Барак Обама: предварительные итоги президентства

15:23 19.03.2016 Александр Орлов, Директор Института международных исследований МГИМО (У) МИД России


Каждый американский президент мечтает войти в историю. Добиваются этого единицы. У большинства это не получается в принципе, у кого-то получается, мягко выражаясь, наоборот - то есть не со знаком «плюс», а со знаком «минус». Но само стремление оставить после себя след, лучше - неизгладимый, присутствует у любого хозяина Белого дома. Особенно это стремление обостряется в ходе второго президентского срока, если, конечно, первому лицу американского государства удается дойти до этой фазы политического величия. И хотя в этот период Президент США получает весьма обидное и даже нелепое прозвище «хромая утка», подразумевающее, что его «политический век» на исходе и он уже, в известном смысле, «отработанный материал», его личные амбиции, напротив, только усиливаются. Ему хочется доказать и американскому народу, и мировому сообществу, да и себе самому, что он не был проходной политической фигурой, которой в силу тех или иных обстоятельств довелось какое-то время трудиться в Овальном кабинете, а что он оказался там «по делу», закономерно, и что, покидая его, он оставляет после себя некий заданный им алгоритм развития своей страны, а лучше - и всего мира, который не будет отброшен за ненадобностью новой администрацией на следующий день после ее восшествия на американский политический олимп.

Сегодня в положении «хромой утки» находится Барак Хуссейн Обама - 44-й американский президент. Придя в свое время на смену республиканцу Дж.Бушу-мл., президентство которого было отмечено втягиванием США в две затяжные, непопулярные, финансово-обременительные и неуспешные в плане военно-политических результатов войны в Афганистане и Ираке, демократ Обама воспринимался многими в США и за их пределами как человек, способный выстроить альтернативный предыдущему - «ястребиному» - вектор американской политики, отказаться от упора на военно-силовые методы разрешения конфликтных ситуаций и нормализовать тем самым политический климат на планете, твердо встав на путь поиска компромиссных развязок самых сложных международных узлов.

Чтобы не дать Обаме быстро забыть свои предвыборные обещания, связанные с завершением американского участия в упомянутых выше войнах, а также с закрытием расположенной на военной базе США в Гуантанамо (территория Кубы) печально известной тюрьмы, используемой американцами для внесудебных расправ над лицами, подозреваемыми в терроризме, которые доставляются туда из разных мест планеты, Нобелевский комитет в срочном порядке выписал в октябре 2009 года одноименную Премию мира новому Президенту США, вступившему в должность всего за восемь месяцев до этого. Тем самым Барак Обама стал третьим в истории действующим американским президентом (после Теодора Рузвельта и Вудро Вильсона), получившим высшую нобелевскую награду в указанной области. Большинство наблюдателей восприняло это странное по своей сути решение как некий аванс американскому лидеру, который тот призван был отработать. Либеральная международная общественность не теряла надежду, что американский либерал Обама сумеет переломить тренд на войну, противопоставив ему курс на мир.

Годы правления Обамы пролетели быстро, сообразно резко усилившемуся ритму современной жизни, и в наши дни пришло время подведения итогов. Пока, конечно, не окончательных, поскольку у нынешнего американского президента еще остается несколько месяцев на то, чтобы доделать начатое и исправить ошибки, которые он совершил, если, разумеется, Обама пожелает признать наличие таковых. Но тем не менее его неизбежный отчет перед историей уже не за горами.

 

Речи Обамы, с которыми он обращается как к национальной, так и международной общественности, больше напоминают проповеди, нежели «спичи» политического лидера. В последние месяцы подобное восприятие витийствований американского президента только усиливается. Некоторые его сентенции до такой степени самоочевидны, что сродни всем хорошо известным с детских лет правилам хорошего поведения и родительским наказам вроде - надо мыть руки перед едой, утром и вечером чистить зубы,  не сквернословить в публичных местах и т. д. Порой диву даешься, что все это озвучивает первое лицо Америки с различных высоких трибун, причем делается это с таким видом, будто прежде ничего подобного в голову никому не приходило и прийти не могло.

