ГЛАВНАЯ > Читайте в новом номере

Непоколебимый орел

10:16 21.11.2019 • Хорхе Арреаса Монсеррат, Министр иностранных дел Венесуэлы

С момента своего возникновения Венесуэла проявляла солидарность с другими странами. Она осознавала, что принадлежит к большому общему началу, к огромной нации, является державой с великим потенциалом, которая, укрепившись в юридическом, экономическом и политическом направлениях, изменила бы «равновесие вселенной», баланс сил в международных отношениях. Поэтому единственная военная акция, проведенная Венесуэлой за рубежом, была тесно связана с правом этой державы на свое первоначальное самоопределение как суверенного народа.

Наши солдаты на всем пространстве Нашей Америки всегда старались внести вклад в дело завоевания независимости без жажды добиться выгоды, славы или чего-либо еще кроме освобождения от имперского гнета, существовавшего в те времена. Тогдашние наши лидеры и вооруженные силы никогда не стремились обеспечить себя трофеями или территориальными завоеваниями. Единственным мотивом было получить независимость и свободу, а также разделить свободу с другими.

В противоположность этому, Соединенные Штаты Америки с момента своего зарождения стремятся навязать единственную систему управления - свою. Система их прав и свобод существует для тех, кто накапливает материальные ресурсы, а гнет и эксплуатация - для не имеющих богатств и имущества. В каждом политическом шаге и каждом военном действии главенствующая американская элита всегда исходила из непогрешимости своего стиля жизни и системы управления, которая предопределена быть принятой остальным миром. На этом ограниченном, тираническом и исключительном видении с особой яростью была развита непрекращающаяся практика в отношении Латинской Америки, которую они рассматривают как свой «задний двор».

И хотя сегодня мы регулярно становимся свидетелями односторонних попыток Вашингтона обеспечить свое господство, в этом нет ничего нового - данная политическая линия уходит корнями в эру становления США как государства, в конец XVIII века, когда один из отцов-основателей Томас Джефферсон с абсолютной естественностью стал автором известного и ужасающего изречения: «Нашу конфедерацию следует рассматривать как гнездо, из которого вся Америка, Северная и Южная, должна быть заселена. Мы обязаны, в интересах всего великого континента, держать его в своих руках, вырвав у испанцев». Говоря о странах Америки за пределами США, он подчеркнул: «Эти страны не могут находиться в лучших руках, чем наши. Я боюсь, что испанцы слишком слабы, чтобы удержать их до тех пор, пока подоспеет время нашего заселения, когда мы проглотим их одну за другой».

Как указывает профессор Владимир Акоста, это стремление к доминированию всегда было исключительной прерогативой белых, саксов и протестантов, которые никогда не намеревались «очернить» свою кровь и родословную, смешиваясь с остальными народами этого громадного континента. 200 лет спустя Дональд Трамп предстает перед нами в качестве яркого представителя этой шовинистской теории.

В Северной Америке им фактически удалось «отобрать кусок за куском» территории коренных жителей посредством кровавых расправ и обмана, что широко освещено в книгах по истории. Они приобретали территории у европейских держав, будто земля является очередным товаром. Не стоит забывать, что они также оторвали от Мексики половину ее территории, и все это было сделано с одним единственным желанием - расширить свои границы от Атлантики до Тихого океана.

В 1823 году Президент Соединенных Штатов Джеймс Монро под руководством Джона Куинси Адамса разрабатывает и объявляет известную доктрину Монро, а также свою знаменитую фразу «Америка для американцев» (для североамериканцев, разумеется). Таким образом была обеспечена идеальная преемственность аннексионистского проекта, намеченного десятилетиями ранее отцами-основателями в их одержимом стремлении добиться континентального господства, чтобы полностью вытеснить европейские державы, которые тогда еще грабили и расхищали наши территории. Однако на тот момент элита Вашингтона еще не развила свой военный потенциал настолько, чтобы успешно противостоять империям того времени.

