Может ли Москва остановить войну против Ирана?

00:00 29.07.2010 Андрей Арешев, эксперт Фонда стратегической культуры, к.и.н.


Антииранские действия Вашингтона и Брюсселя вызывают серьезную обеспокоенность в Москве. «Это не только подрывает наши совместные усилия по поиску политико-дипломатического урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы, но и демонстрирует пренебрежение к тщательно выверенным и согласованным положениям резолюций СБ ООН», - подчеркивается в заявлении официального представителя МИД РФ Андрея Нестеренко.

Как известно, 26 июля в ходе встречи министров иностранных дел была достигнута договоренность о замораживании европейских инвестиций в нефтегазовый сектор Ирана, о запрете на передачу отраслевых технологий и оборудования, а также на оказание профильных услуг. Кроме того, новым пакетом санкций предлагается запретить экспорт продукции, которая может быть использована Ираном в военных целях.

Односторонние резолюции, принимаемые по инициативе США и ЕС под прикрытием угасающего авторитета ООН, и другие меры политико-дипломатического давления на Тегеран ведут дело к развязыванию на Среднем Востоке крупномасштабного военного конфликта, в центре которого неизбежно окажется Иран. Соответствующие сценарии, публикуемые в ведущих изданиях самой разной направленности, выглядят абсолютно правдоподобно. Эксперты приходят к выводу о том, что ракетно-бомбовый удар по Ирану может быть нанесен до конца 2010 года (1). Радио «Свобода» сообщает, что «центральное командование американской армии, отвечающее за военные операции на Ближнем Востоке, разрабатывает планы точечных воздушных ударов. Прогресс в этом направлении стал возможным, во многом благодаря значительным успехам разведки, работающей в регионе» (2).

По словам президента Ирана М. Ахмадинежада, сославшегося на свою разведку, подготовка масштабной войны на Ближнем Востоке идет полным ходом. Иранский лидер добавил, что «Соединенным Штатам удалось убедить часть западноевропейских государств и Россию поддержать антииранские санкции. Однако любое направленное действие против Ирана и против его гражданских самолетов и судов встретит решительный и незамедлительный ответ и заставит пожалеть тех, кто его совершил».

Как известно, после поддержки Москвой печально известной резолюции СБ ООН № 1929, а особенно – после принятия решения о замораживании исполнения контракта на поставку в Иран зенитно-ракетных комплексов С-300, отношения между Москвой и Тегераном значительно ухудшились, что нашло отражение даже в высказываниях президента Ахмадинежада. Ранее ряд российских компаний, включая «Лукойл», либо отказался от перспективных энергетических проектов в Иране, либо занял осторожную позицию, недвусмысленно намекая на то, что перспективы сотрудничества с Тегераном будут определяться, в том числе, и внешними факторами. Некоторое время назад в ходе визита министра энергетики России Сергея Шматко в Тегеран была подписана так называемая «дорожная карта» российско-иранского сотрудничества в сфере энергетики. Как заявил Сергей Шматко, он не видит «практически никаких ограничений» для сотрудничества с Ираном в энергетической области. «Никакие санкции не помешают нашему сотрудничеству в сфере углеводородов. Оно не противоречит ни санкциям Совета Безопасности ООН, ни нормам международного права», - подчеркнул министр энергетики России. «Санкции, которые были утверждены в результате голосования 9 июня, не налагают запрет на те проекты, которые Россия и Иран договорились осуществлять в рамках "дорожной карты". Однако, это своего рода вызов тем дополнительным односторонним санкциям, которые ввели против Ирана США и Европейский Союз. Американские законы предусматривают карательные меры против тех компаний, которые экспортируют в Иран продукты нефтепереработки», - комментирует ситуацию ведущее индийское издание, констатируя, что российско-иранская энергетическая «дорожная карта» появилась несвоевременно, поскольку она может нанести ущерб планам Кремля перенести «перезагрузку» в отношениях с США в сферу высоких технологий (3). И вот теперь к позиции Вашингтона (объявившего устами Роберта Гейтса подход России к Ирану «несколько шизофреническим» – это после того, как Москва поддержала Вашингтон в вопросе принятия резолюции 1929!) присоединяются европейские партнеры Москвы, что, как представляется, еще больше сжимает возможности маневра российской дипломатии. И уже никто не берется, например, давать заведомо отрицательный ответ на вопрос о том, станет ли Москва оказывать содействие возможной агрессии против Ирана по афганскому сценарию, предоставляя аэродромы подскока или организуя «гражданские» и «военные» воздушные коридоры…

Точка зрения, согласно которой позиция России в этих условиях «не может быть ни проамериканской, ни проиранской», абсолютно верна, но она нуждается в подкреплении и развитии. Несмотря на усилившееся в последнее время взаимонепонимание между Тегераном и Москвой, Россия все еще может сыграть позитивную роль, не допустив развития событий вокруг Ирана по наихудшему сценарию. Для этого достаточно всего лишь вернуться к рассмотрению в позитивном ключе вопроса о соблюдении заключенного два года назад контракта на поставку в Иран российского оборонительного оружия. В ином случае неподкреплённая соответствующими практическими действиями позиция МИД России окажется, мягко говоря, непрочной, что не останется незамеченным ни ускользающими друзьями нашей страны, ни ее никуда не девшимися противниками.

________________________________________

(1) См., напр.: Делягин М. Иранский рикошет. – Известия. – 2010. – 22 июля.

(2) http://www.svobodanews.ru/content/article/2107710.html

(3) Российско-иранская дорожная карта // http://www.inosmi.ru/asia/20100727/161646684.html

 

www.fondsk.ru

Версия для печати