ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии

Американо-северокорейский саммит и эхо Корейской войны

12:20 12.02.2019 • Владимир Петровский, доктор политических наук, действительный член Академии военных наук, главный научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН

Накануне американо-северокорейского саммита в Ханое нет недостатка в прогнозах относительно того, что именно там будут обсуждать и какие решения будут приняты. Один из самых важных и трудных вопросов – подписание документа о формальном завершении Корейской войны 1950-1953 гг., который Пхеньян рассматривает в качестве гарантии своей безопасности и условия продолжения денуклеаризации.

Источники в правительстве Южной Кореи сообщили, что президент Мун Чжэ Ин намерен на одном из этапов присоединиться к американо-северокорейскому саммиту, превратив его в трехсторонний. Это будет сделано, если станет известно, что Трамп и Ким Чен Ын собираются подписать декларацию об официальном окончании войны на Корейском полуострове.

Мун Чжэ Ин хочет стать одним из подписантов документа или иным образом присоединиться к этому историческому событию. Интересно, что в 1953 г. южнокорейская сторона отказалась подписать Соглашение о перемирии, зато северокорейская сторона подписала его также и от имени китайского генерала (в Корее воевали более миллиона китайских «народных добровольцев»). Поэтому и сейчас Пекин также стремится стать одной из сторон, которые его подпишут.

Разные версии документа о прекращении войны обсуждаются на протяжении последних месяцев, но дьявол, как известно, кроется в деталях. Северокорейская сторона изначально настаивала на полноценном мирном договоре, подразумевающем установление дипломатических отношений между воевавшими сторонами. Американские переговорщики допускали подписание документа лишь после полной денуклеаризации КНДР. А на Юге Кореи говорили не о Договоре, а о Декларации о прекращении войны, которое также могло бы быть подписано после денуклеаризации.

Интересно отметить: официальный представитель южнокорейского президента заявил, что Соглашение между военными Республики Корея и КНДР, подписанное в сентябре 2018 г. на полях саммита лидеров двух стран, фактически является декларацией об окончании Корейской войны 1950-1953 годов. Стороны договорились прекратить военные полеты и масштабные артиллерийские стрельбы в приграничных районах, а также до конца 2018г. демонтировать по 11 военных пограничных постов. Север и Юг договорились отказаться от враждебных действий в районе разделяющей две страны демилитаризованной зоны с тем, чтобы предотвратить случайные риски вооруженных столкновений.[1]

Итак, если Соглашение уже подписано, то о чем же пойдет речь в Ханое в конце февраля?

В этой связи есть один немаловажный нюанс, связанный с вовлеченностью ООН в дела на Корейском полуострове. Во время Корейской войны было создано т.н. Объединенное командование, ответственность за которое было возложено на США, воевавшие в Корее под флагом ООН.

Самое  интересное, что и сейчас, 65 лет спустя после подписания Соглашения о перемирии, на разделительной линии  вдоль 38 параллели до сих пор дислоцируются представители этого Командования – по сути, американские военнослужащие. Еще в годы Корейской войны, Вашингтон, чтобы придать более законный вид своим военным действиям, в одностороннем порядке переименовал  Объединенное командование в "Командование ООН" (хотя и тогда общая доля американских военных в нем превышала 93%).

 "Командование войсками ООН в Южной Корее" заявило, что берет на себя контроль  за выполнением и соблюдением Соглашения о перемирии в Корее. С 1998 г. Это  «командование»  пытается вести переговоры с КНДР на уровне генералов, чтобы согласовать вопросы, связанные с выполнением Соглашения о перемирии в Корее и предотвращением конфликтов. По состоянию на март прошлого года стороны провели переговоры уже 16 раз. При этом  КНДР неизменно настаивает на том, что Командование было незаконно создано США под прикрытием ООН, и на самом деле - это американские войска, дислоцированные в РК.[2] И это похоже на правду.

Россия и Китай, как постоянные члены Совета безопасности  ООН  и внешние гаранты  межкорейского урегулирования, заинтересованы в международноправовой и политической определенности. В Москве и Пекине понимают: Декларация об окончании войны, как основа нового мирного режима, изменит существующие правовые рамки этого долголетнего противостояния, гарантируя безопасность на полуострове.

Этот документ не только устранит необходимость в подготовке постоянных резолюций ООН для  поддержания Корейского военного перемирия, но и, в конечном счете, устранит не соответствующую времени правовую основу для существования  Командования войсками ООН в Южной Корее.

А за Декларацией может и должен последовать полноценный мирный договор (гарантами которого также могут выступить РФ и КНР), который окончательно подведет черту под одним из наиболее противоречивых и трагичных  периодов эпохи «холодной войны» в Восточной Азии.

Здесь уместно провести аналогию с российско-японскими отношениями. Несмотря на уже подписанную Декларацию 1956 г., которая вроде бы подвела итоги войны и привела к нормализации двусторонних отношений, сторонам еще предстоит пойти сложный переговорный путь к полноценному мирному договору. При этом разница между Декларацией о прекращении войны и Мирным договором в «корейском» контексте также принципиально важна: именно мирный договор является обязывающим международно-правовым документом, призванным дать надежные гарантии безопасности и обеспечить окончательное урегулирование прежнего конфликта.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

 

Версия для печати