Стремление и амбиции, которые характеризовали правящую элиту США в плане навязывания «своей» модели правления и социально-экономического уклада жизни, описаны начиная с их истоков. В 1839 году обозреватель Джон О’Салливан опубликовал основополагающую работу для формирования североамериканской доктрины доминирования: «Великая нация будущего». Речь идет об известной статье, заложившей основы данной доктрины, «Явное предначертание», в которой с использованием риторики американской исключительности и с глубоким религиозным рвением недвусмысленно заявлено, что Соединенным Штатам предназначено Провидением править всем миром.

Давайте рассмотрим пару фрагментов: «В долгосрочной перспективе будущее без границ станет эпохой американского величия. В своем изумительном владении временем и пространством нация множества наций имеет явное предначертание для превосходства над человечеством по божественным законам, для того чтобы возвести на земле самый благородный храм, посвященный работе Господа, - Таинству и Истине. Полом станет полушарие, крышей - небо, полное звезд, а паствой - Союз многих республик, состоящих из сотни миллионов счастливых людей, у которых нет хозяина, но которые управляются естественным и нравственным законом Бога, законом братства…

Мы должны идти дальше, чтобы выполнить нашу миссию для всестороннего развития свободы совести, личной свободы, свободы в стремлении вести торговлю и дела. Это - наше высшее предначертание, вечное по своей сути, неизбежный декрет о причине и следствии, который должен быть исполнен.

Все это станет нашей будущей историей, чтобы добиться существования на земле морального достоинства, непреложной истины и Божьей помощи. Ради этой благословенной миссии для народов мира, которые находятся за пределами света правды, дающей жизнь, была избрана Америка; и ее выдающийся пример должен нанести смертельную рану тирании королей, сановников и олигархов и нести благую весть о мире и доброй воле, где сохранится благочестие, а их существование вызывает чуть меньше зависти, чем жизнь диких животных. Тогда кто может сомневаться, что нашей стране предначертано превратиться в великую державу будущего?»

Только в конце XIX века и на заре XX века США накопили достаточно мощи и военной техники, чтобы успешно вытеснить Испанию из ее владений на Кубе и в Пуэрто-Рико, а также из ее территорий в Тихом океане. Это было началом известного так называемого «Короллария Рузвельта», некой поправки к доктрине Монро, изложенной в послании «О положении в стране» Теодора Рузвельта от 6 декабря 1904 года в ответ на морскую блокаду, установленную Англией, Германией и Италией против Венесуэлы во время правления Сиприано Кастро. Речь идет о защите своих собственных интересов в регионе и о том, чтобы ясно дать понять, что если находящееся под влиянием США латиноамериканская или карибская страна угрожала или ставила под угрозу права или собственность граждан, а также компаний США, то они обладали бы экстерриториальным правом и обязательством вмешаться в дела этой «своенравной» страны, чтобы изменить ее строй, таким образом восстанавливая права и наследие граждан и корпораций США.

Подобным образом Вашингтон установил право определять, вписывается ли то или иное правительство в его модель цивилизации, и на основании этого позволять ли этому правительству существовать или же свергать его силой. Это североамериканская позиция впервые реализовалась в Латинской Америке в 1905 году при установлении контроля над таможенными службами Доминиканской Республики. В эти годы была развернута так называемая политика большой дубинки. Посредством экономической и военной силы США контролировали главные стратегические точки Центральной Америки и Карибского архипелага.

Другой Рузвельт, в данном случае Франклин Делано, производит очередной виток в жесткой политике начала века, в ходе VII Панамериканской конференции в Монтевидео. Он устанавливает основы панамериканизма - интеграция, подчиненная американским интересам под предлогом «политики добрососедства». Это был не просто способ смягчить общую практику насилия на континенте, которая продолжается и по сей день. Из панамериканизма произошел интерамериканизм, а также институционализация вокруг злополучной Организации американских государств (ОАГ).

Латинская Америка и Карибский бассейн всегда подвергались военному, экономическому и политическому вмешательству со стороны США. Джон Дауэр произвел тщательную подборку данных, содержащихся в рассекреченных докладах, а также в обстоятельных расследованиях, причем не только левой интеллигенции. В ходе своего исследования он раскрывает роль, которую сыграли разные правительства США в конфликтах, последовавших за окончанием Второй мировой войны, предоставляя шокирующую информацию. Дауэр цитирует работу Джона Коатсворда, который приходит к выводу, что между 1948 и 1990 годами правительство США «пыталось свергнуть по меньшей мере двадцать четыре правительства в Латинской Америке: в четырех случаях напрямую были задействованы вооруженные силы США, в трех это происходило путем восстаний или убийств, организованных ЦРУ, а в оставшихся семнадцати подстрекали местные войска или полицейские силы совершить государственный переворот без непосредственного участия США».

Эта деятельность никогда не прекращалась, а ее основным инструментом являлась так называемая «Школа Америк» (получила это название в 1963 г. Основана в 1946 г. как «Латиноамериканский тренировочный центр»), в целях обучения убийствам, пыткам и практике исчезновения сотен тысяч людей в Нашей Америке. По оценкам самого Коатсворда, в течение холодной войны Центральная Америка стала свидетелем почти 300 тыс. убийств и это при населении в 30 млн. человек.

Впрочем, господство США распространяется не только на Латинскую Америку. В ходе холодной войны конфликты происходили и на периферии: во Вьетнаме, в Корее, Лаосе, Камбодже, Центральной Америке. После падения советского блока в последнем десятилетии XX века США развернули жестокую кампанию по захвату энергетических ресурсов Ближнего Востока. Военная машина никогда не останавливалась. Ежегодный объем военного бюджета США соответствует суммарному объему военных бюджетов восьми стран, следующих за Вашингтоном в этом рейтинге.

В мире, в котором необходимость последовательного ядерного разоружения не вызывает сомнений практически ни у кого, - после ужасов Хиросимы и Нагасаки, где больше 140 тыс. человек погибло, - страна звезд и полос вкладывала в 2017 году 90 млн. долларов в день, 4 млн. долларов каждый час только в программу модернизации ядерного арсенала. В том же году военный бюджет этой страны составил 2 млрд. 740 млн. долларов в день, 114 млн. долларов каждый час, чтобы смазывать двигатель смерти и запугивать весь остальной мир.

На новом этапе американская элита применяет другой способ ведения войны против неугодных стран: так называемые экономические санкции, или односторонние принудительные меры. Вдохновленные средневековыми блокадами, при которых агрессоры осаждали замки, чтобы лишить их элементарных средств к существованию, правительство США демонстрирует свою гегемонию в финансовой системе, чтобы задушить страны, уменьшить их способность заботиться о своем населении и попытаться сломить их волю.

Это не второстепенный факт, это метод войны, применяемый с незапамятных времен. Однако сегодня так называемое «международное сообщество» отводит взгляд и прячет голову, когда Белый дом применяет политическое принуждение на основе незаконных мер, которые идут вразрез с международным правом и всеми нормами цивилизованного существования.

Исходя из этой совокупности шовинистских и расистских убеждений и схем, доктрин и практик, пронизанных стремлением к господству, высокомерием и идеологической нетерпимостью, правители США стремятся контролировать мир, навязывать свою модель жизнедеятельности и прерывать альтернативные пути свободных и суверенных наций. 200 лет назад Испанская империя была изгнана из этих земель.

Сегодня мы должны следовать подвигам сынов и дочерей Симона Боливара против другой империи, еще более гротескной и амбициозной. Мы поднимем наши головы и укрепим наши голоса не только ради нашей собственной защиты, но и ради всех тех народов, которых на протяжении истории угнетали и унижали высокомерием военного, промышленного, финансового и технологического комплекса, созданного в центре американской власти в Вашингтоне. Имперский орел разобьется о щит суверенной воли народов Юга, чья свободолюбивая природа была и останется неумолимо непоколебимой.

Рано или поздно наша Латинская и Карибская Америка станет великой, займет ту роль, которую ей отвела история и которую у нее отобрал империализм. Мы станем единым полюсом силы, способным остановить и нейтрализовать любую попытку господства. До тех пор, пока этот момент не настанет, на Кубе, в Венесуэле, Никарагуа и других краях Нашей Америки мы будем твердо стоять на своем, сопротивляясь и в то же время переходя в наступление, отстаивая человеческое достоинство, право быть свободными, независимыми, чтобы строить без препятствий систему, которая бы приносила нам максимально возможное счастье, мы боремся за право идти своим путем, за право побеждать.

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати