Посол Государства Израиль в России Дорит Голендер : «Мы заинтересованы в открытом, серьезном и искреннем диалоге c Россией по многим вопросам, касающимся безопасности, борьбы с терроризмом, науки, экономического сотрудничества»

00:00 25.12.2010 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»: Госпожа посол! Разрешите вас поздравить с началом работы в России. 18 октября вы вручили верительные грамоты Президенту Д.А.Медведеву. Если не секрет, что вам удалось сказать ему и что сказал он вам за короткие минуты общения.

Г-жа Дорит Голендер, Чрезвычайный и Полномочный Посол Государства Израиль в России: Первым делом благодарю за поздравления. Естественно, день вручения верительных грамот - самый значимый с момента моего приезда сюда. И вообще один из самых значимых в жизни. Грандиозность этого события может быть прочувствована только человеком, который присутствует в этот момент в зале, на этой церемонии, в этой атмосфере. Естественно, как предписывает протокол, после вручения верительных грамот были рукопожатия, были слова, короткие, но очень значимые. Господин президент, пожав мне руку, сказал, что мы будем работать, и будем работать хорошо. Услышанное в такой момент, мне кажется, имеет большое значение, тем более для стран, которые находятся на пике своих взаимоотношений.

А.Оганесян: Вы как-то заметили, что не принимаете скоропалительных решений, обдумываете все варианты. Если принимаете решения, то абсолютно в них уверены. Приезд в Москву на такой пост, конечно, не самый простой шаг. Трудно или легко вы принимали решение?

Г-жа Д.Голендер: Предложение стать послом Государства Израиль в России было для меня неожиданным. Хотя, мне кажется, на моем жизненном пути было немало ситуаций, которые приходилось преодолевать с помощью дипломатических методов. Это большая честь быть послом в такой огромной стране, как Россия, которая играет центральную роль на международной арене.

А.Оганесян: Дипломатическая практика предполагает, что перед каждым послом, направляемым своим правительством в ту или иную страну, ставится определенная цель. Некая миссия, которая становится стержнем его работы. Есть ли у вас какая-то особая миссия? Как вы видите свою деятельность в России?

Г-жа Д.Голендер: Получив назначение на пост посла Израиля в России, я, поскольку не являюсь карьерным дипломатом, прошла обучение на специализированных курсах. В конце обучения каждый из нас должен был изложить свое видение той миссии, которую ему предстоит выполнить. И это была нелегкая задача. Потому что мир наш меняется. Времена меняются. Страны, в которые посылают дипломатов, меняются. А на эту работу было дано две недели. Времени немного. Но эта ограниченность во времени мне даже помогла. Для меня в жизни вообще и на этом посту в частности главное - следовать принципу «people to people», то есть «народ - народу». В этом я вижу очень важную миссию. Потому что, наладив связь - мост между людьми, между государствами, - можно достичь многих целей.

А.Оганесян: Как сегодня можно оценить отношения между Израилем и Россией?

Г-жа Д.Голендер: Все что происходит между нашими странами - это процесс. 20-летие дипломатических отношений - это знаковая цифра, это время, которое дало свои плоды. Мне кажется, что России и Израилю потребовалось много терпения на этом пути. За последние несколько лет отношения между нашими странами сильно укрепились. За два-три года - и мы были этому свидетелями - изменилась политическая карта Израиля, изменились электоральные силы в нашей стране. Все эти перемены способствовали улучшению в отношениях Израиля с Россией. Репатриация евреев из России и стран СНГ в Израиль позитивно отразилась на многих аспектах израильской жизни. Последний парламент насчитывает четыре русскоговорящих министра - министр иностранных дел Израиля, министр абсорбции, министр туризма, министр информации и диаспоры. Депутаты парламента, представители парламентских комиссий - выходцы из бывшего Советского Союза. И, мне кажется, тот факт, что они говорят на одном языке с российским руководством, сыграл немаловажную роль. Потому что общение на уровне диалога в моем понимании - самое главное достижение, которое может быть  в отношениях между странами.

А.Оганесян: Вы упомянули о неоднородности состава Кнессета. Оказывает ли русскоязычная партия влияние на российско-израильские отношения?

Г-жа Д.Голендер: В Израиле сегодня нет русской партии. Есть политики - выходцы из бывшего Советского Союза. Когда заходит речь о русской партии, стоит вернуться в 1996 год, когда Натан Щаранский создал первую партию, которая действительно считалась русской.

Закон Израиля позволяет создавать любую партию, которая, согласно закону, не предусматривает уничтожения или непризнания демократического государства Израиль, не оказывает помощь террористическим организациям и не проявляет расовой дискриминации. Но в основном я бы определила часть имеющихся израильских партий как партии этнические, а не национальные. Может быть, это будет более правильно.

Что касается отношения израильского истеблишмента к России, то, думаю, после включения в нашу политическую и общественную жизнь выходцев из Советского Союза осознание важности сотрудничества между Россией и Израилем возросло. Свидетельством этому являются визиты в Россию в 2010 году президента государства, премьер-министра, министра иностранных дел, министра обороны, министра туризма, министра образования, министра промышленности и торговли и других. В своем большинстве они не являются выходцами из Советского Союза. Они - израильтяне, израильские лидеры, которые придают особую важность отношениям с Россией сегодня.

А.Оганесян: Возникают ли какие-то проблемы в связи с иммиграцией из России? Каково положение выходцев из России? Меняется ли оно в последние годы?

Г-жа Д.Голендер: Если и возникают какие-либо вопросы в связи с репатриацией, это уже вызов государству. Поясню, что я имею в виду. После массового приезда в Израиль выходцев из бывшего Советского Союза и России они составили около 20% всего населения. Государство Израиль приобрело очень весомый импульс в развитии, среди приехавших к нам есть люди с большими знаниями. За последние 20 лет многие получили образование уже в Израиле, стали специалистами высокого класса, что немаловажно.

Если вы имеете в виду проблемы их абсорбции в стране, могу сказать, что, как и в любой стране, наверное, первые годы жизни в новых обстоятельствах, новой стране, с новым языком и в новой культурной среде - непросты. Человек, принявший решение жить в Израиле, должен пройти этот путь за достаточно короткий период. Не станем кривить душой и говорить, что нет людей, которые вернулись, которые недовольны, но их процент очень мал.

Думаю, что в Израиле, как и в каждой стране, где есть иммиграция, имеются свои проблемы. Но в большинстве люди, прибывшие в 1990-х - 2000-х годах, нашли себя. Считаю, что они герои. Некоторым из них пришлось начинать свою жизнь с нуля. Но несмотря на трудности, они смогли получить или продолжить свое образование в Израиле, интегрироваться в общество. Служба в армии, учеба в университетах также помогают молодым людям быстрее освоиться на новом месте.

А.Оганесян: Этот процесс адаптации стал легче?

Г-жа Д.Голендер: Возможно, он стал другим. Многое зависит от самого человека, его качеств, знаний. Многие знают английский язык, может быть, им легче. Условия меняются, если когда-то люди, приехавшие в Израиль, сразу направлялись в специальные школы по изучению иврита, то сегодня эта система довольно свободная. Репатриант, приезжающий в страну, получает банковский счет с денежной суммой, которая включает в себя и оплату за квартиру, и медицинскую страховку и прожиточный минимум на первое время. Поэтому изучение иврита ложится на самого человека. Если его специальность редка, он может сразу начать работать и в процессе изучать иврит. Есть программы, которые предусматривают изучение языка на местах, в диаспоре. К тому же в различные страны выезжают представители Министерства абсорбции, заранее фиксируют специальности, которые имеют те, кто собирается в Израиль. И предварительно подыскивают им в Израиле подходящие рабочие места. Такая процедура во многом облегчает процесс адаптации. Но опять-таки в каждом отдельном случае многое зависит и от удачи, и от самого человека.

А.Оганесян: Последнее время наши народы реально стали ближе друг другу. Что, по-вашему, дает нашим странам безвизовый режим?

Г-жа Д.Голендер: Думаю, что одно из самых больших достижений в наших отношениях - это подписание соглашения об отмене гостевых и туристических виз, которое состоялось в 2008 году. Именно это событие показало истинную связь наших народов. Значительно увеличился поток туристов в Израиль, который называется Святой землей. Иерусалим является городом трех религий. Израиль - страна, которую омывают моря. Это место и для отдыха, и для паломничества. Израиль притягателен и по географическому положению - всего 3,5 часа отделяют нас от России. К тому же можно общаться на русском языке. Есть такая шутка: задают вопрос, какой второй язык в Израиле? Многие задумываются, а потом отвечают - иврит. Так что у нас российские туристы могут найти понимание буквально на каждом шагу, это немаловажный фактор. Подписание соглашения об отмене гостевых и туристических виз в 2008 году стало серьезным толчком для развития всех других направлений в нашей дипломатической работе.

