоритетом своей повестки оборонную стратегию. В эту повестку России надо «встраиваться» с учётом нового импульса, который появился в российско-польских отношениях. Подытоживая работу научно-практической конференции в МГИМО Александр Радчук – советник Начальника Генерального штаба ВС РФ, обратился с вопросом к участникам: говоря о военно-политическом развитии современного мира, каковы же вызовы для России? Что нужно делать? Значение вызова по-русски – это перчатка, брошенная в лицо, приглашение к поединку. В английской транскрипции вызов - это проблема для решения.  В этой связи, по мнению Александра Радчука, встреча в МГИМО и тема конференции очень важна. Она вольно или невольно показывает, что та сфера, которой занимались участники дискуссии, достаточно размыта. Каждый выступающий имеет своё мнение, что хорошо, с одной стороны, но с другой стороны - невозможно выработать единый подход.

Поскольку речь зашла о безопасности военной, политической и так далее, и подвела дискуссию к проблемам жёсткой и мягкой безопасности, возникает вопрос: а делима ли безопасность? По меткому выражению Александра Радчука, для живого организма или социальной системы всё равно, от чего умирать: от удара молотком по голове или от скальпеля, перерезавшего жизненно важную артерию – результат один: смерть. Россия себя чувствует незащищённой и уязвимой по многим позициям, начиная от экономики, заканчивая чисто военной сферой. А Запад чувствует себя защищённым в смысле отсутствия угроз, нет у него соперников ни военных, ни экономических.  Поэтому Запад говорит о «мягкой» безопасности: это образование, идеология, культура. Мягкую безопасность они себе обеспечили. Английский язык – это язык международного общения, доллар – основная мировая валюта, все смотрят американские фильмы, пьют кока-колу и носят американские джинсы. Поэтому попытки России обеспечить ограничение «жёсткой» силы вызывают сопротивление. Если такие ограничения появятся, это не даст им в перспективе решать то, что они решают «мягкой» силой. Поэтому, делает вывод Александр Радчук, ценность конференции, поднявшей столь важную и актуальную тему, была бы выше, если бы на ней прозвучали ещё и практические предложения от каждого выступающего. И это пожелание было принято и поддержано единогласно.

Версия для печати