Европейский центр смещается на Восток

00:00 22.10.2010 Елена Пономарёва, профессор МГИМО, доктор политических наук


Мировая система в кризисном состоянии. В то же время кризис – это и ранее неизвестные возможности. У России в таких условиях появляется возможность выбора своего места в новой конфигурации интересов. Такой поиск находит заинтересованное понимание и в Америке, и в Азии, и в Европе.

Особого внимания, несомненно, заслуживает европейское направление. Возобновление трёхсторонних встреч глав государств Германии, России, Франции, а также встреча Президента России с участниками выездного заседания Мюнхенской конференции по безопасности в Москве (сами приехали!) свидетельствуют о серьезной заинтересованности Запада в сотрудничестве с Москвой. Особо обходительны с Россией в последнее время страны европейского ядра («старой Европы»). Назову лишь некоторые причины, объясняющие столь повышенное внимание Германии и Франции к нашей стране.

Во-первых, Европейский Союз за годы своего существования так и не стал целостной организацией и представляет собой соединение весьма разнородных элементов, потенциал, ценности и интересы которых существенно различаются.

Во-вторых, у европейцев нет единого понимания будущего самой централизованной и самой иерархичной структуры современности – НАТО, а значит, и роли США как мирового гегемона. В свете готовящегося саммита альянса в Лиссабоне 19-20 ноября, на котором будет принята новая стратегия НАТО, любые переговоры о единой системе европейской безопасности вызывают определённую напряжённость в Вашингтоне. В то же время не надо исключать, что разговор о европейской безопасности «на троих» был задуман с тем, чтобы выяснить некие потаённые желания российской стороны.

В-третьих, в борьбе за мировое господство, которое неизбежно приведет (уже приводит) к столкновению позиций Запада (ЕС и США) и Востока (Китай, шире АТР), ведущую роль продолжает играть Россия. Как не крути, но формула «сердцевины земли» (Heartland) Х. Маккиндера продолжает работать и сегодня.

 

Тот, кто правит Восточной Европой, владеет Сердцем земли;

Тот, кто правит Сердцем земли, владеет Мировым Островом (Евразией);

Тот, кто правит Мировым Островом, владеет миром.

 

Несмотря на тяжелейшие последствия удара, нанесенного ей в 1991 г., «Сердце земли» - Россия - продолжает биться, а значит, возможности установления полного контроля над постсоветским пространством у других действующих лиц мировой политики пока нет. Окончательно выиграть битву за Евразию можно либо привязав (прежде всего экономически) Россию к Европе, либо задушив (политическими и военными методами) ее в объятиях НАТО. Действие разворачиваются по двум направлениям одновременно.

Не следует также забывать, что кризис, начавшись за океаном, самым болезненным образом отразился на Евросоюзе. Очередным подтверждением порочности неолиберальной модели экономики стали практически парализовавшие Францию забастовки. Известно, что капитализм может развиваться только за счет эксплуатации периферии, и первоначальное накопление капитала было определено жесточайшей эксплуатацией колонией. Во второй половине ХХ в. сложилась система неоколониализма, которая существует и поныне в виде разного рода протекторатов и квази-государств. Россия с её необъятной территорией, гигантскими ресурсами и довольно легко манипулируемым населением продолжает рассматриваться Западом (который выступает здесь единым фронтом) как периферия. Различия проявляются в разгорающихся спорах о том, кто и как успешно будет эксплуатировать эту периферию.

Прямая экономическая заинтересованность в российских ресурсах даже не скрывается. Утверждение – «Россия располагает огромными запасами сырья и энергоресурсов, в которых столь нуждается Западная Европа» – наиболее часто встречающийся рефрен западной прессы. Однако, дело не только в этом. Думаю, что известный французский публицист Жан-Пьер Тома раскрыл некоторые карты, которые не хотели показывать политики, когда заявил, что Франции и Германии жизненно необходимы капиталы. Так, нынешний дефицит государственного бюджета во Франции съедает немалую часть накоплений. В то же время российские фонды, которые, по мнению Ж.-П.Тома, уже насчитывают несколько сот миллиардов долларов, могли бы сыграть роль «катализатора экономического роста всего континента». Европа рассчитывает на эти деньги и потому помогает Москве стать крупным финансовым центром, который идеально впишется в пространство между Гонконгом, Шанхаем, Лондоном и Парижем, превратившись, по замыслу европейских «коллег», в противовес биржевым площадкам Нью-Йорка и Востокаi.

Оттого, видимо, европейские эксперты и приветствовали встречу в Довиле с нескрываемым энтузиазмом. Этот саммит, по их мнению, должен дать старт настоящему экономическому альянсу Европы и России, который позволит облегчить трансферт капиталов и ознаменует собой начало новой эры в Старом Свете. Фактически это и есть новая модель экономического роста по-европейски. Однако не получилось бы так, что российские капиталы заработают на экономический рост Западной Европы, а Россия испытает нехватку средств для проведения в жизнь задуманных планов модернизации.

Анализируя итоги саммита в Довиле, не соглашусь с бытующим мнением о том, что встреча Меркель, Саркози и Медведева – это продолжение наметившейся в Европе тенденции по созданию некого альтернативного центра, способного де уравновесить влияние США. Мол, «альтернативный центр» немыслим без России, и Россия, конечно, с удовольствием хотела бы в него войтиii. Тут почему-то вспоминается Алиса в Стране чудес: «Как я хочу туда попасть! И стать пешкой… если позволят! Хотя больше всего на свете я, конечно, хочу стать королевой!»....

На мой взгляд, появление подобного центра вряд ли возможно. И вот почему.

Во-первых, в НАТО интересы США и европейских стран-участниц связаны очень тесно. При этом европейские государства находятся в прямой экономической, политической и военной зависимости от США. Проводить самостоятельную политику они вряд ли смогут, к тому же это довольно дорогостоящая процедура.

Во-вторых, идею новой архитектуры европейской безопасности, продвигаемую Д.А. Медведевым с 2008 г., европейские политики предпочитают не замечать. Это видно по их реакции (точнее, по отсутствию таковой). В то же время идея создания единой европейской (читай, натовской) ПРО, означающая потерю Россией контроля над собственным воздушным пространством, активно продвигается.

В-третьих, активизация процессов вокруг Совета Россия – НАТО говорит о предстоящих серьезных изменениях в этой области. Показательно, что после того, как Президент РФ Д.А. Медведев дал согласие на участие в саммите НАТО в Лиссабоне, на сайте ИНСОРа, наконец-то, был опубликован вызвавший переполох «доклад Юргенса» «О перспективах развития отношений России и НАТО». Там проводится идея установления Россией самого тесного сотрудничества с альянсом, вплоть до членства в нём.

Однако выбор у России есть, и вариантов больше одного! Этот выбор определит и наше будущее, и облик мировой политики.

В завершение хочу подчеркнуть, что вопрос о визах, словно лакмусовая бумажка, высветил истинное отношение европейцев к России. Никакие объяснения сложности процедур, технических ограничений и т.п. не скроют истинного эффекта от подобного жеста. Все просто, как в сказке Г.Х. Андерсена: «Тень! Знай свое место!».

i Европа должна притянуть к себе Россию ("Le Figaro", Франция). – URL: inosmi.ru

ii Интервью А. Коновалова (Президент Института стратегических оценок) Радио Свобода. – URL:www.svobodanews.ru


www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати