Метастазы Локерби

00:00 13.05.2011 Елена Ананьева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Прагматичное взаимодействие лучше изоляции и смены режима под дулом чужого пистолета, но лучше быть в этом отношении честным»[1].  

The Guardian”, 22.09.2009

 

Сейчас, когда Британия и Франция выступают основными противниками М.Каддафи, нелишне вспомнить, что называется, «историю вопроса» и проследить за развитием событий до нынешних дней.

 

20 августа 2009 года из шотландской тюрьмы был освобожден ливиец Абдул Базет аль-Меграхи, осужденный по «делу Локерби», самому крупному террористическому акту за историю Британии. Смертельно больному раком Меграхи, 57-ми лет, по заключению врачей, оставалось жить не более трех месяцев, что послужило основанием для его освобождения «по соображениям сострадания». Решение принял министр юстиции Шотландии К.МакАскил. На родине в Ливии Меграхи встретили как национального героя, хотя без официальных лиц (присутствовал только Саиф-аль-Ислам, сын лидера Джамахирии М.Каддафи), а сам Каддафи принял его на следующий день. Меграхи происходит из политически влиятельного племени, поддержка которого важна Каддафи для удержания власти. Пышная встреча, как и сам факт освобождения Меграхи накануне 40-й годовщины Джамахирии, что в Ливии воспринимали как политическую победу, вызвали негодование и возмущение в Британии и США. Скандал разошелся кругами по воде, и чем ниже ко дну опускался «камень», тем больше волн он вызывал.

 

История «дела Локерби»

     Напомним, что, придя к власти 40 лет назад, М.Каддафи потребовал вывести американские военные базы с территории страны и национализировал собственность многих иностранных нефтяных компаний, банков и страховых компаний. ВР лучше других осознавала политические риски – в 1971 году Каддафи национализировал ее активы в Ливии по политическим соображениям - в ответ на «неспособность» Британии предотвратить захват Ираном спорных арабских островов в Персидском заливе (Британия предоставила малонаселенным островам независимость). В 1973 году активы 9 иностранных компаний были национализированы ввиду недовольства Ливией курсом США. Другие иностранные компании продолжали операции в Ливии до 1986 года (военных столкновений Ливии с США).

В конце 1970-начале 1980-х годов отношения США и Ливии резко обострились, поскольку администрация США обвиняла Ливию в поддержке международного терроризма (Р.Рейган называл Каддафи «бешеной собакой Ближнего Востока»), что привело к ряду акций военного характера между ними. Противостояние достигло пика в марте-апреле 1986 года: тогда произошли военные инциденты в заливе Сидра у берегов Ливии; взрывы американского самолета над Грецией и дискотеки в Западном Берлине, где погибли 2 американских военнослужащих и более 200 человек были ранены; операция США «Каньон Эльдорадо» с использованием британских баз по бомбардировке Триполи и Бенгази, в частности, резиденции Каддафи в Триполи, в результате чего погибли 40 ливийцев и 15-месячная приемная дочь Каддафи. Внешне реакция Ливии на операцию «Каньон Эльдорадо» была сдержанной, но, как полагают, взрыв американского Боинга-747 21 декабря 1988 года, когда погибли 270 человек, стал ответной мерой Ливии. Самолет компании «Пан Америкэн» направлялся из Лондона в Нью-Йорк, и большинство из 189 американских жертв были студентами, летевшими домой на рождественские каникулы. 11 человек погибли на земле под обломками самолета, упавшего в шотландском городке Локерби. Расследовали взрыв американские и британские следователи, которые, получив 15 000 свидетельских показаний, через три года, в 1991 году предъявили обвинение двум ливийцам.

 

Выйти из изоляции

В 1992 году ООН по требованию США и Британии наложила на Ливию санкции, хотя Ливии не запрещался экспорт нефти, благодаря чему она ежегодно получала доходы до 9 млрд. долларов[2]. В 1999 году, желая выйти из международной изоляции, освободиться от клейма страны-изгоя и добиться отмены санкций ООН, Ливия отказалась от разработки оружия массового уничтожения (ОМУ), признала гражданскую ответственность за теракт над Локерби (то есть, что теракт был совершен при участии сотрудников государственных органов Ливии), но не уголовную. При посредничестве ЮАР (Н.Манделы*) и Саудовской Аравии Ливия передала двух своих граждан, подозреваемых в организации взрыва, шотландской полиции, после чего санкции, наложенные на Ливию, были приостановлены. Суд проходил в Нидерландах (на нейтральной территории) по шотландским законам. Тогда же США и Британия согласились, что не станут использовать дело против режима в Ливии. Оба обвиняемых отказались давать показания в суде. В 2001 году один обвиняемый был оправдан, а другой, Меграхи, был осужден на пожизненное заключение, которое позже было заменено на 27 лет тюрьмы. Профессор Ханс Кехлер (Hans Koechler), которого генсек ООН Кофи Аннан назначил одним из наблюдателей ООН по делу, критиковал процесс за нарушение правовых традиций и юридических принципов, а Меграхи подал две апелляции.

