Революция «живых факелов» в Тунисе

00:00 19.01.2011 Юрий Тыссовский, публицист


Революция в Тунисе уже получила в прессе множество ярлыков: «голодная», «путч интеллигенции» и даже «жасминовая». Последнее сомнительно, хотя бы из-за числа жертв – 78 человек – среди противников павшего режима. Да и сами восставшие оказались вовлечены в кровавые расправы с использованием топоров и ножей над функционерами Демократического конституционного объединения (ДКО), лояльного президенту Зин аль-Абидину бен Али. Ну, а мне кажется, что события в Тунисе следовало бы именовать «революций человеческого факела», ибо она началась с самосожжения. Мухаммед Буазизи из городка Сиди Бузид в декабре 2010 года облился бензином и поджег себя перед зданием местного муниципалитета. 26-летний безработный, выпускник с высшим образованием пытался прокормить семью, продавая на улице овощи и фрукты, но этот «бизнес» власти сочли противозаконным. Он не выступал за свободу слова, за гражданские права, он просто не мог терпеть, что его семья голодала. В городке начались волнения, которые, как степной пожар, стремительно распространились на другие города, а затем и на столицу.

74-летний Зин аль-Абидин бен Али растущую угрозу своему 23-летнему правлению почувствовал быстро. 14 января он объявил в стране чрезвычайное положение, отправил в отставку правительство во главе с давним соратником - премьер-министром Мухаммедом Ганнуши, заявил о снижении цен на ряд продовольственных товаров. Эти меры желаемого воздействия не оказали. Премьер-министр распоряжению президента подчиниться отказался, не смог глава государства заручиться и поддержкой армии, после чего другого пути, кроме бегства из страны, у президента не осталось. Бен Али с родственниками и близкими получил убежище в Саудовской Аравии, власти которой его приезд приветствовали. Ганнуши объявил себя главой государства, но ему напомнили, что согласно конституции этот пост должен перейти к спикеру парламента Фуаду Мбазаа, который в свою очередь поручил бывшему премьеру сформировать «правительство национального единства».

Попробуем разобраться в некоторых деталях. В 2009 году посол США, по информации WikiLeaks, назвал Тунис «полицейским государством с малой степенью свободы выражения мнений и собраний, серьезными проблемами в области прав человека». Несмотря на эти «недостатки», режим весьма благосклонно воспринимался Соединёнными Штатами, да и всем остальным миром. Гонения на исламистскую оппозицию принимались как должное, а сам Тунис рассматривался как туристический рай с нормальным образом жизни и высоким уровнем образования. Такие проблемы, как цензура в СМИ, жесткий контроль над активной светской оппозицией подвергались лишь легкой критике. В общем, нетипично исламская страна. Ну, разве что безработица слишком высока, как и социальная обеспеченность населения оставляют желать лучшего. И вдруг такой взрыв…

Сейчас Тунис вроде бы переходит в состояние хрупкой нормализации. Ганнуши в основном включил в свое «правительство национального единства» бывших министров - членов ДКО, за которыми он сохранил ключевые посты (обороны, внутренних и иностранных дел), но «разбавил» эту группу министров бывшими оппозиционерами: Неджиб Шебби - основатель Прогрессивной демократической партии - стал министром регионального развития, лидер партии Движение обновления «Эттаджид» – министром образования и Мустафа бен Джаафар, глава Союза свободы и труда, занял пост министра здравоохранения. Были провозглашены свобода слова, освобождение «узников совести», расследование случаев коррупции. Однако к концу дня 18 января поступили сообщения, что министры-оппозиционеры отказались работать в правительстве, пока его члены, ассоциируемые с ДКО, включая премьера, не будут освобождены от своих постов. Их требования поддержала мощная многотысячная демонстрация протеста в столице, так что последнее слово в тунисской драме ещё не сказано.

Определенную озабоченность вызывает тот факт, что в Тунис из вынужденного изгнания в массовом порядке начали возвращаться представители фундаменталистских исламских группировок.

Теперь о главном. В течение последних дней «человеческие факелы» вспыхнули в Египте, Мавритании, а в Алжире таких случаев было сразу четыре. Здесь уже несколько недель не стихают акции протеста против безработицы, роста цен на продукты питания. Как следствие, правительство снизило цены на сахар и растительное масло. В Иордании оппозиция и профсоюзы требуют отставки правительства, причем в манифестациях активно участвуют местные фундаменталисты под лозунгом «Ислам – наше решение». Духовный лидер иорданских «братьев-мусульман» Химам Саид призвал единоверцев выступить единым фронтом и «добиться восстановления конфискованных властями гражданских свобод». В Сирии режим президента Башара Асада решил действовать на опережение. 17 января был представлен план, предусматривающий выделение денежной помощи в размере 250 млн. долларов для 420 тыс. нуждающихся семей. В стране пятая часть 22-миллионного населения не имеет работы. 16 января в Ливии прошли демонстрации против лидера ливийской революции Муамара Каддафи.

Дамоклов меч революционных волнений и переворотов завис над многими арабскими режимами, выстроенными на тех же принципах, что и правление свергнутого тунисского президента Бен Али. Особенно уязвим Египет. Здесь не помогут даже основательные экономические реформы, проведенные президентом Хосни Мубараком, ибо они, увы, не доходят до существенной части 80-миллионного населения страны. В Египте взрыв, аналогичный тунисскому, неизбежно приведет к тому, что вакуум власти заполнят исламисты из движения «Братья-мусульмане» – главной оппозиционной силы в стране. Западная пресса сейчас пестрит заголовками типа «Знамение для тиранов арабского мира», недальновидно игнорируя тот факт, что эти самые «тираны» вытравляют, пусть и далекими от понятия демократии методами, исламистскую заразу.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати