Наркоситуация в Афганистане обостряется

16:20 22.05.2018 Николай Плотников, Заведующий Центром научно-аналитической информации Института востоковедения РАН, генерал-майор запаса, доцент, доктор политических наук


Наркотики являются основным источником финансового обеспечения деятельности всех без исключения афганских антиправительственных группировок - талибов, афганского отделения «Исламского государства», известного также как «вилайят Хорасан», террористической сети Хаккани, многочисленных криминальных группировок, а также террористических организаций, состоящих из выходцев из стран Центральной Азии и базирующихся в Афганистане, в частности «Исламского движения Узбекистана» и «Ансарулла».

Афганистан - главный производитель и экспортер опиатов в мире. На его долю приходится более 90% мирового производства опия*. (*Опиум незаконно производится в 50 странах мира.)  Афганский героин наводнил Европу, Россию, страны Центральной Азии, Иран, Пакистан. Он стал поступать в Китай и Индию, страны Азиатско-Тихоокеанского региона, стремительно завоевывает рынок США, Канады и Японии. Он появился в Африке1.

В период пребывания Международных сил содействия безопасности (International Security Assistance Force - ISAF)* (*ISAF были созданы в соответствии с резолюцией 1386 Совета Безопасности ООН от 20 декабря 2001 г. Их операция была прекращена 14 декабря 2014 г.) в Афганистане производство наркотиков там увеличилось более чем в 40 раз. В страну были налажены промышленные поставки прекурсоров (уксусного ангидрида)** (**До 2008 г. прекурсоры в Афганистан доставлялись практически беспрепятственно.) и химических веществ, необходимых для производства из опиума героина. На афганской территории, по данным западных источников, действуют порядка 500 нарколабораторий.

Необходимо отметить, что основы наркопроизводства в Афганистане были заложены американцами задолго до того, как их войска вошли в эту страну в октябре 2001 года. Центральное разведывательное управление США начало вкладывать сотни миллионов долларов в опийную экономику Афганистана практически сразу после декабря 1979 года, то есть фактически с момента появления в Афганистане ограниченного контингента Советской армии. Наркотики стали одной из основных статей поддержания американцами моджахедов в их борьбе вначале с советскими солдатами, а после их ухода - с правительством Наджибуллы. Караваны с оружием из Пакистана, отправляемые ЦРУ США афганским моджахедам, назад, как например из провинции Гильменд, возвращались с опием, который перерабатывался в то время в героин на пакистанской территории. В итоге, как это уже не раз получалось у США, джинн со временем был выпущен из кувшина. С каждым годом площади посевов опийного мака стали увеличиваться.

Особенно стремительный рост происходит в последние годы. По данным Управления Организации Объединенных Наций по наркотикам и преступности (United Nations Office on Drugs and Crime  - UNODC), в 2015 году опийный мак выращивали в Афганистане на площадях в 183 тыс. га, в 2016 году - на 201 тыс. га, в 2017-м - на 328 тыс. га. В целом на долю Афганистана приходится примерно две трети площадей опийного мака, культивируемого в мире.

Производство опиума в 2015 году составило 3300 тонн, в 2016-м - 4800 тонн, 2017 год с момента начала мониторинга UNODC наркоситуации в Афганистане (с 1994 г.) стал самым рекордным по производству опиума. Собрано свыше 9 тыс. тонн2. Для сравнения - на момент начала операции армии США в Афганистане в октябре 2001 года производство опия не превышало 180 тонн3

На рост площадей, занятых под опийный мак, влияет множество факторов. Прежде всего, слабость государственных институтов Афганистана и политическая нестабильность в стране, массовая безработица и нищета, коррупция в органах власти и множество контрабандных коридоров на границе, номинальное присутствие властей на местах, особенно в сельской местности.

В 2017 году увеличение посевов опийного мака наблюдалось практически во всех провинциях. Основными районами культивирования опийного мака являются Гильменд (треть всех пахотных земель этой провинции), Кандагар, Бадгис, Фарьяб, Урузган, Нан-гархар, Фарах, Балх, Нимроз, Бадахшан4. В целом, по сравнению с прошлыми годами, число провинций, где культивируется опийный мак, увеличилось до 24. По данным UNODC, до 85% площадей, на которых культивируется опийный мак, находятся под контролем талибов5

Появление новых генетически модифицированных и устойчивых к болезням семян опийного мака позволило поднять урожайность на 30% и выращивать его круглый год. Но не только новые семена способствовали резкому росту урожая. Широкое использование пестицидов и солнечных батарей сделало маковое земледелие более дешевым. Раньше, когда у крестьян не было денег на дизтопливо или бензин для использования генераторов для перекачки воды из глубоких скважин, растения выращивались только там, где была возможность орошения из рек. Сейчас же дешевая солнечная энергия способствует решению этой проблемы, что позволяет выращивать мак практически везде. Солнечные панели требуют значительных первоначальных инвестиций, но по сравнению с генераторами имеют более низкие эксплуатационные расходы. В итоге в последние годы средняя урожайность опия с одного гектара опийного мака только растет. Так, в 2017 году она составила 27,3 кг6. Для сравнения: в 2016 году- 23,8 кг с гектара, в 2015-м - 18,3 кг с гектара7.

Наибольший прирост урожая произошел в Южном регионе - с 22 кг в 2016 году до 26,2 кг - в 2017-м (на 19%), в Северо-Восточном регионе - с 31,2 до 35,6 кг соответственно (на 14%), в Восточном - с 32,4 до 34,9 кг на га (на 8%). Южный регион традиционно играет ведущую роль в производстве опия (57%). В 2017 году вторым по важности стал Северный регион (16%), затем Западный регион (13%) и замыкает Восточный (9%).

Проблема наркопроизводства и наркотрафика имеет прямое отношение к росту коррупции в Афганистане и количеству наркозависимых в стране. В 2010 году их насчитывалось порядка одного миллиона, сейчас уже более 3 млн. человек, или около 12% от общего числа граждан страны. Треть из них (порядка 1 млн.) - дети. Среди наркоманов стремительно растет количество женщин.

Производство наркотиков является одним из важнейших источников финансирования Движения талибов (ДТ). Ежегодно счет идет на сотни миллионов долларов. Причем в последние годы отмечается стабильный рост прибыли от продажи опия. Так, в 2015 году это давало 40% финансирования талибов, в 2016-м - уже более половины, а в 2017 году - не менее 60%8. Большинство талибов, как и участники других антиправительственных группировок, занимаются торговлей наркотиками ради выгоды, а не религии и идеологии.

Фактически ДТ превратилось в классический наркокартель, поскольку принимает участие во всех стадиях наркоторговли - от выращивания мака до производства героина и дальнейшей реализации. Талибы предоставляют фермерам семена, забирают опиум после сбора урожая, поставляют крестьянам инструменты, удобрения и финансируют производство, чтобы склонить их выращивать опиум.

Торговля наркотиками не только поддерживает ДТ в финансовом отношении, но и обеспечивает им политическую поддержку, завоевывая поддержку местных крестьян, торговцев наркотиками и молодежи, которые работают на полях мака, собирая мак за плату в размере 4 долларов в день.

Талибы собирают два вида налогов: земельный и дорожный, земельный налог - на производство опия и дорожный - на его транспортировку. Но это только вершина айсберга. Есть еще множество других налогов. В частности, установлен так называемый 10-процентный налог на каждом этапе, начиная от производства и до поставки готовой продукции на границу. Помимо налогов, наркодилеры также предоставляют талибам оружие, автомобили, мотоциклы, бензин и дизельное топливо, средства связи, в частности спутниковые телефоны. Есть информация о создании торговцами наркотиков больниц в Белуджистане, Пакистане, для лечения раненых талибов.

Еще одним источником финансирования ДТ является выращивание каннабиса (индийской конопли) и производство из него гашиша. По оценкам UNODC, Афганистан после Марокко - крупнейший в мире производитель гашиша, поставляя на мировые рынки около 4 тыс. тонн в год. Для его контрабанды используются такие же пути, как и для героина. Но в отличие от опиоидов, гашиш имеет в основном региональное хождение. В целом гашиш добавляет еще от 100 до 150 млн. долларов в казну талибов. Посевы каннабиса зафиксированы примерно в 17 провинциях Афганистана9.

q

Контроль над маршрутами транспортировки наркотиков по стратегической значимости можно с уверенностью сравнивать с контролем над нефте- и газопроводами.