А.Оганесян: Как вы оцениваете двусторонний уровень экономических отношений?

Г-жа Д.Голендер: Явным примером успеха двусторонних отношений явились заседание смешанной российско-израильской межправительственной комиссии и бизнес-форум, прошедшие недавно в Израиле, в которых принял участие первый вице-премьер правительства России Виктор Зубков и заместитель премьер-министра, министр иностранных дел Израиля Авигдор Либерман. Большая группа из числа российского политического истеблишмента, предпринимателей была в Израиле и ознакомилась с достижениями в разных областях, начиная от сельского хозяйства до космической сферы. Все увиденное произвело большое впечатление на российскую делегацию. Здесь и нанотехнологии, и фармацевтическая отрасль, и строительство. Как известно, российские специалисты выиграли тендер для строительства железной дороги между Тель-Авивом и Иерусалимом. Израильтяне готовы показать свои достижения.

В 2010 году наблюдается стремительное восстановление товарооборота, который уже, по данным трех кварталов уходящего года, превысил показатели за весь 2009 год. По оценкам и предварительным прогнозам, общий товарооборот между Россией и Израилем достигнет в 2010 году 2 млрд. долларов.

А.Оганесян: Прошедшей осенью в Москве и Санкт-Петербурге состоялся конгресс соотечественников, он показал, что израильский бизнес заинтересован в углублении и расширении контактов с российскими регионами. Что, по-вашему, необходимо для поддержания такого интереса?

Г-жа Д.Голендер: Российским и израильским предпринимателям следует проявлять инициативу. Необходимы капиталовложения российских и израильских инвесторов. На этой почве могут создаваться обоюдные контакты. Мне кажется, есть свидетельства таких связей как в прошлом, так и в настоящем. Сегодня возможности увеличиваются, проявляется заинтересованность российских регионов в различных израильских новых технологиях, сельском хозяйстве, молочной и мясной промышленности. Диапазон очень широк.

А.Оганесян: Ваше посольство, вероятно, не стоит в стороне от налаживания экономических связей между нашими странами?

Г-жа Д.Голендер: Посольство играет немаловажную роль в этих контактах. В России присутствует представитель Министерства торговли и промышленности. Есть специальный атташе по вопросам экономики. Мы придаем большое значение работе, связанной с развитием этой отрасли, и хотим, чтобы наши взаимоотношения имели последовательность и правильное развитие.

А.Оганесян: Наверное, Израиль не останется в стороне от проекта «Сколково». Видна ли заинтересованность израильских инвесторов в нем?

Г-жа Д.Голендер: Да, могу ответить очень откровенно: Израиль как передовая страна в тех областях, о которых мы уже говорили, заинтересован в сотрудничестве в этом проекте. В этом направлении идет работа.

А.Оганесян: Последнее время в наших отношениях появляются элементы военно-технического сотрудничества, идут разговоры о продаже в Россию израильских беспилотных самолетов-разведчиков. Насколько это, с вашей точки зрения, перспективно?

Г-жа Д.Голендер: Мы с оптимизмом смотрим на перспективы партнерства в сфере военно-технического сотрудничества, в том числе создание совместных предприятий во благо интересов обоих государств.

Как известно, в России с важным визитом побывал министр обороны Израиля Эхуд Барак. В ходе визита было подписано соглашение о военном сотрудничестве между двумя странами.

А.Оганесян: Израиль заинтересован в окончательном политическом урегулировании палестинской проблемы?

Г-жа Д.Голендер: Согласие Израиля на мир с палестинцами и палестинскими соседями было оглашено главой правительства Израиля Биньямином Нетаньяху в 2009 году, когда он заявил в своей известной речи: «Два государства - для двух народов». Израиль всегда выступал за мирное соглашение. Дойти до мира с нашими палестинскими соседями - процесс непростой. Как вы знаете, история это показывает. Израилю удалось достичь мирного соглашения с Египтом, Иорданией, и каждые мирные переговоры - это процесс. Во время переговоров ты чего-то лишаешься, взамен что-то получая. Не может быть односторонним решение ближневосточного конфликта. Палестинцы же выдвигают требования, не сев за стол переговоров. На сегодняшний день переговоры находятся в тупике. Но Израилю уже не раз приходилось находиться в такой ситуации, и будем надеяться, что согласие сесть за стол мирных переговоров сможет решить все проблемы, которые стоят между Израилем и палестинцами.

А.Оганесян: Как вы относитесь к недавно прозвучавшим заявлениям о том, что русскоязычное население Израиля якобы тормозит процесс палестинского урегулирования, занимает крайние позиции?

Г-жа Д.Голендер: Вы имеете в виду высказывание бывшего Президента США Б.Клинтона. Его высказывание вызвало бурную отрицательную реакцию в Израиле, и на нее не раз уже реагировали и отвечали, все были возмущены, потому что это не имеет никакой основы под собой. И кстати, Клинтон уже взял свои слова обратно.

А.Оганесян: Мало кто в России верит, что Иран представляет военную угрозу для Израиля. Вы действительно считаете, что Тегеран может сбросить Израиль в море? Министр вооружения Египта Эль-Машаль недавно напомнил журналистам, что с момента образования еврейского государства в 1948 году Иран не сделал ни одного выстрела в сторону Израиля.

Г-жа Д.Голендер: Иран не признает Государство Израиль и постоянно угрожает его уничтожить. Как известно, иранские специалисты занимаются разработкой современных ракетных систем, в том числе большой дальности. И это не может не вызывать у нас беспокойства.

Иран - та страна, которая представляет опасность не только для Израиля. Израиль предупреждал и говорил: прислушайтесь к мнению Израиля. Президент Ирана и другие официальные лица отрицают факт холокоста. Буквально на прошлой неделе я присутствовала на церемонии 65-летия Нюрнбергского процесса. На скамье подсудимых сидели преступники, которые уничтожали еврейский и другие народы. Израиль никогда не позволит, чтобы такая катастрофа повторилась еще раз.

А.Оганесян: Почему происходит так, что Израиль протестует против продажи российских оборонительных оружейных систем и молчит, когда американцы подписываются под программой полного перевооружения Саудовской Аравии?

Г-жа Д.Голендер: Мы негативно отнеслись к этой программе, но в СМИ наша реакция осталась незамеченной. Порой оборонительное оружие превращается в наступательное оружие. И Израиль был не раз тому свидетелем. Израиль очень озабочен поставками вооружения Сирии, потому что мы знаем, куда поступает оружие. Это оружие поступает в том числе и в распоряжение террористических организаций, это нарушает баланс на Ближнем Востоке. Я не раз подчеркивала: первым долгом Израиль заботится о своей безопасности.

А.Оганесян: Израиль рассматривает Россию как своего стратегического партнера. Что вы вкладываете в это понятие?

Г-жа Д.Голендер: В данной ситуации стратегический партнер - это существенный партнер, который действительно видит то двустороннее взаимодействие, которое может произойти между нашими странами в тех направлениях, о которых мы говорили. Мы заинтересованы в открытом, серьезном и искреннем диалоге по многим вопросам, касающимся безопасности, борьбы с терроризмом, науки, экономического сотрудничества и других областей.

В конце нашей беседы хотела бы сказать еще и о том культурном наследии, которое объединяет наши народы. Это связано не только с языком, это связано прежде всего с культурой. Выходцы из России создали пласт израильской культуры, израильских песен, которые основаны на русских народных песнях. Это поразительное явление, которое удивляет всех русскоязычных людей, приезжающих в Израиль и знакомых с российским фольклором. Израильская песня, которую израильтяне считают исконно своей, поется на русскую мелодию с израильскими словами. Это соединяет народы. Традиции, объединяющие нас, уходят корнями в конец XIX - начало XX века. Пласт культуры, который сегодня объединяет наши народы, тоже очень значим. Русское драматическое искусство положило начало развитию театров в Израиле. Российских актеров, музыкантов, художников, литераторов, которые приезжают в нашу страну, любят, почитают, залы на их концертах всегда переполнены.

А.Оганесян: Журналистский опыт помогает вам исполнять дипломатическую миссию?

Г-жа Д.Голендер: Позволю себе адресовать этот вопрос вам. Вы сидите здесь напротив меня. Судите сами.

Версия для печати