Послесловие к Сеулу

00:00 17.11.2010 Владимир Нестеров, политолог


Саммит G20 завершился принятием Сеульской декларации и еще ряда документов. Его участники утвердили инициативу о создании глобальной сети финансовой безопасности. В основу этой схемы будут положены механизмы МВФ. Участники саммита подтвердили договоренность министров финансов и глав центральных банков G20 о пересмотре до 2013 года формулы распределения квот в МВФ и возможности проведения в 2014 году нового раунда переговоров об их распределении.

Несмотря, однако, на громкие заявления о единстве действий в борьбе с мировым финансово-экономическим кризисом, саммит завершился на минорной ноте. Ведь лидерам крупнейших экономик мира не удалось принять никаких более-менее значимых решений ни в  валютной сфере, ни в области предотвращения протекционистских войн между ведущими державами.

***

 А все дело в том, что никто не хочет платить за восстановление мировой экономики. В первую очередь это касается двух ведущих государств мира – США и Китая. Именно между ними разгорелся основной конфликт, который продолжал тлеть и во время саммита

По сути весь азиатский вояж Барака Обамы на фоне саммита был нацелен на то, чтобы сколотить «антикитайскую коалицию». Во время встречи с председателем КНР Ху Цзиньтао Б. Обама пытался добиться от него обязательств девальвировать юань и поддерживать положительное сальдо или дефицит платежного баланса в согласованных рамках. Таким образом, США хотят ограничить рост валютных запасов Китая. Однако Пекин на это не пошел. Как жестко заметил Ху Цзиньтао, «реформа юаня будет проведена, но постепенно», чтобы не блокировать развитие страны. Как следует понимать «постепенно», председатель Ху объяснять не стал.

Более того, Пекин обвинил США в попытках валютного манипулирования. Имеется в виду недавнее решение Федеральной резервной системы США увеличить объем программы выкупа казначейских облигаций на 600 млрд. долларов. Безответственная финансовая политика Вашингтона возмутила не только Китай, но и Европу. «У меня такое впечатление, что Соединенные Штаты Америки в растерянности», – заявил накануне саммита министр финансов Германии Вольфганг Шойбле и сразу в нескольких интервью упрекнул Вашингтон в том, что тот хватается за «неправильные рецепты», которые ведут к «неутешительным результатам».

«Главным действующим лицом в последнем акте… драмы стала Федеральная резервная система США. Своим решением вбросить в экономику еще 600 млрд. долларов ФРС вызвала по всему миру волну страха перед инфляцией и долларовым кризисом. Это, в свою очередь, не может не ослабить позиции Обамы». Непросто, – писала немецкая Sueddeutsche Zeitung.

«Не думаю, что это хорошее решение; вы пытаетесь тушить пожар огнем», – прокомментировал решение ФРС США премьер-министр Люксембурга Жан-Клод Юнкер, возглавляющий комитет министров финансов стран Еврозоны.

Берлин также возмутился предложенным министром финансов США Тимоти Гайтнером способом установить «гармонию» в мировой торговле и прекратить валютные войны. Страны G20 должны держать торговые разрывы на определенном уровне, а именно: разница между импортом и экспортом не должна превышать 4%, заявил Гайтнер на предшествующей саммиту встрече министров «двадцатки».

Для этого страны с традиционно высоким профицитом текущего счета должны проводить такую структурную, налоговую и валютную политику, которая бы стимулировала не экспорт, а внутреннее потребление, считает Гайтнер. Речь идет, прежде всего, о Китае, Германии и Японии. А страны с традиционным торговым дефицитом должны вводить меры по экономии и стимулированию экспорта. Так, профицит баланса Китая составляет 4,7% ВВП, тогда как дефицит американского баланса – 3,3% ВВП.

Понятно, что и немцам, и китайцам эта затея сразу же не понравилась. То, что призыв к усиленному госрегулированию внешней торговли прозвучал из США, где всегда превозносили «свободную рыночную экономику», еще больше усилило впечатление, что в Вашингтоне царит растерянность. У  крупнейшей экономики планеты серьезные структурные проблемы, ей недостает конкурентоспособной обрабатывающей промышленности, которая имеется, например, в той же Германии.

Разумеется, предложение Вашингтона на саммите было провалено, а между Германией и Китаем на фоне совместной борьбы с американцами наметилось некоторое сближение. Председатель Ху Цзиньтао заявил, что плоды восстановления экономики «распределены в мире не самым лучшим образом» и призвал к отмене «всех протекционистских барьеров». Последнее не могло не понравиться Берлину.

 ***

В такой обстановке не стоит удивляться, что комментарии итогов саммита в основном носят негативный характер. Настроения многих наблюдателей отразила французская Le Figaro: «Собравшийся в Сеуле саммит «большой двадцатки», которую истощает валютная война между американцами и китайцами, закончился так же плохо, как и начался. Как и следовало ожидать. Его результатом стало бесцветное коммюнике без единой конкретной и обязательной для исполнения меры, которое вряд ли чем поможет бороться против болезней мировой экономики – валютного демпинга и протекционизма».

Действительно, валютная война, препоны в торговле, контроль над передвижением капитала – все это свидетельствует о разногласиях, пробуждающих страхи перед повторением депрессии 30-х годов, когда эгоизм капиталистов отдельных стран способствовал краху мировой экономики. Тогда правящие круги крупнейших государств мира, ища выход на путях протекционизма, пришли к выводу о необходимости нового передела мира, чтобы получить новые рынки и обеспечить сбыт своей продукции. В итоге разразилась Вторая мировая война, а объемы мировой торговли начала XX века были восстановлены только к 1990 году.

Теперь история, похоже, повторяется.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати