К 25-летию восстановления дипотношений между Россией и Парагваем

11:27 23.05.2017 Николай Тавдумадзе, Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Парагвае


14 мая 1992 года новая демократическая Россия и покончивший с авторитарным режимом незадолго до этого демократический Парагвай воплотили в жизнь решение о восстановлении дипломатических отношений. Началась новая эпоха в летописи связей этих отдаленных друг от друга на без малого 12,5 тыс. км государств, народы которых, как россиянам стало известно по большей части лишь в последние четверть века, оказывается, имеют немало страниц общей истории. Через многие десятилетия бурного XX столетия невероятным образом оказался перекинут невидимый, но при этом весьма прочный мост взаимной человеческой симпатии между, казалось бы, столь непохожими этносами. Однако это именно так. Жизнь бывает куда более непредсказуема, нежели самый закрученный художественный вымысел.

Впервые дипотношения между Российской империей и Парагваем были установлены в 1909 году, когда Чрезвычайный посланник Маврикий Эдуардович Прозор, изначально уже представлявший интересы российской короны в Бразилии и Аргентине, вручил верительные грамоты Президенту Парагвая Э.Гонсалесу Наверо. Калейдоскоп событий эпохального масштаба, включая Первую мировую войну и Октябрьскую революцию, привел к приостановке, а затем и разрыву и без того по большей части лишь формальных связей двух стран. В силу объективных и субъективных причин в отношениях возникла пауза, затянувшаяся на 75 долгих лет. Это было связано как с антикоммунистическими настроениями, доминировавшими в Парагвае после Второй мировой войны, так и с резко отрицательным отношением к коммунистической идеологии и советскому строю лично со стороны парагвайского диктатора А.Стресснера, бессменно правившего страной почти 35 лет (с 1954 по 1989 г.). Соответственно, и в СССР государству в центре Южной Америки «платили той же монетой» - в традициях советской пропаганды клеймили позором «диктаторский реакционный режим, обрушивший репрессии на сторонников социального прогресса, приютивший недобитых белогвардейцев и к тому же укрывающий перебравшихся туда после 1945 года нацистских преступников».

Налаживание диалога между Россией и Парагваем, приведшее в итоге к восстановлению дипотношений, стало легче после распада СССР и возникновения на его месте новых самостоятельных государств. Задача дипломатов, вынужденных расчищать завалы взаимных предубеждений и окостеневших клише, в значительной мере облегчалась тем, что незадолго до этого А.Стресснер в результате военного переворота лишился власти и в Парагвае начали постепенно восстанавливаться реально действующие демократические государственные институты на месте прежних бутафорских, обслуживавших интересы верхушки диктаторского режима.

В описываемую непростую пору, отмеченную для обеих сторон поиском новой идентичности, в полной мере проявилась позитивная роль того, что в профессиональной переписке принято называть гуманитарным фактором. Для нас, учившихся смотреть на мир без идеологических шор и штампов, во многом стало открытием то обстоятельство, что понятия «русский» и «по-русски» в Парагвае уже десятилетиями воспринимались в одном синонимичном ряду с такими словами, как «порядочный», «надежный», «культурный», «профессионально компетентный».

Аншлаг на представлениях Большого театра, впервые в истории приехавшего в Асунсьон в июле 1991 года, был ожидаем. Удивительным стало другое - значительная часть публики в зале не просто знала традиции русского балета, но и, можно сказать, была воспитана на них. Мы также с изумлением узнали, что семь улиц в Парагвае носят русские имена тех самых «недобитых белогвардейцев», которые, оказывается, стали героями Парагвая. Неожиданной была и новость о том, что в течение 20 лет каждый вторник с 13 до 14 часов на Национальном радио Парагвая в эфир выходила программа «Русский час», где звучала народная и классическая музыка далекой России.

