Мы можем творить историю

16:13 16.09.2015 Рюдигер фон Фрич, Чрезвычайный и Полномочный Посол ФРГ в России


Они не выглядят расслабленными, стряхнувшими груз с плеч и уж тем более довольными - два человека, протягивающие друг другу через стол руки вечером 13 сентября 1955 года на ставшем известным снимке: Федеральный канцлер Конрад Аденауэр и советский Председатель Совета Министров Николай Булганин только что подписали заключительное коммюнике своих многодневных московских переговоров и договорились об установлении дипломатических отношений между Федеративной Республикой Германии и СССР. Значит ли это, что Аденауэр только что зацементировал разделение Германии, после того как наряду с ГДР теперь и второе германское государство установило полноценные взаимоотношения с Советским Союзом? Значит ли это, что Булганин пошел слишком на многое, согласившись с формулировкой, что «установление… нормальных отношений… должно будет тем самым помочь разрешению главной общенациональной проблемы немецкого народа - восстановлению единства германского демократического государства»?

По крайней мере, Аденауэр достиг своей главной гуманитарной цели: советская сторона заверила, пусть лишь и в устной форме, что последние из почти 10 тыс. военнопленных, все еще удерживаемых в Советском Союзе, будут отпущены на родину. И - что имело решающее значение на долгосрочную перспективу - десять лет спустя после окончания той ужасной, развязанной Германией Второй мировой войны, которая страшным рикошетом ударила по ней, Федеративная Республика Германии, интегрированная в западный мир, и главная держава Варшавского договора начали диалог, начали осторожно строить нормальные отношения.

Чем руководствуется Правительство Федеративной Республики Германии в своих действиях, помимо насущных вопросов современности? В действиях Аденауэра уже становятся отчетливо заметны ключевые элементы германской внешней политики после Второй мировой войны в том самом виде, как они будут позднее определять восточную политику и курс на разрядку социально-либеральных правительств Германии при Вилли Брандте, Гансе-Дитрихе Геншере и Гельмуте Шмидте, как они сделают возможным формирование германского единства Гельмутом Колем и, опять же, Гансом-Дитрихом Геншером и как они до сих пор продолжают действовать последовательно и преемственно: политика строится в диалоге и делает ставку на баланс интересов; она проводится предсказуемо, основывается на твердых представлениях о ценностях и принципах, включена в контекст круга партнеров и союзников, согласована с непосредственными и косвенными соседями.

Но прежде всего это политика, нацеленная на твердые договоренности и надежные, принимаемые всеми правила. Страна, из которой во времена национал-социалистского правления было принесено так много горя для Европы и мира, сделала вывод из истории несчастий и разрушений, от которых в столь ужасных масштабах пострадал в том числе именно Советский Союз и его люди: никакого произвола в международных взаимоотношениях больше не должно быть. Там, где эти правила нарушаются, где рушатся доверие и мир, германская внешняя политика будет реагировать решительно, руководствуясь глубокими убеждениями.

Московские договоренности 1955 года и обмен послами в 1956 году стали началом. За этим последовало расширение взаимоотношений во многих областях: сначала оно ограничивалось реалиями конфронтации между Востоком и Западом, но в конце концов, с началом преобразований в Европе четверть века назад, оно полилось широким потоком, возникла тесная сеть экономических обменов и научного сотрудничества, идей в области культуры, молодежных обменов, партнерских связей между городами-побратимами и контактов представителей гражданского общества.

Кстати, 13 сентября 1955 года был заложен не только первый камень добрых и широких двусторонних отношений: Федеративная Республика Германии и СССР тогда и в последующие десятилетия внесли весьма значительную лепту и в разрядку напряженности между Востоком и Западом и тем самым способствовали тому, чтобы
20 лет спустя в Хельсинки, несмотря на все различия интересов, была достигнута договоренность о создании действующего до сих пор порядка на континенте. Некоторые с недоверием наблюдали за хорошим взаимопониманием между Германией и Советским Союзом - поэтому для нас было столь важно, чтобы это стало взаимопониманием со всеми партнерами и соседями, а не было направлено против них.

Этой политике, тому примечательному визиту в сентябре 1955 года, как это часто бывает, предшествовали торговые отношения, пусть даже политика и способствовала этому: в конце 1952 года по инициативе Федерального канцлера Аденауэра, министра экономики в его правительстве Людвига Эрхарда и ведущих германских предприятий был основан Восточный комитет германской экономики. В то время, когда до установления нормальных взаимоотношений с Советским Союзом и его союзниками было еще очень и очень далеко, его задачи заключались в том числе и в том, чтобы вести торгово-политические переговоры и тем самым хоть как-то представлять интересы и устремления Правительства Федеративной Республики Германии.

Экономический обмен еще с давних времен был той областью, которая в особой мере накладывала свой отпечаток на германо-российские взаимоотношения и одновременно определяла их будущее. Крупный купеческий и городской альянс средневековья - Ганза в XIII веке создал предпосылки для торговли Севера России с Германией и другими странами Западной Европы. И так было не только в ту раннюю эпоху расцвета экономических взаимоотношений: веками немцы играли в экономике России ключевую роль и в значительной степени участвовали в различных волнах модернизации страны. Традиционно - и до сих пор - Германия имеет в России самое крупное среди иностранных держав представительство коммерсантов. В XVIII веке молодые немцы из-за более благоприятных перспектив приехали в Россию и основали здесь производственные предприятия, мануфактуры и ремесленные цеха. А в середине XIX века все больше германских предприятий начали обосновываться в России; некоторые германские компании еще с тех времен тесно связаны с нашей страной.

Эта традиция особых экономических связей пережила и моменты глубочайшего спада во взаимоотношениях наших двух стран: Первую и Вторую мировые войны, экспроприацию германских предприятий в Советской России после Октябрьской революции, холодную войну и экономический упадок после распада СССР. Наряду с политической волей к мирному формированию взаимоотношений с СССР ключевую роль играли экономические аспекты под девизом «Перемены через торговлю».

Сделки «трубы в обмен на газ» германских компаний «Рургаз» и «Маннесман» 1970 года ознаменовали собой начало десятилетий тесного германо-российского энергетического партнерства. До сих пор Германия является самым крупным потребителем российского природного газа в Европе. Введенный в эксплуатацию в 2011 году трубопровод «Северный поток» через Балтийское море, договоренность о расширении которого была подписана недавно в ходе Санкт-Петербургского экономического форума, продолжает это многолетнее успешное сотрудничество германских и российских предприятий.

С 1972 по 1991 год Германия была самым крупным внешнеторговым партнером СССР. Сегодня эту роль играет Европейский союз, причем в то же время Германия последовательно входит в число трех важнейших торговых партнеров Российской Федерации во всем мире. Около 6 тыс. германских предприятий и компаний с долей германского капитала работают сегодня в Российской Федерации, будучи представлены в ее 83 субъектах, где они создают рабочие места и обеспечивают благосостояние людей. Постоянно германские бизнесмены уверяют меня, что именно сейчас, в экономически сложные времена, они намерены крепко держаться за свой бизнес в России и тем самым прочно связать себя в долгосрочной перспективе с российским рынком, пусть даже при этом они понесут кратковременные убытки и испытают индивидуальные трудности.

Экономический обмен дополняется совместными проектами в области профессионального образования: в тесном сотрудничестве с российскими федеральными и региональными учреждениями Германо-российская внешнеторговая палата поддерживает избранные компании, входящие в ее состав, при введении системы дуальной профессиональной подготовки, которая в Германии уже давно применяется с большим успехом. В целом в этом процессе в настоящее время задействовано 13 российских регионов, 106 образовательных учреждений и 114 предприятий.

История и география способствовали тому, чтобы Германия и Россия всегда были тесно связаны - в политике, экономике и культуре. Это впечатляющим образом продемонстрировала выставка «Русские и немцы: 1000 лет истории, искусства и культуры», ставшая частью проводившегося в 2012/2013 годах Года Германии и России. Она привлекла множество посетителей в Москве и Берлине и придала девизу этого «перекрестного года» - «Вместе строим будущее» - историческое измерение.

Затем в 2014/2015 годах был проведен Год немецкого языка и литературы, а в настоящее время идет подготовка к Году германо-российских молодежных обменов. Планируется, что он будет способствовать дальнейшему укреплению тенденции, которая уже сегодня не может не радовать, однако не слишком широко известна: 17 тыс. молодых людей из наших стран уже сейчас принимают участие в ежегодных программах молодежных обменов.

Культура, образование и наука - эти сферы уже давно являются одними из основополагающих и самых устойчивых элементов строительства германо-российских взаимоотношений. Они в контактах между нашими странами и народами доказали, что даже ужасы Второй мировой войны не смогли разрушить этот столь глубоко укорененный фундамент, это взаимное уважение и восхищение культурой друг друга. Можно назвать сколько угодно примеров, демонстрирующих, что этот обмен, подобно челноку в ткацком станке, натягивает все новые нити культурных связей, создавая прочную ткань взаимопонимания, взаимообогащения и доверия. Контакты в области культуры никогда не были дорогой с односторонним движением, они всегда являлись обменом, который вдохновлял и обогащал обе стороны.

Пожалуй, сейчас нет другой страны, с которой сложилась бы такая тесная сеть взаимных культурных и образовательных контактов, как с Россией. Германская служба академических обменов представлена по всей стране своими преподавателями и дает возможность приезжать в Германию в целях получения образования; уже десять лет в Москве действует Германский исторический институт; Институт им. Гёте, представленный немецкими культурными центрами в Москве (самый крупный в мире!), Санкт-Петербурге и Новосибирске, поддерживает широкую партнерскую сеть немецких читальных залов, языковых центров, учебно-методических центров, а также контактных и информационных бюро для работы по культурным программам во всей России; Германское научно-исследовательское общество и Общество им. Гельмгольца имеют филиалы в Москве. Россия является также одной из основных стран, в которых Фонд им. Александра фон Гумбольдта оказывает содействие работе ученых в передовых областях знаний.

По-прежнему Германия входит в число излюбленных мест для получения образования и научно-исследовательской деятельности за рубежом для российских абитуриентов, студентов и молодых ученых. В настоящее время в Германии учатся около 15 тыс. молодых россиян. И более 880 партнерских связей существуют между высшими учебными заведениями наших двух стран.

В эти дни мы отмечаем 60-летие установления дипломатических отношений между СССР и Федеративной Республикой Германии, и именно в связи с этим выходит данная статья. Но мы не должны забывать о том, насколько велик был вклад жителей бывшей ГДР в то, чтобы сохранять, поддерживать и развивать именно культурные и научные, но также и межчеловеческие связи между Германией и Россией, немцами и русскими.

Сколь многогранна наша общая история, столь слишком часто она, к сожалению, выливалась в крайности. Когда наши предки конфликтовали, редко это был только вопрос власти и доминирования, но достаточно часто это был вопрос жизни и смерти, уничтожения своего визави. Это касается как Семилетней войны XVIII века, так и обеих кошмарных мировых войн. В 1941 году гитлеровская Германия напала на Советский Союз, более 20 млн. русских, белорусов и украинцев в этой кровавой мировой войне лишились жизни! В контрнаступлении Красная армия оккупировала Германию до Эльбы и осталась там на 40 лет. Многие немцы испытали тяжкие страдания, миллионы лишились своей родины и бежали на Запад.

Однако не только войны между Германией и Россией знаменовали собой крайности. Бывало, что беды случались и тогда, когда правители Германии и России хорошо ладили друг с другом в ущерб другим! Такие этапы стали печальным опытом для наших соседей. В XVIII веке правители Германии и России трижды делили между собой территорию Польши, пока от Польши вообще ничего не осталось. Гитлер и Сталин тоже сделали это - в 1939 году, когда они разграничили свои сферы влияния в Восточной, Центральной и Юго-Восточной Европе. И это мы тоже должны отчетливо сознавать в сегодняшней ситуации! Исторический опыт, подобный этому, до сих пор беспокоит наших соседей.

Но мы можем творить Историю, в том числе и вместе. Скоро мы отмечаем 25-летие объединения Германии, результат мирной революции в ГДР и переговоров двух германских государств друг с другом и с четырьмя державами-победителями, бывшими союзниками во Второй мировой войне. Тогда началось не только завершение разделения Европы, но начался и вывод союзнических войск. Кто бы тогда осмелился надеяться, что вывод российских войск пройдет так мирно, как он прошел? Мы, немцы, до сих пор за это благодарны!

Тогда - когда холодная война закончилась, а прежняя межблоковая конфронтация ушла в историю - некоторые говорили даже о «конце Истории». Это был откровенно упрощенный взгляд на вещи, и тот, кому известен ход истории, не верил в это. Но: что касается германо-российских взаимоотношений, то многие ли из нас не надеялись на то, что вражда превратится в дружбу на все времена? Мы все надеялись. Однако путь в этом направлении, очевидно, оказался труднее и длиннее, чем мы все думали. На этом пути приходится и отступать. Один из таких моментов мы переживаем в настоящее время.

В подобной ситуации мне представляется особенно важным задаться вопросом: как другая сторона видит это развитие - и почему? Ведь очевидно, что именно оглядываясь на переломные 1989-1992 годы, мы воспринимаем это время совершенно по-разному. То, что у нас на Западе было с радостью встречено как конец советского коммунизма и исторический шанс для свободных народов свободным волеизъявлением определять свою будущую судьбу, многими людьми в России, во всяком случае в ретроспективе, воспринимается как великая катастрофа. Там, где мы видели конец тоталитарного господства, здесь, в России, многие люди испытывали страх перед развалом государства и были недовольны распадом прежнего исторического пространства. Там, где мы видели множество новых шансов, другие здесь видели конец прежних само собой разумеющихся вещей и устоявшихся структур.

То, что люди и народы воспринимают мир по-разному, - это одно. А если учитывать разницу интересов, то так будет всегда. Если бы этой разницы не было, то не требовалось бы ни внешней политики, ни дипломатии. Но что нас должно насторожить, так это то, что нам, совершенно очевидно, пока не удалось добиться, чтобы это разное восприятие неизбежно не влекло за собой возведения новых границ и отчуждения. Нам не удается видеть в этих различиях не только противопоставление друг другу, но и возможность для взаимовыгодного совместного существования. И прежде всего нам не удалось вместе создать постоянную основу для такого развития, которое обеспечило бы постоянный мир на нашем континенте.

Никто не застрахован от ошибок, но думаю, что как раз различные правительства Федеративной Республики Германии постоянно стремились к тому, чтобы идти навстречу России и при построении общего будущего всегда учитывать российские интересы. За это мы всегда агитировали и в кругу наших партнеров.

Будь то Основополагающий акт НАТО - Россия, или сотрудничество между Россией и ЕС в рамках «четырех совместных пространств» экономики, свободы, безопасности и правосудия, внешней безопасности и научных исследований, образования и культурных аспектов, или многообразные инструменты двустороннего взаимодействия - от рабочих групп высокого уровня до Германо-Российского форума и Петербургского диалога: в одиночку или вместе со своими партнерами Германия всегда стремилась не упускать из виду интересы России, учитывать их и создавать для этого формы и форумы для взаимодействия. Когда федеральный министр иностранных дел Штайнмайер в 2008 году в Екатеринбурге представил одну из таких инициатив - концепцию «Партнерство для модернизации» между Германией и Россией, - он, помимо прочего, сказал: «Мы живем в такое время, когда сила страны определяется уже не количеством танков и ракет, а количеством умных голов, использованием знаний и вовлеченностью в международные сети».

Разве это было неправильное предположение? Не думаю! Но у нас не получилось принимать политические решения и действовать в соответствии с этой идеей.

Тем не менее мы и впредь будем отстаивать эту позицию - именно в период тяжелого кризиса в наших взаимоотношениях.

Как мы в Германии видим этот нынешний кризис, этот прискорбный конфликт в центре Европы?

Если вкратце, то так: Правительство России в украинском кризисе поставило под сомнение основополагающий принцип европейской архитектуры безопасности - нерушимость границ, как она была гарантирована, в том числе и со стороны России, в хельсинкском Заключительном акте и Будапештском меморандуме. Попытка семь десятилетий спустя после окончания Второй мировой войны посредством аннексии Крыма изменить границы в Европе в одностороннем порядке, не соблюдая государственный суверенитет и вне рамок процедур мирового сообщества, - это пример того, как мы больше не можем обращаться друг с другом в Европе. И мы не имеем права допускать и потворствовать тому, чтобы в соседней стране не утихал ужасный конфликт.

Поскольку Германия и ее партнеры убеждены в том, что конфликт в Украине и вокруг нее не имеет военного решения, Правительство Германии вместе с Правительством Франции и с согласия наших партнеров настойчиво пытались с помощью политики открытости и готовности к диалогу сделать все для того, чтобы открыть путь к политическому решению. Результатом этого стали Минские договоренности, принятые в сентябре прошлого года, и их уточнения в феврале этого года. Теперь все зависит от того, чтобы все, кто задействован в этом конфликте, сделали все, что от них зависит, чтобы дух и буква этих договоренностей действительно выполнялись. Об этом мы и наши французские партнеры в рамках «нормандского формата» неутомимо ведем переговоры с Россией и Украиной.

В то же время мы все усилия прилагаем для того, чтобы не ограничивать наше поле зрения этим конфликтом, уделяя внимание общим вызовам, которые стоят как перед Россией, так и перед нами, и шансам на будущее, которыми мы сможем более успешно воспользоваться сообща. Все мы: не только Россия и Германия, но и наши многочисленные партнеры и соседи. Преодолеть нынешний конфликт и предпринять усилия для совместного формирования будущего - это задача не только России и Германии, однако на наши две страны со всем нашим историческим багажом - как с ужасами, так и с хорошим общим опытом - возложено особое обязательство. И это предполагает также, что мы не должны допустить, чтобы политическое отчуждение вылилось в отчуждение между народами, между людьми.

Для этого нам нужны в том числе инструменты и институты гражданского общества - в этом отношении двустороннее взаимодействие тоже стало сложнее. Некоторые германские неправительственные организации в настоящее время отмечают, что их российские партнеры испытывают большие трудности и угрозы. Такое развитие ситуации осложняет и диалог между народами. А их будущее мы хотим строить вместе. Ведь наши шансы явно увеличатся, если мы будем работать друг с другом, а не друг против друга!

Где же проявляются хорошие задатки? Назову четыре области.

Федеральный канцлер Меркель и федеральный министр иностранных дел Штайнмайер предложили нам прозондировать возможности более интенсивного диалога между Европейским союзом и Евразийским экономическим союзом с целью лучшего использования нашего общего экономического потенциала. В таком диалоге мы могли бы столь же конструктивно говорить об эффекте экономической синергии, как и об озабоченностях или конфликтах интересов в отношениях друг с другом. И наконец, такой диалог может стать первым посылом для совместных шагов в направлении создания рамок экономико-политического формата от Лиссабона до Владивостока, за который всегда выступала Россия.

Второе: безопасность. Конечно, никто не знает, как будет выглядеть архитектура безопасности нашего общего пространства через 15 или 20 лет. Но любому, кто хоть на мгновение взглянет на это пространство и его историю, сразу станет ясно: долгосрочная безопасность в Европе будет возможна только вместе с Россией, а не против нее. Долгосрочная безопасность в России будет возможна только вместе с Европой, а не против нее. Основываясь на этой главной идее, нам следует искать возможности не только для разрешения украинского конфликта, но и для восстановления и укрепления на долгосрочной основе инструментов взаимодействия по обеспечению безопасности в Европе.

Ключевая роль в таком переговорном процессе принадлежит ОБСЕ. Мы, немцы, будем председательствовать в ОБСЕ в 2016 году, и в этот период мы желаем делать все для того, чтобы вновь укрепить доверие между членами Организации и возобновить честный диалог. Ведь и самые крупные государства Европы нуждаются в доверии своих соседей, этому нас научила история. Никто не может оставаться в стороне. И ни один конфликт, ни один разрыв не является окончательным.

При этом не нужно изобретать велосипед. Решающие принципы друг с другом согласованы, хорошие инструменты наличествуют. То, о чем мы договорились в Уставе ООН, в хельсинкском Заключительном акте или в Парижской хартии, было правильным ответом на опыт предыдущей истории, как и на вызовы современности. Сюда относятся прежде всего равноправие всех государств, их суверенное равенство и неприкосновенность их территорий.