Однако подобная банальная рутина является лишь фоном, декорацией для главного «месседжа» пастырских посланий Обамы - идеи величия Америки, абсолютного лидерства и тотального доминирования этого государства в современном мире, его мессианского предназначения. Первое, что приходит на ум при прослушивании подобных умозаключений, - это стойкое чувство, что когда-то нечто подобное уже говорилось, а практические результаты действий, инспирированных подобными мыслями, оказались печальными для тех, кто пытался поставить себя над миром, доказать собственную исключительность.

Но это, пожалуй, даже не главное. Возникает вопрос: если действительно в мире существует некое государство - маяк для всего человечества, то зачем об этом повторять на каждом углу? Всем это и так должно быть понятно, без необходимости зазубривать как химическую формулу. Что-то здесь не стыкуется. А суть нестыковки заключается в несоответствии вымышленного образа реальному образцу. Собственно говоря, на это постоянно обращают внимание республиканцы в своей полемике с демократами. Если их послушать, то сегодня США слабы, неспособны навязывать другим свою волю на международной арене, их стали меньше уважать. Как результат - безопасность страны находится под угрозой, а саму страну надо срочно спасать. В общем, все плохо и виноват в этом не кто иной, как лично Президент Обама, не оправдавший высокого доверия американских избирателей.

Обама, естественно, с этим не согласен и пытается доказать обратное. Именно в таком ключе было воспринято международным сообществом его последнее послание в качестве Президента США о положении в стране, с которым он обратился к Конгрессу в январе 2016 года. Но если демократический предшественник Обамы в президентском кресле и в чем-то даже его политический кумир Билл Клинтон в своем аналогичном финальном послании Конгрессу говорил о своих достижениях, то Обама, что запомнилось всем экспертам, упирал на будущее Америки, которое должно быть прекрасным, хотя и не совсем безоблачным. Чтобы не быть голословным, приведу цитату из автобиографического произведения Б.Клинтона «Моя жизнь».

Описывая свое последнее послание Конгрессу, он с удовольствием отмечает следующие моменты: «Мы создали более 20 миллионов рабочих мест; уровень безработицы и процент получателей социальных пособий были самыми низкими за 30 лет; уровень преступности - самым низким за 25 лет, а уровень бедности - за 20 лет; число федеральных служащих было минимальным за 40 лет; впервые за 42 года мы на протяжении двух последних лет добивались профицита бюджета... Через месяц нам предстояло отметить самый длительный период экономического роста в американской истории...» [1, с. 998].

А что Обама? Вот квинтэссенция его послания. Мы живем в эпоху необыкновенных перемен, которые могут как расширить человеческие возможности, так и углубить неравенство между людьми. Темпы таких перемен будут только усиливаться. США пережили в своей истории огромные перемены, прошли через войны и депрессии, наплыв мигрантов, борьбу трудящихся за справедливое к ним отношение и подъем движений за гражданские права. И всякий раз мы преодолевали страхи тех, кто говорил, что боится будущего. Нам удавалось сделать так, что перемены работали нам на пользу. Мы видели возможности там, где другие усматривали только опасности, и в результате мы становились сильнее и лучше, чем прежде.

В принципе - дух оптимизма, это неплохо. Обама описал своими словами то, что в широком смысле является пресловутой «американской мечтой», то есть некой объективной, а чаще все же надуманной реальностью, которая открывает перед человеком опять же некиевозможности для достижения им своих жизненных устремлений.

Но так ли все это на самом деле и действительно ли правление Обамы открывает перед американцами новые грандиозные перспективы? Ответ на этот вопрос - заведомо дискуссионный и будет зависеть от того, под каким углом зрения посмотреть на современную Америку и деяния его нынешнего президента. Скажем прямо, сам отчет Обамы о проделанной работе за годы его президентства, а именно так было воспринято его послание, был откровенно слабеньким. Похвастаться, кроме обильного пустословия о величии, демократии, ценностях, захватывающем будущем и т. д., особо нечем. Хотя на патриотические пассажи даже республиканцы не могли не отреагировать весьма умеренными хлопками. Сам Обама, с гордостью отметив, что экономика США является самой сильной  и стабильной в мире, тут же признал, что работающей семье становится все сложнее преодолеть бедность, молодым людям все труднее начать свою карьеру, а трудящимся - выйти на пенсию тогда, когда они этого хотят.

И это вполне естественно, если 62 самых состоятельных человека Земли владеют сегодня таким же количеством богатств, как и беднейшие 3,5 млрд. жителей нашей прекрасной голубой планеты. Причем около половины самых богатых людей проживают именно в США [5]. Чего уж тут сетовать на неравенство, если американская экономика является самым большим экскаватором в мире, который своей неустанной деятельностью ежеминутно углубляет пропасть между богатыми и бедными как у себя в стране, так и повсюду в мире. Кстати, в упомянутом выше послании Клинтона была поставлена задача сделать так, чтобы «впервые с 1835 года Америка стала свободной от долгов» [1, с. 998]. Эта цель не просто не была достигнута, а национальный долг США* (*Национальный долг США - задолженность федерального правительства США перед своими кредиторами.) за последние 15 лет вырос почти в четыре раза, причем за годы правления Обамы по сравнению с моментом ухода в отставку администрации Дж.Буша-мл. он увеличился почти вдвое, составив на 20 февраля 2016 года 19 024 млрд. долларов (или 58 892 долл. на каждого гражданина США), согласно показателям постоянно работающего в режиме реального времени счетчика американского долга (US Debt Clock.org).

При всем несомненном интересе, который представляет анализ внутренней политики Обамы,  особенно в тех областях, которые в последние годы находились в центре внимания его администрации, а это проблемы социального обеспечения и реформа системы здравоохранения, легализация пребывания на территории США многомиллионной армии незаконных мигрантов, необходимость ужесточения контроля над легким и стрелковым оружием, находящимся на руках у граждан этой страны (а это десятки если не сотни млн. единиц) и т. д. и т. п., все же сфокусируемся на внешней политике первого темнокожего президента Америки и постараемся понять, какое наследие он оставляет в этой сфере.

Обама стремится всем доказать, что положение США в мире сегодня лучше, чем в январе 2009 года, когда он принял на себя бразды правления этим государством. По его логике, Америка ныне - самая могучая страна на Земле, она - абсолютный лидер, но лидер благородный, гуманный, не стремящийся взвалить на себя ношу мирового полицейского. Когда что-то происходит на международной арене, вещает американский президент, люди обращаются за помощью к США, а не к Пекину или Москве. Для неискушенного в большой политике американского слушателя, желающего получить подтверждение внушаемому ему с детских лет догмату, что его страна «самая-самая» на планете, такие словеса, что елей в уши.

Но так ли безоблачно небо над Америкой? Современный мир нельзя оценивать или измерять с помощью простых арифметических действий. Он гораздо сложнее и многовариантнее, чем даже кубик Рубика, правильно собрать грани которого не под силу многим интеллектуалам, в том числе и из мира политики. Такие факторы, как баланс (в его широком понимании) и взаимозависимость, имеют в нынешней реальности определяющее значение.  Попытка нарушения баланса одним или несколькими участниками большой игры на мировой шахматной доске неизбежно будет побуждать других участников к принятию ответных мер. Если коротко охарактеризовать глобальные процессы, запущенные американцами в период президентства Обамы, то это попытка изменить мировой баланс сил в свою пользу. Попытка решительная, нахрапистая, безрассудная, по-своему отчаянная. Создается впечатление, что определенные силы в Вашингтоне посчитали, что для них наступил «момент истины». Америка, как они сами себя убедили, сегодня сильна как никогда прежде, а ее возможные конкуренты в мире  еще не достигли такого уровня, когда будут способны противостоять США. Вот он шанс, который нельзя упустить. Поэтому надо поспешить.

Новый стратегический выбор США, связанный с усилением конфронтационной составляющей в их внешней политике, обусловил необходимость разворота в отношениях с теми государствами, которые рассматриваются Вашингтоном как наиболее вероятные противники. Это прежде всего Россия и Китай. И если в отношении Пекина разворот в направлении политики сдерживания этого азиатского гиганта  происходит пока относительно плавно, без драматических осложнений, то Москву американцы решили основательно проверить на прочность, задействовав в этих целях богатый арсенал как собственных, так и всех их военно-политических и экономических сателлитов ресурсов.

Многие считают, что рубежным событием на этом пути стал киевский Майдан, когда США и их партнеры по Евросоюзу, поддержав, а фактически идейно и материально инспирировав государственный переворот на Украине, пошли на весьма рискованный шаг по изменению исторического генокода этого государства, связанный с разрывом столетиями создававшейся ткани отношений между двумя братскими славянскими народами - русским и украинским, состоящей из многочисленных толстых и тонких нитей всевозможных связей - от родственных и просто человеческих, до межгосударственных в последнюю четверть века [2]. В результате же Украина вместе с Польшей, Грузией и тремя прибалтийскими республиками составила блок наиболее антироссийски настроенных стран из нового «санитарного кордона» вокруг России, поэтапно возведенного Западом после распада СССР.  Тем самым Вашингтоном и его союзниками был сделан еще один шаг по кардинальной перекройке военно-политической карты Европы, сложившейся по итогам Второй мировой войны.

События на Украине явились апофеозом, во всяком случае на данном этапе, антироссийской политики Запада, но отнюдь не ее началом. Старт же реализации глобального плана по изоляции России был дан раньше и связан он с избранием В.В.Путина на третий срок Президентом России, что очень не понравилось Вашингтону. За стремительным калейдоскопом трагических событий  последнего времени как-то стало забываться то, что им предшествовало. А это - неподдельный интерес американцев к «болотному» движению, «крокодиловы слезы» по поводу «Пусси Райт», «список Магницкого», истерия, связанная с мнимым ущемлением в России сексуальных меньшинств, развернутая накануне сочинской Олимпиады, прессинг на Москву из-за ситуации со Сноуденом, демонстративный отказ Б.Обамы от официального визита в Россию, шантаж относительно возможности бомбардировок западной коалицией Сирии ранней осенью 2013 года и т. д.

Одновременно с усилением разновекторного политического давления на Россию США решительно, не обращая никакого внимания на высказывавшиеся Москвой озабоченности, продолжили линию на реализацию разнообразных военных программ, призванных радикально изменить соотношение сил в свою пользу. Одному их перечислению можно посвятить целую статью. Акцентируем внимание на тех из них, которые имеют, на наш взгляд, особую важность для интересов России. Это ЕвроПРО, создание которой подорвет всю систему договоров в области контроля над вооружениями и разоружения, созданную в Европе за последнюю треть века, и непосредственно связанная с противоракетной обороной концепция «молниеносного глобального удара», реализация которой призвана окончательно сломать стратегическую стабильность в мире, в основе которой лежит аксиома о взаимном гарантированном уничтожении в случае развязывания глобальной ядерной войны. 

Последний из американо-натовских штрихов в  направлении усиления напряженности на границах с Россией - создание многонациональных ротационных сил альянса в Восточной Европе, которые, по словам генерального секретаря НАТО Й.Столтенберга, будут находиться в состоянии чуть ли не перманентных учений и располагать возможностями для получения подкреплений [6].

В 2017 году бюджет США, предназначенный на поддержку их союзников по НАТО в Европе, будет увеличен сразу в четыре раза и составит 3,4 млрд. долларов. Мотивируются подобные траты «ростом агрессии в мире», естественно, со стороны прежде всего России, которой «США должны иметь возможность противостоять» [7].

Мне уже приходилось писать о том, что избранный США конфронтационный курс в отношении России является глубоко ошибочным [3]. Рассчитывать на то, что мы «прогнемся» под американским давлением и вновь превратимся в безропотных и послушных прихвостней Запада, как это случилось в конце 80-90-х годах прошлого века, наивно и бессмысленно. Эта печальная и унизительная страница истории нашего государства перевернута раз и навсегда, и никому лучше о ней не вспоминать, чтобы не предаваться ненужным иллюзиям. Другое дело, что сама Россия никогда не стремилась и сейчас не стремится к конфронтации с США и Западом. Мы всегда были и всегда будем надежными партнерами, если с нами ведут дела открыто и честно, а не пытаются играть в кошки-мышки. Но и забыть уроки второго десятилетия XXI века так просто не получится. Привкус глубокого недоверия к Западу, сложившийся в сознании россиян за последние годы, быстро не исчезнет. Это - на поколения. Наломать дров можно быстро, написать же новую книгу о взаимопонимании и партнерстве потребуется время. Хотя есть во всем этом и свои плюсы - без конфронтационной встряски мы вряд ли бы быстро слезли с углеводородной иглы, а тут сама жизнь заставила заняться импортозамещением [4].