Не будет преувеличением сказать, что непредвзятое осмысление нами парагвайских реалий, да и всей истории Парагвая ХХ века, в известной мере способствовало формированию новых подходов в выстраивании отношений с соотечественниками, помогло отказаться от прежних идеологически окрашенных фильтров в оценках наших зарубежных визави с российскими корнями.

Не скрою, что как посол испытываю чувство удовлетворения от того, что такое открытие нами «русского Парагвая», пусть не сразу, пусть с задержкой в десятилетия, но все же состоялось в полной мере. На сегодняшний день об истории русской иммиграции в Парагвае написаны десятки статей и несколько книг, сняты документальные фильмы. Вклад русских эмигрантов в дело защиты Парагвая в период Чакской войны (1932-1935 гг.), в развитие здесь науки, культуры, образования еще раз был рельефно подсвечен в ходе состоявшегося в феврале 2016 года визита в Асунсьон Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Предстоятель РПЦ провел богослужения в православной церкви Асунсьона и на так называемом «русском участке» столичного кладбища Реколета, где покоятся наши соотечественники, для которых Парагвай волею судеб и жестоких социальных вихрей стал второй родиной.

По имеющимся оценкам, в Парагвай после Октябрьской революции приехало - насовсем или на время - в общей сложности около 20 тыс. русских. Значительная их часть прибывала сюда по призыву яркого, во многих отношениях неординарного человека, вокруг имени которого дискуссии в местной иммигрантской среде не стихают и по сей день. Речь идет об Иване Тимофеевиче Беляеве (1875-1957 гг.) - боевом русском генерале, на долю которого выпало участие в нескольких войнах: Первой мировой и Гражданской - в России, Чакской - в Парагвае. Оказавшийся в вынужденной эмиграции, он, путешественник, этнограф и антрополог, будучи при всем при том идеалистом и романтиком, был захвачен идеей создать на далекой парагвайской земле некий «Русский очаг», где бы, по его собственным словам, «все святое, что создавала вечная святая Русь, могло сохраняться, как в ковчеге Завета во время потопа, до лучших времен».

Надо отдать должное парагвайским властям, сумевшим оценить «подарок судьбы», каким стали для их страны белоэмигранты, среди которых выделялись офицеры с богатым боевым опытом, представители технической и творческой интеллигенции. Кстати, русских офицеров на военную службу принимали здесь с сохранением воинских званий, полученных в императорских вооруженных силах либо в белой армии.

Уже в 1927 году в Национальном университете Асунсьона (УНА) силами русских специалистов был основан физико-математический факультет, впоследствии переименованный в инженерный. Ходили легенды о требовательности профессоров (семь из них, включая декана С.Бобровского, были русскими) на факультете, который до сих пор, кстати, считается одним из самых сложных и престижных в УНА. Лучшие черты парагвайской инженерной школы, сложившейся в стране за десятилетия работы факультета, в полной мере проявились в 1970-х годах во время проектирования и строительства совместной с Бразилией ГЭС «Итайпу» на пограничной реке Парана (речь идет об одном из крупнейших по сей день в мире гидротехнических сооружений).

Первую балетную школу в Парагвае основала Наталья (Тала) Эрн - дочь белогвардейского генерала Николая Францевича Эрна. Школу оперного вокала (Академию лирического пения) создала Надежда Туманова. Настоящими подвижниками в деле пропаганды массового спорта была семья иммигрантов из России Оже-де-Морвиль.

 Особая, славная страница в истории русской иммиграции - участие в Чакской войне с Боливией. Когда разразился этот конфликт, русские офицеры провели собрание в доме поручика Всеволода Канунникова. Там с речью выступил гвардейский ротмистр Николай Корсаков, который обратился к присутствовавшим с простыми, лишенными всякого напускного пафоса словами: «Мы все офицеры, а наша вторая Родина в опасности, следовательно, наш долг пойти защищать ее». Около 80 русских офицеров оказались на службе в парагвайской армии, включая уже упомянутых генерал-инспектора парагвайской артиллерии и начальника местного Генштаба, деникинского генерала И.Т.Беляева, и высокопоставленного чиновника Министерства обороны, «врангелевца» генерала Н.Ф.Эрна. Один казачий полковник командовал дивизией, еще 12 русских офицеров - полками, 40 - батальонами. Их имена, выложенные латунными буквами из собранных на полях сражений и переплавленных гильз, сегодня можно увидеть в так называемом Бронзовом зале славы в Офицерском собрании Асунсьона.

По иронии судьбы русским офицерам в Чако вновь противостояли немцы, привлеченные числом в 120 человек в боливийскую армию в качестве военспецов. Ведомые командующим армией германским генералом Гансом Кундтом, воевавшим в Первую мировую на Восточном фронте, в успехе они не сомневались. Ведь за Боливией был перевес и в экономическом потенциале, и в численности войск, и в качестве вооружений.

Парагвайские же солдаты на марше шли босыми, а ботинки несли на плече, связав за шнурки: во-первых, сохранней будут для парада, а во-вторых, босиком оно привычней - мозоли не натирают.

Русские офицеры проявили лучшие качества отечественной военной школы в боях за форт Бокерон и в сражении за Нанаву, где по всем правилам военного искусства парагвайцы под присмотром генерала Н.Ф.Эрна создали укрепрайоны с минометными и пулеметными позициями под прикрытием минных полей и колючей проволоки. Не помогли боливийцам даже танки и самолеты. Танки уничтожались гранатами, а самолеты раз за разом бомбили ложные цели в виде «артиллерийских батарей», сооруженных из стволов пальм. Итоги кампании для боливийской стороны, по существу лишившейся боеспособной армии, были разгромными.

Чакская война считается самой кровопролитной в истории Южной Америки. Боливийцы потеряли убитыми 60 тыс. человек. Безвозвратные людские потери парагвайской стороны составили более 30 тыс. человек. В той далекой войне погибли шесть офицеров из России. Это есаул Василий Орефьев-Серебряков, капитан Борис Касьянов, уроженец Москвы майор Николай Гольдшмидт, гусар Виктор Корнилович, ротмистр Сергей Салазкин, хорунжий Василий Малютин. Именно их имена увековечены в названиях улиц в Асунсьоне. Как уже отмечалось, всего их семь, поскольку такая же честь была оказана капитану Николаю Блинову, получившему тяжелое ранение, когда он с риском для собственной жизни прикрыл от снайперской пули парагвайского офицера.

Парагвайцы до сих пор с благодарностью хранят память о русских участниках Чакской войны, чей вклад особо отмечен памятной доской в Национальном пантеоне героев, расположенном в центре Асунсьона.

Автор статьи далек от того, чтобы идеализировать белоэмигрантов - «русос бланкос» (то есть белых русских, как они сами себя называли). Тем не менее одно можно сказать без тени сомнения - практически все они были патриотами и беззаветно любили свою Родину. При всем при том внутри русской общины в Парагвае межличностные отношения далеко не всегда складывались просто и гладко. Были и острые конфликты, и ревность к чужим успехам. Много чего было, вплоть до расхождения по вопросу о том, как относиться к гитлеровскому вторжению в СССР. Но все это никак не умаляет достоинств наших соотечественников, не перечеркивает их заслуг и достижений, нередко выдающихся, что отнюдь не преувеличение. Например, после кончины двоих из них в Парагвае официально объявлялся трехдневный общенациональный траур. Об этих ярких людях хотелось бы хотя бы вкратце рассказать чуть поподробнее.

Почетный гражданин Парагвая Степан Леонтьевич Высоколян (1895-1986 гг.) - офицер Российской императорской армии, участник Белого движения и белоэмигрант, дивизионный генерал парагвайской армии, ученый с дипломом Пражского университета, док-тор физико-математических наук, предложивший решение одной из теорем Ферма, командующий артиллерией парагвайской армии. Одного этого перечисления заслуг и достижений хватило бы, наверное, на несколько жизней.

Герой нашего повествования пользовался в армии непререкаемым авторитетом и искренним уважением. В последнем, кстати, у автора этих строк была возможность убедиться лично. Случилось это вот как. Насыщенная программа визита патриарха Кирилла в Асунсьон предусматривала, в числе прочего, посещение мемориального Бронзового зала в офицерском собрании. Наиболее важные протокольные детали визита, проводившегося на уровне, предусмотренном для глав государств, согласовывались при участии посольства. Директор музея - отставной парагвайский полковник, показывая нам, где нанесены на стены имена русских участников Чакской войны, с гордостью заметил: «Между прочим, баллистику в академии мне преподавал «русо бланко» - генерал Высоколян. Великий, доложу я вам, был человек: он к нам на лекции приходил вовсе без конспектов, все расчеты и формулы, которые записывал на доске, держал в голове!»

Высоколян преподавал точные науки не только военным. На протяжении многих лет, вплоть до своей кончины, он возглавлял в Национальном университете Асунсьона кафедры физико-математических и экономических наук. Дивизионный генерал парагвайской армии к коммунистической идеологии и советским порядкам относился крайне отрицательно, но это отнюдь не мешало ему без предубеждения, более того, с уважением относиться к советской научной и инженерной школам. По этому поводу уместно сослаться на историю, которую при встрече рассказал мне нынешний проректор по академической работе УНА Э.Рохас Санабриа.

В начале 1970-х годов в Монтевидео свободно продавались изданные в СССР на испанском языке учебники для вузов по математике и физике, в том числе по сопромату и термодинамике. Высоколян рекомендовал своим студентам при возможности приобрести советские учебные пособия. Те при первой же поездке в Уругвай так и сделали, но при возвращении на парагвайской границе у них возникли проблемы. Стресснеровский служака-перестраховщик на таможне отказался пропускать книги, изданные в СССР. Причем от него, как горох от стены, отскакивали все доводы о том, что математика к идеологии не имеет отношения, а сопротивление материалов никак не пересекается с теорией классовой борьбы. Словом, понадобилось личное вмешательство влиятельного генерала Высоколяна, к мнению которого прислушивался сам Стресснер, чтобы уладить «таможенный инцидент» и осадить не в меру ретивого чиновника. Те учебники впоследствии штудировало не одно поколение парагвайских студентов. А советские книги, завезенные по инициативе ученого-белоэмигранта, до сих пор находятся в библиотечном фонде УНА.

Имя другого нашего незаурядного во многих отношениях соотечественника - генерала Беляева в этой статье приводилось уже не раз, что объясняется ролью и местом этого человека в истории не только русской общины, но и всего Парагвая. Отдельно хочется рассказать о Беляеве как об этнографе, антропологе и защитнике прав коренного индейского населения. По мнению многих исследователей, по практическому вкладу в изучение аборигенного населения он вполне может быть поставлен в один ряд с Н.Н.Миклухо-Маклаем. Именно И.Т.Беляев в ходе своих 13 экспедиций в практически не изученные районы Чако в период середины 1920-х - начала 1930-х годов сумел установить доверительные контакты с жившими там индейскими племенами. Русский ученый в известном смысле открыл для внешнего мира считавшихся прежде примитивными дикарями индейцев Чако.

В 1936 году Беляев, получивший в течение своей жизни известность как разработчик первой парагвайской Декларации прав индейцев, автор многочисленных статей и исследований, составитель словарей индейских языков и наречий, создатель первого в мире индейского театра, возглавил образованный при Министерстве сельского хозяйства Парагвая Национальный патронат по делам индейцев.