По альтернативным версиям теракт осуществили по заказу Ирана (в ответ на ошибочно сбитый Соединенными Штатами иранский гражданский самолет за пять месяцев до взрыва над Локерби) палестинцы из организации «НФОП-Главное командование», руководимой Ахмедом Джибрилом и тесно связанной с Сирией. Есть мнение, что расследование направили по неверному пути, поскольку оно совпало с первой войной в Персидском заливе против Ирака, поэтому коалиция не желала обострять отношения с Ираном и Сирией.

Сразу же после оглашения приговора Триполи потребовал окончательно снять санкции, но ООН сняла их в 2003 году, когда Ливия согласилась выплатить компенсации (более 2 млрд. долларов) родственникам жертв терактов. США объявили о восстановлении дипломатических отношений с Ливией в полном объеме в 2006 году, вычеркнув ее из списка стран-спонсоров терроризма. В августе 2008 года было подписано двустороннее соглашение об окончательном урегулировании по делам компенсации жертвам с обеих сторон: Ливия по делу Локерби и взрыву дискотеки, а США - по бомбардировкам Триполи и Бенгази. В сентябре того же года госсекретарь США К.Райс посетила Ливию с «историческим визитом», в том числе чтобы укрепить сотрудничество в нефтегазовой сфере.

Вместе с тем Ливия утверждала, что пошла на признание своей ответственности не потому, что действительно виновна, а чтобы снять санкции. М.Каддафи заявил, что с отменой санкций страна вступает в новую эру отношений с Западом. В начале 1990-х годов Ливия сократила помощь исламистским движениям, прекратила помощь Ирландской республиканской армии, закрыла лагеря подготовки боевиков. В 2001 году Ливия, осудив террористические акты в Нью-Йорке и Вашингтоне, поддержала действия США против режима талибов в Афганистане и усилила контртеррористическое сотрудничество с Западом (в частности, передав информацию о ливийцах-членах «Аль-Каиды»).

 

Голубое и черное золото

     После приостановки действия санкций Ливия занялась привлечением капиталовложений через Ливийское бюро по поощрению иностранных инвестиций. Его лозунгом стало: «Инвестируйте сейчас - потом будет слишком поздно!».  Действительно, запасы нефти в стране оцениваются в 13,8 млрд. тонн[3] (по запасам легкой нефти первое место в Африке). Привлекательность Ливии для инвесторов объясняется высоким качеством сырой нефти, низкими затратами (на некоторых месторождениях себестоимость одного барреля равна всего одному доллару) и близостью страны к рынкам ЕС. Продукты нефтепереработки экспортируются, главным образом в европейские страны, прежде всего в Италию. Доходы от продажи составляли около 75% доходной части ливийского бюджета[4]. Подтверждённые запасы газа в Ливии составляют около 1,1-1,3 трлн. куб. м., возможно разведанные запасы газа превысят 2 трлн. куб. м.[5] (четвертое место в Африке). По некоторым оценкам, Ливия нуждалась в 30 млрд. долл. иностранных инвестиций до 2015 года для выполнения своих планов по увеличению нефтедобычи и разработки газовых месторождений. С помощью компаний США и ЕС планировалось увеличить добычу черного золота до 3 млн. баррелей в сутки к 2015 году. 

США ревниво следили за сближением ЕС и Ливии, введя закон Д'Амато от 1996 года о санкциях против иностранных компаний, чьи инвестиции в Иран или Ливию превышали 40 млн.  долл. в год. В 2004 году ЕС дополнил снятие торгово-экономических санкций отменой эмбарго (введено в 1986 году) на продажу ей оружия, и Италия, Франция, Германия заключили с Ливией многомиллиардные сделки. США же, несмотря на отмену экономических санкций, сохраняли эмбарго на продажу вооружений режиму Каддафи.

     У России также есть интересы в Ливии. В 2001 году министр иностранных дел РФ Игорь Иванов посетил Ливию с «визитом на перспективу». Уже тогда обсуждался вопрос о ливийском долге, и одновременно было достигнуто соглашение о военном сотрудничестве[6]. Визит В.Путина в апреле 2008 года также открыл возможности для России по расширению сотрудничества в нефтегазовой сфере, электроэнергетике и области транспортной инфраструктуры. Долг Ливии перед Россией в 4,6 млрд. долларов был списан в обмен на контракты, в том числе на поставки вооружений (более 3 млрд. долл.). Так, ОАО "РЖД" подписало контракт на сумму более 2 млрд. евро на строительство 500-километрового участка дороги между городами Сирт (Сурт) и Бенгази, которая  фактически должна была связать Египет и Тунис.  На реализацию проекта отводилось четыре года. "Газпром", по соглашениям 2008 года, должен был создать  с Национальной нефтяной компанией Ливии совместное предприятие в газовой и нефтяной отрасли, по всем звеньям цепочки: от геологоразведки, добычи, транспорта до сбыта, как в области газа, так и в области нефти. У "Газпрома" уже было четыре нефтегазовых проекта в Ливии с 2007 года.

 

Не по обмену заключенными, а по соображениям сострадания

В середине августа 2009 года Меграхи отозвал апелляцию, что было необходимо в качестве предварительного условия для репатриации по Соглашению об обмене заключенными (СОЗ) между Ливией и Британией (о чем ниже), но не для освобождения по соображениям сострадания.  

По освобождении Меграхи, выразив сочувствие родственникам жертв, заявил, что стоял перед «страшным выбором: риском умереть в тюрьме в надежде очистить свое имя посмертно возвращением домой под бременем обвинительного вердикта, который уже никогда не будет снят» и, возможно, «единственным освобождением для него станет смерть»[7].

Шотландскую систему правосудия не назовешь сострадательной и милосердной, но заключенные действительно имеют право на освобождение по соображениям гуманности, если смертельно больны и им осталось жить не более трех месяцев. Решение о досрочном освобождении заключенного принимает министр единолично. Он мог оставить Меграхи под стражей в силу тяжести его преступления и в общественных интересах Британии и США, но не мог отказать ему на основании политических мотивов. Освобождение по соображениям сострадания получить трудно, но оно безотзывно. В случае выздоровления преступника отпускают под наблюдение общины.

МакАскила обвиняли в том, что он не выпустил Меграхи в хоспис или под домашний арест в Шотландии, но никто не оспаривал законность его действий. МакАскил решил выпустить Меграхи на основании сострадания, а не СОЗ, поскольку в США настаивали, будто Британия обещала, что заключение он будет отбывать в Шотландии, а не в другой стране. Выяснилось также, что МакАскил направил посольству США в Лондоне официальный запрос разрешить обнародовать письмо, в котором говорилось, что правительство США отдает большее предпочтение освобождению Меграхи по соображениям сострадания (при его проживании в Шотландии), чем передаче его по СОЗ в ливийскую тюрьму для отбывания оставшегося срока. Шотландия же не просто передала Меграхи Ливии в качестве заключенного, а передала как свободного человека.

Справедливость и гуманность – отличительные черты шотландцев, перевешивающие злодеяния, за которые был осужден Меграхи, заявил МакАскил. Он объяснял, что отпустил Меграхи «безотносительно к политическим, дипломатическим или экономическим соображениям». Однако именно эти соображения – более широкие последствия его решения – поставили его, правительства Шотландии и Британии под огонь критики. Он следовал букве закона, и было бы извращением, если бы министра юстиции отправили в отставку за соблюдение закона, но вызвал возмущение против себя и столкнулся с политическими последствиями.

 

Буря в США, раскол в Шотландии

 Белый дом назвал сцены встречи Меграхи «возмутительными и отвратительными. Государственный департамент заявил, что Х.Клинтон неделями, если не месяцами уговаривала Британию не освобождать Меграхи. США предупредили Ливию, что отношения между двумя странами ухудшатся, если Ливия устроит нечто подобное вновь. Ливия в ответ предупредила американские компании на своей территории.

 Председатель Объединенного комитета начальников штабов США адмирал М.Маллен отметил, что решение было политическим. Возражали против освобождения покойный сенатор Э.Кеннеди, бывший кандидат в президенты от демократов Дж.Керри и некоторые родственники погибших. Влиятельные сенаторы Дж.Либерман и Б.Кардин высказались резко. Как сказал Б.Кардин, «нам необходимо знать, в чем суть сделки по нефти, и была ли скомпрометирована система правосудия ради коммерческой выгоды. Либерман считал, что дело борьбы с терроризмом серьезно пострадало, отношения США с Ливией откатились назад, а британцам следует провести независимое расследование по поводу освобождения массового убийцы.

В США обострились внутриполитические разногласия. Так, бывший постпред США при ООН Дж.Болтон (при Дж.Буше-мл.), чьи прародители были шотландцами, писал в британской «Телеграф»[8] под заголовком «Локербийское освобождение: плохая дипломатия или отличный бизнес?», что освобождение Меграхи свидетельствует о провале американской дипломатии, которая при «обамамании» за рубежом и заигрывании как с друзьями, так и с противниками надеялась на то, что успехи польются как вино, а в результате мнением Соединенных Штатов пренебрегли и Британия, и Ливия. Разумеется, указывал Болтон, никакого письменного соглашения по этому поводу, открытого quid pro quo не было, но связь освобождения с контрактами очевидна. По его мнению, вся эта история – последний пример в корне неправильного американского подхода к международному терроризму, начиная с администрации Б.Клинтона, в которой его считали всего лишь уголовным преступлением. Между тем и президент Дж.Буш-старший и Клинтон обязаны были расценивать взрыв самолета как нападение на США и действовать соответственно. Президент Б.Клинтон не должен был соглашаться на проведение судебного процесса в Шотландии, где отменена смертная казнь. Ни США, ни Британия не должны были соглашаться, что судебный процесс «не будет использован для подрыва режима в Ливии» (как было написано в письме ООН, которое способствовало передаче Меграхи Шотландии 10 лет назад). Его освобождение террористы и их государственные покровители будут расценивать как  еще один «акт умиротворения со стороны Запада». Каддафи призадумается, стоило ли отказываться от создания ядерного и химического оружия.

Директор ФБР Р.Мюллер, который в 1991 году от Министерства внутренних дел США возглавлял расследование «дела Локерби» и знает многих родственников жертв лично, в письме министру юстиции Шотландии К.МакАскилу назвал его решение «издевательством над правосудием», поскольку террористов станут освобождать из «сострадания» одного человека». Письмо директора ФБР вызвало возмущение в Шотландии. Бывший первый министр Шотландии Г.МакЛиш комментарии директора ФБР назвал несправедливыми по отношению к системе уголовного правосудия в Шотландии, которая, несмотря на критику, высоко держит свою голову по всему миру и что решение по делу Меграхи «вообще не его дело», а в системе уголовного правосудия в США состраданию нет места.

Лорд Фрэзер, бывший главный обвинитель по «делу Локерби», также выразил крайнее недоумение по поводу того, что директор ФБР, слушающий в машине по дороге на работу записи волынки и часто бывающий в Эдинбурге, столь открыто выступил против Шотландии.

Однако расценивать письмо Р.Мюллера как личную реакцию человека, который имел непосредственное отношение к делу, - значит не понимать, как к освобождению Меграхи относятся в США. Прежде всего, возмущены родственники жертв, которые предупреждали, что Меграхи встретят в Ливии как героя. Действие МакАскила они считали исключительно ханжеским: он не имеет морального права проповедовать сострадание к убийце, тем самым отказывая в сострадании родственникам его жертв. В глазах американцев правительство Шотландии выглядит политически наивным и безнадежно поверхностным. К тому же, выявилась беспомощность США: Шотландия, Британия, Ливия не прислушались к мнению Америки.

Общественное негодование в США выразилось в призывах бойкотировать британские товары, в частности, шотландский виски. Шотландцам напоминали, что американские туристы, преимущественно шотландского происхождения, ежегодно тратят в Шотландии 260 млн.ф.ст.

Шотландцы же припоминают американцам Гуантанамо. Однако,  отмечала «Таймс», им следует помнить, что именно американцы, а не шотландцы были мишенью террористов. Взорвись бомба на 2 минуты раньше, самолет упал бы в Англии, а десятью минутами позже – в международных водах. Шотландское правосудие было совершенной случайностью вслед за умышленным злодеянием. США занимались расследованием в полной мере. Так что обвинять американцев в том, что это не их дело (тем более Мюллера) глупо и высокомерно: «независимость не в том, чтобы заигрывать с полковником»[9].

Первый министр Шотландии А.Салмонд, председатель ШНП, настаивал еще до объявления решения МакАскила, что решение не будет зависеть от «международных политических игр», хотя дело Локерби всегда было связано с высокой политикой. Лидер шотландских лейбористов Йан Грей назвал его «неправильным решением, неправильно совершенным с неправильными последствиями». Освобождение Меграхи станет клеймом на ШНП, заявил лидер либерал-демократов Шотландии Т.Скотт, расколов Шотландию, расколов всю страну и отколов ее от многих зарубежных друзей.

И католическая и протестантская церкви Шотландии поддержали решение МакАскила, ведь сострадание – не признак слабости, а очевидной силы, хотя торжественная встреча Меграхи в Ливии была «поперек горла» многим.

Лесли Риддох, член Комиссии по тюрьмам даже писала, что если шотландский парламент поддержит МакАскила, то Шотландия может выйти «из тени британского карательного, мошеннического, интервенционистского постколониального государства» и проявит независимость в суждениях по отношению к самой могущественной стране мира[10].

Правительство Шотландии получило вотум доверия (парламент 70 голосами против 53 ограничился осуждением решения МакАскила 2 сентября 2009 года). Обозреватели задавались вопросом, способна ли ШНП править Шотландией (ведь ШНП настаивает на референдуме о независимости от Соединенного Королевства).

 Скандал в Лондоне

Масла в огонь подлила Ливия, оказав Британии медвежью услугу: М.Каддафи публично поблагодарил «моего друга Брауна, его правительство, Королеву Великобритании Елизавету и принца Эндрю, которые побуждали правительство Шотландии принять это историческое и мужественное решение». По мере обострения дискуссии Ливия стала отметать предположения, будто освобождение Меграхи было частью торговой сделки с Британией.

Переговоры относительно Меграхи шли на высшем уровне по меньшей мере пять лет. В 1999 году Британия восстановила дипломатические отношения с Ливией, а с 2002 года двусторонние отношения заметно улучшились. Т.Блэр в 2004 и 2007 годах посетил Триполи, и во время второго визита заключил «сделку в пустыне», которая привела к сближению с Ливией благодаря СОЗ. В период 2004-2008 годов ливийская нефть была критически важна для нефтегазовых компаний, поскольку рос спрос на нефть, а с ним и цены (с 30 долл. в сентябре 2003 года до 147 долл. за баррель в июле 2008 года)[11]. Только три компании заключали двусторонние сделки с Ливией – ВР, Шелл, Эксон-Мобил (остальные участвовали в тендерах или восстанавливали прежние позиции – до санкций со стороны Ливии в 1980-х годах).

Молчание премьер-министра Британии считали «трусливым» и «абсурдным». Оппозиционные партии обвинили его в «уклонении» от оценки и утрате руководства, тем более что Браун высказывался подробно по популистским темам (смерть М.Джексона или победа команды по крикету), и консерваторы затребовали записи бесед между британскими и ливийскими чиновниками, чтобы убедиться в отсутствии связи с «коммерческими соображениями».