Все свои шаги по раскручиванию новой спирали гонки вооружений американцы обычно оправдывают задачами обеспечения своей безопасности. Но так ли они будут неуязвимы, даже если обзаведутся гиперзвуковым оружием и создадут глобальную ПРО? Есть впечатление, что они по-прежнему живут в мире иллюзий о том, что два великих океана - Тихий и Атлантический, воды которых омывают американское побережье на западе и востоке страны, - являются их надежной защитой. Это серьезное заблуждение. Прежнее преимущество превратилось ныне в неразрешимую для США стратегическую проблему. Наличие двух глубоководных океанов делает территорию страны как раз крайне уязвимой. Возможным противникам США не нужно даже заморачиваться строительством и содержанием военных баз, расположенных поблизости от этого государства. Их функции успешно могут выполнять подводные ракетоносцы, способные постоянно находиться вблизи от американского побережья. Подлетное время их ракет - секунды. Кстати, антикитайские действия американцев вполне могут стимулировать активность Пекина на этом направлении, что для США было бы крайне нежелательно. Ассиметричные ответы могут стать «визитной карточкой» нынешнего века, и об этом вашингтонским стратегам не следовало бы забывать. Так нужно ли продолжать идти по пути конфронтации, делить мир на «своих» и «чужих»? Не лучше ли вернуться на проверенный путь поиска коллективных усилий по разблокированию самых сложных международных узлов? Китайские мудрецы давно дали дельный совет, как действовать в подобных ситуациях, рекомендовав «не искать черную кошку в темной комнате, особенно если ее там нет».

Политика переформатирования системы международных отношений на американский лад привела к возникновению целой серии острых, кровопролитных, многолетних локальных конфликтов, которые на Ближнем Востоке фактически слились в единый региональный конфликт, постепенно переросший также из социально-политического в межконфессиональный. «Миротворец» Обама хотел закончить две войны - в Афганистане и Ираке. Можно утверждать, что этого ему достичь не удалось - продолжаются обе.  Но к ним добавились новые «горячие точки» - Ливия, Йемен и, конечно, Сирия. Не все спокойно в Египте и Тунисе. Прочно село на мель урегулирование палестинской проблемы, которая в течение десятилетий была самым острым конфликтным узлом на Ближней Востоке. Об этой проблеме сегодня вспоминают лишь спорадически, когда возникает новое обострение между израильтянами и палестинцами. Но сама она никуда не исчезла, и необходимость ее решения остается «в портфеле» мирового сообщества.

Многолетнее вооруженное  противостояние на территориях Ирака и Сирии, инспирированное в решающей степени американским вмешательством (где-то прямым, где-то - закулисным),  привело к появлению нового, крайне опасного феномена современной действительности - террористической организации «Исламское государство» (ИГ запрещено в России), которая по степени своей запредельной жестокости  намного превзошла свою предшественницу на террористическом поприще, а ныне и конкурента - «Аль-Каиду». Еще пару лет назад такой сюжет казался просто немыслимым. Сегодня - это объективная реальность. И как бы американцы от этого ни открещивались, эта реальность - результат их крайне недальновидной политики! Подрыв, пусть и не идеальных, но стабильных, вменяемых, международно-признанных режимов с иллюзорной перспективой их замены на неких местных демократов вроде «Жемчужины Нила» из одноименного голливудского блокбастера вылился в кровавую авантюру, разрушившую нормальную жизнь целого поколения (а, может быть, и не одного) жителей многих ближневосточных стран, обреченных  ныне на скитания по миру в поисках лучшей доли. Европейцы, с радостью и умилением поддержавшие в свое время «демократические» усилия своего заокеанского патрона, вынуждены сегодня расхлебывать заваренную им кашу, без перспективы скорого решения проблемы массового наплыва мигрантов из проблемных стран.  

США фактически инициировали смену парадигмы сложившихся международных экономических отношений. Формирование вместо глобального экономического организма, центральными звеньями которого являются, при всем их заведомом несовершенстве, Всемирная торговая организация и Международный валютный фонд, которые, кстати сказать, десятилетиями работали на американские интересы, двух экономических мегаблоков - Транстихоокеанского и Трансатлантического партнерств (последнее находится в менее продвинутой фазе реализации), где фактически будут господствовать США и являющиеся филиалами американской экономической системы транснациональные корпорации (ТНК), означает, что глобальные механизмы, при которых неизбежно усиливалась бы роль Китая, России, Индии, Бразилии, других растущих экономик, уже не устраивают американцев. Им нужна гегемония даже в такой сфере, как экономика, где борьба с монополизмом всегда была квинтэссенцией ее рыночной модели, продвижение которой повсюду в мире одновременно с демократией было для США смыслом их существования на нашей планете.

Те процессы, о которых идет речь в настоящей статье, напрямую связаны с именем и деятельностью Барака Обамы на посту Президента США. Вполне допускаю, что Обама, будучи по своей сути идеалистом и в чем-то даже мечтателем, считал и продолжает считать, что он работает на будущее, что некоторые плоды его трудов появятся не сразу, а спустя какое-то время. Он, как мне кажется, искренне верит в сформулированную четверть века назад американским философом Фрэнсисом Фукуямой идею о «конце истории», предполагающую, что распространение повсюду в мире либеральной демократии западного образца ознаменует конец социокультурной эволюции человечества и наступление «золотого века» нашей цивилизации. Вот только стоит немного поднапрячься, вразумить тех, кто не понял, где и в чем их счастье, и дальше все пойдет как по маслу. Пусть сегодня придется разрушить несколько стран, пусть погибнут десятки тысяч людей, пусть миллионы станут мигрантами, но завтрашний день тех, кто останется, будет счастливым и безоблачным.

Все это, в лучшем случае, наивность и иллюзорность, в худшем - преступная безответственность, неприемлемая для первого лица наиболее мощного, по американской версии, государства планеты. Однако в любом случае за мечтателем Обамой стоят намного более «конкретные» ребята, для которых нет другого варианта, кроме решения всех проблем современного мира исключительно с позиции силы. Подобные личности присутствуют на руководящих постах во всех основных структурах американской государственной системы.

В то же время можно предположить наличие и более сложного варианта ответа, объясняющего нынешний агрессивный курс США: состояние постоянной внешней конфронтации является для этого государства жизненно необходимым для поддержания внутренней стабильности. Иначе могут заработать центробежные тенденции, которые способны привести к саморазрушению всей американской государственной конструкции, которая должна казаться и своему народу, и мировому сообществу прочной и незыблемой. В США есть люди, которые это понимают. Поэтому все то, что сделано американцами на мировой арене в период президентства Обамы (здесь очень хорошо подходит глагол «натворить», который использован в речи В.В.Путина на 70-й сессии Генеральной Ассамблеи ООН), создает необходимый задел для многолетней конфронтации по различным географическим азимутам и в разных сферах международного общения, которая, образно говоря, будет «смазывать» все узлы американской государственной машины, дабы они, паче чаяния, не заржавели.

Тем не менее все же попытаемся завершить статью намеком на оптимизм. В течение второго президентского срока Обамы были достигнуты некоторые позитивные, «прорывные» по своей сути решения - по химическому разоружению Сирии, по ядерной программе Ирана. Эти шаги стали возможны благодаря в первую очередь российско-американскому взаимодействию. Получается, что оно возможно, если стороны, прежде всего американцы, проявляют готовность идти по пути сотрудничества. У Обамы остается в запасе  еще несколько месяцев для того, чтобы его президентство запомнилось не только многочисленными конфликтами и особым состоянием международных отношений, близким к холодной войне [8], а, хотя бы робкой надеждой на позитивные перемены в будущем. 

 

Литература

1. Клинтон У.Дж. Моя жизнь (пер. с англ.). М.: Альпина бизнес букс, 2005.

2. Орлов А.А. Кризис на Украине: стратегическая ошибка Запада или закономерность? // Международная жизнь. 2014. №6. С. 48-56.

3. Орлов А.А. Новая парадигма международных отношений // Международная жизнь. 2014. №10. С. 66-73.

4. Орлов А.А., Мизин В.И. Проблема продовольственной безопасности России // Обозреватель-Observer. 2008. №12. С. 6-15.

5. URL: http://ru.euronews.com/2016/01/18/the-richest-1-percent-own-more-than-99-percent-of-world-s-population/

6. URL: https://news.mail.ru/politics/24802451/?frommail=1

7. URL: http://www.savvy.by/novosti/economic/usa/item/4257-rebudget.html 

8. URL: http://government.ru/news/21784/

Ключевые слова: США Барак Обама выборы

Версия для печати