Будучи знатоком обычаев и хозяйственного уклада жизни индейцев, Беляев настойчиво продвигал идею о необходимости закрепить за племенами в законодательном порядке землю с особым правовым статусом. Наш соотечественник сумел донести до сознания парагвайских правящих кругов тезисы о бесперспективности методов «принуждения к цивилизации» в отношении индейского населения, о необходимости постепенного и очень осторожного вовлечения аборигенного населения в социальную структуру без разрушения традиционных культуры и быта, языка, религиозных воззрений. Под руководством Беляева была открыта школа для индейских детей. Кстати, беляевская Декларация и поныне воспринимается как весьма прогрессивный документ. В нем индейцам предоставлялись права свободы передвижения и предпринимательской деятельности, гарантировалась неприкосновенность жилища и т. д.

В 1940 году усилиями активистов борьбы за равноправие индейцев была создана Ассоциация индеанистских исследований Парагвая, в состав директората которой наряду с И.Т.Беляевым вошел еще один наш соотечественник - инженер Н.Ермаков.

О реальном вкладе генерала Беляева в защиту прав коренного населения красноречивей любых перечней научных работ и административных решений говорит тот факт, что индейцы племени мака до сих пор считают этого русского офицера, этнографа и антрополога своим небесным покровителем. Тело Беляева индейцы не дали захоронить на городском кладбище. Генерал нашел упокоение на затопляемом в разливы острове на реке Парагвай, который макка считают своей священной территорией.

Без преувеличения, подвижническая деятельность нашего соотечественника дала свои плоды. Сегодня права коренного населения закреплены в статье V Конституции Парагвая 1992 года, озаглавленной «Об индейских народах» и состоящей из шести параграфов. В ней признается особый статус индейского населения и гарантируется его право «сохранять и развивать свою этническую идентичность в соответствующей среде обитания». По Основному закону индейские народы имеют право добровольно придерживаться традиционного внутреннего уклада жизни и свободно реализовывать собственные политические, общественные, экономические, культурные и религиозные традиции, если таковые не противоречат действующей Конституции. За индейскими племенами Конституцией Парагвая закреплено так называемое общинное право на бесплатно передаваемую государством землю, по площади и качеству достаточную для ведения традиционного образа жизни. Эти земли имеют особый охранный статус, в частности, они не облагаются налогом, не могут приниматься в залог или в обеспечение сделок, сдаваться в аренду либо передаваться другим собственникам.

Вот такие разнообразные, рельефные «русские следы» открылись нам в начале 1990-х годов в Парагвае, когда из результатов общения с местными властями и активом созданной всего несколькими годами ранее Ассоциации русских и их потомков в Парагвае (АРИДЕП) на Смоленской площади начало крепнуть понимание, что в лице этой относительно небольшой южноамериканской страны новая Россия может приобрести интересного симпатизирующего нам партнера, настроенного на благожелательный продуктивный диалог.

Сегодня мы можем с удовлетворением констатировать, что за четверть века, прошедших после подписания в Монтевидео документов о восстановлении дипотношений между Москвой и Асунсьоном, совместными усилиями нам удалось в значительной мере раскрыть изначально имевшийся разносторонний потенциал сотрудничества.

Для этого, понятно, потребовались годы работы. Причем в случае Парагвая после 74 лет взаимного игнорирования дипломатам начинать действовать даже по главным магистральным направлениям приходилось буквально с нуля. Те, кто работают в сфере внешней политики, хорошо знают, что нити международных контактов невозможно вплести в ткань взаимодействия, если нет «ткацкого станка» в виде договорно-правовой базы. Большой вклад в ее формирование внесли представлявшие интересы нашей родины в Парагвае по совместительству чрезвычайные и полномочные послы России в Аргентине Я.А.Бурляй (1993-1996 гг.), В.Л.Тюрденев (1996-2000 гг.), Е.М.Астахов (2000-2004 гг.), Ю.П.Корчагин (2004-2008 гг.).

С декабря 1992 года и по сей день в Асунсьоне работает почетный консул России И.А.Флейшер - внук атамана терского казачьего войска, человек в Парагвае заслуженный и авторитетный, писатель и историк, собравший в своей книге ценный материал о русском участии в Чакской войне, инженер, до выхода в отставку занимавший в парагвайском правительстве пост заместителя министра промышленности и торговли. И.А.Флейшер неоднократно избирался председателем Ассоциации русских и их потомков в Парагвае (АРИДЕП). На этом посту он активно работает и сейчас, внося важный вклад в работу по консолидации соотечественников и в Парагвае, и Латинской Америке в целом.

Благодаря усилиям наших коллег-дипломатов, установивших с парагвайцами диалог в максимально возможном на то время объеме, были подписаны Соглашение о торговле и экономическом сотрудничестве (1993 г.), Соглашение о сотрудничестве в области культуры, науки, образования и спорта (1998 г.), Договор о дружбе, торговле и сотрудничестве (2000 г.). Эти документы создали ту прочную основу, с опорой на которую готовился первый в истории официальный визит в Асунсьон министра иностранных дел России С.В.Лаврова, состоявшийся 13 сентября 2007 года.

Плодотворные итоги этого визита в полной мере мы ощущаем и по сей день. Достаточно сказать, что с декабря 2008 года - то есть всего через год с небольшим после приезда министра - в Асунсьоне приступило к работе самостоятельное российское диппредставительство, а 6 апреля 2009 года тогдашнему парагвайскому Президенту Ф.Луго вручил верительные грамоты И.И.Ежов, вошедший в историю двусторонних отношений как первый российский посол, постоянно аккредитованный в Парагвае. После его преждевременной кончины в мае 2011 года послом в Асунсьон был назначен Г.И.Машков, работавший с апреля 2012 года по июнь 2015-го.

Не вижу своей задачи в том, чтобы подробно, с датами и именами руководителей, описывать все визиты и обмены, состоявшиеся у нас за четверть века. Специалисты по Южной Америке всегда могут найти эту информацию в базах данных, а читатель, интересующийся общей картиной и ведущими тенденциями, абзац с таким перечислением, скорее всего, пропустит. И, возможно, будет прав.

В то же время считаю необходимым кратко рассказать о том, с каким багажом пришли наши страны к нынешнему юбилею. Ограничусь упоминанием только того, что считаю действительно принципиально важным, как, например, определившие тональность и формат межмидовского диалога состоявшиеся в 2010 году в Асунсьоне двусторонние политические консультации на уровне заместителей министров иностранных дел наших стран. С учетом структуры нашего товарооборота не могу не упомянуть визит в Асунсьон в апреле 2010 года руководителя Россельхознадзора С.А.Данкверта, по существу открывшего дорогу значительному росту торгово-экономических связей.

В июне 2010 года состоялся первый официальный визит в Российскую Федерацию министра иностранных дел Парагвая Э.Лаконьяты, по итогам которого были подписаны Совместное заявление, а также межведомственные меморандумы о взаимопонимании в сфере сотрудничества в борьбе со стихийными бедствиями и сотрудничества в области физической культуры, спорта и досуга.

В 2012 году в Парагвае в результате проведенного через парламент импичмента был отстранен от власти проводивший левоцентристский курс Президент Ф.Луго. По итогам состоявшихся в 2013 году выборов, пост главы государства занял пришедший в большую политику успешный предприниматель О.Картес, представляющий консервативные силы (партия «Колорадо»). В описываемый непростой для Парагвая период, отмеченный повышенной политической турбулентностью, во многом благодаря взвешенной позиции Москвы удалось избежать значительного «проседания» двусторонних отношений. Более того, вскоре им был придан новый импульс.

Уже в октябре 2015 года в Москве прошли межмидовские политические консультации с участием замминистра иностранных дел Парагвая О.Кабельо. В развитие достигнутых тогда договоренностей ровно через год состоялся визит в Москву министра иностранных дел Парагвая Э.Лоисаги. Прошедшие встречи и переговоры были отмечены доверительной атмосферой и готовностью обсуждать в конструктивном ключе самые сложные вопросы международной жизни. Такой обоюдный подход можно смело отнести к числу важнейших достижений последних 25 лет наших дипломатических отношений. Без доверия невозможно успешно продвигаться вперед по пути сотрудничества, тем более строить взаимодействие в высокотехнологичных областях. А ведь именно эта задача на нынешнем этапе выдвинулась в разряд приоритетных в наших отношениях с Асунсьоном.

Сближение между двумя странами шло и по линии межпарламентской дипломатии. В 2016 году состоялся обмен визитами верхних палат законодательных органов Парагвая и России. В апреле в Москве и Санкт-Петербурге побывала делегация Сената Парагвая во главе с тогдашним председателем Сената Национального конгресса М.Абдо Бенитесом, а в ноябре с ответным визитом в Асунсьоне находились члены Совета Федерации ФС РФ под руководством первого зампреда Н.В.Федорова. Хотел бы особо подчеркнуть, что, применительно к визиту парагвайцев, речь идет о первой в истории двусторонних отношений поездке в Россию главы одной из ветвей государственной власти Республики Парагвай.

Налаживаются двусторонние связи по линии министерств промышленности и торговли, образования и науки, таможенных служб. Есть взаимный интерес к сотрудничеству в области мирного атома. Причем в данном случае имеется в виду не абстрактное желание узнать поближе возможности потенциальных партнеров, а последовательная работа по налаживанию сотрудничества между Национальной службой радиологического и ядерного регулирования Парагвая (ARRN) и «Росатомом».

Сначала «на полях» упомянутого октябрьского визита министра иностранных дел Парагвая в Москву был подписан Меморандум о взаимопонимании. Затем на уровне экспертов началась работа над текстом межправительственного соглашения, которое, как мы рассчитываем, может быть заключено уже в этом году. В апреле силами специалистов «Росатома» на базе парагвайской Национальной комиссии по атомной энергии в Национальном университете Асунсьона был проведен семинар, на котором подробно рассказывалось о возможностях современных технологий мирного атома в области медицины, сельского хозяйства, образования и т. д. Вслед за этим по приглашению руководства «Росатома» Москву посетил глава (в ранге министра) ARRN С.Кардосо Роман.

Убежден, что только так, шаг за шагом, с настойчивостью, не допуская провалов в диалоге, можно добиваться результатов.

Определенные надежды мы связываем и с таким новым направлением сотрудничества, как спутниковые технологии. Парагвайцы здесь начинают «с чистого листа», но мы это не рассматриваем как помеху. Позитивный опыт «Росатома» показывает, сколь важно не оттолкнуть отношением свысока возможного партнера, делающего в конкретной высокотехнологичной области еще только первые шаги.

К тому же Парагвай для нас не просто «еще одно потенциально перспективное в плане развития разнопланового сотрудничества государство ЛАКБ».  По объему торговли с Россией эта относительно небольшая по масштабам экономики страна по итогам 2015 года занимала третье место (после нашего стратегического партнера по БРИКС регионального гиганта Бразилии, а также Эквадора, чьи бананы и розы можно встретить даже в самых удаленных российских уголках).

Не скрою, динамика торговли, основу которой составляют наши закупки здесь сои и мяса, воспринимается неоднозначно. Тут, как говорится, остается широкое поле для работы. Двусторонний товарооборот, по данным Центробанка, в 2013 году составил 1,13 млрд. долларов, в 2014 году - 1,12 млрд., в 2015 году - 950 млн., в 2016 году - 738 млн. долларов. Некоторое падение объемов в последние два года объясняется, во-первых, активной отечественной политикой импортозамещения, а во-вторых, непростой ситуацией, с которой столкнулись российские импортеры продовольствия после ощутимой девальвации рубля. В то же время это никак не оправдывает сохраняющийся дефицит торгового баланса, который хоть и снизился, но продолжает удерживаться на уровне около 570 млн. долларов в пользу Парагвая.