Существует несколько основных маршрутов поставок афганских наркотиков потребителям: Балканский, Северный, Южный10.

Балканский и Северный маршруты главным образом предназначены для поставок на единые рынки назначения - соответственно в Российскую Федерацию и Европу. Южный маршрут обслуживает множество различных направлений, включая Азию, Африку, Западную и Центральную Европу11.

Балканский маршрут, имеющий несколько ответвлений, считается основным. Его конечной точкой обычно называют Нидерланды. Эту страну нередко характеризуют как «наркотическая яма» Европы. Важнейшими перевалочными пунктами на Балканском маршруте считаются Косово, Албания, Черногория, Сербия, Хорватия, Босния и Герцеговина12. По некоторым данным, через эти страны проходит 70-75% наркотрафика из Афганистана в Европу. Одновременно в Косове и Черногории растет число потребителей наркотиков.

В целом по Балканскому маршруту переправляется порядка 40% афганских наркотиков. Среди его наиболее известных ответвлений чаще всего упоминаются турецкий и кавказский. Роль последнего, по данным UNODC, стала возрастать. По мнению некоторых экспертов, одной из причин этого стало увеличение числа беженцев, направляющихся в Европу через Турцию, а наркотики, как говорят сами наркодилеры, любят тишину.

Что касается кавказского ответвления Балканского маршрута, следует отметить, что вначале афганские наркотики попадают в Иран, оттуда переправляются в Армению и Азербайджан, затем в Грузию для отправки по Черному морю на Украину (Одессу), оттуда в Молдавию для дальнейшей транспортировки, или в порты Болгарии и чаще всего Румынии. Из этих стран наркотики вновь попадают в Балканский маршрут13. Косвенно это подтверждается и увеличением изъятия афганского героина, произведенного пограничниками и таможенниками в Иране, Армении, Азербайджане и Грузии, на фоне уменьшений изъятий этого наркотика в Турции14.

Преимущества Балканского маршрута - более короткий путь до потребителей, в том числе через страны, охваченные войной, где разрушен пограничный и таможенный режим.

Северный маршрут начал формироваться в результате распада СССР и нарушения сложившейся охраны государственной границы. Большая часть афганских наркотиков, переправляемых по нему, вначале из Афганистана поступает в Таджикистан, оттуда - в Киргизию и Узбекистан и далее на север - в Казахстан и Россию. По некоторым оценкам, по нему переправляется порядка 20% афганских наркотиков.

В Киргизию наркотики из Таджикистана попадают через Алайский и Чон-Алайский районы Ошской области и Баткенский, Лейлекский и Кадамжайский районы Баткенской области. Город Ош является отправной точкой для переправки наркотиков в Узбекистан и Казахстан.

В Узбекистане в сводках правоохранительных органов по числу изъятий наркотиков афганского происхождения чаще всего упоминается Сурхандарьинская область. Туда они чаще всего попадают из Таджикистана.

По прогнозам международных экспертов, еще одним слабым звеном может стать Туркменистан, имеющий протяженную границу с Афганистаном. Связывают это они с тем, что провинция Бадгис, граничащая с Туркменистаном, стала одной из ключевых в Афганистане по производству опиума.

Северный маршрут привлекателен для наркоконтрабандистов тем, что после развала СССР образовавшимся на его пространстве странам в силу ряда объективных и субъективных причин, связанных с личностями отдельных государственных чиновников, в том числе и высокого уровня, так и не удалось наладить полномасштабной охраны государственных границ стран Содружества независимых государств. Этому также способствует коррупция в органах власти и правоохранительных структурах некоторых стран региона. В результате государства Центральной Азии и Россия превратились не только в страны-транзитеры афганских наркотиков, но и в их потребителей.

Одним из новых каналов переправки афганских наркотиков через Северный маршрут может стать введенная в декабре 2014 года в эксплуатацию железная дорога Иран - Туркменистан - Казахстан. Ее протяженность - более 900 километров. Она связала казахстанскую железнодорожную станцию Узень и иранскую Гулистан.

Южный маршрут. По нему переправляется порядка 35-38% афганских наркотиков. Первый удар на себя принимают Иран и Пакистан. Географическое положение этих стран и соседство с Афганистаном делает их важными транзитными пунктами для торговли афганскими опиатами. Основная их масса вывозится морским путем. Часть - авиационным сообщением.

