Минский процесс по украинскому урегулированию: хоровод интересов

13:50 19.10.2017 Виктория Погодина, Атташе Департамента лингвистического обеспечения МИД России


Идет четвертый год Минского процесса по урегулированию ситуации на Юго-Востоке Украины. Информационный фон, сопровождающий украинское урегулирование, с самого начала был далек от благоприятного. На сегодняшний день оценки работы очередного этапа Минского процесса рознятся от лаконичных, внушающих сдержанный оптимизм: «Вполне конструктивный, без прорывных моментов, но в то же время, небесполезный»1, - до откровенно фаталистических заявлений: «Минский процесс - мертворожденный», причем если ранее суждения, подобные последнему, были характерны в большей степени для украинских деятелей, то в последнее время они получают все более широкое распространение.

В свете рассуждений о жизнеспособности Минского процесса на ум невольно приходит строчка из незамысловатого детского стихотворения М.С.Шварца «Нарвал» про кита-нарвала: «Гораздо проще обвинять, чем разобраться и понять…» Для того чтобы лучше понять происходящее в контексте украинского урегулирования, полезным представляется более четко сформулировать, что мы имеем в виду, когда говорим о Минском процессе.

Первый вопрос, на который нужно постараться ответить: является ли Минский процесс проблемой глобальной или региональной?  Пожалуй, каждое государство несет в себе некий конфликтный потенциал. Источник внутренних конфликтов может быть самым разнообразным: этническая,  конфессиональная, культурная, идеологическая, социально-экономическая неоднородность, неравенство в любых формах его проявления и т. д. Также не секрет, что с соседями и партнерами у каждого уважающего себя государства все гладко, да не совсем. Сия скорбная чаша не миновала, увы, суверенное, свободное и независимое государство - Украину. Под влиянием ряда факторов, причем последней соломинкой оказались факторы экономические в виде подписания/отказа от подписания Договора об ассоциации с ЕС, Украина оказалась перед нелегким выбором между дружественным Западом и братской Россией.

Какие это были факторы, кто и какими правдами и неправдами «помог» Украине сделать выбор, остается за рамками данной статьи, нам же интересен результат, который отчасти стал воплощением народной мудрости о том, что «где тонко, там и рвется». В данном случае тоньше всего оказалось внутри самой Украины, на Юго-Востоке, где возник региональный украинский конфликт  между официальным Киевом и Отдельными районами Донецкой и Луганской областей (далее - ОРДО/ОРЛО).

Однако, как известно, сторон - участниц Минского процесса (не следует путать со сторонами конфликта) несколько больше. Помимо Украины, представленной официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО, в украинском урегулировании участвуют  Германия, Франция и Россия. Причем известно, что последние три страны являются гарантами выполнения Минских соглашений. При этом США, страны ЕС и ряд других ввели антироссийские санкции, условием снятия которых является выполнение Минских соглашений. Иными словами, складывается парадоксальная ситуация, когда два гаранта выполнения соглашений ввели санкции против третьего гаранта выполнения соглашений за то, что упомянутые соглашения не выполняются. Частично объяснить сложившееся положение дел можно, обратившись к конфликтологии, то есть соотношению глобальных проблем и глобальных конфликтов в современном мире, а также к их взаимосвязи с региональными конфликтами.

Согласно учебному пособию С.М.Емельянова3, первой из таких проблем являются «проблемы войны и мира», которым в качестве глобального конфликта (реального или возможного) соответствует «военно-политическое противостояние между Востоком и Западом», примером которого является холодная война в 1950-1980-х годах или возможная термоядерная война. Даже абстрагируясь от громких заявлений о том, что мир откатывается к временам холодной войны, и искренне надеясь, что о перспективах термоядерной войны речь всерьез не зайдет, вряд ли можно оспорить тот факт, что в настоящее время противостояние между Западом и Россией, представляющей собой один из центров формирующегося многополярного мира, по-прежнему существует.

Региональные конфликты, в свою очередь, могут выступать как воплощение или как предвестники глобальных. Согласно С.М.Емельянову, «с одной стороны, они [региональные конфликты] выступают как одна из форм назревающих глобальных конфликтов, а с другой - могут ускорять процесс созревания таких конфликтов». Интересно было бы отметить, что в современных условиях последствия, казалось бы, регионального украинского конфликта, будучи выражены в экономических санкциях и запрете на въезд в отношении ряда высокопоставленных российских лиц, имеют в большей степени экономический и политический характер, но при этом по степени своего охвата, несомненно, являются глобальными.

Украина как инструмент оказания давления на Советский Союз, а затем на Россию исторически представляла, представляет и будет представлять интерес для любого потенциального оппонента в целом и для западных стран в частности. Примерами тому могут служить требование Германии признать Украину самостоятельным государством при заключении Брестского мира, стремление Германии отщепить Украину от СССР во время Второй мировой войны, стратегия Запада, направленная на создание вокруг России буфера из недружественно настроенных стран4,  политика ЕС на пространстве «общего соседа» (Молдавия, Белоруссия, Украина), упомянутая выше попытка жесткой интеграции Украины в европейское экономическое пространство, получившая выражение в Договоре об ассоциации и т. д. Когда геополитические интересы Запада и России в очередной раз столкнулись на территории Украины, конфликт получил свое материальное воплощение.

На стыке регионального и глобального конфликтов возник тот особый порядок взаимодействия сторон, который мы сейчас наблюдаем. На фоне глобального противостояния между Западом и Россией реализовался потенциальный внутриукраинский конфликт на Юго-Востоке страны и резко обострились противоречия между Россией и Украиной. Именно в этой точке пересекаются интересы всех сторон - участниц Минского процесса. При этом необходимо отметить тот факт, что Германия и Франция в данном случае выступают в двойном качестве. С одной стороны, они являются гарантами выполнения Минских соглашений, то есть совместно с Россией обязуются всячески способствовать украинскому урегулированию, с другой - Франция и Германия отстаивают интересы Запада, которые отнюдь не всегда совпадают с интересами украинского урегулирования и довольно часто противоречат национальным интересам России. Вполне возможно, что сложности и перипетии Минского процесса во многом являются следствием его двойственной природы и двоякой ролью, которую играют западные союзники.

Таким образом, Германия и Франция, страны - лидеры Европейского союза, в рамках Минского процесса закономерно отстаивают интересы «совокупного Запада». Однако хорошо известно, что первую скрипку в определении этих интересов играет отнюдь не Старый Свет. Следовательно, и политику в отношении Украины Евросоюз определяет не в одиночку, наглядным, но не единственным примером чему являются, в частности, синхронизированные между собой американские и европейские санкции, которые то и дело расширяются под надуманным предлогом. 

Украинский вопрос, несомненно, попадает в сферу стратегических интересов Соединенных Штатов Америки. Во время второго президентства Б.Обамы украинский кризис недаром занимал если не первую, то вторую после Сирии позицию в международной повестке дня. Вашингтон не только обладает возможностью корректировать позицию Запада по украинскому вопросу, но и может похвастаться огромным влиянием на официальный Киев, то есть на одну из двух противоборствующих сторон. При этом США не представлены напрямую ни в Трехсторонней контактной группе (ТКГ), ни в «нормандском формате», иначе говоря, формально стороной - участницей Минского процесса не являются.

«В украинском вопросе сплелись проблемы российско-американских отношений, динамики, форм, характера западной экспансии на постсоветское пространство, противоречия по поводу европейской системы безопасности»5, - отмечает А.А.Сушенцов в аналитическом докладе «Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса». После победы на выборах в США Д.Трампа  западные союзники оказались в некотором замешательстве. Украинский вопрос выпал из поля зрения американской администрации, его заслонили более насущные проблемы. Прошло более полугода, прежде чем на смену ушедшей в отставку Виктории Нуланд был назначен специальный представитель США по Украине Курт Уолкер. В отсутствии США руководящую роль в отстаивании западных интересов в рамках минского урегулирования на несколько месяцев взяла на себя Германия. После весенних президентских выборов бремя ФРГ разделила Франция.

