Доллар и юань: что стоит за конфликтом?

00:00 05.10.2010 Александр Салицкий, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИМЭМО РАН


Разногласия между США и КНР по поводу курса китайской валюты вновь существенно обострились. На этот раз инициатива нового раунда давления на Пекин принадлежала американским конгрессменам. Законодатели США предложили ввести заградительные пошлины против китайских товаров, сетуя на «заниженный» курс юаня. Соответствующий законопроект одобрен нижней палатой конгресса.

Такого рода упреки и угрозы в адрес Китая не новость. Симптоматично другое: в нынешнем году основной причиной для протекционистских настроений и действий является, на мой взгляд, не столько состояние двусторонней американо-китайской торговли и курс юаня, сколько печальное положение в экономике США в целом и дальнейшее ослабление её позиций в мировом хозяйстве. Знакомая ситуация: внутренние трудности – поиск внешних причин. Парламентарии некогда ведущей промышленной державы, заметим, дружно голосуют за ослабление «его величества доллара».

Разбирая вопрос о «заниженном» курсе юаня, стоит, пожалуй, привести статистические данные о движении курсов валют азиатских стран, конкурирующих с КНР (в том числе на американском рынке). Возьмём последние пять лет, включая кризисные 2008-2009 гг. (табл. 1).       

 

Таблица 1.

Среднегодовой курс валют в азиатских странах и территориях (к доллару США)

Страны и территории Годы

2005

2008

2009

КНР

8.19

6.95

6.83

Тайвань

32.17

31.52

33.05

Республика Корея

1024.12

1102.05

1276.93

Малайзия

3.79

3.34

3.52

Индия

44.10

43.51

48.41

Источник: Key Indicators for Asia and the Pacific 2010. ADB. P. 201.

 

Хорошо видно, что среди азиатских конкурентов Китай в годы кризиса был практически единственной страной, повысившей курс валюты. На пятилетнем отрезке картина примерно такая же. Отчасти повторилась картина азиатского кризиса 1997-1998 гг., когда соседи КНР, девальвировавшие свои валюты, были весьма признательны Пекину за сохранение жёсткой привязки юаня к доллару и ослабление экспортной экспансии.

Дополнительную ясность вносят данные о соотношении внутренних цен в азиатских странах по отношению к американскому показателю (табл. 2). На относительный уровень цен, как известно, оказывают непосредственное воздействие изменения курса валюты и инфляция.

 

Таблица 2.

Уровень цен в азиатских странах и территориях (в % к уровню цен в США)

Страны и территории Годы

2005

2008

2009

КНР

42.1

54.7

54.0

Тайвань

60.1

54.6

51.7

Республика Корея

77.0

69.1

60.9

Малайзия

45.8

57.8

50.5

Индия

33.3

36.4

33.6

Источник: Key Indicators for Asia and the Pacific 2010. ADB. P. 203.

 

Эти данные весьма красноречиво свидетельствуют о значительном снижении ценовой конкурентоспособности Китая в последние пять лет. Причин две – повышение курса юаня и сравнительно высокая инфляция в 2007-2008 гг. В результате на целом ряде рынков, в том числе текстильной продукции, китайские предприятия начинают проигрывать конкуренцию производителям из Вьетнама и стран Южной Азии.

Приведённые цифры говорят и о другой важной тенденции – существенном сближении уровней цен в странах Восточной Азии (за исключением Японии) при сохранении в целом разрыва с США. Это разрыв структурного характера, связанный с особым и исторически длительным положением США и доллара в мировой экономике. Он вряд ли может быть преодолён в короткие сроки. 

Получается, к тому же, что Китай отнюдь не единственная страна, которой следовало бы адресовать недовольство конгрессменов в части цен и валютного курса. Напротив, жёсткая привязка юаня к доллару в период кризиса способствовала, по мнению многих финансистов, некоторой стабилизации положения на валютных рынках.

В нынешнем году цены в КНР, заметим, повышаются, что вместе с возобновлённой минувшим летом постепенной ревальвацией юаня (она была прервана летом 2008 г., когда юань жестко привязали к доллару) продолжает оказывать сдерживающее воздействие на экспорт китайских товаров и стимулирует расширение импорта. Достаточно заметить, что за первые восемь месяцев нынешнего года импорт Китая вырос более чем на 45% при куда менее динамичном росте экспорта (35%). По этой причине продолжает сокращаться в абсолютном выражении положительное сальдо внешней торговли Китая (оно составило чуть больше 100 млрд. долл. за восемь месяцев). При этом ввоз товаров из США возрос более чем на 34%, хотя и экспорт на американский рынок увеличился на 31%.

Положительное сальдо Китая в торговле с США в этом году, по-видимому, сохранится на уровне предыдущего года (143 млрд. долл.) или несколько превзойдёт этот показатель (за первые восемь месяцев актив КНР в торговле с США составил около 110 млрд. долл.). Это обычная для китайско-американской торговли величина: в 2008 г. данный показатель составил 171 млрд. долл., в 2007 г. – 163 млрд. долл.

Дефицит США в торговле с Китаем выглядит не столь уж внушительно на общем фоне. В 2008 г. суммарный торговый дефицит США достиг 840 млрд. долл., сократившись в 2009 г. до 517 млрд. долл. В нынешнем году за первые шесть месяцев эта сумма составила 320 млрд. долл.  

Иначе говоря, дефицит внешней торговли США вызван не только Китаем (и уж совсем не «заниженностью» юаня), и не столько этими обстоятельствами. Дело здесь в общем снижении конкурентоспособности американской промышленности, что, естественно, тревожит конгрессменов, и в привычке жить на широкую ногу, пока ещё оплачивая долларами счета за нефть и многое другое. Требовать же от КНР 20-процентной или даже 40-процентной ревальвации под угрозой мер, явно выходящих за рамки идеологии свободной торговли и принципов ВТО, занятие сугубо популистское. 

Резкое повышение курса юаня было бы не только ещё одним ударом по предприятиям, в том числе с иностранным капиталом, работающим в Китае на экспорт, но и очередным шоком для международных финансов. Готовя подобный шаг, Пекин, естественно, начал бы спешно избавляться от гигантских долларовых резервов, что при сегодняшней конъюнктуре грозит мировой экономике обвалом.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати