Бразилия - наш стратегический партнер

13:40 22.07.2015 Б.Мартынов, Заместитель директора Института Латинской Америки РАН, профессор, доктор политических наук


В связи с саммитом БРИКС в Уфе закономерен интерес к нашему стратегическому партнеру по БРИКС и «Большой двадцатке» - Бразилии, стране, далекой географически, но близкой нам по общему пониманию важнейших глобальных проблем, объему ВВП и некоторым другим показателям, а также, что немаловажно, по эмоционально-психологической схожести наших народов.

Экономика, политика, эмоции

В последние годы связь между социально-экономическим курсом правящей Партии трудящихся (ПТ) и политическими реалиями Бразилии обозначилась особенно четко. За восемь лет пребывания на посту президента лидера Партии трудящихся Л.Инасиу Лулы да Силва (2003-2011 гг.) был создан хороший задел для ликвидации самой острой проблемы Бразилии - бедности и социального неравенства, когда в результате социальных реформ ее средний класс пополнился на 30,5 млн. человек. Все эти годы уверенно рос ВВП, а по его объему Бразилия вышла на седьмое место в мире. Показатели «тропического гиганта» внушали уверенность в правоте аналитиков, одним из которых был автор аббревиатуры БРИКС Дж. О´Нил. Они предрекали быстрое восхождение Бразилии в мировой «табели о рангах» и превращение ее к 2020 году вместе с другими вошедшими в этот список странами - Россией, Индией, Китаем и ЮАР - в одну из ведущих экономик мира. Достигнутые успехи позволили ПТ остаться у власти, обеспечив в октябре 2010 года достаточно уверенное избрание на президентский пост преемницы Лулы -  Дилмы Роуссефф.

Переизбрание первой женщины-президента Бразилии на следующий четырехлетний срок в 2014 году прошло уже не столь уверенно. Во втором туре разница между ней и другим кандидатом А.Невисом - представителем Партии бразильской социал-демократии (PSDB), партии «умеренной» социал-демократии, - составила всего лишь 3%. Поляризация сил и появление альтернативной платформы развития стали результатом серьезных изменений, произошедших за последние годы в Бразилии и мире.

Мировой экономический кризис 2008-2009 годов, можно сказать, обошел Бразилию стороной, однако его долгосрочные последствия имели негативный эффект. Существенно упали темпы роста ВВП, на время отодвинув амбициозную идею о превращении страны в пятую экономику мира к 2015 году. Прогноз на этот год оказался неутешительным: сокращение объема производства на 0,5%. Падение спроса на товары бразильского экспорта привело в 2014 году к формированию первого за последние 15 лет дефицита торгового баланса в размере около 4 млрд. долларов. Обширные социальные программы, начатые при Луле и продолженные при Дилме, вызвали недоверие части предпринимателей, сократив объем инвестиций в экономику. Высокий уровень инфляции и завышенный курс реала не способствовали притоку инвестиций из-за рубежа. Все это происходило на фоне отсталости транспортной инфраструктуры и застарелых проблем в сфере образования и здравоохранения. Затраты на чемпионат мира по футболу и Олимпийские игры вызвали небывалую волну общественных протестов весны 2013 - лета 2014 года.

Наблюдатели не были едины во мнениях относительно причин этих протестов, совпавших с аналогичными массовыми выступлениями в других странах, общее социально-экономическое положение которых, казалось бы, не должно было вызывать особых опасений, - в Таиланде, Турции, Китае, Египте и др. Что-то списывалось на объективные причины (повышение платы за проезд в общественном транспорте и др.), что-то - на повышенную эмоциональность бразильцев, а что-то - на попытку устроить «цветную революцию» в стране, давно проводящей собственную, независимую от Вашингтона внешнюю политику.  Но, как бы то ни было, становилось ясно: Бразилия вступает в новый этап развития, требующий внесения коррективов во внутреннюю политику и экономическую модель в целях создания такого политического режима, который, по словам Президента Д.Роуссефф, позволял бы «слышать голос улиц».

2015 год принес с собой новые вызовы. Он начался с «раскрутки» коррупционного скандала, связанного с крупнейшей государственной нефтяной корпорацией «Петробраз», в котором оказались замешаны 50 известных политиков страны, в том числе председатели Сената и Палаты депутатов, а также казначей партии ПТ. Не обошли стороной эти обвинения и президента, которая как министр энергетики (2003-2005 гг.) занимала руководящие посты в правлении компании «Петробраз».

Коррупция в высших эшелонах власти - это явление, свойственное, к сожалению, для многих государств. Затронуло оно и Бразилию* (*В 1992 г. от власти в этой стране в результате импичмента был отстранен обвиненный в коррупции Президент Ф.Колор. В 2005 г. в связи с коррупционным скандалом были уволены некоторые ближайшие сотрудники Президента Бразилии Л.Инасиу Лулы да Силва, его коллеги по ПТ, некоторые из которых получили впоследствии тюремные сроки.  Это отрицательно сказалось на общем политическом климате и ограничило президенту свободу политического маневра накануне выборов 2011 г.). Однако появление с подачи оппозиционных правительству СМИ материалов на эту тему именно «здесь и сейчас», когда рейтинг Президента Роуссефф опустился с 42% в январе до 13% в марте 2015 года, а уровень потребительского доверия достиг низшего с 2001 года уровня1, наводит на определенные размышления. Разумеется, сокращение средств на социальные расходы из госбюджета (субсидии на строительство дешевого жилья) плюс высокая инфляция (до 8%) ударили по благосостоянию тех, кто еще вчера пополнил собой новый «средний класс». Но только ли это стало причиной многомиллионных шествий по всей стране (в Сан-Пауло набралось около 1 млн. человек), некоторые участники которых призывали к импичменту президента и даже (!) к приведению к власти военных?

Размышления на тему «qui prodest?» («кому выгодно?») становятся особенно актуальными на фоне того, чего Бразилии удалось достичь за последнее десятилетие под руководством Партии трудящихся. Стратегия, направленная на развитие внутреннего потребления и борьбу с бедностью, признается всеми политическими силами страны (споры идут только о степени участия государства в экономике). Правительству ПТ удалось не только оживить экономику и справиться с хронической безработицей, но и заметно продвинуться на таких направлениях научно-технического прогресса, как гражданское авиастроение, автомобилестроение, биотехнологии и фармацевтика, глубоководное бурение, производство альтернативных видов топлива.

Страна сегодня уверенно входит в первую десятку мировых сельхозпроизводителей. Огромные запасы природных ресурсов, включая нефть, газ и пресную воду, богатейшее биоразнообразие, наличие гигантских, пока еще мало использованных земельных пространств, сбалансированный демографический потенциал (население Бразилии достигло 200 млн. человек) создают уникальные перспективы для подключения ее к решению многих сегодняшних глобальных проблем и тех, которые ждут человечество в XXI веке. Накопленные за последние годы существенные золотовалютные резервы создают хорошую «подушку безопасности» для преодоления текущих проблем и проведения необходимых реформ. Министр финансов Бразилии Жоаким Леви не сомневается, в частности, что страну неизбежно ждет новый цикл развития в случае проведения необходимых реформ и укрепления ее внешнеэкономических связей2.

Экономика, по признанию самих экономистов - вещь весьма «волатильная». Попытки предвидеть наступление очередного кризиса или предсказать сроки выхода из него - дело, как правило, весьма неблагодарное. Раздающиеся на этом фоне ламентации относительно «мрачных перспектив» Бразилии - это либо следствие чьей-то повышенной эмоциональности, либо некая заданность в отношении всех стран БРИКС, включая Россию. Мы уверены, что наблюдающееся два последних года «торможение» БРИКС связано с изменчивой экономической конъюнктурой и не может служить основой для того, чтобы подвергнуть сомнению тезис о «восхождении» новых влиятельных игроков на мировой арене. А такие попытки есть в изобилии.

«Закат» БРИКС или попытка вернуть все «на круги своя»?

Конечный их смысл - в обрушении надежд людей на создание многополярного мирового порядка, основанного на силе права, а не на праве силы. Очевидно, что для многополярного, многоцивилизационного в своей основе мира необходимо подключение к рычагам глобального управления новых акторов - представителей крупнейших цивилизаций Земли: Китая, Индии, Бразилии, России и ЮАР3. Однако несмотря на многочисленные заявления участников БРИКС, что их объединение не направлено против третьих стран, этот формат воспринимается как некая альтернатива Западу. Отсюда - намерение последнего игнорировать БРИКС и скептическое восприятие им его возможности влиять на состояние мировой экономики и политики. Отсюда же - стремление создать в мировом общественном мнении предубеждение в отношении БРИКС и возможностей наращивания многопрофильного сотрудничества между странами - участницами этого формата. Нынешнее малопредсказуемое и «переходное» состояние международных отношений характеризуется противостоянием старого и нового, где старое не намерено сдаваться без боя.

Завоевывающий ныне популярность в среде западных аналитиков американский экономист Ручир Шарма считает, например, что страны БРИКС сдают свои «восходящие» позиции таким странам, как Польша, Чехия, страны Балтии и Персидского залива. Красной нитью в его книге проходит мысль о том, что в новом столетии «не стоит ждать неожиданностей» и узкий ареопаг глобальных лидеров во главе, разумеется, с США останется прежним4. Той же мысли придерживается и другой американский ученый - Ян Моррис5. Эксперты американской корпорации «Кэпитал Экономикс» тоже спешат отправить страны БРИКС на «пенсию». Для них новыми потенциальными лидерами способны стать Нигерия, Филиппины, Мексика и та же Польша6

Необходимость преобразований в мировой экономике, политике и праве сегодня мало кем ставится под сомнение, однако очевидно, что осуществить их по силам только странам-гигантам, центрам мирового цивилизационного развития, но уж никак не Филиппинам, Польше или странам Балтии. Подключение этих государств в какой-то форме к глобальному регулированию, может быть, и возможно, но оно заведомо не способно дать нового качественного решения, будучи целиком перенацелено на фиксацию глобального status quo.

Неслучайно Р.Шарма пишет о том, что «некоторые страны [sic!] слишком велики для успешного развития»7 (говоря о «развитии», он почему-то забывает, что и США, и Канада, и Австралия, да и тот же Китай - это далеко не «карлики»). «Секрет» в том, что малые и средние государства в силу своих физических размеров не способны брать на себя бремя глобального лидерства. Рецепты Р.Шарма для гигантов при этом крайне «просты»: России для успешного развития нужно ни много ни мало, как… изменить менталитет (!) большинства населения. Для Бразилии - полностью прекратить вмешательство государства в экономику и социальную сферу. Столь же малопригодны и его выводы в отношении Китая и Индии.

Как «кабинетный» экономист худшего рода, Р.Шарма «не замечает», что столь критикуемый им «чрезмерный» акцент на стабильность в «путинской России» помогает ей избегать гораздо более сложных проблем, чем замедление роста ВВП, а бичуемая им «закрытость» бразильской экономики помогла ей обзавестись в свое время практически всеми отраслями современной промышленности и избежать феномена «деиндустриализации», который столь характерен сегодня для многих развивающихся стран. Ведь самые мощные корпорации нынешней Бразилии, снискавшие известность во всем мире - «Петробраз» и «Эмбраэр», зародились как государственные.

За теоретическими построениями Р.Шармы* (*К Р.Шарме и другим политологам сегодня примыкают и некоторые «цивилизационщики». Так, профессор П.Катценштайн, Дж.Курт (США) и другие считают, что новая глобальная «цивилизация модерна» должна по-прежнему возглавляться «Англо-Америкой», а все другие цивилизационные архетипы, в том числе и западноевропейский, подчиняться ей (Civilization in World Politics. Plural and Pluralist Perspectives / Ed. by P.Katzenstein. Routledge, 2010).) и других политологов четко просматривается желание «похоронить» БРИКС, чтобы оставить «Англо-Америку» руководить судьбами мира. Сознательно или нет, но этим построениям становятся объективно близки и взгляды некоторых российских специалистов и политологов, когда те подчас склонны завышать значение формата РИК (Россия, Индия, Китай) по сравнению с БРИКС на том основании, что отношения с азиатскими гигантами для России гораздо важнее, чем связи с далекой латиноамериканской страной. 

Россия и Бразилия: в одной «лодке»?

Спору нет, отношения с азиатскими соседями имеют для нас особую важность. Но принижать на этом фоне отношения с Бразилией, как страной «далекой» и «нетрадиционной», было бы большой ошибкой. Особенно с точки зрения ближайшего будущего, основы которого следует закладывать уже сегодня.

«Восходящая» держава-гигант и неформальный лидер Южно-Американского региона - Бразилия имеет целый ряд общих «профилей» с Россией, которые позволяют нам быть стратегическими партнерами с перспективой установления более тесного союза в ближайшем будущем. Сегодня это партнерство активно развивается в ООН, БРИКС, ВТО и «G20». Между нами существует «стратегическое партнерство» и провозглашен «технологический альянс». Юридическая база нашего сотрудничества насчитывает не один десяток документов. Однако по ряду направлений оно все еще нуждается в выводе на уровень, сопоставимый с российско-китайским или российско-индийским, с целью придания ему подлинно стратегических характеристик.

Принципиальная схожесть интересов России и Бразилии заключается в поиске ими для себя соответствующей их весу и значению новой ниши в глобальных политических и мирохозяйственных связях и в блокировании попыток силового противодействия этому. Данный императив предполагает перевод российско-бразильских отношений на уровень долгопланового и систематизированного стратегического сотрудничества в сфере «широкой» безопасности, включающей в себя как международные, так и внутренние аспекты.

Особо следует отметить высокий уровень взаимопонимания, достигнутый между Бразилией и Россией по всей проблематике решения региональных конфликтов и проблемы нераспространения ОМУ. Бразилия традиционно отвергает попытки решения этих проблем с позиции силы, политику несанкционированного Совбезом ООН вмешательства во внутренние дела суверенных стран, практику так называемых «гуманитарных интервенций» и деления государств по принципу «свой - чужой». Отсюда вполне естественно предвидеть возможность успешных совместных действий Бразилии и России в сфере кодификации и прогрессивного развития международного права для устранения образовавшихся там многочисленных лакун и коллизий, а также для разработки и внедрения назревших новаций (определение терроризма, детализация норм в борьбе с пиратством, уточнение статуса комбатантов и некомбатантов во внутристрановых конфликтах, вопрос о гуманитарных пределах санкций, о режиме «зон, свободных от полетов»  и пр.). Международное право в современном мире подвергается серьезным испытаниям, поэтому наша общая решимость в деле отстаивания его базисных принципов, как говорится, дорогого стоит.

В этой связи представляется необходимым с бóльшим пониманием отнестись к позиции Бразилии в отношении реформирования ООН за счет включения в состав постоянных членов Совета Безопасности представителей от крупнейших развивающихся регионов нашей планеты (Бразилия выдвигает свою кандидатуру еще с 1945 г.!), а также к проблеме сокращения выбросов СО2 в атмосферу Земли. Высокая степень совпадения интересов наших стран наблюдается в сфере борьбы с такими приобретающими транснациональный характер проблемами, как бедность, неконтролируемая миграция, терроризм, контрабанда наркотиков и оружия, борьба с коррупцией, пиратство. Бразилия последовательно отвергает силовой подход к их решению, настаивая на необходимости комплексного решения, сочетающего как мирные, так и силовые средства и основанного на более глубоком видении корней, специфики и современного состояния этих проблем в их органичной взаимосвязи. 

Особый разговор - об императивах сотрудничества в сферах военной и информационной безопасности, остро обозначающих себя в связи с усилением глобальной борьбы за перераспределение природных ресурсов планеты8. Ведь Россия и Бразилия - уникальны даже среди прочих государств-гигантов, ибо они обладают не сравнимыми ни с какой другой страной запасами природных ресурсов и полезных ископаемых. Взять хотя бы пресную воду, глобальный дефицит которой, по мнению ученых, начнет ощущаться уже с 20-х годов текущего столетия9. Бразилия и Россия делят между собой мировое первенство по ее запасам.

А еще Бразилия, как и Россия, богата редкоземельными и цветными металлами, обладание которыми гарантирует независимое развитие их научно-технологического потенциала на долгие годы вперед. По подсчетам бразильской исследовательницы М.Брукманн, зависимость США от некоторых цветных и редкоземельных металлов, сосредоточенных в Латинской Америке, варьируется от 49 до 100%. Так, по одному только ниобию, который активно используется в аэрокосмической индустрии (Бразилия владеет 98% его мировых запасов), зависимость США составляет 85%10.

Начиная с 1996 года в документах национальной безопасности Бразилии красной нитью проходит мысль о необходимости защиты Амазонии от возможных посягательств со стороны иррегулярных вооруженных формирований из соседних стран, некоторых «транснациональных структур», приверженцев идеи «общечеловеческого достояния», а также (с 2008 г.) «государств, обладающих превосходящей военной мощью». В контексте событий, происходивших последовательно в Югославии, Афганистане, Ираке, Ливии и Сирии, нетрудно представить себе, какое государство имеется в виду.

С 2005 года к «Зеленой» Амазонии добавилась «Голубая» - районы добычи нефти в Южной Атлантике. По подсчетам экономистов, этих запасов достаточно, чтобы вывести Бразилию уже к 2020 году в первую десятку мировых нефтяных гигантов. Для защиты «Голубой Амазонии», согласно Стратегии национальной обороны Бразилии от декабря 2008 года (СНО-2008)11, планируется принятие на вооружение атомной подводной лодки (по мнению бразильских военных, для обороны 8 тыс. км атлантического побережья понадобится от восьми до десяти АПЛ), авианосных соединений, новых эсминцев и фрегатов. Наряду с этим предусматривается создание нового транспортного самолета, истребителя пятого поколения, современных систем связи и обнаружения. Предусматривается радикальное обновление ПВО, вооружений и тактики сухопутных войск, обучение частей спецназа для ведения войны в сельве и т. д. Согласно социологическому опросу, проведенному IPEA (Институт прикладных экономических исследований), 67% бразильцев верят, что их страна может подвергнуться вооруженной агрессии в связи с борьбой за обладание ресурсами «Зеленой Амазонии», а 63% считают, что агрессия может быть связана с попытками передела ресурсов «Голубой Амазонии»12.

На этом направлении открывается не только перспектива активного российско-бразильского военно-технического сотрудничества. Сегодня Россия поставляет в Бразилию ЗРК «Игла» и «Панцырь», вертолеты Ми-17, Ми-26 и Ми-35. Однако этого совсем недостаточно с учетом того, что промышленная и научно-технические базы Бразилии, а также существующие у нее в этой области традиции* (* В конце 70-х - начале 80-х гг. прошлого века Бразилия входила в первую десятку мировых экспортеров вооружений, поставляя в страны Африки, Ближнего и Среднего Востока и Латинской Америки легкие колесные бронетранспортеры и танки, дозвуковые самолеты-штурмовики и системы залпового огня.) позволяют нам по примеру той же Индии наладить совместное производство отдельных образцов современного вооружения, включая танки, системы залпового огня, баллистические ракеты, истребители пятого поколения и т. д.

К более углубленному политическому и военно-техническому сотрудничеству с Бразилией, а также к более активному взаимодействию в сфере информационной и других видах политики безопасности нас подталкивает не только непредсказуемость нынешней ситуации в мире. Общей проблемой наших стран является крайне низкая плотность населения именно на тех территориях (в Бразилии это семь  штатов бассейна Амазонки), где сосредоточены природные богатства. Так, плотность населения крупнейшего штата бассейна бразильской Амазонии - Амазонас составляет всего 1,75 человека на кв. км, что вполне сопоставимо с аналогичными показателями нашего Заполярья или Восточной Сибири. А это сегодня предлог для тех, кто считает, что и нам* (*См., например, книгу американских авторов Ф.Хилл и К.Гэдди «Сибирское бремя» (М., 2007), в которой они призывают к передаче фактического суверенитета над Сибирью в руки транснациональных корпораций.), и Бразилии досталось «слишком много» пространства и богатств, которыми не мешало бы «поделиться с другими». В этом смысле мониторинг и защита малонаселенных пространств являются признанным императивом как в нашей стране, так и Бразилии, что выдвигает перед нами целый комплекс проблем устойчивого развития в целях их пространственного заселения с необходимым соблюдением всех экологических норм, связанных с их уникальностью.

Сюда же относится и такое перспективное направление нашего сотрудничества, как совместное освоение космического пространства, для которого одного только полета бразильского космонавта Маркуса Понтиса на российском сегменте МКС в 2006 году - при всей важности и значимости этого события - далеко не достаточно. Наличие огромных, требующих контроля со спутников пространств, выгодное экваториальное положение Бразилии, позволяющее выводить на геостационарную орбиту объекты с наименьшими затратами топлива, и, наконец, существование у Бразилии собственного, уже действующего космодрома («Алкантара», штат Мараньян) и опыта создания ею баллистических ракет системы «Сонда» - все свидетельствует в пользу более углубленного сотрудничества на постоянной основе. Оно предполагало бы продолжение работ над усовершенствованием бразильского космодрома и ракеты для выведения на спутниковую орбиту (VLS), над созданием спутниковых систем и собственно бразильской навигационной системы, над вопросами подготовки космонавтов и т. д.

При этом нужно учитывать, что «окно возможностей» в этой и других областях сотрудничества России с крупнейшей латиноамериканской страной открыто для нас не навечно. Другие государства, и прежде всего Китай, ставший в 2010 году главным внешнеторговым партнером Бразилии, не позволяют себе «долго запрягать» в отношениях с латиноамериканскими странами. С помощью КНР Бразилия вывела на орбиту уже пять своих ИСЗ и, очевидно, не собирается останавливаться на достигнутом. К сожалению, следует признать, России на этом направлении пока что не удается так «быстро поехать», как этого требует время.

