Япония плохо усваивает уроки истории

00:00 22.02.2011 Юрий Рубцов, доктор исторических наук, профессор


В последнее время в Токио резко активизировались попытки Японии обосновать свои притязания на четыре острова Курильской гряды – Итуруп, Кунашир, Шикотан и Хабомаи.

В Стране восходящего солнца убеждены в возможности трактовать итоги Второй мировой войны односторонне и в свою пользу. А между тем, как следует из документов международных конференций и приговора Токийского международного трибунала, признавшего Японию одним из инициаторов и виновников последней мировой войны, она сама обрекла себя на участь страны, которой был продиктован акт о безоговорочной капитуляции. И потому ни при каких условиях не может претендовать в одностороннем порядке на пересмотр утвердившегося послевоенного мироустройства. В свою очередь российский суверенитет над Курильскими островами, имеющий соответствующее международно-правовое оформление, сомнению не подлежит.

Напомним один из главных пунктов соглашения, подписанного 11 февраля 1945 г. И.В. Сталиным, Ф. Рузвельтом и У. Черчиллем во время работы Крымской конференции трех великих держав: «Советский Союз вступит в войну против Японии через два-три месяца после капитуляции Германии и окончания войны в Европе при условии:

…2. Восстановления принадлежавших России прав, нарушенных вероломным нападением Японии в 1904 г., а именно:

а) возвращения Советскому Союзу южной части о. Сахалина и всех прилегающих к ней островов…

3. Передачи Советскому Союзу Курильских островов».

Тем самым были признаны и подтверждены права СССР на указанные территории. Эти права, подчеркивалось в соглашении Сталина – Рузвельта - Черчилля, «должны быть, безусловно, удовлетворены после победы над Японией». «Русские хотят вернуть то, что у них было отторгнуто», ­– так отреагировал на подписанный документ Г. Трумэн, ставший в апреле 1945 г. президентом США.

Вопреки фактам японская пропаганда уже не одно десятилетие навязывает жителям своей страны представление о том, что Япония будто бы не проиграла Вторую мировую войну, а завершила ее как обычное государство. Из памяти своего народа и других народов японские верхи пытаются вытравить любые факты, напоминающие о поражении Японии в войне, о её осуждении как агрессора. Готовится почва для заявки на пересмотр итогов Второй мировой, и японская позиция в отношении Курильских островов – тому иллюстрация.

Обратимся к материалам Токийского международного трибунала.

Международный военный трибунал для Дальнего Востока был создан по аналогии с Нюрнбергским международным трибуналом над немецкими военными преступниками в соответствии с Потсдамской декларацией о безоговорочной капитуляции Японии. 10-йпункт этого документа гласил: «Мы не стремимся к порабощению японцев как расы или уничтожению их как нации, однако должно быть осуществлено суровое правосудие в отношении всех военных преступников, включая тех, кто совершал зверства против наших военнопленных». Япония же, со своей стороны, подписав 2 сентября 1945 г. акт о безоговорочной капитуляции, дала обязательство, что «японское правительство и его преемники будут честно выполнять условия Потсдамской декларации».

3 мая 1946 г. Международный военный трибунал для Дальнего Востока приступил к работе в Токио. Членами трибунала являлись представители 11 государств: СССР (член военной коллегии Верховного суда СССР генерал-майор юстиции И.М. Зарянов), США, Китая, Великобритании, Франции, Австралии, Голландии, Индии, Канады, Новой Зеландии, Филиппин. Председатель трибунала – австралийский судья У. Уэбб, главный обвинитель – американский судья Дж. Киннан.

К судебной ответственности были привлечены 28 человек: премьер-министры Японии, министры иностранных дел, военные и морские министры, командующий японскими войсками в Центральном Китае, начальник генерального штаба армии и другие.

