Нефтяные проекты российских компаний в Ираке: состояние и перспективы

00:00 03.08.2010 Эльдар Касаев, специалист по инвестициям в энергетику Ближнего Востока и Африки


Стоит напомнить, что под занавес прошлого года двум российским компаниям удалось выиграть тендер на оказание сервисных услуг при разработке иракских нефтяных месторождений.

Консорциум во главе с «Лукойлом» (доля 56,25%) и норвежской «Statoil ASA» (18,75%) добился права вести деятельность на второй очереди месторождения Западная Курна. В свою очередь, консорциум в составе оператора «Газпром нефти» (30%), корейской «Kogas» (22,5%), малазийской «Petronas» (15%), турецкой «ТРАО» (7,5%) получил права на разработку месторождения Бадра. В обоих проектах доля иракского правительства в лице госкомпаний составляет 25%.

В кулуарах Петербургского международного экономического форума, прошедшего 17-19 июня, глава компании «Лукойл Оверсиз» Андрей Кузяев заявил, что управляющий комитет утвердил программу буровых работ, начало которых планируется «Лукойлом» в конце текущего - начале следующего года. Как планируется, в рамках проекта «Западная Курна-2» будет пробурено три оценочные и одна разведочная скважины.

Вице-президент и совладелец «Лукойла» Леонид Федун ранее сообщал, что компания рассчитывает получать 8-10 млн. тонн нефти в год в рамках компенсации затрат на проект разработки месторождения.

Де-юре срок действия контракта составляет 20 лет с возможностью продления на 5 лет. Как заявляет руководство «Лукойл Оверсиз», бурение на иракском месторождении планируется начать уже в будущем году, а вот добыча ожидается к концу 2012 г. Причем достижение целевого уровня добычи, составляющего 90 млн. тонн нефти в год, запланировано на 2017 г.

Помимо прочего, программа разработки «Западной Курны-2» предусматривает проведение дополнительной сейсмики, бурение более 500 скважин.

Для того чтобы осуществить задуманное, крупнейшей российской частной компании, лишь по предварительным оценкам, следует вложить в проект около 300 млн. долларов уже до конца этого года, а в ближайшие 4-5 лет еще 4,5 млрд. долларов.

Справедливости ради стоит особо подчеркнуть, что речь пока не идет о контроле над всей производственной цепочкой «сырье — готовый продукт», а лишь об оказании сервисных услуг, то есть российские компании станут лишь за фиксированную плату добывать нефть, а распоряжаться ею будут иракцы. Кроме того, доходы «Лукойла» после достижения пика добычи составят около 450 млн. долларов в год, что не сопоставимо с экономической отдачей месторождения в целом. По оценке специалистов «Лукойла», инвестиции в проект «Западная Курна-2» могут составить порядка 30 млрд. долларов.

В то же время, по мнению нефтяников, работа в Ираке - это возможность получить не только доход, но и геофизическую информацию о регионе, которая поможет в принятии других инвестиционных решений, работающих в этой стране компаний.

Примечательно, что на сегодняшний день энергетический диалог с монархиями Аравийского полуострова находится еще в первичной стадии, ведь наименее развитые арабские государства пока не могут заинтересовать российских инвесторов. В этой связи основная ставка в российской внешнеэкономической стратегии в последние годы делалась на группу стран со средним уровнем доходов, но относительно диверсифицированной экономикой, в числе которых особняком стоит Ирак и страны Магриба.

Важно заметить, что в сфере экономического взаимодействия с Багдадом может возникнуть весьма благоприятная для нашей страны ситуация: промышленные потребности Ирака в целом соответствуют возможностям российских производителей.

Как было сказано в начале статьи, помимо «Лукойла», в Ираке сегодня ведет свою деятельность дочерняя компания отечественного газового монополиста.

«Газпром нефть» планирует принять участие в разработке месторождения Бадра, расположенного на территории провинции Вассит на Востоке Ирака и граничащего с иранским месторождением Азар. По предварительным оценкам, геологические запасы Бадры составляют более 2 млрд. баррелей нефти.

Для того чтобы начать работы уже в текущем году, «Газпром нефть» с партнерами готовы совместно вложить в проект более 200 млн. долларов с учетом выплаты подписного бонуса. Так как иракская сторона оплату не осуществляет, то российской компании надлежит заплатить 40% от суммы. В целом по итогам выполнения 20-летнего контракта консорциум вложит в Бадру около 2 млрд. долларов.

В ходе реализации проекта доля партнеров может меняться, но пока, учитывая объем необходимых инвестиций консорциума в Бадру и планы капиталовложений «Газпром нефти», компания не намерена увеличивать или уменьшать свою долю в иракском проекте.

Согласно контрактным договоренностям, иракская сторона обязуется выплачивать газпромовской «дочке» 5,5 долларов за каждый добытый баррель нефти (или соответствующий этой сумме объем нефти) лишь после достижения уровня начальной добычи в 15 тыс. баррелей в сутки. На этот показатель планируется выйти в конце 2012 - начале 2013 года.

По словам заместителя генерального директора по разведке и добыче «Газпром нефти» Бориса Зильберминца, руководство весьма оптимистично оценивает перспективы освоения иракского месторождения Бадра. По предварительным подсчетам, консорциум должен выйти на «полку» добычи в 170 тыс. баррелей в сутки в течение 6-7 лет. В компании рассчитывают, что в будущем смогут учитывать эту добычу в своей консолидированной отчетности с уточнениями, какой именно объем добыт на Бадре.

