Крым как инвестиционно привлекательное пространство, обладающее мощным потенциалом для развития

12:11 28.06.2016 Мария Пшеничникова, журналист-международник


Зарубежные предприниматели будут активизировать экономическое сотрудничество с Крымом, считает руководитель регионального отделения Российского общества политологов в г.Севастополь, кандидат политических наук Д.В. Маковская

Вопрос: Прошло два года после воссоединения Крыма с Россией, какие самые значимые изменения произошли в жизни полуострова за это время?

Ответ: К наиболее значимым, на мой взгляд, необходимо отнести  изменения в области обеспечения безопасности населения Крымского полуострова. В период нахождения полуострова в составе Украины здесь достаточно свободно чувствовали себя радикальные исламские организации, периодически происходили столкновения на этнической и религиозной почве. Многие помнят, например, попытки силового захвата территорий Бахчисарайского монастыря, который удалось отстоять силами местного казачества и добровольцев. В среде крымских татар фактически насильственно проводилась вербовка в радикальные исламистские организации. Через Крым осуществлялись поставки наркотиков, проходила легализация представителей различных радикальных и террористических организаций.  

И что хотелось бы отдельно подчеркнуть, – исчезло присутствовавшее на протяжении 23 лет перманентное давление, направленное на изменение базовых ценностей, традиций, исторической памяти, на которых базировалась идентичность и мировоззрение большинства крымчан.  

Вопрос: Как изменилась экономическая ситуация в Крыму?

Ответ: С переходом под юрисдикцию РФ полуостров получил реальные, а не декларируемые вложения в экономику. Раньше средства вкладывались в основном только в варварскую, практически неконтролируемую застройку ЮБК, которая грозила катастрофой для экосистемы побережья.

На данный момент экономическая ситуация на полуострове достаточно непростая и в целом определяется общим сложным состоянием экономики страны, хотя по основным   экономическим показателям здесь удалось избежать существенного падения. В целом экономическая ситуация на полуострове определяется следующими базовыми показателями.  

Во-первых, это проблемы с транспортной доступностью, решение которых напрямую связано со строительством Керченского моста.  

Во-вторых, значительный удар по экономике полуострова нанесла энергоблокада полуострова. Серьезно пострадали промышленные предприятия, для которых необходимым является поддержание непрерывности технологического процесса. Кроме того, проявилось огромное количество проблем в сфере ЖКХ, которые не решались годами. Фактически руководству как Республики Крым, так и г. Севастополя приходилось в оперативном порядке решать не только вопросы энергообеспечения, но и одновременно заниматься текущим ремонтом в сфере жилищно-коммунального хозяйства. 

В-третьих,  как уже упоминалось, сказывается отсутствие стратегических государственных вложений в экономику полуострова в течение 23 лет «украинского периода» истории. Вследствие этого, например, полуостров не получал возможностей для развития высокодоходного разнопрофильного сельского хозяйства.    

В-четвертых, это, безусловно, экономические санкции, препятствующие выходу крымских предприятий на внешний рынок.  

17 мая Совет ЕС продлил до 23 июня 2017 года запретительные меры в отношении Крыма и Севастополя в рамках стратегии непризнания присоединения Крыма к России. Санкции включают запрет на импорт в ЕС любых крымских товаров, любые европейские инвестиции на территории Крыма, включая приобретение там недвижимости, финансирование бизнеса, предоставление услуг, например туристических. Европейским судам запрещен вход в крымские порты за исключением экстренных ситуаций. Эти меры ограничены в действии только территорией Крыма и Севастополя, и они обязательны для исполнения всеми гражданами ЕС и базирующихся в Евросоюзе компаниями.  

Очевидно, что переход Крыма под юрисдикцию Российской Федерации является только поводом для введения  санкций в отношении России. Основные причины лежат в геополитической плоскости и связаны со стремлением не допустить укрепление России как самостоятельного субъекта мировой политики. Использование санкционных мер как способа оказания давления на Россию – отработанная практика. Начиная с эмбарго конца 20-х – начала 30-х гг., СССР, а затем Российская Федерация,  практически всегда существовала в условиях санкций, которые, как правило, инициировались Соединенными Штатами Америки и поддерживались ведущими государствами Европы.   

Если говорить об отношении  современных европейских элит к санкционным мерам, то оно неоднозначно, так же, как и их позиция по отношению к Крыму. Достаточно посмотреть на активизацию визитов зарубежных делегаций в Крым и ряд решений европейских региональных парламентов о признании Крыма частью российской территории. Причем градус и частота осуждающих подобные действия со стороны европейского истеблишмента постепенно снижается в силу их бессмысленности.  

Экономическое сотрудничество с Крымом для европейского бизнеса очевидно выгодно. Крым – это  инвестиционно неосвоенное пространство, обладающее мощнейшим потенциалом для развития. Необходимость реализовывать свои, а не чужие интересы, неизбежно станет превалирующим фактором и европейские элиты будут активизировать экономическое и политическое сотрудничество с Крымом. Интерес к сотрудничеству в сфере туризма, сельского хозяйства, виноделия уже проявили китайские, французские, греческие, итальянские, швейцарские, немецкие предприниматели и инвесторы. 

Показательным в этом отношении является прошедший 14–16 апреля 2016 года Второй  Ялтинский экономический форум, на котором были заключены 12 соглашений оцениваемых в 70 млрд. рублей, присутствовали представители 26 стран и принимали участие более 70 представителей иностранного бизнеса. Инвестиционная привлекательность Крыма обуславливается помимо прочего действующими положениями о свободных экономических зонах и обеспечением максимально комфортного инвестиционного климата. 

Необходимо отметить, что санкционные меры стали катализатором развития собственного производства в Крыму, что более выгодно для экономики в стратегическом смысле. Специалистами озвучиваются прогнозы, согласно которым к 2018 г. крымские производители сельскохозяйственной продукции смогут полностью обеспечивать потребности полуострова. 

Хотелось бы отметить, что очевидным становится и противоречие между отношением населения зарубежных государств к возвращению Крыма в состав России и официальной позицией этих государств. И дело здесь не в активизации пророссийского лобби в Европе. Это связано с тем, что изначально из-за  жесткой цензуры  в зарубежных  СМИ в информационном поле доминировал образ России как некоей угрозы, злой силы, несущей опасность для всего мира. На данный момент антироссийская риторика и вовсе приобрела характер бесструктурной истерики. Но глобальное информационное пространство все же невозможно контролировать полностью и  восприятие России начинает постепенно соответствовать действительности. Российская Федерация начинает восприниматься как государство, не претендующее на мировое господство и не покушающееся на суверенитет других государств, но последовательно защищающее свои национальные интересы, которые исторически обусловлены и  отвечают ее реальной роли в обеспечении стабильности  мировой политической и экономической систем. 

Вопрос: Какое влияние, на Ваш взгляд, оказывают экономические сложности на жизнь крымчан?

Ответ: Наиболее значительной экономической проблемой, непосредственно оказывающей влияние на крымчан, остается очень высокий уровень цен на продовольственные товары. Как показывают озвучиваемые социологами данные опросов, эта проблема является  одной из самых болезненных для жителей полуострова. Летом очень показательным в данном смысле стали высокие  цены на плодово-ягодную продукцию, определяемые как картельным сговором производителей, так и продовольственной блокадой Крыма. 

Но изначально цивилизационное, а не экономически обусловленное решение жителей полуострова на референдуме 2014 года, и понимание существующей ситуации обуславливает  достаточно сдержанное отношение крымчан к существующим трудностям. Присутствующее в обществе недовольство, которого невозможно избежать  при наличии экономических сложностей, не проецируется на вхождение Крыма в состав Российской Федерации и скорее направлено на реальные источники существующих проблем.    

Вопрос: Как можно оценить межэтническую ситуацию в Крыму? Есть ли опасность эскалации замороженных конфликтов, которые пытаются раскачать внешние игроки?  

Ответ: На данный момент проявления этнической конфликтности на полуострове отсутствуют. Но отчетливо прослеживаются попытки конфликтной мобилизации крымскотатарской этнической общности со стороны внешних факторов. В первую очередь межэтнический конфликт  пытаются спровоцировать представители запрещенной в России за сотрудничество террористическими организациями экстремистской организации «Меджлис крымско-татарского народа». Его лидеры, Мустафа Джемилев и Рефат Чубаров, объявлены в международный розыск, а   Ленур Ислямов — в федеральный.  

Причем используемые для этого механизмы достаточно просты и опробованы на различных площадках, где для организации государственных переворотов конструировались и использовались протестные выступления этнических групп. Это наполнение информационного пространства заявлениями о преследованиях крымских татар, обращение к международным правозащитным организациям и перенос всех законодательно обусловленных действий правоохранительных органов в этническую плоскость.  Например, когда человека задерживают за совершение уголовного преступления, а «защитники крымских татар» заявляют, что причина в том, что он крымский татарин.   

Данная ситуация является характерным примером использования этнических групп как инструмента для реализации политических целей. Причем исполнителями, как правило, выступают отдельные  представители этнических элит и их организации, ориентированные на получение собственной выгоды.   

В данном случае в качестве такой организации выступают «Меджлис крымско-татарского народа» и  его лидеры. Еще в украинский  период эта организация присвоила себе монопольное право на представление интересов крымских татар, хотя пользовалась поддержкой не более чем 25 % крымских татар. Меджлис, пытаясь монополизировать право на распоряжение наиболее дефицитными ресурсами полуострова, активно формировал в крымскотатарской среде представление о недостаточно высоком экономическом и политическом статусе крымских татар. Меджлисом последовательно реализовывалась идея о создании этноцентристского  крымскотатарского государства в ситуации, когда крымские татары составляли всего около 12 % от общей численности населения полуострова.  

