В космос его позвал Гагарин

00:00 11.04.2011 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Встречи с первым космонавтом Кубы и всей Латинской Америки Арнальдо Тамайо Мендесом

…О полете Юрия Гагарина он узнал, когда только начинал готовиться к отъезду в Россию на учебу в военное авиационное училище. Как и многие его соотечественники Арнальдо радовался, что первым человеком в космосе стал русский, а не американец, к которым кубинцы относились весьма негативно из-за агрессивной политики США к их стране. И, конечно, тогда Тамайо даже в самых смелых своих грезах вообразить не мог, что почти через два десятка лет тоже совершит космический полет.

 - С детства я мечтал летать, стать военным летчиком, - не раз говорил мне Арнальдо Тамайо. – И я был счастлив, когда меня направили в Советский Союз, в военное летное училище. Время на Кубе тогда было тревожное. В апреле 1961 года в Гаване рвались американские авиабомбы, а в районе Плайя-Хирон шли бои с вторгнувшимися туда наемниками американского ЦРУ. 12 апреля, еще за неделю до победы в этой трехдневной войне с агрессорами, по всему миру разнеслась весть об успешном полете первого человека в космическое пространство. И этим человеком стал Гагарин. Я уже осваивал в СССР высший пилотаж, когда Юрий Алексеевич приехал с визитом к нам в Гавану. Выступая на главной площади моей страны, он тогда, в частности, сказал: «Придет время, и сын кубинского народа тоже отправится в космос». Гагаринское пророчество сбылось.

 Мы знакомы с Арнальдо Тамайо более 20 лет и за эти годы неоднократно встречались то в России, то на Кубе.

Простота, скромность, свойственные большинству кубинцев, обостренное чувство юмора и человеческого достоинства – эти качества сразу бросаются в глаза, как только начинаешь общаться с кубинским космонавтом.

Генерал бригады, летчик-космонавт, начальник отдела внешних отношений Министерства революционных вооруженных сил Кубы, член Ассамблеи народной власти (парламента) республики, председатель Ассоциации кубино-российской дружбы, председатель парламентской группы дружбы между нашими странами…

Родина высоко оценила заслуги Арнальдо Тамайо. Чтобы уберечь своего героя от случайностей судьбы, первому космонавту Кубы и Латинской Америки запретили садиться за штурвал самолета, разрешив летать только в качестве пассажира. То, о чем он мечтал в детстве, – подобно птице, взмывать в голубое кубинское небо, управлять послушным ему истребителем, -  вдруг стало невозможно.  Но космонавт, сильно переживая на этот счет в душе, делает все возможное, чтобы быть полезным Кубе, своему народу на других участках деятельности – военных и общественно-политических.

По словам Тамайо, ему приходится много ездить по своей стране, за рубежом, встречаться с самыми разными людьми различных уровней – с крестьянами, учеными, политиками, главами государств, чиновниками, рабочими, беседовать с ними, отвечать на вопросы о полете в космос. И надо признать, с удивлением рассказывает Арнальдо, что самые интересные и трудные вопросы на встречах ему всегда задают дети. Например, однажды они его спросили, зачем он летал в космос. А на одном заводе кубинскому космонавту задали вопрос, правда ли, что и в невесомости люди растут…

    - Итак, шел 1980 год. 17 сентября Рауль Кастро Рус во главе кубинской делегации прибыл на космодром Байконур. Когда на комиссии мне сообщили, вспоминал Арнальдо Тамайо, что оба экипажа прекрасно подготовлены и что основной экипаж избран в составе Юрия Романенко и меня, я испытал огромное волнение. Я почти не мог говорить, однако я заставил себя подняться, встал по стойке «смирно» и отрапортовал: «Служу социалистической революции и кубинскому народу!» Этот момент запомнился как самый волнующий.

На следующий день в 10 часов 40 минут на стартовую позицию прибыл первый советско-кубинский космический экипаж в составе Юрия Романенко и Арнальдо Тамайо. В 20.00 экипаж  вошел в корабль «Союз-38». И вскоре, в тот же памятный день 18 сентября 1980 года из космоса, с околоземной орбиты впервые прозвучали позывные: говорит «Таймыр-2… В космическом пространстве – советский пилотируемый корабль «Союз-38» с двумя космонавтами на борту – командиром Юрием Романенко и гражданином Кубы, космонавтом-исследователем, подполковником Арнальдо Тамайо Мендесом».

На связь с Землей вышел совместный советско-кубинский экипаж, заявивший о космическом братстве двух дружественных государств и народов. Этот полет стал не только пиком научно-технических связей Москвы и Гаваны, он ярко продемонстрировал миру зрелось и глубину наших отношений. Об этом также заявил в своем обращении к кубинскому народу с околоземной орбиты подполковник А.Тамайо Мендес.

   Космический корабль «Союз-38» состыковался с орбитальным комплексом «Салют-6» - «Союз-37», и космонавты Юрий Викторович Романенко и Арнальдо Тамайо Мендес в течение семи дней работали на его борту вместе  с другой парой космонавтов – Леонидом Ивановичем Поповым и Валерием Викторовичем Рюминым. В общей сложности кубинец провел в космосе, как он мне с гордостью рассказывал, 7 дней 20 часов 43 минуты 24 секунды.

         После полета Тамайо Мендес вернулся к себе на родину и продолжил службу в Военно-воздушных силах. За свой полет он был удостоен званий Героя Советского Союза и Героя Республики Куба, награжден советским орденом Ленина и кубинским орденом «Плая Хирон», другими кубинскими орденами и медалями.  

         В ряде репортажей конца сентября 1980 года советские журналисты назвали первого космонавта Кубы и Латинской Америки «знойным Парнем из Гуантанамо в холодном космосе». Но почему «из Гуантанамо» и как он стал первым космонавтом Кубы и всей Латинской Америки?

Арнальдо Тамайо Мендес родился в столице самой жаркой на Кубе одноименной провинции – Гуантанамо - 29 января 1942 года. Ему еще не исполнился и год, когда он и его брат, Рохер Тамайо Санчес, остались круглыми сиротами, почти один за другим умерли их мать и отец.  Детей на воспитание взяла семья дяди, брата матери Рафаэля. Жили бедно. Арнальдо с ранних лет начал подрабатывать, помогать семье. С 13 лет он трудился на мебельной фабрике простым  чернорабочим, а затем стал учеником столяра. После победы революции в 1959 году Тамайо Мендес сразу вступает в ассоциацию молодых повстанцев, участвует в молодежной армии труда, работает в горах Сьерра-Маэстра. Затем идет учиться в Технологический институт и в 1961 году заканчивает его с блестящими результатами. После полета в космос первого космонавта в мире, советского парня Юрия Гагарина, душой Арнальдо навсегда овладевает стремление летать – он мечтает о профессии военного летчика. О космосе он тоже мечтает, но понимает, что это несбыточно, что маленькой Кубе освоение космического пространства не по силам.

Упорство, прилежность в учебе, настойчивость «парня из Гуантанамо» приносят свои плоды: Арнальдо Тамайо предлагают поехать на учебу в СССР.  И в 1961-1962 годах он проходит интенсивный курс в Ейском высшем военном авиационном училище летчиков (сейчас – имени космонавта  В.М.Комарова). По возвращении на родину продолжает службу в ВВС. В это время над островом Свободы сгущаются тучи американской агрессии, мир стоит на грани глобального ядерного конфликта. Разгорается Карибский ракетный кризис. В эти напряженные дни осени 1962 года Арнальдо не раз совершает патрулирование кубинского неба с целью перехвата самолетов американских наемников. Но вот наступает момент, когда двум сверхдержавам – СССР и США – удается договориться. Третьей мировой войны, термоядерной, не будет. Американцы обещают Москве никогда не нападать на Кубу. Теперь, решает Тамайо Мендес, можно продолжить учебу. Он поступает в Высшую школу Революционных вооруженных сил имени Антонио Масео Гомеса, которую успешно заканчивает в 1971 году.  Продолжает служить в ВВС, совершает множество вылетов. Он уже летчик-истребитель 1 класса, а затем и летчик-инструктор.

Наступает 1978 год. По программе Интеркосмос кубинская сторона направляет Арнальдо и его коллегу Хосе Армандо Лопеса Фалькона в Советский Союз для прохождения подготовки к космическому полету. Так два тщательно отобранных летчика впервые оказались в знаменитом на весь мир Звездном городке. Они еще не знают, кто их них отправится в космос. Но для Арнальдо Тамайо Мендеса это уже радостное приближение к исполнению «несбыточной» мечты. 

О своей личной жизни кубинский мулат из Гуантанамо распространяться не любит. Рассказывает скупо: еще в 1967 году женился на Майре Лобайна, у них двое детей –  Арнальдо и Орландо, тоже парни, но уже взрослые и выходцы из Гаваны…      

         Часто возникает вопрос: «Почему именно он, мальчишка из глухой восточно-кубинской провинции Гуантанамо, стал первым и пока последним космонавтом Кубы, да и всей Латинской Америки?» Как вспоминает Тамайо, отбор кандидатов начался на острове Свободы еще в 1978 году. Сначала отобрали свыше 600 пилотов, потом из них выделили 70 претендентов. Но вскоре их осталось девятнадцать, затем девять, четверо. И вот, наконец, совместная советско-кубинская комиссия остановила свой выбор на двоих – главном кандидате и его дублере. Ими стали военные летчики Арнальдо Тамайо Мендес и Хосе Армандо Лопес. А в последний момент, как рассказывали нам кубинские друзья, в отбор вмешался сам лидер кубинской революции, высший руководитель Кубы - легендарный команданте Фидель Кастро Рус. Он и определил для полета главную кандидатуру Арнальдо, а его дублером автоматически стал сегодня несправедливо забытый Хосе Армандо (он сейчас живет и работает в Мексике, хотя гражданства не поменял).  

Когда полет уже состоялся, Фидель вновь решительно вмешался в судьбу космонавта, летчика-истребителя Тамайо. Имея уже печальный пример погибшего Юрия Гагарина, команданте просто-напросто запретил космонавту летать, то есть, совершать учебные полеты на боевых самолетах. На гражданских – пожалуйста! Но только в качестве пассажира. И все. Помню, как Тамайо с грустью рассказывал об этом факте, не скрывая, что по-прежнему очень хочет летать. А больше всего мечтает повторить полет в космос. Но, как известно, для военного человека приказ есть приказ…

         А на вопросы журналистов, готовятся ли другие кубинские космонавты к полетам в космос, наш герой с нескрываемой печалью отвечает, что нет. Ведь тогда, в советское время, кубинцы проходили подготовку в космонавты по международной программе социалистических стран «Интеркосмос». Такой программы уже давно не существует. Однако мечта о новом полете в космос Арнальдо не покидает ни на минуту.

         Дружба Тамайо Мендеса с российскими космонавтами, прежде всего, с его партнером, «звездным братом» Юрием Романенко, не прекращалась никогда. И Романенко, и другие российские космонавты время от времени приезжают на остров отдохнуть. Специально для этого на шикарном кубинском курорте Варадеро в свое время был оборудован Дом космонавтов, который даже внешним  видом напоминает космическую станцию.

         Сегодня Арнальдо Тамайо, безусловно, уже больше известен как военный руководитель и общественный деятель, нежели космонавт-исследователь или летчик-истребитель. Он давно генерал, бессменный депутат  Национальной ассамблеи народной власти (парламента) республики, руководит управлением внешних сношений Революционных вооруженных сил острова, возглавляет Ассоциацию дружбы Куба-Россия. В беседах с нами он не раз от разговоров о космосе быстро переходил к политическим и экономическим отношениям между нашими странами.

- Дружба между нашими народами, считает Арнальдо Тамайо,   имеет глубокие исторические корни. Работа тысяч советских специалистов в свое время позволила революционному острову повысить уровень своего научно-технического развития. Тысячи кубинских студентов  стали выпускниками советских вузов, получили высококачественное профессиональное образование. Участие советских инженеров и сельскохозяйственных специалистов стало значительным вкладом в индустриальное развитие Кубы. И в настоящее время существуют прекрасные перспективы укрепления нашего взаимодействия. Судьба Юрия Гагарина оказала на  меня огромное влияние. «Он был и навсегда останется моим кумиром. В трудные моменты жизни, а они случаются у каждого, я вспоминаю известную всему миру улыбку Гагарина. И невзгоды отступают.

Время от времени мы продолжаем встречаться и беседовать с кубинским космонавтом. И почти всегда мне невольно приходит одна и та же мысль: даже если кубинский генерал Арнальдо Тамайо Мендес, надежный и искренний друг России, больше никогда не отправится в космический полет, о чем мечтает вот уже более 30 лет, он и так уже вошел в историю мировой космонавтики как первый кубинец и первый латиноамериканец, увидевший нашу голубую планету  из космоса. Арнальдо Тамайо, космонавт номер 97 нашей планеты, навсегда прославил родину, свой героический народ и весь испаноговорящий мир. Ведь он стал их первым представителем в космосе. За это ему были и будут признательны многие поколения землян. А сам Арнальдо всю жизнь будет благодарен Гагарину, своему заочному духовному отцу и учителю.

Версия для печати