Тем более что Председатель Правления «Газпром нефти» Александр Дюков убежден в бесспорной целесообразности полноценной реализации плана по разработке иракского месторождения, по праву называя данный проект одним из ключевых этапов в развитии компании на международных рынках.

Действительно, с началом работ в Ираке «Газпром нефть» делает еще один важный шаг в рамках выполнения долгосрочного плана по увеличению объемов добычи к 2020 году до 100 млн. т. нефтяного эквивалента.

Надо сказать, что отечественные нефтяники активно доказывают всю серьезность намерений активными действиями. Так, делегация «Газпром нефти» под руководством директора Дирекции по крупным проектам Марата Атнашева приняла участие в первом заседании Совместного управляющего комитета (далее - Комитет) - контролирующего органа проекта по разработке Бадры. Мероприятие проходило 25-26 мая с.г. в городе Киркук на севере Ирака.

В ходе заседания был представлен отчет оператора проекта - компании «Газпром нефть Бадра Б.В.» (дочернего общества «Газпром нефти»). Согласно отчету, за четыре месяца, прошедших с момента вступления в силу контракта на разработку месторождения, были решены основные организационные и юридические вопросы, достигнуты предварительные договоренности о сроках и этапах освоения месторождения.

Также был рассмотрен статус подготовки Соглашения о совместной деятельности участников проекта, согласованы условия работы Комитета и проведения необходимых тендеров.

Участники консорциума обсудили вопросы строительства нефтепровода и объектов по утилизации попутного газа, а также необходимости разминирования территории месторождения. Для выполнения этой операции Министерством экологии Ирака будет привлечен специализированный подрядчик, имеющий опыт подобной работы.

Следующее заседания Комитета состоится в Москве в сентябре 2010 года.

Что касается деятельности «Лукойла», то глава компании Вагит Алекперов заверил министра нефти Ирака Хусейна аш-Шахристани, что все условия контракта российской стороной будут исполнены. При этом г-н Алекперов напомнил, что «Лукойл» в течение 10 лет работал над осуществлением данного проекта.

Со своей стороны заметим, что российской компании крайне необходимо четко выполнять условия соглашения по той причине, что одним из главных формальных поводов для аннулирования нефтяного контракта в 2002 г. была низкая активность отечественных компаний. Чтобы не наступить на одни и те же грабли, сегодня «Лукойлу» стоит привлекать, наряду с квалифицированными специалистами и руководителями из России, непосредственно иракскую рабочую силу. Это поможет не только получить определенные гарантии для сохранения данного актива со стороны местного правительства, но и, что немаловажно, заручиться поддержкой иракского населения.

В настоящее время, когда страну раздирает новый виток насилия и безработицы, связанный с политическими баталиями после минувших парламентских выборов, подобный шаг со стороны «Лукойла» мог бы стать весомым козырем в колоде российских благ для иракской стороны, которые поможет реализовать проект «Западная Курна-2».

Однако даже если в будущем это будет осуществлено, сбрасывать со счетов другие многочисленные высокие риски отечественному бизнесу, работающему в Ираке, не стоит.

Нет никакой гарантии, что новое правительство Ирака не захочет изменить условия некоторых контрактов, как это было во времена Саддама Хусейна.

Существенно осложняет «светлое будущее» проектов, в которых задействованы российские компании, сегодняшний высокий уровень иракской коррупции, который способен затруднить деятельность иностранных «игроков» и тем самым превратить их контрактные обязательства по добыче нефти в «бумажные», но не реальные.

Не достаточно развитая инфраструктура послевоенного Ирака сеет еще больше сомнений в радужности перспектив российского бизнеса при осуществлении нефтяных проектов на иракской территории. Вначале необходимо вложить миллиарды долларов на модернизацию инфраструктуры, строительство хранилищ и трубопроводов, а затем уже стремиться к «полке» ежесуточной добычи «черного золота».

Для этого понадобится множество буровых установок, тысячи тонн цемента и стали, километры труб и десятки тысяч профессионалов. Все это «хлынет» в Ирак из-за рубежа, но отнюдь не из России.

Американские компании исключительно активны на этом направлении. Уже начали посылать рабочих и оборудование в Ирак или планируют это сделать такие гиганты, как «Halliburton», «Baker Hughes», «Weatherford International», инженерно-строительные концерны «KBR», «Bechtel», «Parsons», «Fluor», «Foster Wheeler».

В отличие от западных «игроков», российский бизнес приходит в важнейший сектор экономики Ирака с некоторым дефицитом средств, а ожидать того, что уже работающие там «тяжеловесы» спокойно отнесутся к широким амбициям «Белого медведя» по меньшей мере абсурдно.

Подобный вывод позволяет сделать отсутствие в Ираке четкой действующей правовой базы относительно вопросов инвестирования в нефтяные проекты государства. Прежде всего, это касается так и не принятого до сих пор в Ираке рамочного закона об углеводородах, проект которого вот уже более трех лет «мусолится» местными парламентариями.

Тем не менее обеим российским компаниям пасовать не стоит, а, напротив, следует максимально учесть обозначенные выше риски и в ходе работы в Ираке, держа ухо востро, дипломатично отстаивать свои интересы.

Особенно это актуально при сотрудничестве с политическими и предпринимательскими кругами арабских стран, в которых властная элита обладает специфической для европейца психологией.

 

www.fondsk.ru

Версия для печати