Несмотря на назначение К.Уолкера, подход новой американской администрации к украинскому урегулированию по-прежнему не сформирован окончательно. К.Уолкер, говоря военным языком, проводит рекогносцировку местности - 23 июля 2017 года посетил Киев и находящуюся на подконтрольной правительству Украины территории Авдеевку (первое «знакомство» К.Уолкера с Киевом состоялось чуть раньше - 9 июля, когда он сопровождал Р.Тиллерсона6), затем 21 августа в Минске встретился со своим российским коллегой  В.Ю.Сурковым. В сущности, именно из таких регулярных встреч американского спецпредставителя с каждой из заинтересованных сторон по отдельности ранее и складывалось публичное участие США в украинском урегулировании. Впоследствии в своем интервью  журналу «Financial Times»7  К.Уолкер выразил обеспокоенность тем, что украинский вопрос «ушел с первых полос газет»8, и заверил, что США совместно с Германией и Францией намерены вернуть ему прежнюю актуальность. Иными словами, США, заручившись поддержкой верных союзников, восстанавливают status quo.

Другое дело, что после президентских выборов многое изменилось в самих Соединенных Штатах. Президент фактически находится в открытом противостоянии с Конгрессом, который, пользуясь уязвимым положением новоизбранного Д.Трампа, перехватил инициативу и делает все возможное, чтобы эту инициативу сохранить. Так, например, без одобрения Конгресса Д.Трамп больше не может снять ранее введенные антироссийские санкции. Показательным является и тот факт, что в качестве повода для введения новых санкций было заявлено не только мифическое невыполнение Россией Минских соглашений, но и российские действия в Сирии, а в первую очередь   предполагаемое кибервмешательство России в американские выборы, причем соответствующий законопроект был одобрен подавляющим (419 против 3) числом голосов9. Самого Д.Трампа регулярно обвиняют в чрезмерных симпатиях к России. Политических противников у Д.Трампа немало, они не гнушаются «грязными» приемами и не оставляют попыток скомпрометировать оппонента.

Исходя из существующего контекста, можно предположить, что американская сторона украинского урегулирования вынужденно проводит политику лавирования, стараясь одновременно угодить сторонникам «партии войны» в собственной стране, сохранить авторитет у европейских союзников и в то же время не обострять и без того напряженные отношения с Россией. С этой точки зрения резонансное заявление Курта Уолкера о «рассмотрении возможности» поставки Украине летального оборонительного оружия, можно было бы расценить, скорее, как попытку потянуть время, ведь «рассмотреть» не значит «поставить», с тем чтобы новая американская администрация смогла принять наиболее выгодное для себя решение, дождавшись наиболее благоприятных для этого обстоятельств, как  реверанс в сторону Конгресса и сторонников жестких мер в отношении России и заодно как отличную возможность вернуть украинскую тематику в заголовки газет.

Итак, консолидированная западная позиция по Украине в силу ряда причин по-прежнему находится на этапе формирования. Тем не менее активная работа в рамках Минского процесса продолжается. В настоящий момент взаимодействие между сторонами-участницами ведется на двух уровнях - в «нормандском формате» и на уровне Трехсторонней контактной группы и ее рабочих подгрупп. Залогом успешного урегулирования в настоящее время принято считать окончательное согласование и выполнение «Дорожной карты». Именно на согласовании «Дорожной карты», то есть устранении разногласий и нахождении компромиссов, сегодня сосредоточены усилия сторон. Следует отметить, что данный процесс строго конфиденциален. В этом контексте особый интерес представляют заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам состоявшейся 2 мая 2017 года в Сочи встречи  Президента Российской Федерации В.Путина с федеральным канцлером Германии А.Меркель10, которые позволяют составить представление о том, какие аспекты сегодня служат точкой приложения усилий сторон.

В ходе анализа предоставленной лидерами информации можно выделить ряд основных заявленных противоречий между сторонами Минского процесса (см. Таблицу 1), а именно: характер предшествующей конфликту смены власти в Украине, роль (статус) России в Минском процессе (следствие упомянутой выше двойственной природы конфликта), соотношение шагов на политическом треке и в области безопасности, сроки восстановления контроля Украины над российско-украинской границей, отношение к экономической, транспортной и т. д. блокаде и изоляции Донбасса. При этом первые два спорных вопроса играют важную роль в понимании позиций и мотиваций сторон, в то время как последовательность шагов и сроки восстановления контроля над границей - два значимых пункта «Дорожной карты». Рассмотрим указанные противоречия более подробно.

Таблица 1

Основные разногласия России, Германии и Франции 
в рамках Минского процесса

Пункт, вызывающий разногласия / сторона - участница Минского процесса

Россия

Германия, Франция

Характер смены 
власти

Незаконный переворот

Демократический 
приход к власти 
нового президента

Скорейший путь 
урегулирования

Прямой диалог между сторонами конфликта

Выполнение Минских соглашений, проведение местных выборов, согласование 
«Дорожной карты»

Последовательность шагов на политическом треке и в области 
безопасности

Одновременность и параллельность

Шаги в области безо-пасности предшествуют шагам на политическом треке

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Завершающий шаг по итогам урегулирования (после проведения 
выборов)

Шаг, предшествующий выборам

Роль России

Посредник, гарант

Участник

Отношение к экономической  транспортной блокаде и изоляции Донбасса

Инициирована 
Киевом

Донбасс взял курс на отделение

 

Характер смены власти в Украине

«22 февраля 2014 года Верховная рада досрочно прекратила полномочия Президента Украины Виктора Януковича» - сообщает ТАСС. Описание дальнейших событий зависит от точки зрения, российской или западной. Показательными будут следующие цитаты из ответов на вопросы журналистов В.В.Путина и А.Меркель: «Первое, что касается событий на Юго-Востоке Украины: это результат государственного переворота, антиконституционной смены власти в Киеве», - поясняет В.В.Путин. А.Меркель, в свою очередь, отмечает: «У нас разные позиции относительно причин этого конфликта, мы не разделяем эту точку зрения, мы считаем, что украинское правительство демократическим путем пришло к власти. И за президентом сейчас ответственность выполнить Минские соглашения».

При этом любопытно, что ответ канцлера выстроен таким образом, что для стороннего слушателя остается неясным, на какого же именно президента возлагается ответственность по выполнению Минских соглашений. Контекст встречи допускает разные трактовки.

Скорейший путь урегулирования конфликта

Представители российской стороны на различных уровнях неоднократно призывали и продолжают призывать к налаживанию прямого диалога между официальным Киевом и ОРДО/ОРЛО. Поскольку, по словам В.В.Путина, «невозможно добиться разрешения конфликта без прямого диалога конфликтующих сторон. Так в мире еще никогда не происходило». При этом на протяжении всего Минского процесса руководство Украины неизменно демонстрирует нежелание вести прямой диалог с Донбассом, одной из причин чему служат опасения украинской стороны, что прямой диалог с Донбассом будет означать фактическое признание Украиной самопровозглашенных Донецкой и Луганской республик.

Западные союзники ранее усматривали возможный выход из сложившейся ситуации в абстрактном неукоснительном выполнении Минских соглашений. В мае 2017 года А.Меркель более четко очертила позицию немецкой стороны: «Тот шаг, которого нам нужно добиться, - это достичь ситуации, которая позволит нам обеспечить легитимное руководство на территориях Луганска и Донецка. Для этого нужна «Дорожная карта», для этого нужны определенные усилия. Программа уже на столе, и по этой программе мы должны дальше работать».

Следует также обратить внимание на то, что ОРДО и ОРЛО в работе над «Дорожной картой» напрямую не задействованы, единственным выразителем их интересов по-прежнему остается российская сторона.

 

Последовательность шагов на политическом треке и в области безопасности

Данный пункт представляет особый интерес.  На протяжении значительного времени считалось, что стороны - участницы процесса по умолчанию согласны с тем, что основой и залогом выполнения «Дорожной карты» является именно одновременность и  параллельность шагов на политическом треке и в области безопасности, что полностью соответствует позиции Российской Федерации. При этом основная ответственность за принятие мер в области безопасности возлагалась на ОРДО и ОРЛО, в то время как продвижение на политическом треке считалось прерогативой Украины. Соответственно, обе стороны конфликта должны были одновременно и параллельно идти на уступки друг другу.

Выступление А.Меркель показало, что позиция официальной Германии по данному вопросу отнюдь не столь однозначна: «К сожалению, большого прогресса еще нет, снова и снова нам приходится напоминать о нулевой точке Минских договоренностей, о том, что нам нужно перемирие, и затем уже последуют политические шаги». В данном случае канцлер ФРГ исходит из текста Рамочного решения ТКГ о разведении сил и средств11, подразумевая необходимость того, что, в соответствии с данным документом, прежде чем стороны начнут разведение, режим прекращения огня должен продержаться семь дней при том, что отсутствие нарушений режима прекращения огня подтвердит Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ. Таким образом, при определенном толковании два упомянутых документа вступают в противоречие друг с другом и дают сторонам - участницам процесса практически неограниченное пространство для маневров. Подобные случаи в рамках Минского процесса отнюдь не единичны. Иерархия же документов остается дискуссионным вопросом, поскольку напрямую затрагивает  интересы сторон.

 

Восстановление контроля Украины над российско-украинской границей

Еще одной ранее не столь явно выраженной задачей Германии и Франции является стремление добиться передачи Украине контроля над российско-украинской границей еще до проведения местных выборов на Юго-Востоке Украины. Последнее вряд ли могло бы быть приемлемо для ОРДО/ОРЛО и представляющей их интересы в рамках «нормандского формата» российской стороны, поскольку официально в Донбассе продолжается инициированная Киевом антитеррористическая операция, в то время как все население ОРДО и ОРЛО рассматривается как террористы. В этом контексте маловероятно, что самопровозглашенные республики Донбасса будут готовы отказаться от связи с внешним миром до получения в той или иной степени убедительных гарантий своей безопасности, а именно законодательного  закрепления особого статуса регионов и проведения на этой основе местных выборов.

 

Роль и статус России в Минском процессе

Роль и статус России в Минском процессе с точки зрения Запада отражает двойственность их собственного подхода. Иными словами, РФ для западных союзников одновременно и сторона конфликта (вторая или третья в зависимости от того, оставляет ли говорящий за ОРДО/ОРЛО право считаться стороной конфликта на Юго-Востоке Украины), и один из трех гарантов выполнения Минских соглашений. Увы, в большинстве случаев, скорее, первое, ярким примером чему являются антироссийские санкции.

 

Отношение к блокаде и изоляции Донбасса

Отношение к транспортной и экономической блокаде Донбасса в данном контексте не является основным противоречием как таковым, а, скорее, отражает общий характер текущей полемики, однако ввиду своей показательности заслуживает упоминания в рамках этой статьи. Можно отметить, что в ходе пресс-конференции А.Меркель была весьма сдержана в оценках касательно  блокады Донбасса, однако не преминула напомнить об использовании рубля в ОРДО/ОРЛО, а также о «экспроприации», введении внешнего управления на ряде предприятий Донбасса, из чего пусть и не напрямую, но следовало, что ОРДО/ОРЛО сами стремятся отмежеваться от Украины, нарушают права собственности, а упоминания рубля могло бы быть теоретически призвано навести на мысли о российском следе в событиях на Юго-Востоке.

С российской стороны последовало разъяснение упомянутых обстоятельств. Было подчеркнуто, что и то и другое - меры вынужденные. Ввиду экономической изоляции Донбасса и фактической ликвидации банковской системы региона республики вынуждены прибегать к иным валютам, причем в ходу несколько различных валют иностранных государств. Значительная доля рубля в обращении объясняется тесными экономическими связями с регионами России. Внешнее управление на предприятиях ни в коем случае не подразумевает их конфискацию.

Однако, пока связи с владельцами и остальной Украиной не восстановлены, у стремящихся сохранить производство ОРДО и ОРЛО не оставалось иного выхода, как ввести временную форму управления. В свою очередь, представители российской стороны на различных площадках многократно подчеркивали губительное влияние инициированной официальным Киевом экономической, банковской, транспортной, а в отдельных случаях и энергетической блокады ОРДО/ОРЛО на уровень жизни в регионе в целом и на гуманитарную составляющую в частности.

Разумеется, это не все «камни преткновения», которые существуют в рамках «Дорожной карты» или в контексте Минского процесса как такового. Однако упомянутые разногласия дают представление о том, какие позиции занимают стороны-участницы и как нелегко им находить точки соприкосновения. Таким образом, в настоящее время залогом скорейшего урегулирования ситуации на Юго-Востоке Украины является в том числе то, насколько быстро и эффективно стороны - участницы Минского процесса смогут разрешить или обойти упомянутые и иные существующие противоречия. Для этого всем сторонам - участницам процесса требуется проделать огромную работу, доказывая справедливость своей точки зрения или предлагая компромиссные варианты. И, несмотря на то, что переговорный процесс серьезно осложняется различиями в подходах и оценках сторон, такая работа активно велась и ведется на различных уровнях Минского процесса.

Сегодня все большее распространение в политическом контексте получает английское выражение «Для танго нужны двое». Минский процесс - не танго, не танец для двоих. Минский процесс по украинскому урегулированию - это хоровод, душевный и динамичный народный танец, отражающий стремление к единению и взаимопониманию. Главное для нас - не допустить того, чтобы хоровод превратился в бесцельное хождение по кругу.

 

 1Брифинг официального представителя МИД России М.В.Захаровой, ответы на вопросы // 31 мая 2017 г. // URL: http://www.mid.ru/web/guest/foreign_policy/news/-/asset_publisher/cKNonkJE02Bw/content/id/2772052

 2Ляшко: «минский процесс» - мертв, берлинскими разговорами его не оживить // Оnline Kiev: информ.интернет изд.  2015. 25 авг. // URL: http://kiev-online.net.ua/top-novosti/Lyashko-minskiiy-process-mertv-berlinskimi-razgovorami-ego-ne-ozhivit-SKRIN.html

 3Емельянов С.М. Практикум по конфликтологии. СПб.: Питер, 2009. С. 176-177.

 4Квицинский Ю.А. Россия - Германия. Воспоминания о будущем. М.: Детектив-Пресс, 2008. 185 с.

 5Сушенцов А.А. Украинский вопрос. Сценарии развития украинского кризиса // Силаев Н., Сушенцов А. Аналитическое агентство «Внешняя политика», 2017. 32 с. // URL: http://www.foreignpolicy.ru/forecasts/ukrainskiy-vopros-stsenarii-razvitiya-ukrainskogo-krizisa/

 6Курт Уолкер, новый человек Трампа в Киеве. Кто он? // Русская служба BBC. 2017. 
9 июля // URL : http://www.bbc.com/russian/features-40547151

 7Ukraine crisis will ‘cripple’ Russia-US relations, envoy warns // Financial Times. 2017. 27 августа // URL: https://www.ft.com/content/c725eb8c-89aa-11e7-8bb1-5ba57d47eff7

 8США рассматривают возможность поставки Киеву летального оружия // Коммерсант.ru . 2017. 28 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3395983

 9МИД и Совфед отреагировали на новые антироссийские санкции США //  Коммер-
сант.ru. 2017. 26 августа // URL: https://www.kommersant.ru/doc/3367343

10Заявления для прессы и ответы на вопросы журналистов по итогам встречи Президента РФ В.В.Путина с Федеральным канцлером Германии А.Меркель // URL: http://www.kremlin.ru/events/president/transcripts/54439

11Рамочное решение ТКГ о разведении сил и средств  от 20 сентября 2016 г. // URL: http://www.osce.org/ru/cio/266271?download=true

Ключевые слова: Украина Минский процесс

Версия для печати