Прошло несколько дней с триумфальной встречи Меграхи в Ливии, прежде чем Г.Браун прокомментировал ситуацию. Выразив сочувствие родственникам погибших, он сказал, что испытал ярость и отвращение от пышной встречи Меграхи в Ливии и что при встрече с Каддафи на «большой восьмерке» в Италии в июле 2009 года пояснил ему, что не имеет никакого отношения к «квази-юридическому» решению правительства Шотландии об освобождении Меграхи. Браун отказался высказать суждение относительно правомерности решения МакАскила, мотивируя его разграничением полномочий между общенациональным и региональным правительствами. Действительно, в процессе деволюции (расширения полномочий регионов) Шотландия получила право принимать решения относительно судопроизводства независимо от Лондона, однако внешняя политика Британии остается прерогативой правительства Соединенного Королевства. Между тем премьер-министр Браун заявлял, что освобождение Меграхи не имеет отношения к нефти, а диктуется стремлением включить Ливию в международное сообщество после ее отказа от ОМУ[12]: «Нет заговора, нет ширмы, нет двойных стандартов, нет нефтяной сделки, нет попыток инструктировать шотландских министров, нет личных заверений»[13].

 

 Спираль скандала стала раскручиваться в Лондоне и в Эдинбурге, захватывая все новые пласты внешней и внутренней политики и вовлекая в свою воронку все новые лица. Пресса занялась подоплекой событий.

В редакционной статье «Гардиан» писала, что решение МакАскила «из сострадания» вызывает неудобное чувство: что-то нечисто. Вся оппозиция поставила под вопрос мотивы и осудила последствия решения: региональное правительство Шотландии вмешалось в сферу внешней политики центрального правительства только для того, чтобы возопить об отсутствии руководящей роли центрального правительства как только ситуация осложнилась. Аналогия с примирением общин в Северной Ирландии и освобождением террористов там неправомерна, писала газета, поскольку торговлю между Британией и Ливией нельзя сравнивать с осознанием скорбящими семьями, что прощение – предварительное условие мира. В данном же случае освобождение сопровождалось прекращением рассмотрения второй апелляции Меграхи. Теперь Меграхи мог представить свою одностороннюю точку зрения вместо рассмотрения дела шотландским судом. В отличие от Британии, в шотландском уголовном праве сохранен вердикт «за недоказанностью», что может стать реальным исходом «дела Локерби»[14].

В результате внимание переключилось с решения министра юстиции Шотландии на роль центрального правительства в освобождении Меграхи. Давление на Брауна сделать официальное разъяснение усилилось, когда выяснилось, что МИД Британии оказывал влияние на решение МакАскила. Так, высокопоставленный чиновник МИД Британии Айван Льюис направил МакАскилу письмо, в котором указывал, что тот волен решить вопрос, поскольку, согласно условиям англо-ливийского СОЗ, не существует правовых препятствий для удовлетворения просьбы Ливии о передаче Меграхи. Ливия направила просьбу 6 мая 2009 года через 7 дней после ратификации соглашения парламентом, который министр юстиции Дж.Стро предупредил о том, что отсрочка ратификации будет угрожать отношениям Британии с Ливией. Между тем еще в декабре 2007 года сам Дж.Стро предлагал исключить Меграхи из соглашения, но отказался от своей позиции после лоббирования со стороны М.Аллена, специального советника ВР и бывшего руководителя подразделения МИ-6 (внешней разведки) по борьбе с терроризмом, который в 2003 году вместе с сотрудником ЦРУ вел с Каддафи переговоры об отказе Ливии от разработки ОМУ[15].

Каддафи всегда рассматривал СОЗ как способ вернуть осужденного. В то время шотландское правительство резко возражало против этой договоренности (а в тюрьмах Шотландии находился только один ливиец). Однако Лондон распространил действие соглашения и на Шотландию. Дж.Стро пояснил, что если бы Меграхи освобождали по СОЗ, то Шотландия имела бы право наложить вето. Газета «Дейли мейл» писала, что СОЗ было подписано за несколько часов до объявления о нефтяной сделке ВР с Ливией на сумму в 545 млн.ф.ст. (около 900 млн.долл.), которые компания собиралась инвестировать в разведку нефтяных месторождений (в случае успеха разведанные запасы могли стоить 13 млрд.ф.ст.).

К.Грэхэм, поддерживая альтернативную версию по делу Локерби и считая, что Меграхи осужден неправедно, писала: «Сначала Ливия выплачивает США и Британии 803 млн.ф.ст. в качестве компенсации родственникам погибших, а затем правительства США и Британии инвестируют практическую такую же сумму в нефтяную разведку в Ливии. Грязные делишки».

Однако о других проектах Британии не удавалось договориться, сделка с ВР продвигалась туго, а ливийцев раздражало отсутствие прогресса с освобождением Меграхи. Британия трижды за 2008 год направляла в Ливию второго сына королевы принца Эндрю, герцога Йоркского, специального представителя Британии по внешней торговле и инвестициям.   

     Показательно, что в это же время Ливия восстанавливала отношения со Швейцарией после сканадала с 2-дневным содержанием под стражей годом ранее в Женеве младшего брата Саифа, Ганнибала, и его беременной жены за побои обслуживающего персонала в гостинице. М.Каддафи на 50% сократил экспорт нефти в Швейцарию, вывел 5 млрд. долларов из ее банков и отказал новому послу Швейцарии в визе. В Триполи были задержаны два гражданина Швейцарии, которым по освобождении запретили выезд из страны. Служащие гостиницы удовлетворились материальной компенсацией и отозвали иск, а Ганнибал Каддафи, его супруга и государственные органы Ливии подали в женевский суд иск на власти Женевы. Швейцария отступила. Президент Швейцарии 20 августа, когда самолет с Меграхи взлетел из Глазго, направился в Триполи принести официальные и публичные извинения за аресты, хотя суд к тому времени еще не вынес решение, а сам президент не получал полномочия ни от правительства, ни от кантона. Он обещал расследовать аресты, а Ливия – восстановить отношения. Ливийские газеты провозгласили двойную победу, а шотландское и швейцарское правительства подверглись жесткой критике дома. Британцы могли воспринять эту историю как сигнал себе[16].

 

      Ни один серьезный обозреватель не верит, что Лондон мог оставить столь деликатный вопрос внешней политики на единоличное усмотрение Эдинбурга. Официальные и неофициальные контакты британского правительства с ливийским были интенсивными, а летом 2009 года первый министр (фактически заместитель премьера) лорд Мандельсон неофициально встречался с Саифом на Корфу на вилле Н.Ротшильда. П.Мандельсон утверждал, что встреча была мимолетной, а сами предположения о закулисной сделке охарактеризовал как «оскорбительные», однако официальные лица признали, что дело Локерби они обсуждали. Неделю спустя стало известно, что Меграхи освободят по соображениям сострадания, хотя связи между этими событиями может и не быть.

Как оказалось, Браун написал Каддафи письмо с упоминанием их встречи в июле 2009 года (на саммите «большой восьмерки»), когда обсуждался вопрос о том, что встреча Меграхи должна пройти скромно. Таким образом, Браун предвещал освобождение и обсуждал его условия. Британский посол в Триполи вручил М.Каддафи письмо Г.Брауна через час после взлета самолета с Меграхи из Глазго. Оба письма (Брауна и Льюиса) не свидетельствуют, будто правительство давило на Шотландию, но решение повлияло на отношения с США и с Ливией.

Теперь, когда пыль немного осела, можно яснее разглядеть кое-какие обстоятельства, хотя многое так и останется неясным. Никто так и не представил доказательства закулисной сделки Британии с Ливией, но стало очевидно, насколько сильно Соединенное Королевство желало нормализовать отношения с Джамахирией, а М.Каддафи дал понять, что нормализация невозможна, пока не будет возвращен заключенный.

Ливия намеревалась инвестировать миллионы фунтов в рынок недвижимости Лондона. По сообщению «Гардиан»[17], Ливийское инвестиционное агентство, которое управляет нефтяным богатством страны (65 млрд. долларов или 45 млрд.ф.ст.), купило два здания на сумму 275 млн.ф.ст. и приглядывало новые. Ливия, не испытывавшая «кредитного сжатия» в период экономического кризиса 2008-2009 годов (а потому долгосрочный инвестор), открыла первое отделение свое в Лондоне, прокладывая путь миллиардам долларов инвестиций через Сити. Коммерческая недвижимость в Лондоне в 2009 году упала в цене на 30% с пиковых значений, а снижение курса фунта стерлингов сделали инвестиции в Британии более привлекательными для иностранных инвесторов. Как писала «Таймс»[18], Ливия, отказавшись от разработки ОМУ, сохранила два вида оружия – нефть и газ. Сделка с ВР запутывалась в бюрократических проволочках – «выпутается ли из них ВР сейчас волшебным образом после освобождения Меграхи»?

 

Что в политическом «остатке» для Британии?

Британия, недовольная торжественной встречей Меграхи в Ливии, заявила, что будет внимательно следить за поведением Ливии, по которому мир будет судить о возвращении Ливии в цивилизованное сообщество.

Родственники жертв Ирландской республиканской армии (ИРА), проводившей теракты в Северной Ирландии (а Ливия поставляла ей оружие и взрывчатку), ведут в судах США тяжбы против Ливии. Во внесудебном порядке Ливия выплатила компенсации 3 американцам, но ни одному из более 100 британских граждан. Они активизировались в связи с освобождением Меграхи и призвали Каддафи выказать столько же сострадания, сколько было выказано в отношении Меграхи, и выплатить многомиллионные компенсации.

Г.Браун, встретившись с резкой критикой после освобождения Меграхи, поддержал требования родственников жертв ИРА о выплате им Ливией компенсации и создал специальную группу в МИД, хотя годом ранее считал этот вопрос неуместным для обсуждения между двумя странами. Сын Каддафи заявил, что решать вопрос о компенсации жертвам ИРА – дело суда. Для Британии – это был прогресс, так как ранее Ливия наотрез отказывалась от компенсации.

Все официальные лица заявляли, что право принимать решение имела только Шотландия, но эти заверения не убеждают их политических оппонентов. В то время лидер консерваторов Д.Кэмерон назвал решение об освобождении неверным и потребовал расследования: сомнения относительно приговора не отменяют неправомерность освобождения по соображениям сострадания. Это дело повредило репутации Британии в мире. В то время лидер либерал-демократов Н.Клегг, не считая, что Г.Браун несет личную ответственность, полагал, что «последствия помещают Британию в центр международной бури».

Официальной линией Лондона осталась самостоятельность решения Шотландии при невмешательстве центра. Между тем проблема перестала носить региональный характер, выйдя на уровень общенациональной внешней политики, причем очень чувствительной. Решение вызвало неприятие в высших эшелонах США, хотя в адрес британского правительства официальных высказываний со стороны администрации не прозвучало. Учитывая, что «особые отношения» Британии с США включают и беспрецедентное для двух суверенных государств сотрудничество в разведывательной области, обозреватели задавались вопросом, будут ли американцы делиться секретными материалами со страной, которая осужденного террориста отпустила домой, где его приветствовали как героя? Возникли подозрения, что Британия желала хороших отношений с богатой нефтью и газом страной больше, чем с самым важным стратегическим союзником. «Телеграф» ссылки правительства на самостоятельность Шотландии расценивала как «совершеннейшую чушь», хотя «не Америке возмущаться», ведь она способствовала освобождению сотен террористов Северной Ирландии в ходе поддержанного США мирного процесса. Таким образом, «Америка подставилась под обвинения в лицемерии – но не наивности»[19]. «Гардиан» соглашается: Администрация США громко протестует против освобождения Меграхи, но на протяжении многих лет вела себя двусмысленно по отношению к действиям ИРА, пока терроризм не вышел на первое место в повестке дня Вашингтона. Точно также она вооружала афганских исламистов, которые ныне стреляют в американских и британских солдат[20].

Однако настоящий скандал, по мнению других, - утраченная возможность раскрыть конспираторов, стоящих за заговором Локерби: ни один суд уже не сможет задать вопросы, на которые не дал ответы суд в Нидерландах. Кто был организатором, кто финансировал, кто еще участвовал? Дело Локерби станет еще одним «убийством Кеннеди», которым займутся досужие дилетанты.

Естественно, обстоятельства освобождения Меграхи вновь высвечивают извечную проблему морали и политики. «Таймс» отмечала: «Realpolitik всегда была решающим фактором в международных отношениях, и сколько отвратительных сделок было заключено якобы праведными правительствами в национальных интересах или во избежание большей беды? Как часто освобождали угонщиков самолетов, выплачивали выкуп или отпускали убийц? По соглашению «Страстной пятницы» были выпущены из тюрем люди, которые убивали. Генерала Пиночета освободили из-под домашнего ареста в Британии, чтобы восстановить отношения с Чили. Пусть никто не думает, что это первая подобная сделка или даже первый компромисс по самому крупному злодеянию террористов в Британии. С самого начала в деле была замешана политика. Палец подозрения сначала указал на Иран, а расследование привело к Ливии - вероятно, всего лишь террористическим субподрядчикам[21]. «Гардиан» высказалась откровеннее: «Действия правительств, продиктованные голой целесообразностью, – зрелище неприглядное, даже если их скользкое поведение продиктовано высшими интересами неблагодарных граждан. В результате британцы меньше рискуют дрожать от холода зимой из-за нехватки энергии в ближайшие 20 лет. ВР займется ливийской нефтью, которая послужит подпоркой АЭС и чистым технологиям извлечения энергии из возобновляемых источников, пока они еще в разработке»[22].

 

Смена караула в Британии 

В мае 2010 года к власти в Британии пришло коалиционное правительство консерваторов и либерал-демократов. В июле того же года премьер-министр Д.Кэмерон во время своего первого визита в США столкнулся с сильным недовольством в Америке деятельностью ВР на фоне взаимосвязанных историй о разливе нефти в Мексиканском заливе по вине ВР и ее роли в освобождении Меграхи в обмен на нефтяные контракты в Ливии. Обама даже предложил компании не выплачивать дивиденды акционерам (а надо сказать, акциями ВР владеют пенсионные фонды Британии). Обама и Кэмерон были единодушны в оценке освобождения Меграхи – «совершенно неправильное» решение.

Кэмерон во время визита заявил, что не существует доказательств того, что Шотландия подвергалась лоббированию со стороны ВР. В письме госсекретарю Х.Клинтон и председателю сенатской комиссии по иностранным делам Дж.Керри министр иностранных дел У.Хейг писал, что «не существует данных, подтверждающих слухи об участии ВР в решении шотландских властей об освобождении Меграхи по соображениям сострадания в 2009 году, ни о связи решения…с целью облегчить нефтяные сделки для ВР»[23].  

В то же время компания признала, что лоббировала британское правительство в 2007 году относительно СОЗ, но к Меграхи оно не имело отношения. В результате сенатский комитет США по иностранным делам потребовал, чтобы сотрудники компании дали показания на слушаниях в комитете.

Специальные слушания в сенате США были отложены с конца июля до конца сентября 2010 года, поскольку ни представители ВР, ни тем более бывший министр юстиции Британии Дж.Стро и министр юстиции Шотландии К.МакАскил не согласились на них выступить. В самом деле британские граждане и депутаты должны были бы давать ответ парламентариям другой страны. На слушаниях выступили американские граждане, и выяснилось также, что в октябре 2008 года временный поверенный Ливии в Лондоне написал первому министру Шотландии А.Сэлмонду письмо, предлагая обсудить два вопроса – состояние здоровья Меграхи и улучшение торговых отношений между Ливией и Шотландией. В июне 2009 года Шотландию посетила делегация Катара, который тогда председательствовал ЛАГ, и также обсуждала освобождение Меграхи по просьбе Ливии вкупе с проектами инвестиций Катара в шотландские банки.