Оппозиционные Меджлису элитные группы крымских татар вполне обоснованно обвиняли его в присвоении средств, направленных на благоустройство крымскотатарских поселений, в работе на зарубежные организации, а не на благо собственного народа.  

На данный момент ситуация не изменилась. Например, организовывая энергоблокаду полуострова, Меджлис лишил электричества тех, чьи интересы он якобы защищает.  

Подозревать официальный Киев в заботе о нуждах крымских татар и вовсе абсурдно. В украинский период Киев не предпринимал никаких ограничительных мер в отношении провокационных действий Меджлиса, отказывавшегося  регистрироваться в органах юстиции и действовавшего вне правового поля Украины. Причиной бездеятельности являлось стремление противопоставить крымских татар русскому этническому большинству на полуострове. Речи о признании крымскотатарского языка государственным на территории полуострова даже не шло, не говоря уже о законодательных мерах по реабилитации крымскотатарского народа и амнистии для «земельных самозахватов», которые были реализованы уже в российском Крыму.  Вопросы с обустройством мест компактного проживания крымских татар не решались годами, они, как и население Крыма в целом,  подвергались насильственной украинизации. Например, в  2008 году одна из оппозиционных Межлису крымскотатарских организаций обратилась к президенту Российской Федерации и лидеру Татарстана с просьбой «защитить коренной и другие малочисленные этносы Крыма от непрекращающегося геноцида со стороны националистически настроенных официальных властей Украины».  

Естественно, что как только Крым перешёл состав РФ, официальный Киев начал активно заниматься принятием законов о защите прав крымских татар. Реализация их намечена на «прекрасное далеко», когда Крым вернется в состав Украины и у нее будут финансовые средства на их реализацию.  Примечательно, Меджлис, который никогда не отказывался от идеи создания этноцентристского крымскотатарского государства, изменил риторику и начал провозглашать Крым неотъемлемой частью Украины.  

Самое ужасное, что сам крымскотатарский народ во всех этих политических «махинациях» всего лишь предмет для манипуляций, используемых с целью расчленения территории Российской Федерации. На данный момент крымских татар активно  используют для создания зоны напряженности около границ Крымского полуострова. Власти Украины при непосредственном участии Меджлиса и  активной финансовой поддержке Турции создают на юге Херсонской области «Крымско-татарскую автономию» и крымскотатарские вооруженные формирования. Активное участие в этом, как и в организации продовольственной и энергетической полуострова,  принимают представители экстремистской ультраправой турецкой организации «Серые волки», которые, по мнению ряда исследователей, действуют под патронатом турецкого правительства.  

В реальности, интересы самих крымских татар ни официальный Киев, ни Меджлис, ни тем более западных антрепренёров абсолютно не интересуют и никогда не интересовали. С реинтеграцией Крыма в состав Российской Федерации крымским татарам были предоставлены широкие возможности для реализации  в социально-экономической и общественно-политической сфере. Фактически  объективные предпосылки для этнополитической конфликтности в крымскотатарской среде нивелированы. Лидеры ряда крымскотатарских организаций нашли точки соприкосновения с российской властью, вошли во властные структуры и занимаются решением конкретных проблем своего народа. Безусловно, какая-то часть радикально настроенных сторонников Меджлиса на полуострове присутствует, но здравый смысл, который всегда отличал представителей этого народа, стремящихся спокойно развиваться на родной земле, обеспечивает лояльность большинства крымских татар к Российской Федерации.   

Вопрос: Насколько велика опасность влияния на внутриполитическую стабильность в Крыму иностранных религиозных экстремистских групп? 

Ответ: В этом отношении территория Крымского полуострова является одной из самых безопасных. Поэтому угрозу влияния на внутриполитическую стабильность в Крыму иностранных религиозных экстремистских групп можно отнести скорее к разряду потенциальных.  В России существует колоссальный опыт профилактики и предотвращения деятельности религиозных экстремистских групп, основанный на адекватной существующим угрозам законодательной базе. Свободно действовавшие в условиях украинского либерального законодательства  в области свободы вероисповедания радикальные исламистские организации оказались  на нелегальном положении, а их сторонники в основной своей массе покинули территорию Крыма. В частности, лидеры «Хизб ут-Тахрир», деятельность которой находится под запретом в России, Германии, ряде государств ЕС и Азии за прямую финансовую поддержку терроризма, сотрудничество с террористическими и сепаратистскими организациями, участие и организация сепаратистских и террористических акций, поддержали киевскую хунту и выехали за пределы Крыма. На данный момент попытки осуществления какой-либо противоправной деятельности оставшимися на территории полуострова сторонниками религиозных экстремистских групп эффективно пресекается правоохранительными органами и органами государственной безопасности.  

Ключевые слова: Крым Санкции Меджлис Инвестиции Крымские татары

Версия для печати