Процесс был длительным и завершился 12 ноября 1948 г. Против подсудимых было выдвинуто 55 обвинительных пунктов, разделенных на три группы: «преступления против мира», включавшие подготовку и развязывание агрессивных войн; «убийства», где подсудимым инкриминировалось убийство военнослужащих и гражданских лиц (расстрел военнопленных, массовые убийства гражданского населения); «военные преступления и преступления против человечности», подразумевавшие негуманное обращение с военнопленными и гражданскими интернированными лицами.

На процессе было признано, что агрессия является самым тяжким международным преступлением, а лица, виновные в ее развязывании, подлежат суровому наказанию. Как и Нюрнбергский суд, Токийский трибунал применил на практике те правовые принципы, которые вошли в международное право и были впоследствии одобрены ООН как установления международного уголовного права, предусматривающие ответственность за преступления против мира, военные преступления и преступления против человечности.

Это было важнейшим итогом Токийского процесса.

Главный обвинитель трибунала Дж. Киннан (США) заявил: «Мы согласны с тем, что право на самооборону согласно международному праву сохраняется за каждым государством… Однако в данном случае мы считаем, что было ясно доказано, что японское вторжение в Китай..., политическое господство, экономическая эксплуатация и массовые случаи зверств – все это представляет собой агрессию самого зловещего характера... Эти подсудимые не могут больше успешно оправдывать свои действия в военных операциях, начатых 8 декабря 1941 г. на Тихом океане против западных держав. Точно так же… правящая клика Японии проводила агрессивную политику против СССР, совершала акты агрессии и в течение ряда лет подготавливала агрессивную войну больших масштабов против Советского Союза».

В приговоре была подтверждена правомочность трибунала судить главных японских преступников. Было признано, что внешняя и внутренняя политика Японии на протяжении всего рассмотренного в суде периода (начиная с конца 1920-х годов) была направлена на подготовку и развязывание агрессивных войн. Признан доказанным факт ведения ею агрессивной войны против Китая, США, Британского содружества наций, Нидерландов и Франции.

Особое место в военных планах Японии занимала агрессия против Советского Союза с целью захвата его территории на Дальнем Востоке. Захват Маньчжурии был не просто этапом в завоевании Китая, но и преследовал цель обеспечить плацдарм для наступательных военных операций против СССР. Планы японского генерального штаба на 1939 и 1941 гг. предусматривали сосредоточение крупных сил в Восточной Маньчжурии для захвата городов Ворошилов (ныне Уссурийск), Владивосток, Хабаровск, Благовещенск, Петропавловск-Камчатский, Комсомольск-на-Амуре, Советская Гавань и северной части острова Сахалин.

Обвиняемые были признаны виновными в преступлениях против мира, то есть в разработке заговора, направленного на установление военного, морского, политического и экономического господства «над Восточной Азией, Тихим и Индийским океанами и всеми странами и островами, находящимися на них или граничащими с ними...», путем развязывания агрессивных войн. Каждый подсудимый в зависимости от участия признавался виновным в развязывании войны против того или иного государства. В приговоре упомянуты многочисленные случаи преступлений, совершенных осужденными против человечества, попрания элементарных законов и обычаев войны.

Приговор был вынесен 25-ти обвиняемым (бывший министр иностранных дел И. Мацуока и морской министр О. Нагано умерли до вынесения приговора, идеолог японского фашизма С. Окава был признан невменяемым): семеро из них были приговорены к смертной казни через повешение, остальные осуждены на различные сроки тюремного заключения.

 

*      *      *

 

Японские политики вольны не соглашаться с приговором Токийского трибунала, который подвёл черту под Второй мировой войной на Дальнем Востоке. Однако расчёт на то, чтобы «изменить» итоги войны, выдвигая территориальные претензии к России как правопреемнице СССР - одного из государств, которые в зале международного трибунала вынесли приговор японским военным преступникам, -  это  неудачная попытка с заведомо негодными средствами переписать историю. Правящим кругам Страны восходящего солнца следовало бы лучше усваивать уроки истории.

 

www.fondsk.ru 

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати