Испания в преддверии всеобщих выборов

11:39 07.12.2015 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Сегодня в Испании происходят интереснейшие, поистине судьбоносные процессы. Нынешнее правительство в Мадриде все больше следует советам американцев, панически опасается действий террористов-исламистов, которых само же вскормило своей непродуманной политикой «мультикультурализма», тревожит испанцев и ситуация с сепаратистскими настроениями в ряде регионов. Тем временем, в стране грядут всеобщие выборы, намеченные на 20 декабря.

На мои вопросы о нынешнем положении в Испании отвечает Петр Павлович Яковлев, доктор экономических наук, руководитель Центра иберийских исследований Института Латинской Америки РАН, профессор Российского экономического университета им. Г.В. Плеханова.

 

- Петр Павлович, с какими экономическими и социально-политическими результатами Испания подходит к выборам и завершает 2015 год? Что ее, на ваш взгляд, может ожидать в 2016-м и в последующее время?

- Нынешнее положение Испанского королевства я бы охарактеризовал тремя ключевыми факторами. Во-первых, тяжелым (если не сказать мучительным) выходом Испании из беспрецедентного по глубине и продолжительности финансово-экономического и структурного кризиса. Во-вторых, подготовкой к всеобщим выборам, которые состоятся 20 декабря и чьи итоги, без преувеличения, определят главный вектор общественного развития страны на среднесрочную перспективу. В-третьих, противоречивым воздействием на внутренние процессы внешней среды – международной обстановки, сложившейся в результате сопряжения целого ряда разнонаправленных трендов: борьбой с трансграничным исламским терроризмом, обострением противоречий между Россией и Западом, тектоническими сдвигами в глобальной экономике и появлением новых «центров силы».

Начну с оценки текущей социально-экономической ситуации. За шесть лет (2008-2013) кризисных потрясений испанское общество заплатило дорогую цену. Ощутимо снизился уровень жизни, ухудшились многие макроэкономические показатели. Режим строгой экономии («бюджетного аскетизма») и проведенные правительством правящей в настоящее время Народной партией (НП) позволили испанской экономике «вздохнуть», сократить бюджетный дефицит, повысить конкурентоспособность и встать на путь восстановления. Свою роль сыграла и политика Европейского центрального банка, предоставившего Мадриду крупные финансовые ресурсы. В результате, в 2014-2015 годах заметно возрос экспорт испанских товаров, снизилась долговая нагрузка, начался рост ВВП, возросла занятость, несколько увеличилось частное потребление. Все это – в активе действующей власти.

Но остаются не расшитыми многие «узкие места», образовавшиеся в кризисное лихолетье. На неприемлемо высоком уровне (порядка 21%) сохраняется безработица, ощущается значительная нехватка средств в пенсионной системе, увеличился разрыв между богатыми и бедными, острейший характер приобрел конфликт Мадрида с сепаратистскими силами в Каталонии. Без преувеличения, нависла угроза над территориальной целостностью страны, поставлена под вопрос способность правительства «народников» эффективно отвечать на внутренние и внешние вызовы. Не удивительно, что одним из главных требований момента стали перемены, обновление политического руководства.

 

- Теперь давайте перейдем к такой важной теме, как выборы…

- Нынешние всеобщие выборы станут в Испании двенадцатыми по счету в постфранкистский период и первыми, на которых реальная борьба развернется не между двумя ведущими партиями, сменявшими друг друга у власти, а между четырьмя политическими силами: «старыми» – право-центристской Народной партией (НП) и Испанской социалистической рабочей партией (ИСРП) и «новыми» – «Сьюдаданос» («Граждане») и «Подемос» («Мы можем»). Вместо привычного сопернического «дуэта» - теперь «квартет». При этом идейный диапазон сравнительно широк: от правоцентристской идеологии НП до радикально левых настроений многочисленных сторонников «Подемос». Симптоматично, что лидер каждой из этих партий уже видит себя в качестве очередного главы испанского правительства.

И все же, согласно последним опросам общественного мнения, «народники», позиционирующие себя в качестве гарантов стабильности, продолжения позитивных перемен и окончательного выхода из кризиса, сохранят лидерство и удержатся на первом месте. Однако их представительство в нижней (главной) палате Генеральных кортесов сократится с нынешних 186 мест до 120-128, тогда как три основные оппозиционные силы будут иметь от 185 (минимум) до 204 (максимум) депутатов. В переводе на политический язык это означает, что НП утратит абсолютное большинство, не сможет править самостоятельно и станет выстраивать правительственную коалицию. На роль ее партнера больше всего подходит «Сьюдаданос» – центристская организация социал-демократического толка, но твердой договоренности пока нет. Более того, настоящим кошмаром для председателя правительства Мариано Рахоя является виртуальная возможность формирования коалиции в составе всех трех оппозиционных партий. В таком случае НП окажется за бортом большой политики и сама будет вынуждена перейти в оппозицию.

Таким образом, ситуация остается неопределенной, и только итоговые результаты голосования 20 декабря и последующие переговоры между ключевыми политическими игроками окончательно расставят все точки над i.

 

- Не кажется ли вам, что Испания так запугана исламистами, международным терроризмом, самой возможностью нанесения ударов по невинным гражданам, по государству, в том числе, по такой доходной отрасли, как туризм, что недавно была вынуждена боязливо отказаться от борьбы в какой бы то ни было коалиции с этим вселенским злом, но предпочла прикрыться от него американскими «щитами-базами», лишающими Испанию суверенитета?

- Конечно же, нельзя сбрасывать со счетов то обстоятельство, что внутриполитическое положение Испании осложняется резким обострением международной обстановки и, прежде всего, нарастанием террористической угрозы. Напомню, что испанцы знакомы с терроризмом не понаслышке. Десятилетия страну сотрясали теракты, организованные боевиками баскской группировки ЭТА, а 11 марта 2004 г. на столичном железнодорожном вокзале Аточа исламистские экстремисты «Аль-Каиды» провели серию взрывов, убивших и ранивших свыше 2 тысяч человек. Ужас, охвативший тогда испанское общество, дает о себе знать и по сей день.

В известном смысле Испания находится на передовом рубеже противостояния с международным терроризмом. Главных причин две. Первая – с конца прошлого века страна приняла сотни тысяч иммигрантов из мусульманских государств, часть которых влилась в ряды размножившихся на испанской территории исламистских организаций. Это – питательная среда экстремизма и терроризма. Вторая – ситуация в автономном испанским городе Сеута, явлющемся испанским анклавом на побережье Северной Африки. Из 85 тысяч жителей более 45 тысяч – мусульмане, среди которых немало сторонников запрещенного в России «Исламского государства» (ИГИЛ). По имеющейся информации, Сеута превратилась в базу подготовки исламистов, направляющихся воевать в Сирию и Ирак. О масштабах таких передвижений говорит тот факт, что только в текущем году испанские власти задержали около 100 экстремистов, но это, разумеется, лишь вершина айсберга.

Необходимо отдавать себе отчет в том, что дальнейшее расползание международного терроризма создает прямую угрозу будущему Испании. И это расползание способно перечеркнуть любые планы по восстановлению экономики и нормализации социальной сферы. Это властно требует активизации антитеррористической деятельности, более тесной координации усилий с теми странами (прежде всего с Россией), которые несут главную нагрузку в войне с ИГИЛ и другими экстремистскими организациями.

И вот здесь существует немало нерешенных задач. Являясь членом Евросоюза и НАТО, Мадрид в целом следует курсу, выработанному в этих организациях, не отклоняется от «генеральной линии», хотя она далеко не всегда соответствует национальным интересам Испании.

 

- Давление Вашингтона и Брюсселя, навязанные Мадриду антироссийские санкции... Как в таких условиях видите настоящее и будущее российско-испанских политических и торгово-экономических отношений?

- Откровенно контрпродуктивный характер носит участие Мадрида, как «послушного руководству Евросоюза в Брюсселе», в «санкционной войне» против Россией. И это хорошо понимают в испанских деловых и политических кругах. В частности, объем взаимной торговли, достигнув своего исторического максимума в 2013 году (свыше 11 миллиардов евро), в 2014 году сократился на 23%, еще больше, на 27% упал российский экспорт в Испанию, что главным образом было связано с падением цен на нефть – основной статьей испанского экспорта из России. Прошлый 2014 год стал поворотным и для российского туризма в Испании. Если в период 2001-2013 годов наблюдался  стабильный ежегодный прирост отдыхающих россиян на популярные испанские курортов, то в 2014-м их число сократилось более чем на 10%,. Причем, это происходило и происходит на фоне увеличения иностранного въездного туризма в Испанию. В уходящем 2015 году этот процесс уменьшения поездок российских туристов в Испанию продолжился. Но что вот что примечательно. Несмотря на возникшие трудности, интенсивность двусторонних российско-испанских контактов не снижается. Напомню, что в текущем году Москву с визитом посетил министр иностранных дел Испании Х.М. Гарсиа-Маргальо, а в Мадриде состоялось 8-е заседание Межправительственной смешанной Российско-Испанской комиссии по экономическому и промышленному сотрудничеству, на котором стороны обсудили перспективы сотрудничества в промышленности, энергетике, транспорте, туризме и космической отрасли.

Все это свидетельствует о том, что даже в нынешних сложных условиях взаимное притяжение Испании и России продолжает действовать, а потому сохраняется возможность и совместных действий против общего врага – международного терроризма, и восстановления в полном объеме взаимовыгодных торгово-экономических связей.

 

- Благодарю вас, Петр Павлович, за интересное интервью.

Ключевые слова: Испания санкции выборы беженцы 20 декабря 2015 снижение взаимной торговли торговля

Версия для печати