Два мифа глобализма

00:00 01.11.2010 Константин Гордеев, политолог


Глобализм как идеология установления «нового мирового порядка» не может утверждать себя никак иначе, как под прикрытием мифов. К числу последних принадлежат миф о возрастании террористической угрозы (обоснование прямого геноцида под прикрытием «контртеррористической операции») и своеобразный миф о возможности формирования мультикультурного общества, в котором последователи различных традиций «сосуществуют и успешно взаимодействуют друг с другом, как бы не замечая культурных различий».

О лжи первого мифа честно свидетельствуют ученые. В издательстве Университета Чикаго вышла книга Р.Пэйпа и Дж.Фельдмана, двух руководителей крупнейшего всемирного академического научно-исследовательского проекта, посвященного проблеме террористов-смертников, «Срезать фитиль: всемирный расцвет террористов-смертников и как его остановить». Данный труд представляет собой углубленный анализ данных о терактах с участием смертников по всему миру.

Выводы, сделанные учёными-специалистами, сногсшибательны. За 24 года, в 1980-2003 гг., во всем мире было совершено только 350 нападений террористов-смертников, из них лишь около 15% можно рассматривать как направленные против граждан США. А за последующие 6 лет (2004-2009) произошло уже 1833 самоубийственных теракта, из них 92% - против американцев. Связан такой взлет числа атак террористов-самоубийц с войнами США и НАТО против Афганистана и Ирака и оккупацией этих стран.

Иными словами, «терроризм» до 2003 г. и после (2003-й – год начала американской интервенции в Ираке) – это два разных по природе терроризма, и антитеррористическая кампания ни в коей мере не отвечает ее заявленным целям. Она, как керосин, не пригодна для тушения национально-освободительного пожара, потому что, пишут Р.Пэйп и Дж. Фельдман, именно «военное принуждение является объяснением почти всего терроризма с участием смертников во всем мире, по крайней мере, с 1980 года».

Авторы пошли в своих выводах и дальше, сказав, что истинной причиной интернационального терроризма является «защита политическими, религиозными и общественными организациями региональных сообществ их независимости от иностранного вмешательства», крайними формами которого выступают война и оккупация, «с очевидностью требующие адекватного ответа-самопожертвования». Этот вывод обнажает всю лживость «антитеррористического» мифа, оправдывающего действия агентов глобализма противоборством с якобы «оторванными от народных корней» фанатиками.

Не фундаменталисты-фанатики вынудили США к «глобальной войне с терроризмом», которая в одном только Ираке обернулась гибелью более сотни тысяч жителей, а наоборот – иностранная военная интервенция не оставила выбора тем, у кого завоеватели отняли свободу национального самоопределения. Поэтому за террористическими актами типа «9/11» и подобными ему могут стоять спецслужбы, решающие задачу спровоцировать начало и последующую эскалацию «Большой войны». От взрыва мирных объектов вместе с жителями – к началу военных действий. От начала военных действий – к генерации новых шахидов. От террора, провоцирующего обывателя одобрить «ответный военный удар», – к террору, провоцирующему попавших под него, но выживших, мстить ценой собственной жизни. Маховик глобальной войны раскручивается, оставляя всех в полном неведении относительно того, кто его запустил и с какими целями.

Исторические аналогии напрашиваются сами собой: оба мировых военных конфликта ХХ века тоже начались с откровенной террористической провокации, и пропагандой они представлялись родному обывателю именно как «контртеррористическая операция».

Автором разоблачения «антитеррористического» мифа глобализма вынужденно стала канцлер Германии Ангела Меркель. Выступая в Потсдаме перед молодежным крылом своей партии «Христианско-демократический союз» (ХДС), она признала, что попытки построения на немецкой земле «мультикультурного» общества провалились. И хотя суть претензий была сведена лишь к тому, что мусульманские (преимущественно турецкие) «мигранты, приезжающие на работу в Германию, должны говорить по-немецки, поскольку только в этом случае они могут стать полноценными участниками рынка труда», однако, выводы фрау Меркель оказались вполне в духе прогремевшей на всю Европу книги члена совета директоров Бундесбанка и экс-сенатора Берлина Т.Саррацина «Самоуничтожение Германии», где именитый банкир прямо называет мусульманскую эмиграцию угрозой немецкой государственности.

Т. Саррацин: «Я не должен признавать тех, кто живет за счет государства, государство это отвергая, не заботится об образовании своих детей и постоянно производит только новых девочек в (мусульманских) платочках».

А. Меркель: «В начале 1960-х наша страна пригласила иностранных рабочих в Германию, и сейчас они здесь живут. Некоторое время мы сами себя обманывали и говорили себе: «Они у нас не останутся, когда-нибудь они уедут», но так не произошло. И, конечно же, наш подход состоял в мультикультурализме, в том, что мы будем жить рядом и ценить друг друга. Этот подход провалился, совершенно провалился... Мы не хотели бы видеть тех, кто не может сразу заговорить на немецком языке».

Х.Зеехофер, лидер Христианско-социалистического союза: «ФРГ больше не нуждается в притоке мигрантов из Турции и арабских стран».

Процитированные заявления - не только отражение накопившегося недовольства коренных немцев, повсеместно теснимых корпоративно замкнутыми пришельцами с Ближнего Востока и потому уже мечтающих (согласно опросам общественного мнения) о «сильной руке» вплоть до появления нового фюрера, но и постепенное осознание того факта, что за демагогией о «мультикультурном обществе» кроется политика «заместительной» демографии. И если мусульманский уклад жизни агенты глобализма разрушают путем прямого физического уничтожения носителей традиции в ходе «контртеррористической» операции, то европейско-христианская культура, ослабленная многолетней профанацией её разного рода наемными «интеллектуалами», сводится на нет нашествием представителей иного мировосприятия, иной цивилизации.

С трудом верится, что при титанических усилиях, которыми мультикультурализм идеологически обосновывался, его разработчики «упустили из виду» тот совершенно очевидный факт, что принцип целостности социальной системы требует разделённости жизненных пространств для представителей различных культур, их субординации друг относительно друга и четкого определения той сферы, в которой они могут быть друг другу полезными.

Нарушение данных условий порождает между носителями разных и несмешивающихся культурных традиций конкуренцию «за выживание» в пределах ограниченного социального ресурса. И здесь побеждает более жизнеспособный, т.е. более сплоченный, более неприхотливый, более энергичный, более отвечающий замыслам устроителей «нового мира», ну, и более плодовитый. А это не европейцы.

Учитывая, что в результате насаждения «мультикультурности» мусульмане замещают европейцев на их исконных территориях в пределах всего европейского пространства – от России до Испании - признание немецких лидеров в ошибочности мультикультурализма является обличением глобализма в целом, развеивая миф о том, что одного лишь культурного многообразия самого по себе достаточно для возникновения всемирного единства.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати