ГЛАВНАЯ > Экспертная аналитика

Турция: Запад против Евразии - торг уместен

10:55 26.03.2021 • Андрей Исаев, журналист-международник

Конфронтационная риторика и демонстрация жесткости в отношениях Турции с Западом, достигнув апогея к концу прошлого года, пошли на спад. По определению турецкого эксперта по внешней политике Ильхана Узгеля, ставка на «стратегическую автономию» не сыграла, и начался процесс «стратегического отступления» и перехода Анкары на позиции «гармоничного союзника» евроатлантического блока.[i]

Еще в прошлом октябре Реджеп Тайип Эрдоган мог позволить себе посоветовать своему французскому визави обратиться к психиатру, а заочно обращаясь к американским властям, воскликнуть: «Вы не понимаете, с кем имеете дело… мы не племенное государство, мы — Турция». В следующем месяце он «не нашел времени» для того, чтобы принять госсекретаря США Майка Помпео, находившегося с визитом в Турции. При этом Анкара мостов не жгла, при каждом удобном случае продолжая уверять западных союзников в том, что приобрела российские ЗРК (а это главный камень преткновения) как бы «от безысходности» - после отказа Вашингтона продать «Пэтриоты». На этом фоне введение европейских (и американских) санкций против турецкого военно-промышленного комплекса, а также прихода в Белый дом не менее жесткой по отношению к Турции администрации в конце прошлого года показало, что могут последовать и новые ограничительные меры. Принятие согласованного между Вашингтоном и Брюсселем решения об этом вроде бы ожидается уже на мартовском саммите ЕС. Учитывая все это, турецкие власти смягчили позицию.

Началось с реверансов в сторону объединенной Европы. Исследовательские суда были отозваны из спорных вод Средиземного моря, возобновлен диалог с Грецией и Францией (на этот раз без жесткой риторики, что с удовлетворением отметили во французском МИД). Было заявлено: стороны по-прежнему заинтересованы в разрешении противоречий, Евросоюз остается крупнейшим торговым партнером Анкары, а Турция имеет важное значение для ЕС, удерживая на своей территории миллионы (!) мигрантов с Ближнего и Среднего Востока. Но, судя по всему, главным в попытках примирения остается американское направление. 20 февраля турецкий лидер заявил, что между Турцией и Соединенными Штатами существуют прочные, всеобъемлющие стратегические союзнические связи, основанные на общих интересах, и подчеркнул: «Несмотря на то, что в наших отношениях время от времени возникают разногласия, наше партнерство до сих пор сумело преодолеть всевозможные проблемы».

Через неделю министр обороны Турции Хулуси Акар даже пообещал (заочно, Соединенным Штатам) не ставить российские системы на боевое дежурство, а использовать их «только в случае необходимости». Американцев такой вариант не устроил, и пресс-секретарю турецкого президента Ибрагиму Калыну, дабы сохранить лицо, пришлось дезавуировать Акара: «Наш министр не имел этого в виду. Его слова немного исказили».

Пока нынешний американский президент воздерживается от общения с турецким визави и, похоже, заставляет последнего изрядно нервничать. В результате турецкий лидер взял инициативу на себя, опубликовав 15 марта в Bloomberg статью с призывом к Вашингтону (а заодно и к европейским партнерам) объединить усилия в Сирии для борьбы с «режимом» Асада и курдскими «террористами». По мнению Эрдогана, «восстановление мира и стабильности в регионе зависит от подлинной и сильной поддержки Турции со стороны Запада». У которого, на взгляд автора статьи, есть три варианта действий: «остаться сторонним наблюдателем за тем, как в Сирии будет погибать все больше ни в чем не повинных людей»; предпринять «военные, экономические и дипломатические меры, необходимые для выработки долгосрочного решения имеющихся противоречий» или «стать частью разрешения конфликта в Сирии с минимальными затратами и с максимальной эффективностью», поддержав сирийскую политику Турции.

При этом Эрдоган изменил бы самому себе, если бы в конце статьи многозначительно не намекнул: нежелание разделить бремя Турции может привести к новым волнам миграции в ЕС.[ii] Ни Вашингтон, ни Брюссель пока не отреагировали на это воззвание.

Позиция США на турецком направлении определяется максимой, уже успевшей превратиться в мантру: российские С-400 несовместимы с системами НАТО, они угрожают безопасности стран НАТО и не соответствуют обязательствам Турции как члена Альянса. В то же время Белый дом при всем недовольстве поведением Турции также не собирается рвать с ней отношения: без содействия турок американцы не могут обойтись в Сирии, - признал глава пресс-службы Госдепартамента Нед Прайс. А специальный представитель США в международной коалиции по борьбе с ИГИЛ (запрещена в РФ) Уильям Робак еще в феврале сообщил о готовности Байдена «тесно сотрудничать» с Анкарой на сирийском направлении. Что и происходит – пока на координационном уровне.

И дело не только в том, чтобы вернуть Турцию на «путь истинный», но и в том, чтобы «оторвать» ее от России: ведь именно взаимодействие в Сирии является основой, пусть ситуативного и порой сложного, но, ни много ни мало, военно-политического сотрудничества Анкары и Москвы. А «ниточек», за которые можно потянуть, здесь хватает. По словам пресс-секретаря президента России Дмитрия Пескова, «Ситуация в тех районах, где осуществляется взаимодействие (российско-турецкое – А.И.), остается весьма непростой. Там продолжают оставаться террористические элементы, что мешает нормализации, тем не менее, взаимодействие продолжается».[iii] «Очень сложной» работой в свою очередь назвал выстраивание отношений между российскими и турецкими военными Сергей Шойгу, при этом подчеркнув, что «компромиссы удается найти даже там, где это кажется невозможным».[iv]

В последнее время Турция пытается укрепить свои позиции в астанинской тройке, активно привлекая к процессу сирийского урегулирования дружественную ей Доху, которая, по словам Чавушоглу, наряду с Анкарой, Москвой и Тегераном, выступает «против любых проявлений сепаратизма» в Сирии. Примечательно, что и США опекают Катар: в эмирате расположена их крупнейшая в регионе военная база. Хотя, по словам Сергея Лаврова, консультации РФ, Катара и Турции по Сирии не заменяют астанинский формат, а дополняют его.

По нашему мнению, нынешние противоречия между Анкарой, с одной стороны, и Вашингтоном с Брюсселем, с другой, не стоит преувеличивать: «война нервов», как это ни парадоксально, создает формат дальнейших взаимосвязей. США и НАТО хотели бы видеть Анкару преимущественно в роли инструмента своей ближневосточной политики, а та стремится закрепиться в статусе полноценного субъекта международных отношений в регионе. На мой взгляд, компромисс в какой-то форме рано или поздно будет найден – при всех зигзагах внешнеполитической линии Анкары. Но при этом остается весомое и важное направление – евразийское. Турции весьма сложно по разным причинам отказаться от сотрудничества с Россией. И именно на этом изломе будет решаться дальнейшая геополитическая судьба Турции.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 


Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати