«Вперед, жлобократия»

00:00 09.09.2010 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»


«В Екатеринбурге разгорается полемика вокруг решения мирового судьи, которая реабилитировала нецензурную брань, признав «три известных слова» не оскорблением, а междометиями». Заголовок небольшой газетной колонки, который, вполне возможно, не принадлежит автору, тоже звучит подобно приговору: «Цензуре – нет! Фемида оправдала матерную брань». Третий приговор, правда, уже всем нам,  заключен в глубокомысленном резюме: «К сожалению, брань в русском языке стала обыденной, и решение судьи только зафиксировало печальную реальность».

Контекст сей удивительной истории совершенно гоголевский. В губернском городе некая дама - попечительница высшего учебного заведения - «принародно обругала проректора этого же заведения площадной бранью в присутствии не менее десятка студентов». Поразительным образом в качестве «свидетеля» защиты в зал заседания суда был «приглашен» или, точнее, внесен В.Даль, в виде некой «современной версии» всем известного словаря. Живи Даль в наше время или, наоборот, мировой судья каким-нибудь странным образом, у Гоголя это бывало, перенесся бы во времена друга Пушкина, мы бы могли наверняка лишиться и этого  замечательного человека либо на дуэли, либо в связи со скоропостижной смертью  ученого, не вынесшего столь низкого оскорбления.

Откроем словарь Даля, где он раскрывает смысл слов «матерность» и  «матерщина», которым он дает такие определения: «Похабство, мерзкая брань». «Матюгать» - значит, по Далю, «сквернословить, ругаться». Ну а в свою очередь, «сквернослов» - это «срамослов, поругатель, кощун». Есть у Даля и вполне педагогические определения. Например, «похабничать» означает у великого знатока русской национальной лексики – «портить ребенка». Самое же парадоксальное во всей этой трагикомедии то, что и обличенный в сквернословии, и мировой судья, вынесший оправдательный вердикт, и автор статьи, наполненной примирительными сентенциями, – женщины!

Приговор, а вернее его отсутствие, утверждает:  «В современной речи данные слова употребляются как междометие, выражающее расстройство, негодование». Я попросил прокомментировать решение суда известного правозащитника в сфере образования В.Панина: «Судебная инстанция, то есть официальный институт ПРАВОСУДИЯ, которая, казалось бы, должна принципиально стоять на страже закона, морали, интересов общества и личности, на деле (и де-юре) признала факт употребления матерных выражений НОРМОЙ. Решение суда и комментарии различных экспертов, приведенные в статье, не оставляют никаких сомнений: нам всем предлагают смириться с происходящим. Теперь, если следовать логике решения судьи,  матерные выражения могут быть спокойно использованы авторами учебника русского языка в качестве примера употребительного  «междометия, выражающего расстройство, негодование».

С этих позиций неудивительно, что во многих зарубежных странах культуру России изучают по учебникам, в которых скабрезные анекдоты про пресловутого "Вовочку", переполненные матерной лексикой, способной заставить покраснеть даже портовых грузчиков, переплетаются с поражающими наивностью пояснениями. В них говорится, что якобы "без подобной лексики невозможно понять многие реалии российской жизни». (См.:http://www.rg.ru/2006/03/16/uchebnik.html)

В самом деле если оправдывать приговор тем, что «решение судьи только зафиксировало печальную реальность», то тогда и убийства, и грабеж, и наркомания должны быть оправданы. Разве это не печальная реальность?

Недавно В.Коротич в киевской газете «Факты» написал примечательную статью, которая  называется  «Жлобократия». При этом он дает следующее определение слову «жлоб». Это «словечко» служит для обозначения публики «нахрапистой, не шибко культурной,  но настаивающей на своем праве быть именно такой». Давая оценку для определения «рванувших к власти» в 1917 году, автор пишет: «Царящая в стране «жлобократия» была убийственна, отшвыривая прежние жизненные стандарты и не заменяя их ничем жизнетворным».

Добавим от себя, что беда наших дней  заключается в том, что современная «жлобокультура» и ее носители не ограничиваются своим привычным существованием в общественном гетто, где им и место. «Духовная чернь» выплеснулась  не только на улицы, она стремится захватить командные высоты в сфере культуры, навязывает свое понимание того, что является нормой и «современным вкусом».  И этой своей всепроникающей липкой и все более агрессивной навязчивостью влияет на все слои общества, включая самые разэлитные и  высшие. 

В.Панин прав, когда утверждает, что «случившееся является следствием общего падения уровня культуры и образования в стране», и продолжает: «С недавних пор в России стало даже модным с высоких политических трибун произносить жаргонные и приблатненные выражения. Примеры приводить не буду, они и так всем очень хорошо известны, а многие выражения стали прямо-таки крылатыми и прочно вошли в жизнь современного обывателя».

В.Соловьев еще в начале прошлого века говорил, что роль государства не в том, чтобы осуществить рай на земле, оно бессильно совершить это,  но  чтобы предупредить осуществление ада на земле.

Страшнее пожарного угара миазмы «жлобократии», достигшие отравляющей плотности для всего общества. Пора бы что-то делать. 
Между тем решение екатеринбургского суда в своей сути однозначно: «Вперед, жлобократия!»

 

www.rian.ru ОТ АВТОРА: Армен Оганесян

Обсудить статью в блоге

Версия для печати