Нашими основными экспортными товарами остаются удобрения и продукты нефтехимии. Признаваемый на всех уровнях, вплоть до Президента Парагвая, огромный потенциал отечественного машиностроения, особенно его высокотехнологичных подразделений, пока удается реализовать лишь в малой толике. И это несмотря на то, что Парагвай является, по признанию ведущих рейтинговых агентств и экспертов в сфере внешней торговли и инвестиций, одной из наиболее удобных и выгодных площадок для выхода на емкий Южноамериканский общий рынок (МЕРКОСУР).

Определенные надежды в выправлении имеющихся дисбалансов мы связываем с состоявшейся в 2016 году аккредитацией в Парагвае (по совместительству) торгового представителя РФ в Аргентине. Работы для него и его подчиненных здесь непочатый край, с учетом того, что объемы нашей торговли с Парагваем не уступают товарообороту на аргентинском направлении. Рассчитываем, что в этом году начнем получать поддержку по торговым вопросам и от регионального представителя Федеральной таможенной службы, аккредитация которого в Парагвае (по совместительству с Аргентиной) на момент написания этой статьи находилась на заключительном этапе.

После того как в октябре 2014 года между Россией и Парагваем начал действовать безвизовый режим, упростились и активизировались гуманитарные связи и обмены. На этом направлении при активном содействии центрального аппарата Россотрудничества за последний год удалось выйти на по-настоящему прорывный результат. Имею в виду увеличение парагвайской квоты, предоставляемой Правительством РФ на обучение в российских вузах, с одного до 20 мест. В 2016 году благодаря проведенной в сжатые сроки работе по отбору и оформлению абитуриентов на учебу в Россию отправились 19 молодых парагвайцев. В этом году, как ожидаем, по тому же маршруту поедут еще 20 парагвайских граждан, желающих обучаться в российских вузах. Очень хотелось бы - и над этим мы работаем, - чтобы в их числе были и потомки «русос бланкос», которые таким образом могли бы приобщиться в полной мере к культуре и языку своих дедов и прадедов, поддержать по возвращении в Парагвай традиции соотечественников.

Еще одного успеха удалось достичь на направлении межрегиональных связей. Это, пожалуй, пример того, как под напором взаимного стремления от слов перейти к делу рушатся мифы об объективных трудностях, связанных с дальними расстояниями и недостатком знаний друг о друге. В короткие сроки благодаря согласованным усилиям всех заинтересованных сторон в ноябре 2016 года удалось выйти на успешный визит делегации парагвайских регионов в Республику Северная Осетия - Алания. Во Владикавказе были подписаны меморандумы о взаимопонимании между этим субъектом Российской Федерации и Центральным департаментом Парагвая, а также между городами Беслан и Гуарамбаре. Отрадно, что партнеры и в Северной Осетии, и в Парагвае решительно настроены не допустить, чтобы их сотрудничество осталось только на бумаге.

Убежден, что нам нужно еще активнее и результативнее использовать в отношениях с Парагваем такой фактор, как уникальность исторических связей наших народов, открытость парагвайцев к диалогу с Москвой. У нас с Асунсьоном по прошествии 25 лет после восстановления дипотношений наконец-то вызревают необходимые предпосылки для выхода на качественно новый, более высокий уровень партнерства, предполагающий согласованную работу по конкретному наполнению всех сфер взаимодействия. Важность выстраивания таких отношений с Парагваем для России повышается с учетом того обстоятельства, что отечественная внешняя политика в ЛАКБ в настоящее время осуществляет корректировку акцентов с целью адекватного реагирования на новые вызовы, обозначившиеся в этом регионе в последние годы.

Версия для печати