Считаю ошибочным искать ответы на проблемы XXI века, обращаясь к решениям, характерным для века XIX, когда на конгрессах великих держав и в рамках их сложнейших договоренностей об альянсах разграничивались сферы их влияния и области, ущемленные в правах, и тем самым судьба так называемых «малышей» решалась без их участия. В конце концов, это не сработало. А вот безопасность, договоренности о которой заключаются вместе и на равных, может в долгосрочной перспективе принести пользу всем: Европейский союз за многое подвергался критике, но ведь его основная идея правильна - интересы всех должны быть настолько взаимосвязаны, чтобы это приносило пользу каждому в отдельности и каждый, кто желает навредить другому, в результате вредил бы себе самому. Это работает вот уже скоро 60 лет удивительно успешно - несмотря на все неудачи.

Третье: мы много и активно следим за кризисом в Украине. Но на самом деле речь идет о существенно большем. За пределами нашего собственного пространства безопасность тоже находится под угрозой. Многочисленные международные кризисы и конфликты одинаково угрожают России и Германии. Поэтому у нас имеется одинаковая заинтересованность в том, чтобы вместе работать над разрешением этих конфликтов: это, например, гражданская война в Сирии, бушующая уже четыре года, варварский терроризм ИГИЛ или опасность распространения оружия массового уничтожения. В случае с Ираном нам вместе удалось в результате настойчивой дипломатии успешно завершить переговоры о заключении договоренности о ядерной программе этой страны. Здесь становится очевидным: без нас, без сотрудничества между Европой и Россией мы не разрешим ни один из подобных конфликтов.

В-четвертых, давайте посмотрим на состояние Организации Объединенных Наций. Пока две великие державы - такие как Россия и США - конфликтуют вокруг Украины, важнейшие институты ООН практически парализованы. Это дает повод для серьезной озабоченности. Ведь никогда Совет Безопасности не был так важен, как сейчас, когда одновременно происходит так много в высшей степени опасных конфликтов в «горячих точках» Ближнего и Среднего Востока. Однако еще никогда Совет Безопасности не был настолько недееспособен, как сейчас. Изменить эту ситуацию - почти вопрос жизни и смерти; в любом случае, это в наших общих интересах!

Мы не оставляем надежды на то, что конфликты преодолимы и что после конфликтов мы сможем вновь найти пути друг к другу. Но для этого, в конце концов, существует только один эффективный инструмент: открытый, честный и продолжительный диалог. Потребность говорить друг о друге зачастую сильнее, чем готовность говорить друг с другом. Стороны чаще говорят, не слыша друг друга, и реже честно занимаются исследованием сути конфликта. Когда один монолог следует за другим, диалога не получается, а инструменты пропаганды раздувают неприятие и создают непонимание.

Культура диалога не является сама собой разумеющейся. Она также не возникает сама по себе, подлинному диалогу необходимо учиться. И таким образом круг опять замыкается на нашем проекте германо-российского Года молодежных обменов. Ведь там, где обмену не учатся молодые люди, он не имеет шансов в политическом будущем. Именно поэтому, именно в политически трудные времена Германия желает внести свой вклад. Именно сейчас мы хотим укреплять связи между людьми - сейчас особенно важны общественные контакты, партнерские связи между городами-побратимами, культурные обмены, молодежное взаимодействие. Для этого нам нужно сильное, свободное гражданское общество.

Всего этого мы желаем не в силу своей наивности. Не потому, что мы все еще привержены иллюзии «конца истории», словно между нами нет различий, а есть только общее. Нет, мы желаем этого потому, что не хотим допустить, чтобы за историей крайностей последовало будущее крайностей! Потому что мы убеждены, что и немцам, и россиянам пойдет на пользу, если мы при всех различиях будем постоянно стараться находить взаимопонимание, опираясь на многие хорошие этапы общей истории и плодотворного обмена. Чтобы нам удалось сотрудничать там, где нам следует сотрудничать, находя и создавая для этого доверие, площадки и правила.

Чтобы маятник истории, который в прошлые столетия слишком сильно качало из стороны в сторону, двигался спокойнее, а политика была более предсказуемой.

Детская вера в будущее без конфликтов и противоречий не имеет отношения к реальности. Надеяться на это было бы наивно - как в обычной жизни, так и в политике! Однако всем нам предстоит много работать над тем, чтобы не допустить нового раскола между Востоком и Западом и воссоздать подорванное доверие, но на это мы имеем право надеяться - и верю, что эта надежда реалистична.

Ключевые слова: безопасность диалог 60-летие установления дипотношений между СССР/Россией и ФРГ общая история кризис в Украине

Версия для печати