Италия возвращается в Африку

12:28 29.01.2019 Владислав Гулевич, эксперт журнала «Международная жизнь»


Страны Африканского Рога (Эфиопия, Эритрея, Джибути, Сомали) становятся объектом пристального внимания итальянской дипломатии. Необходимость поиска политических партнёров среди африканских государств для борьбы с миграционным кризисом, подписание в 2018 г. долгожданного мирного соглашения между Эфиопией и Эритреей, усиление позиций Китая в соседней Джибути на фоне  военного присутствия в этой стране Франции и США превращают регион Африканского Рога в стратегически важный узел.

Рим заинтересован в выходе Эфиопии из «сухопутного заточения» на побережье Красного моря Эритреи и Джибути. Своё присутствие в регионе Рим намерен восстанавливать, опираясь на историческое колониальное прошлое и участвуя в сооружении необходимой транспортной инфраструктуры, имеющей в данном контексте особенное стратегическое значение. В частности, итальянским компаниям может быть доверено проработать возможность прокладки железной дороги из столицы Эфиопии Аддис-Абебы до эритрейского порта Массауа (1).

Доля сомалийцев, эфиопов и эритрейцев в структуре миграционных потоков из Африки в ЕС через Чад, Судан и Ливию традиционно высока. Рим намерен способствовать снижению миграции посредством инвестиций в транспорт и экономику стран Африканского Рога для оздоровления экономической ситуации в регионе и вывода их товаров на внешние рынки. Сегодня Италия занимает третье место после КНР и ОАЭ по объёмам инвестиций в Африку.

90% эфиопского экспорта потребляет Джибути, население которой не превышает 900 тыс. Это служит сдерживающими фактором для эфиопской экономики, зависимой от Джибути, Эритреи и Сомали не только инфраструктурно, но и от политической стабильности в этих странах.

Оставаясь во многом бедной страной, Эфиопия демонстрирует быстрый экономический рост в процентном отношении – 10,3% в год в период 2007-2017, в то время как в среднем по региону этот показатель равен 5,4% (2). Эксперты из американского Центра глобального развития (the Center for Global Development) предрекают Эфиопии скорую роль «африканского Китая» по объёмам производимой продукции с учётом бурно растущего населения и относительно низкой себестоимости труда.

Аддис-Абеба активна также дипломатически, выступает за углубление отношений с Кенией и Суданом. Италия, делая ставку на Эфиопию, рассматривает её как экономический и политический плацдарм для расширения итальянского присутствия на Африканском Роге с экстраполяцией этого присутствия на Аравийский полуостров через Красное море и в направлении Индийского океана.

Соответственно, Рим переходит к более динамичным отношениям с Кенией, традиционно поддерживающей партнёрские отношения с Эфиопией и имеющей выход в Индийский океан. В Кении работают итальянские неправительственные донорские организации, экспорт из Италии в Кению превысил €182 млн. Сомали согласно принятой МИД Италии Программы оказания помощи в национальном развитии (la Cooperazione allo Sviluppo) присвоен приоритетный статус. В ближайшие 20 лет Рим предоставит Сомали гранты на €270 млн. евро (3).

Граничащие с Ливией Чад и Нигер логически примыкают к выстраиваемой Римом геополитической цепи Судан - Эритрея - Эфиопия – Джибути - Сомали – Кения. Этим был обусловлен визит в Нджамену и Ниамей председателя Совета министров Италии Джузеппе Конте в январе сего года после посещения им Эфиопии и Эритреи.

Чад и Нигер имеют ключевое значение для обеспечения сбалансированности международной системы безопасности в регионе Сахеля,  где в составе международных сил присутствуют итальянские военнослужащие. После крушения ливийского государства Нигер и Чад называют в Риме южной границей Европы. Снижение потоков мигрантов с этого направления в Ливию на 80% Рим считает, в т.ч., своей заслугой, достигнутой благодаря сотрудничеству с чадскими и нигерийскими партнёрами (4).

При этом в Африке намечаются контуры будущего соперничества европейских держав за контроль над стратегически важными регионами и их ресурсами. В частности, наблюдаются разногласия между Римом и Парижем.

Дипломатические успехи Италии на Чёрном континенте означают, с точки зрения Франции, вероятность образования пространства политического и/или экономического контроля Рима от Алжира до Кении, которое будет политически  отделять  франкоговорящую Северную Африку от Центральной.  Алжир, Тунис, Мали, Мавритания и Буркина-Фасо, будучи традиционной зоной французского влияния, не обделены в последнее время вниманием итальянской дипломатии. В Буркина-Фасо ожидается открытие итальянского посольства.

Усиление позиций Рима в Кении и Сомали географически выводит Рим на восточное побережье Африки к Мадагаскару, в отношении которого у Франции свои интересы.

Охлаждение франко-итальянского диалога в связи с разными взглядами Рима и Парижа на проблему мигрантов и способы её решения, как и на то, насколько далеко может простираться политический и юридический суверенитет стран-членов ЕС, не разделяющих мнения Брюсселя, Парижа и Берлина по ряду важных вопросов международной и внутриэкономической политики, позволяет прогнозировать повышение градуса конкуренции между Италией и Францией на африканском театре  действий.

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции




1) http://www.occhidellaguerra.it/l-italia-torna-in-etiopia-tra-lotta-all-immigrazione-e-nuove-infrastrutture/

2) https://www.worldbank.org/en/country/ethiopia/overview

3) https://www.esteri.it/mae/en/cooperaz_sviluppo

4) https://www.ilmessaggero.it/politica/conte_niger_ciad_migranti_missione-4230540.html