Пакистан имеет более 2400 километров границы с Афганистаном. Рельеф приграничных районов включает многочисленные горные хребты, естественные проходы, тропы и пустынные дороги. Большинство из них не контролируются пакистанскими пограничниками, что позволяет контрабандистам беспрепятственно перемещаться через границу, доставляя наркотики в морские порты для последующей отправки потребителям в различных регионах мира.

Иран и Пакистан являются не только странами-транзитерами. Они сами превратились в потребителей афганских наркотиков. Причем с каждым годом число наркозависимых там растет, особенно среди молодежи.

Необходимо отметить, что Пакистан сам создал такую ситуацию. С 1980 года пакистанская разведка совместно с ЦРУ США участвовала в развертывании наркопроизводства в Афганистане и создании сети нарколабораторий вдоль пакистано-афганской границы. Со временем этот регион стал крупнейшим изготовителем героина в мире. Производимые там наркотики к 1984 году захватили 60% рынка героина в США и 80% в странах Западной Европы. В самом Пакистане число героиновых наркоманов увеличилось почти с нуля в 1979 году до 5 тысяч в 1980-м и 1,3 миллиона к 1985 году.

Негативную тенденцию не могут переломить даже жесткие меры, принимаемые властями. В частности Иран, через который идут наркотики как по Балканскому, так и по Южному маршрутам, принял беспрецедентные меры в плане усиления охраны 1923 километров границы с Афганистаном и Пакистаном. На обустройство своей восточной границы, создание и поддержание в рабочем состоянии пограничной инфраструктуры официальный Тегеран ежегодно направляет сотни миллионов долларов. На границе с Афганистаном и Пакистаном построено свыше 200 контрольно-пропускных пунктов, возведены бетонные заграждения, вырыто более 300 километров траншей глубиной до 4 метров и шириной до 5 метров. На границе возведены заградительные валы и установлены проволочные заграждения.

По данным UNODC, в 2013 году 14 сотрудников иранских правоохранительных органов были убиты или пропали без вести в ходе операций по борьбе с наркотиками. На восточной границе Ирана ежедневно в среднем происходят до четырех вооруженных столкновений сотрудников правоохранительных органов с полицией.

Необходимо отметить, что Иран неоднократно предлагал сформулировать совместными усилиями на международном уровне правовые нормы и механизмы, позволяющие наладить эффективную борьбу с незаконным оборотом наркотиков.

По данным правоохранительных органов Евросоюза, отправленные по Южному маршруту афганские наркотики в 2015 году изымались в Бельгии, Италии, Великобритании, Германии. Часть из них попала туда из африканских стран*, (*Первые крупные партии афганского героина в Африке были изъяты в 2010 г. Речь идет о Кении, Танзании и Занзибаре, которых преступные группировки использовали в качестве транзитных зон. ) часть - через страны Ближнего Востока (Катар и ОАЭ). Некоторые партии вначале через Пакистан перемещались в Индию, а оттуда в Европу. В частности в Германию. Во Франции изымались партии афганского героина, отправленные туда транзитом через Мадагаскар.

Широкий спектр грузовых и воздушных линий, которые открылись в Африке и через нее, предоставляет множество возможностей для наркокартелей. Африка с каждым годом играет все более важную роль в содействии транзита афганского героина на южном направлении.

Важным рынком афганского героина и перевалочным узлом для торговли афганскими опиатами по Южному маршруту стали страны Персидского залива. Афганские наркотики туда поступают по морю и воздуху.

В страны Южной Европы (Испанию, Италию) до недавнего времени афганский героин поступал целиком по Балканскому маршруту. Однако в последние годы произошла диверсификация направлений. Наркотики стали поступать из Юго-Западной Азии и Африки по морю, воздуху и почте. Другими словами, не всегда можно однозначно утверждать, по какому маршруту идет поставка наркотиков в Европу - по Балканскому или Южному. Преступные группировки все чаще ищут новые схемы поставок наркотиков из Афганистана в страны-потребители. На это повлияли также успешные операции правоохранительных органов некоторых стран-транзитеров по ликвидации сетей наркодилеров и аресты их лидеров.