 Смена режима в Ливии? 

 «Арабская весна» пришла раньше обычного: волнения в Тунисе начались в декабре 2010 года, в январе перекинулись на Египет и другие арабские страны, а в феврале Д.Кэмерон совершил поездку по Ближнему Востоку, включив в делегацию представителей 8 крупнейших британских оружейных компаний (в том числе, BAe Systems, Rolls Royce and Thales). В это время в Абу-Даби проходила крупнейшая выставка оружия IDEX-2011. Производство оружия в Британии составляет 35 млрд.ф.ст. в год[24], а ежегодно экспорт вооружений Британии составляет 7,2 млрд.ф.ст., половина из которых направляется на Ближний Восток[25].

Коалиционное правительство Британии провозгласило в качестве приоритетной задачи своей внешней политики сокращение дефицита государственного бюджета (около 12%) и государственного долга (70% ВВП). С этой целью предполагается в том числе урезать закупки вооружений для собственного министерства обороны, поэтому Британия стремится продавать оружие за рубежом, причем и те его виды, что могут быть использованы для подавления массовых выступлений (так, британские БМП применялись против демонстрантов в Ливии).

Выступая во время ближневосточной поездки в Национальной ассамблее Кувейта, Кэмерон заявил, намекая на лейбористов, что в прошлом британское правительство ставило экономические интересы выше западных демократических ценностей, поддерживая диктаторов и недемократические режимы, но теперь Британия будет поддерживать сторонников демократии[26].

Британия, Франция и Катар стали инициаторами резолюции ООН №1973 в марте 2011 года, призвавшей к установлению бесполетной зоны над Ливией, при воздержавшихся - России, Китае, Бразилии, Германии, Индии.

Великобритания отозвала экспортные лицензии на поставки в Ливию, а также заблокировала доставку в Ливию свежеотпечатанных ливийских банкнот, которые печатались в Великобритании, на сумму, эквивалентную 900 миллионам британских фунтов (свыше 1,4 млрд. долларов)[27]. В Лондоне, как предполагают, размещено 20 млрд.ф.ст. в ликвидных активах[28] Ливийского бюро по привлечению инвестиций, ныне замороженных.

Отметим также, что после прихода к власти коалиционного правительства переговоры с Ливией о компенсации родственникам жертв ИРА оживились, поскольку премьер Д.Кэмерон и министр иностранных дел У.Хейг проявили к ним интерес. Соглашение предусматривало выплаты в пользу Британии от 2 до 10 млрд.ф.ст.[29], что, по мнению правительства, способствовало бы укреплению мира в Северной Ирландии. Компенсации семьям погибших и раненых должны были составить 1 млрд.ф.ст., а также предполагались инвестиции Ливии в Британию социально-культурного назначения, в основном в Северной Ирландии на медицинское обслуживание пострадавших от ИРА или создание университета с отделением африканских исследований. Предполагается, что в случае смены режима в Ливии новые власти продолжат переговоры, чтобы улучшить репутацию Ливии.

С введением санкций ООН против Ливии США заморозили счета ливийского правительства, на которых находились 30 млрд. долларов — это самый большой объем средств, когда-либо переходивший под контроль федерального правительства США по этой статье[30].

На второй встрече Контактной группы 22 стран по Ливии (4-6 мая 2011 года в Риме) было принято решение разморозить активы Ливии за рубежом при запросе Переходного национального совета Ливии. Однако среди «повстанцев» достаточно людей, связанных с «Ливийской исламской боевой группой» (Libyan Islamik Fighting Group — LIFG), с 2007 года являющейся филиалом «Аль-Каиды» в Ливии[31].

Крупное сокращение расходов на оборону вводит британских военных в состояние депрессии, как и сокращение ассигнований на социальные нужды британских избирателей, и «маленькая война» оказалась кстати — подкрепить стратегическую репутацию Великобритании в преддверии необратимого сокращения возможностей. Однако, останется ли война маленькой  и станет ли победоносной?

 


[1] http://www.guardian.co.uk/commentisfree/2009/sep/22/britain-realpolitik-libya.

[2] Юрченко В.П. О снятии с Ливии международных санкций // URL:http://www.iimes.ru/rus/stat/2003/29-09-03.htm

* Н.Мандела затем посетил Меграхи в тюрьме и призвал перевести его в тюрьму мусульманской страны, чтобы он не испытывал притеснений от других заключенных. В письме шотландскому правительству председатель Фонда Манделы от его имени приветствовал решение освободить Меграхи по соображениям сострадания.

[3] Там же

[6] Александров Е. Джамахирийская гвардия // «НГ», 25.04.2008. URL:http://nvo.ng.ru/forces/2008-04-25/1_guardia.html

[25] Об экспорте оружия Британией и США см. http://www.dailymail.co.uk/news/article-1359712/David-Cameron-Its-wrong-sell-arms-Middle-East.html

[31] http://www.telegraph.co.uk/news/worldnews/africaandindianocean/libya/8391632/Libya-the-West-and-al-Qaeda-on-the-same-side.html

 

Ключевые слова: Локерби, Шотландия, Великобритания, Лондон, США, Ливия, Каддафи, Меграхи

 

Версия для печати