Латиноамериканистика в России вчера, сегодня, завтра

11:13 16.05.2016 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Легендарному, одному из ведущих в мире центров международной латиноамериканистики - Институту Латинской Америки Российской Академии наук исполнилось 55 лет. Он давно завоевал авторитет в академических кругах России и далеко за ее рубежами. О создании и развитии ИЛА, и его перспективах, об оценках современного положения в Латинской Америке – беседа корреспондента журнала «Международная жизнь» с директором ИЛА РАН, членом-корреспондентом Российской академии наук Владимиром Михайловичем Давыдовым.

 

- О том, что наш Институт вступил в пору зрелости, я писал ровно 15 лет назад в журнале «Латинская Америка», в год 40-летия, - начал наш разговор директор ИЛА РАН Владимир Давыдов. – Пройдя многолетний путь, Институт, действительно, превратился в ведущий центр отечественной латиноамериканистики и занял достойное место в интернациональном научном сообществе. Об этом, в частности, свидетельствует мандат, выданный нашему Институту Международной федерацией по изучению Латинской Америки и Карибского бассейна (ФИЕАЛК) на организацию в Москве в июне 2001 года Всемирного конгресса латиноамериканистов и карибологов. Время быстро летит вперед.

И вот минуло еще 15 лет. ИЛА отмечает уже 55-летие плодотворной научной деятельности. А ваш покорный слуга руководит этим научным центром 21 год.

 

- Владимир Михайлович, какими основными вехами отмечена научная жизнь ИЛА РАН? – спрашиваю собеседника.

- Победа Кубинской революции в 1959 году, а затем провозглашение Фиделем Кастро ее социалистического характера, наращивание всесторонних связей между Москвой и Гаваной, - все эти события вызвали повышенный интерес в нашей стране к Кубе и в целом к Латинской Америке. В стране, конечно же, и раньше существовали малочисленные и разрозненные группы исследователей-латиноамериканистов. Но тогда, в 1960-е, они уже не могли соответствовать требованиям времени. В этих условиях, как тогда говорили, «по решению партии и правительства», было рекомендовано учредить ИЛА, что и было сделано 28 апреля 1961 года постановлением Президиума Академии наук СССР. И государство, действительно, оказывало нашему научному центру значительную поддержку.

Первым директором ИЛА стал профессиональный дипломат и филолог Сергей Михайлов. Однако, после его назначения послом в Бразилию к руководству институтом в 1966 году пришел Виктор Вольский – видный экономист и специалист в области экономической географии, Герой Советского Союза, избранный впоследствии членом-корреспондентом АН СССР. Именно под его началом ИЛА сформировался и окреп как серьезный научный центр отечественной латиноамериканистики и завоевал уважение зарубежных коллег. Практически четверть века Виктор Вацлавович Вольский стоял у руля ИЛА. В 1993 году руководство Института было поручено видному латиноамериканисту, авторитетному историку и политологу Борису Ковалю. В тяжелейших экономических условиях ему удалось сохранить научный потенциал и кадровый костяк ИЛА, базовые предпосылки для дальнейшего развития. А 1995 год стал для вашего покорного слуги началом работы в качестве исполняющего обязанности, а в 1996 – в качестве избранного директора ИЛА.

За всю свою историю Институт прошел несколько этапов развития. Не могу сказать, что все они были легкими или безоблачными. Но особенно тяжелыми для ИЛА стали 1990-е, 2000-ные и нынешние годы. Сегодня тяжелая экономическая ситуация в стране вновь дамокловым мечом висит и над нашим Институтом. Время опять навязывает нам режим выживания.

 

- Широко известно у нас в стране и за ее рубежами, что благодаря упорному и честному труду талантливого и высококвалифицированного коллектива ИЛА РАН было создано великое множество научных трудов во всех областях знаний о странах Латинской Америки, а также и об Испании, и Португалии. Хотел бы спросить вас, Владимир Михайлович, о нынешнем этапе развития Латиноамерики, который характеризуется резким ухудшением геополитического климата, что понуждает к пересмотру схемы позиционирования России на мировой арене. И, как мы наблюдаем, все более приоритетным становится внимание именно к латиноамериканскому направлению. Насколько же предметно это внимание сегодня?

- Знаете, с одной стороны мы видим здесь перспективу более продуктивного освоения знакомых рынков и обретения новых. С другой, мы заинтересованы получить здесь альтернативные поставки в рамках программы импортозамещения. Наконец, практика показывает, что в Латинской Америке мы находим партнеров, с которыми можно конструктивно взаимодействовать по ключевым вопросам международной повестки дня, включая тематику глобального регулирования. Все это находит подтверждение в практике нашей внешней политики и экономической дипломатии. Уместно в этой связи сослаться на латиноамериканское турне Президента РФ В.В.Путина в августе 2014 года, рекордное по продолжительности и охвату посещенных стран.

Должен сказать, что Латинская Америка привлекает нас сегодня, как никогда раньше. Роль этого региона перестала быть периферийной. С латиноамериканскими государствами ныне заинтересованы сотрудничать и дружить сильные мира сего. В последнее время это особенно проявляется в политике США, Западной Европы, Китая. И мы понимаем, что многие негативные стереотипы относительно Латинской Америки уже ушли в прошлое. Потому что в этих странах теперь есть и высокие технологии, и так называемая социальная инженерия.

Оценивая общий контекст взаимосвязей и взаимодействия России и стран Латино-карибской Америки мы исходим из того, что современный этап мирового развития имеет убедительные признаки переходности. К ним относят: отход в прошлое биполярного мироустройства, краткосрочное бытие квазимоноцентричности и старт продвижения к полицентричному миропорядку; активную смену технологической основы экономики и общества в обстановке глобализации; усиление процессов неравномерности экономического развития и соответствующее проявление на мировой сцене эффекта восхождения/нисхождения. И как результат, происходит изменение силового поля международного взаимодействия, «табели о рангах», начинается новое структурирование системы международных отношений. Подобная переходность в недавней и давней истории обычно сопровождается возрастающими конфронтационными рисками. Тем более, что происходит расшатывание прежних механизмов глобального регулирования. Нынешняя ситуация осложняется геополитической конфронтацией, напрямую связанной с украинским кризисом. Но в то же время она имеет гораздо более фундаментальную обусловленность, а именно ту, которая продиктована все той же переходностью. В этой связи, хочу отметить, что ошибаются те, кто полагает, что конфронтационная политика «коллективного Запада» нацелена лишь против России. Суть дела масштабнее – деструктивные действия направлены против БРИКС в целом, как альянса новых центров мировой экономики и мировой политики. Не случайно в Вашингтоне нередко проговаривались, что после России следующая мишень – Бразилия, «чересчур поднявшаяся» в последнее время в мировом рейтинге. И мы это сейчас видим воочию.

Уже ясно, что восхождению новых центров Соединенные Штаты будут противопоставлять формирование мегаблоков на трансатлантическом и на транстихоокеанском направлениях, добиваться укрепления «блоковой дисциплины», консолидации НАТО и расширения его географии, включая до сих пор неподконтрольные (или малоподконтрольные) зоны, такие как Южная Атлантика, Южная часть Тихоокеанского бассейна, Антарктида и так далее. В свою очередь, судя по последним событиям, в Вашингтоне помимо дискредитации и блокирования России намерены «бить по квадратам», выводя из строя дружественные нам правительства в Европе, Азии или Латинской Америке.

 

- Вы сказали, что Латинская Америка нужна России сегодня как никогда раньше. Какие же преимущества для нас представляет сегодня этот регион? И какими критериями это определяется?

- Во-первых, значительным сходством позиций России и многих стран Латинской Америки по ключевым вопросам международной повестки. Во-вторых, значительной взаимодополняемостью экономик России и многих стран Латино-карибского региона, возможностью поставок на этот рынок нашей машино-технической продукции и «ноу-хау». А в-третьих, подтвержденной в разной степени солидарностью в сложных для нас ситуациях на международной арене.

Занимая 15% земной суши, регион обладает населением, составляющим 8,3 – 8,4% общемировой численности, и в составе суммарного ВВП мира равновеликой квотой. Вместе с тем, согласно экспертным оценкам, считается, что регион располагает 1/5, то есть, 20% мировой ресурсной базы, включая 30% пресноводных запасов и существенного биоразнообразия.

Напомню и такие цифры: на латиноамериканские страны приходится 18% разведанных месторождений нефти, 47% в производстве меди, 41% - серебра, 97% бокситов. Регион дает около 10% производства зерновых, 52% сои, свыше 30% мяса говядины и 34% птицы. На мировом рынке продовольствия латиноамериканские государства, прежде всего – Аргентина и Бразилия – начали вытеснять агроэкспортеров США. С началом XXI века страны региона последовательно наращивают свое присутствие на международной арене. Заметно выросло число загранпредставительства латиноамериканских республик. (Эксперты считают, что на треть). Косвенным свидетельством растущего веса региона является выход его представителей на главенствующие посты в авторитетных международных организациях глобального уровня.

С другой стороны, нужно, конечно, отдавать себе отчет в сложностях и проблемах, которые сопровождают развитие российско-латиноамериканских отношений в новой обстановке. Традиционный ограничитель – стремление северного гегемона оградить свои позиции от нашего присутствия и влияния в регионе. Он был довольно жестким в советские времена и несколько ослаб в 1990-е годы. Сегодня, судя по многим признакам, в обстановке геополитической конфронтации со стороны официальных органов, СМИ, спецслужб и части финансовых и предпринимательских структур Соединенных Штатов, действующих в регионе, возрождается враждебность и настойчивость, с которой вставляют «палки» в российские колеса при любом удобном случае.

Разумеется, латиноамериканская политика Вашингтона вписывается в общую программу сохранения и упрочения гегемонии. Но в латиноамериканском случае особое значение приобретают целенаправленные действия именно против стран, поддерживающих дружественные отношения с Россией. Показательно, что не так давно фактически синхронно стартовали кампании дискредитации режимов и лидеров таких стран. Практически повсеместно раскручиваются коррупционные скандалы, выдвигаются сфабрикованные обвинения в злоупотреблениях. Через СМИ и интернет «подстегиваются» массовые протестные движения. Тем временем ситуация осложняется общим ухудшением конъюнктуры для экспортеров минерального сырья, что, правда, действует разнонаправлено, имея в виду разделение стран Латиноамерики на экспортеров и импортеров углеводородов. Но очевидно, что в большинстве случаев негативно сказывается то, что до сих пор еще не выработана адекватная политика приспособления к посткризисной ситуации.

Безусловно, реакция Вашингтона и Брюсселя на «диссидентство» латиноамериканцев всегда оперативна и энергична. Задействуются официальные и неофициальные рычаги. А вот результат, как правило, оказывается для США и их союзников обескураживающим. Политическое руководство стран латиноамериканского региона оставляет за собой право поступать согласно национальным интересам и признанным нормам международного права. Практически без исключений страны Латиноамерики осуждают использование санкций в международных отношениях без мандата Совбеза ООН.

Но отнюдь не всегда латиноамериканская политика Вашингтона действует в режиме прессинга. Американцам необходим маневр во избежание реакции отторжения. Последнее свидетельство – переход США к нормализации кубино-американских отношений.

Вступление Вашингтона в диалог с Гаваной де-факто означает признание фиаско политики эмбарго и изоляции, которая с упорством, достойным лучшего применения, проводилась против Кубы многие десятилетия. С другой стороны, это примирительный жест в сторону Латино-карибской Америки, где США за последние годы серьезно подмочили свою репутацию.

Россия принимает курс Вашингтона на нормализацию отношений с Гаваной как позитивный шаг (один из очень немногих) в американской внешней политике последнего времени. Но также как большинство латиноамериканских государств обращает внимание на неприемлемость грубого давления на Венесуэлу, правительство которой Белый дом произвольно объявил «угрозой национальной безопасности США». Что за всем этим может последовать? Увы, мы слишком хорошо знаем практику США, предваряющих «решительные действия» соответствующей информационно-психологической подготовкой.

Конечно, нельзя не признать, что страны Латинской Америки и Карибского бассейна по совокупному объему сотрудничества с Россией не могут соперничать с АТР, тем более с азиатским ареалом. Вместе с тем они дают нам важную альтернативу для диверсификации внешнеэкономических связей и политического сотрудничества, для нахождения дополнительных опорных точек в нашем позиционировании на международной арене. В современных условиях это представляется особо ценным обстоятельством, имеющим для нас стратегическое значение.

 

- Теперь, Владимир Михайлович, предлагаю от этого краткого, но емкого обзора вернутся к научной жизни Института-юбиляра. Как обстоят дела в ИЛА сегодня, в эти непростые кризисные дни?

- Хотел бы сказать о наших людях. Если говорить обо всех работниках ИЛА, то сегодня в штате института 89 человек, порядка 70 из них – научные сотрудники. Среди них могу назвать 64 ученых-исследователей. В Институте работают 14 докторов наук, 31 кандидат наук. Таков, если говорить коротко, наш научный потенциал на сегодняшний день.

Из иностранцев в процессе подготовки у нас сейчас находятся два иностранных аспиранта - из Бразилии и Эквадора. Однако Институт за годы своей работы подготовил не один десяток докторов наук из самых разных стран Латинской Америки. Кроме того, в институте трудится наша талантливая молодежь, это 9 российских аспирантов, которые активно участвуют в нашей научной жизни и готовят свои кандидатские диссертации.

 

- Каковы же перспективы развития Института Латинской Америки?

- К сожалению, сегодня мне нелегко говорить о нашем научном будущем. Сейчас мы переживаем жестокий период экономического выживания. Впрочем, как и многие другие академические научные учреждения. Прежде всего, нас душат коммунальные тарифы, другие многочисленные выплаты. Мы находимся в полосе коммерциализации науки и образования. И это для нас чревато многими потерями, прежде всего, в научном плане. Однако, не хотелось бы завершать нашу беседу в таком миноре. Несмотря на трудности, 16 – 17 мая мы проводим международную юбилейную конференцию, как раз посвященную 55-летию нашего ИЛА РАН.

Ее название - «Новые реалии современного экономического, политического и культурного развития Ибероамерики и их учет в международной деятельности РФ». На конференции будут работать научные секции: «Ибероамерика и мировая экономическая конъюнктура», «Латинская Америка и проблемы региональной и глобальной безопасности», «Право на идентичность и его преломление в современной ибероамериканской реальности», «Судьба «левого поворота», «БРИКС: новые проблемы и новые перспективы», «Иберийские страны перед новыми вызовами», «Ибероамериканские культурные тренды: традиции и новации».

Это - крупная конференция. А участвовать в ней будут как маститые ученые, так и молодые исследователи. Ведь наука и жизнь продолжаются несмотря ни на что.


- Спасибо, Владимир Михайлович, за обстоятельную беседу. Журнал «Международная жизнь» сердечно поздравляет Вас с юбилеем ИЛА РАН и желает всем Вашим ученым-латиноамериканистам здоровья и успехов в научной деятельности.

И как тут не вспомнить шутливые, но насквозь проникнутые оптимизмом стихи одного из известных исследователей мира Латиноамерики Юрия Зубрицкого:

Сейчас эпоха штóрмов, смут,

Разброда мыслей и речений.

Но наш корабль, наш Институт,

Извечно в творческом движеньи.

 

Так будем же и дальше плыть!

Нас ждет далекий берег,

Мы в Латамерике открыть

Сумеем сто Америк!

Ключевые слова: Наука Институту Латинской Америки РАН - 55 лет

Версия для печати