Турецкий референдум и суфийский ислам

00:00 22.09.2010 Леонид Савин, политолог


Референдум в Турции, прошедший 12 сентября, нанес сильный удар по кемализму как светской государственной идеологии. Проект новой реформы, которую предложила правящая Партия справедливости и развития (ПСР) Реджепа Эрдогана, поддержало 58% избирателей. Проект предусматривает лишение турецких военных, игравших в последние десятилетия роль станового хребта в государственном управлении, серьезных привилегий, а также изменение судебной системы, которая становится подконтрольной правительству.

Надо сказать, что турецкий референдум проходил явно при манипуляции со стороны властей. Как показали опросы, примерно половина взрослого населения не знает, в чем суть 26 пунктов предлагаемой реформы. В остальном же, согласно данным Guardian, 20% респондентов из Турции заявили, что страны Ближнего Востока должны быть их ведущими партнерами в международных отношениях, тогда как только 13% сказали, что предпочитают ориентироваться на Европейский Союз. В прошлом году результаты опроса были прямо противоположными.

Лоббирование Турцией интересов Ирана и жесткая позиция в конфликте с атакой израильского спецназа на «флотилию свободы» сыграли свою роль в переориентировке Анкары с европейско-атлантического направления на региональное.

Несмотря на победу ПСР, ближайшее будущее Турции, по мнению экспертов, выглядит довольно туманным. Представитель турецкой оппозиции, научный сотрудник Института наследия Ататюрка Стамбульского университета Мехмет Перинчек, говорит: «В процессе референдума правящая партия, нарушая закон, использовала все возможности государства для своих партийных целей и пропаганд. После изменения Конституции ПСР получит возможность перестроить судебную структуру согласно своей политической идеологии и сможет обеспечить полный контроль над судьями, которые потеряют независимость». По мнению турецкого политолога, результаты референдума служат планам США, которые предусматривают гражданскую войну в Турции. Ее подготовят проамериканское правительство и курдский сепаратизм.

Ведущий научный сотрудник Черноморско-Каспийского центра Российского института стратегических исследований Эдуард Попов считает: «Референдум показал преобладание в современной Турции умеренного ислама и идеологии неоосманизма, выразителем которой является ПСР. Он стал развитием тенденций в реформировании посткемалистской Турции и дальнейшего ослабления политического влияния военных кругов… Однако мы не стали бы спешить с выводом о том, что Турция прошла точку бифуркации и навсегда перевернула страницу кемалистского наследия, поскольку ситуация в стране неопределенная».

Результаты референдума вызвали одобрительную реакцию Вашингтона, который, по крайней мере, на словах поддерживает Турцию в её стремлении в ЕС. Немаловажную роль сыграл и умеренный суфийский ислам, который является козырной картой Партии справедливости и развития. Нынешнюю версию турецкого ислама инспирировал Фетуллах Гюлен, открывший сотни мусульманских школ в Азии и Африке.  Ранее Гюлена обвиняли в Турции в попытке создания исламской элиты, которая путем проникновения в структуры управления и спецслужбы постепенно формирует новую модель государства, разрушая светские идеалы, заложенные Ататюрком. В 1998 г. Гюлен был обвинен в попытке свержения существующего строя и иммигрировал в США. После прихода к власти Партии справедливости и развития все обвинения с него были сняты. С движением Гюлена связаны многие государственные функционеры в сегодняшней Турции, сторонники Гюлена представляют возврат к суфийскому исламу как поворот к почти утраченным мусульманско-суфийским корням нации.

Впрочем, за этим фасадом может крыться и нечто иное.

Бывшая сотрудница ФБР Сибил Эдмонс утверждает, что школы Гюлена являются хорошо законспирированным тылом сотрудников ЦРУ и используются при проведении операций в разных регионах мира. Сам Гюлен стремится создать новую Османскую империю, новый «Великий Туран», включающий Балканы, Арабский Восток, Российскую Федерацию и Среднюю Азию, то есть территории от Балканских гор до Великой Китайской стены.

О том же пишет  и бывший советник Гюлена Нуреттин Верен, опубликовавший разоблачительную книгу, в которой также упоминает о материальной помощи Гюлену со стороны ЦРУ.

Гюлен критикуется и представителями различных этнических групп, проживающих в Турции, за его приверженность политике ассимиляции. Аланд Мизелл, курд по национальности, преподаватель юридического факультета Техасского университета, заявляет: «Школы Гюлена основаны на османской идеологии, и целью его является ассимиляция курдов».

США, безусловно, хотят, чтобы Турция оставалась их надежным союзником, как во времена СССР. Американские стратеги вынашивают самые разнообразные планы по удержанию Турции в своей орбите. Так, журналист-международник Стефен Китцер в книге "Reset: Iran, Turkey and America's Future" даже выдвинул идею создания стратегического треугольника США – Иран – Турция как главной опоры будущего мирового порядка. В контексте евразийской геополитики это означало бы серьезный удар по позициям России и контроль США над всей южной частью Евразии с ее крупнейшими в мире ресурсами углеводородов. Не следует забывать, что Реджеп Эрдоган является сопредседателем американского проекта «Большой Ближний Восток», цель которого – радикальная перекройка политической карты Евразии.

Что касается отношений Турции с Европой, то здесь у Анкары две уязвимые точки – Северный Кипр и курдская проблема. Они ещё долго будут оставаться источниками напряженности. Это обстоятельство вполне может быть использовано Москвой. Во всяком случае, РФ и Турция способны выступать партнёрами в укреплении стабильности и безопасности на Кавказе и Черноморско-Каспийском бассейне.

Учитывая серьезную зависимость Турции от энергоресурсов (фактически в стране нет залежей углеводородов и ценных металлов) и асимметричную политику в отношении восточных соседей (Армения, Азербайджан, Ирак, Иран), Москва, помимо уже заключенных сделок по атомной энергетике и торгово-экономическим отношениям, могла бы форсировать события и по линии военно-технического сотрудничества. Возможны и совместные усилия в борьбе против угроз терроризма, хотя здесь между Турцией и Россией есть серьезные противоречия. Камень преткновения - чеченские сепаратисты, которые укрываются на территории Турции. Финансирование боевиков на Северном Кавказе также частично проходит через Турцию, и Анкара стремится уйти от конструктивного диалога с российской стороной, ставя знак равенства между чеченскими боевиками в Турции и курдами, получившими убежище на территории Российской Федерации

Если улучшения отношений у Москвы с Анкарой не произойдёт, Россия сама рискует стать объектом влияния Турции, учитывая экспансионистский дух неоосманизма, который сегодня является официальной доктриной Анкары. Крым, Южный и Северный Кавказ, Средняя Азия - все они вместе со странами Ближнего Востока и Северной Африки попадают в условную сферу интересов неоосманизма. И если Турции не будет суждено стать «Европой», быстрый рост её народонаселения окажется хорошим подспорьем для турецкой экспансии на север и северо-восток.

 

www.fondsk.ru


Мнение автора может не совпадать с позицией редакции

Версия для печати