Учитывая изменения в тактике действий контрабандистов на Балканском и Южном маршрутах, особенно на путях, проходящих через Южное побережье Ирана в направлении стран Персидского залива и Африки, было бы целесообразным организовать сотрудничество спецслужб в данном регионе. К сожалению, и это надо признать, существенным препятствием являются существующие шиитско-суннитские разногласия.

Территориями, которые успешно освоили ОПГ и террористические организации, стали Ирак и Сирия. Они превратились не только в страны-транзитеры на Балканском и Южном маршрутах, но и потребителей наркотиков. По некоторым данным, из Сирии и Ирака наркотики в основном через Турцию направлялись в Европу, в том числе с многочисленными беженцами. Без восстановления государственными органами Сирии и Ирака контроля над границами эту проблему не решить.

Способов доставки наркотиков существует великое множество. Они отправляются обыкновенной почтой, их прячут в овощах, фруктах, предметах бытового обихода15. Для поставок крупных партий устраивают тайники в автотранспорте, железнодорожных вагонах, самолетах, морских судах.

Небольшие партии доставляют курьеры, делая тайники в одежде, прикрепляя пакеты к телу или перевозя их в своих желудках. Чаще всего к перевозке наркотиков в качестве курьеров привлекаются лица из наиболее незащищенных социальных групп, в частности вдовы, матери-одиночки и молодые женщины, остро нуждающиеся в деньгах, дети из бедных семей, инвалиды16. Выявлено много случаев, когда наркотики перевозились в желудках домашних и экзотических животных.

Формы и методы доставки наркотиков постоянно совершенствуются. Так, наркотики маскируют внутри плодов и овощей, в посуде, банках из-под консервов, тушах животных, запасных автомобильных колесах, аккумуляторных батареях транспортных средств17. Подобного рода ухищрения чаще всего не поддаются выявлению ни обычными визуальными методами, ни с помощью служебных собак.

q

По мнению ряда западных политологов, наркотики составляют основной источник формирования богатства не только для организованной преступности и террористических организаций, но и специальных служб некоторых западных государств, ставших мощными акторами в финансовом и банковском деле18. Так полагают и некоторые афганские эксперты, считающие, что без участия западных спецслужб вряд ли возможен был бы вывоз героина в огромных масштабах из Афганистана авиационным транспортом.

По некоторым данным, западные спецслужбы, официально присутствующие в настоящее время в Афганистане, не только заинтересованы в росте производства афганских наркотиков, но и разрабатывают сложные деловые и скрытые связи с крупными преступными синдикатами, вовлеченными в торговлю наркотиками. Они конкурируют с бизнес-синдикатами, связанными с организованной преступностью, за стратегический контроль над маршрутами героина.

Торговля наркотиками может процветать только в том случае, если у главных действующих лиц есть покровители на местах, занимающие высокие посты. Правовые и незаконные обязательства все более переплетаются, разделительная линия между «предпринимателями» и преступниками размыта. В свою очередь, отношения между преступниками, политиками и сотрудниками спецслужб дискредитировали структуры государства и роль его институтов.

Торговля афганским опием характеризуется сложной сетью посредников. Существуют различные этапы торговли наркотиками, несколько взаимосвязанных рынков - от фермера, выращивающего опийный мак в Афганистане, до оптовых и розничных рынков героина в западных странах. Другими словами, существует «иерархия цен» для опиатов.

Многомиллиардные доходы от наркотиков депонируются в западной банковской системе. Большинство крупных международных банков вместе со своими аффилированными лицами в офшорных банковских гаванях привлекают большое количество наркоторговцев.

Деньги на наркотики отмываются в многочисленных офшорных банковских гаванях, примерно в 50 местах, по всему миру. Именно здесь взаимодействуют криминальные синдикаты, вовлеченные в торговлю наркотиками, и представители крупнейших коммерческих банков мира. «Грязные» деньги депонируются в таких офшорных гаванях, контролируемые крупными западными коммерческими банками. Последние заинтересованы в развитии и поддержании торговли наркотиками. Как только деньги будут отмыты, они могут быть направлены в качестве инвестиций в недвижимость, гостиничный бизнес, промышленное производство, сферу услуг, профессиональный спорт. «Грязные» деньги также направляются в различные финансовые инструменты, включая торговлю деривативами, сырьевыми товарами, акциями и государственными облигациями.

Помимо традиционных валют, все активнее в торговле наркотиками применяются виртуальные валюты. Это создает серьезные проблемы для контроля за финансовыми операциями центробанкам, структурам финансовой разведки и правоохранительным органам. По данным на 2014 год специалистов Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (Financial Action Task Force on Money Laundering - FATE)*, (*Межправительственная организация, которая занимается выработкой мировых стандартов в сфере противодействия отмыванию преступных доходов и финансированию терроризма, штаб-квартира в Париже.) чистый объем перехваченных в мире наркопрепаратов составляет 10-15%. Однако только 0,5% денежных средств, связанных с торговлей наркотиками, конфискованы. Это означает, что почти вся прибыль от наркотиков интегрирована в официальную и законную финансовую систему мира19

Выявить наркоденьги сложно. Для введения в заблуждение контролирующие органы и скрытия истинных поставщиков и заказчиков наркопродукции используются различные методы. Наиболее распространенные из них - это ложное декларирование товаров и услуг, использование третьих сторон, нескольких счетов и организаций, движение товаров через несколько юрисдикций, использование корпоративных структур.

Из большинства стран - потребителей афганских наркотиков вырученные за них средства в Афганистан направляются не напрямую, а через промежуточные страны. Чаще всего ими выступают Пакистан, Иран, ОАЭ, Китай. Например, платежи за наркотики якобы как средства за лекарства могут быть направлены из Лондона в ОАЭ или Пакистан. Там они реинвестируются. Часть из них пересылается наркопроизводителям, к примеру в провинцию Гильменд, а часть используется для финансирования закупки несвязанного с наркотиками товара в Дубае для импортирования, скажем, в Герат. Например, транспортных средств.

Деньги пересылаются не только через банковскую систему. Известны случаи, когда правоохранительные органы ОАЭ перехватывали в аэропорту Дубая курьеров, прибывающих с миллионами долларов в чемоданах. По утверждению некоторых афганских экспертов, между Афганистаном, Пакистаном, Ираном и ОАЭ ограничен обмен информацией о личности курьеров и проводимых ими операциях. В результате у правоохранительных органов нет достаточных оснований для законного задержания курьеров и конфискации перевозимых ими средств.

Огромные суммы наличных денег, полученных от реализации героина, перевозятся курьерами из Европы в страны Персидского залива и Пакистан, переправляются морским и воздушным путем в грузовых контейнерах в страны Африки и Австралию, откуда они затем поступают поставщикам.

Денежные средства на ближайшую перспективу останутся основным инструментом в наркобизнесе. В то же время правоохранительными органами в различных странах мира выявляются и новые инструменты и услуги. Так, по данным FATE, помимо денег, расчет за наркотики идет бартером (товары повседневного спроса), драгоценными камнями (алмазы, сапфиры, изумруды, рубин) и драгоценными металлами (золото, платина). Имеются факты, когда за оптовые поставки наркотиков в качестве оплаты используются земля (под строительство или сельскохозяйственные нужды), объекты недвижимости (дома, отели, казино) и движимые объекты (тяжелая и строительная техника, элитные автомобили, яхты, самолеты)20

q

Как считает американский профессор Альфред Маккой, Афганистан с его уникальной природой и климатом превратился при активном вмешательстве американской военной машины в классическое наркогосударство, где наркотики доминируют везде: в экономике, внутренней политике, определяют степень иностранного вмешательства. Выращивание наркосодержащих культур для афганских крестьян стало во много раз выгоднее, чем занятие традиционным сельским хозяйством. На фоне роста цен на опий падают цены на пшеницу. К тому же культивирование опийного мака требует гораздо меньше воды для орошения, чем зерновые и фрукты.

В результате международные гуманитарные организации, чтобы не допустить голода в Афганистане, вынуждены поставлять туда продукты питания. Часть из них попадает в руки антиправительственных группировок, часть оказывается на рынках. В итоге получается замкнутый круг - чем больше площади, занимаемые под опийный мак, и собираемые урожаи опия, тем выше потребность Афганистана в продуктах питания.

По оценкам международных экспертов, на ближайшую перспективу наркоситуация в Афганистане вряд ли изменится. Производство опия будет расти, и, следовательно, произведенный из него героин будет завоевывать все новые территории по всему миру. На его производство потребуются тонны прекурсоров и химических веществ, которые будут перенаправляться с легальных международных рынков и поставляться в Афганистан контрабандно производителям героина.

Международные преступные группировки и террористические организации, пользующиеся многолетней нестабильностью, слабостью и коррумпированностью государственных органов власти Афганистана, превратившие эту страну в основного производителя наркотиков опийной группы, добровольно не откажутся от возможности получения «грязных» сверхдоходов. Сейчас любой неграмотный полевой командир талибов может за месяц на наркотиках заработать огромное состояние. В мирное время на пропитание себе и семье он будет вынужден зарабатывать каждодневным тяжелым крестьянским трудом. Поэтому противостояние в Афганистане может продолжаться бесконечно, а преступники, пользуясь хаосом и нестабильностью, придумывать новые, более хитроумные схемы финансовых расчетов, новые способы доставки наркотиков, делать более разнообразными вещества, содержащие опиоиды.

Только силовым путем в условиях глобализации и открытости границ, огромных миграционных потоков проблему афганских наркотиков не решить. Необходим совокупный подход - сочетание широкого комплекса экономических, финансовых, силовых и специальных мер.

Нанести прицельный удар по наркоугрозе, исходящей из Афганистана, можно только при условии разрушения системы «спрос-предложение». Наркотики, как и всякий товар, идут туда, где готовы дать больше денег. Следовательно, первым делом необходимо вскрыть и пресечь финансовую систему наркобизнеса. Она носит разветвленный характер и опутала своей паутиной весь мир. Сам Афганистан эту проблему не решит. Для него это непосильная задача. Решить ее могут только совместно спецслужбы, финансовые органы и структуры финансовой разведки США, России, стран Евросоюза и стран, через территорию которых проходят наркомаршруты и через банки которых преступники отмывают свои деньги. Самое главное, чтобы от заявлений удалось перейти к практическим делам без политизации проблемы.

 

 

 1Here's where America's heroin comes from Christopher Woody and Reuters // Business Insider. 2016. March 3 // http://www.businessinsider.com

 2Afghanistan Opium Survey 2016. Executive Summary. United Nations Office on Drugs and Crime, Islamic Republic of Afghanistan Ministry on Counter Narcotics // https://www.unodc.org

 3McCoy Alfred W. How the heroin trade explains the US-UK failure in Afghanistan // The Guardian. 2018. January 9 // https://www. theguardian.com

 4Afghanistan Opium Survey 2017. Cultivation and Production. 2017. November // https://www.unodc.org

 5World Drug Report 2017. 2017. June 16 // https://www.unodc.org

 6Ibid.

 7Afghanistan Opium Survey 2016…

 8Mashal Mujib. Afghan Taliban Awash in Heroin Cash, a Troubling Turn for War. 2017. October 29 // https://www.nytimes.com

 9Micallef Joseph V. Follow the Money: the Taliban's Growing Criminal Empire // Military.com. 2017. April 03 // http://www.military.com

10Heroin trafficking through South Africa: why here and why now? // The Conversation. 2017. August 15 // http://theconversation.com

11Afghan Opiate Trafficking through the Southern Route. 2015. June // https://www.unodc.org

12Tomovic Dusica. Heroin Crossing Balkans to Europe, US Report. Insight. 2016. March 3 // http://www.balkaninsight.com

13Market analysis of Plant-Based Drugs. UNODC. World Drug Report 2017. NO // http://www.unodc.org

14Council of the European Union. Brussels, 2016. October 25. 13561/16 // http://www.data.consilium.europa.eu

15Markowitz Eric. An Online Drug Dealer’s Best Friend: the U.S. Postal Service // Vocativ. 2014. October 9 // http://www.vocativ

16The Heroin Trade // http://heroin.ne

17Woody Christopher. Fake vegetables, Frozen sharks аnd an Xbox - here are some of drugs smugglers' most bizarre methods // Business Insider. 2017. April 2 // http://www.businessinsider

18Chossudovsky Michel. The Spoils of War: Afghanistan’s Multibillion Dollar Heroin Trade Global Research. 2017. November 10 // https://www.globalresearch.ca

19Financial flows linked to the production and trafficking of Afghan opiates. FATE Report. 2014. June // http://www.fatf-gafi.org

20Ibid.