Николя Дюпон-Эньян: «Западную Европу и Россию связывают общие интересы»

13:10 02.06.2017 Юрий Минаев, «Международная жизнь»


Париж-Москва

По итогам завершившихся президентских выборов во Франции и начала правления вновь избранного Президента Эммануэля Макрона, а также в преддверии парламентских выборов, которые должны состояться в июне, журнал «Международная жизнь» взял интервью у лидера партии «Вставай Франция!» Николя Дюпон-Эньяна.

Вопрос: Эммануэль Макрон пришёл к власти и поступил довольно прагматично. Он ввел в состав своего правительства представителей разных партий , и тем самым какие-то из них расколол , а с какими-то  вступил в альянс. Как Вы думаете, ему удастся собрать то большинство в парламенте, на которое он надеется?

НДЭ: Да, у него будет большинство в парламенте. Во всяком случае те две основные партии, которые правили во Франции последние 20 лет по очереди, связаны одной целью - защищать свои привилегии, придерживаясь политики полного подчинения Франции Брюсселю, интересам крупных транснациональных кампаний и банкам. Французская олигархия, чтобы её дом не развалился, объединила всех тех, кто её поддерживал последние 20 лет.

Вопрос: Слова произносить легко, гораздо сложнее делать то, что предстоит делать Макрону. А ему предстоит реформировать экономику. Он уже сделал ряд заявлений по поводу новых законов, которые отчасти именуются его именем, и новые на подходе, как Вы думаете, ему удастся реализовать эти новые законы в жизнь?

НДЭ: Он не обещал так уж и много. На самом деле, он сумел создать имидж, новую картинку, глянцевую, мы называем это маркетингом. Нет, он не пообещал ничего грандиозного. Например, закон о труде, который повлечёт социальную регрессию. Он победил за счёт того, что за его спиной была мощная поддержка всех СМИ. Между двумя турами он остался в дебатах один на один с Марин ле Пен, которую СМИ постоянно высмеивали и искажали, и к тому же она столкнулась с трудностями во время последних дебатов. Макрон - это кандидат французской олигархии и покорности Брюсселю, который смог завуалировать свою настоящую программу за красивой картинкой нового, молодого, динамичного кандидата. Надо признать его талант, он сумел использовать свой красивый имидж, но политика, которую он будет проводить,  не будет отличаться от прежней.

Вопрос: Учитывая то, что Эммануэль Макрон и Ангела Меркель заговорили о реформе Европейского Союза, как Вы думаете, это реализуемая история, и создание оси Берлин-Париж - это возможно? 

НДЭ: Ясно, что Макрон - это кандидат мадам Меркель, это кандидат, который будет подчиняться Германии и наднациональной Европе. Вопрос в том, удастся ли Макрону укротить французский народ? Если политика открытых границ и неконтролируемой эмиграции, недобросовестной европейской конкуренции , навязывания неравноправных торговых соглашений будет продолжаться, жизнь французов не улучшится, а наоборот, проблемы обострятся. И ,автоматически, разочарование будет огромным. Но главное отличие в этот раз в том , что они теперь все объединились, чтобы продолжать вести ту же линию. И после того, как эта политика будет провалена, встанет вопрос о реальной альтернативной политической силе. И нам надо построить эту альтернативу. С тем, чтобы не повторить неудачу - как это было с Марин ле Пен.

Вопрос: Как вы считаете, те 30%, которые проголосовали за Марин ле Пен, они уйдут от неё в ближайшее время или останутся той базой, на которой можно сформировать ту самую оппозицию, о которой Вы говорите?

НДЭ: Я предполагаю, что часть электората партии Республиканцев уйдут к Макрону, речь идёт о руководителях партии; но народ, который отдавал свои голоса за правых, не примкнёт к Макрону. Я хочу обьединить электорат Республиканцев, которые не пойдут к Макрону, избирателей моей партии " Debout, la France!", и разочарованных из партии Национального фронта, которым я предлагаю более уравновешенную и более спокойную программу. 
Но вначале надо построить общую программу. То, что сделал в своё время Миттеран с союзом левых сил, я хочу это сделать с союзом правых. И, конечно, включив в этот союз Национальный фронт. Поэтому я призвал проголосовать за Марин ле Пен во втором туре. Идёт процесс политической перестановки сил во Франции. Макрон собирает вокруг себя левых и правых европеистов. И неизбежно будет переосмысление ситуации у правых партий, по крайней мере, в рядах патриотов и тех, кто себя к ним относит. 
Мой призыв проголосовать за Марин ле Пен можно теперь оценивать как факт, который войдёт в историю. Но он вызвал истерию у левых и среди так называемых " правильно мыслящих" и ту ужасающую ненависть, которую трудно представить в демократии. Период избирательной кампании во Франции между двумя турами был антидемократичным. Все СМИ встали против меня и против Марин ле Пен. Мы такого ещё не видели в демократическом обществе. А все потому, что я осмелился разрушить искусственный барьер, построенный ещё Миттераном с целью разъединить правые силы.

Вопрос: Франция - это страна с давними демократическими традициями. Как Вы можете объяснить, что французы, которые так любят и гордятся своими традициями, культурным наследием, не хотят потерять своей идентичности, а с другой стороны голосуют за Макрона, который ратует вместе с Меркель за открытые европейские границы для эмиграции? Одно противоречит другому?

НДЭ: Пропаганда СМИ скроила этот персонаж, профинансировала этого кандидата и дискредитировала всех других. Вначале это коснулось Франсуа Фийона, с его делами, затем взялись за меня - не давали достаточного времени в эфире, и потом Марин ле Пен, с её достоинствам и недостатками, преподносили в смешном виде. 

Вопрос: А если задуматься о будущем, на каких новых или старых ценностях может быть выстроена оппозиция? Что может стать основой для объединения этих самых оппозиционных сил?

НДЭ: В первую очередь речь пойдёт о независимости Франции в составе новой Европы наций и проектов, Европы конфедеративной , а не федеральной. Поставить под сомнение роль Брюсселя и оставаться открытыми для сотрудничества. Чтобы не напугать французов, им надо все объяснять. 

Восстановить контроль на границах, чтобы остановить миграцию.

Проводить экономическую политику, направленную на создание богатства на национальной территории малыми и средними предприятиями, и облагать большими налогами транснациональные корпорации. 

И встаёт лишь один вопрос, как преподнести все это французам, в какой форме, чтобы их успокоить и одновременно убедить, что это нужно сделать.

Вопрос: Значит, таким образом, Вы однозначно выступаете против всесилия Брюсселя? А это не так просто в современной Европе?

НДЭ: Да, это ключевой вопрос для меня. Но французы сами отвергнут Брюссель через меня или кого-то другого тогда, когда им объяснят, и они согласятся с тем, что они не изолируются от остального мира. Сотрудничество между странами будет развиваться, это проходит красной нитью через мой президентский проект. Моя идея - это переориентировать Европу к суверенитету наций и оставить открытыми двери для интеллектуальных и культурных связей. Французы хотят видеть Францию открытой. Поэтому надо найти необходимое равновесие между французским суверенитетом и открытостью Франции миру, которое всегда являлось нашей характерной чертой.

И ещё несколько слов касательно личных качеств. Французам вбили в голову, что Национальный фронт - это человеконенавистническая партия, что на настоящий день абсолютно не так. Но прошлое этой партии объясняет то, что происходит. И пока не будет изменено название партии и , может, даже смена некоторых личностей, это прошлое будет оставаться козырной картой для правящей системы, даже если это сейчас совершенно несправедливо. СМИ продолжают высмеивать Марин ле Пен. Я теперь знаком с Марин ле Пен. Это женщина толерантная и смелая. Однако у французов остается чувство недоверия, они помнят прошлое, которое уже не актуально, но французы это все еще помнят. Меня смешали с грязью как ещё никого. Потому лишь, что я отказался от выбора Макрона. Это невероятно, если осмыслить происходящее во французской демократии. Ещё раз повторяю, в нашей стране существует настоящая проблема с демократией. СМИ находятся в руках финансовых магнатов, журналисты формируются в одних и тех же школах, 95% журналистов придерживаются левых взглядов, но левых, так называемых "bobo" новых молодых буржуа ультра-либералов. Обратите внимание, как они преподносят информацию по России, по Израилю... Внимательный наблюдатель придёт к выводу, что в нашей стране мы сошли с ума. Информация подаётся с невиданной пристрастностью! 

Но в тоже время можно не только обвинить прессу, надо быть справедливыми. Были допущены реальные ошибки и с моей стороны, и со стороны Марин ле Пен во время дебатов, но мы сразу подвергались нападкам, а другим все прощалось.

Вопрос: 29 мая состоялся визит Владимира Путина во Францию. Произошел реалистичный обмен мнениями по широкому кругу международных проблем и российско-французским отношениям. В этой связи, что Вы думаете о российско-французских отношениях и как Вы видите их потенциальное развитие? Россию и Францию объединяет очень многое и в истории, и в настоящем?

НДЭ: Отношения с Россией я вижу очень ясно. Я голлист, и я за независимую справедливую Францию. Я за отмену санкций против России, в одностороннем порядке. Если бы я был избран Президентом, я сразу отменил бы санкции.

Я за настоящую кооперацию на Среднем Востоке, не только с Россией, но и с США, и с Ираном, с другими странами, чтобы покончить с ИГИЛ.

И я считаю разумным развивать в будущем настоящее сотрудничество с Россией. Западную Европу и Россию связывают общие интересы. Даже если мы не во всем согласны. Ваша территория огромна и богата природными ресурсами, рабочей силой. У вас развитая наука. Мы тоже гордимся нашей наукой, нас объединяют общие ценности, на юге у нас одна угроза. Мы должны договориться, для этого есть все предпосылки. В то же время не впасть в крайность и не сделать из России кумира, а иметь дружеские, честные отношения. И нельзя поддаваться тирании тех сил, которые нам запрещают строить такие отношения.

Ключевые слова: Россия Франция ЕС Парламентские выборы Выборы президента

Версия для печати