Реалии торгово-экономического сотрудничества

Признание важности для нас Бразилии в качестве стратегического партнера еще не гарантирует быстрого наполнения наших отношений новым качественным содержанием. Иллюстрацией этого является то, что наш взаимный товарооборот вот уже десять лет не может достичь весьма скромной, с учетом объема экономик двух стран, цифры в 10 млрд. долларов (6,35 млрд. долл. на конец 2014 г.). При этом номенклатура российского экспорта в Бразилию, равно как и большей части нашего импорта из этой страны, все еще остается вполне традиционной. Политика в наших связях пока явно опережает экономику. По-прежнему свыше половины российского экспорта в эту страну приходится на минеральные удобрения, продукцию черной металлургии и сырую нефть.  Машины и оборудование занимают в нем лишь скромные 6% (вертолеты и оборудование для ГЭС), хотя и этот показатель выше, чем в нашем экспорте в страны ЕС.

В целом в России еще мало учитывают качественные сдвиги в экономическом и технологическом развитии Бразилии. Для нашей страны она по-прежнему представляет интерес в первую очередь как поставщик продовольственных товаров: сахара, мяса, табака, кофе, на которые приходится около 80% стоимости всего импорта. Отставание в сфере торгово-экономического и особенно инвестиционного сотрудничества все последние годы очень заметно на фоне беспрецедентного роста бразильско-китайского и бразильско-индийского товарооборотов.

Не самым лучшим образом до последнего времени развивалось и военно-техническое сотрудничество. Оно серьезно уступало в объеме тому, которое сложилось у Бразилии с другими странами. Спорадические поставки некоторых образцов российских вооружений и военной техники пока не могут сравниться с масштабным участием Франции в программе перевооружения бразильских ВС (сотрудничество в создании АПЛ) или Швеции (поставки истребителей «Грипен»). Причиной этого долгое время являлся отказ некоторых российских организаций пойти на передачу бразильской стороне передовых военных технологий. Это спорное решение на фоне того предпочтения, которое бразильские военные отдавали нашим самолетам Су-30 при ясно декларируемом желании Бразилии уйти от формулы «покупатель - продавец», было пересмотрено относительно недавно. Итоги состоявшегося в конце 2014 года визита в Бразилию министра обороны РФ С.К.Шойгу свидетельствовали о том, что на этом направлении мы еще можем успеть на «отправляющийся поезд». 

В последние годы заметно активизировалось сотрудничество между двумя странами в области энергетики. После 25-летнего перерыва возобновилось участие российских компаний в строительстве ГЭС в Бразилии. Была заложена основа сотрудничества в области совместного освоения топливных ресурсов Бразилии и реализации энергетических проектов на территории других латиноамериканских стран. В феврале 2007 года в городе Рио-де-Жанейро ОАО «Газпром» и компания «Петробраз» подписали Меморандум о взаимопонимании, который предусматривает взаимодействие в области разведки, добычи, транспортировки и реализации углеводородов.

В рамках официального визита Президента Бразилии Лулы да Силва в Москву в мае 2010 года «Газпром» провел переговоры о возможном участии в проектах освоения крупных месторождений «Тупи» и «Юпитер», открытых в Бразилии в 2008 году. Запасы месторождения «Тупи» составляют порядка 5-8 млрд. баррелей нефти, запасы газоконденсатного месторождения «Юпитер» оцениваются около 1 трлн. м3 газа. По данным «Петробраз», суммарные инвестиции в этот проект могут составить около 100 млрд. долларов. Сегодня активно обсуждаются возможности сотрудничества в области атомной энергетики, производства биотоплива и др. Учитывая приоритеты инвестиционной политики правительства Бразилии, Россия может рассчитывать на участие в строительстве железных дорог, модернизации портов и других объектов транспортной инфраструктуры Бразилии.

Особенно рельефно взаимодополняемость обеих стран видна в научно-технической области. Являясь мировой державой в области естественных и технических наук, Россия могла бы за счет сотрудничества с Бразилией использовать дополнительные источники для поддержки накопленного интеллектуального потенциала. Ряд секторов бразильской экономики способен сравнительно легко абсорбировать современные российские технологии. Сотрудничество в области науки и техники могло бы давать заметный эффект без особых затрат на материально-техническую базу и содержание большого персонала. Российско-бразильские СП могли бы продвигать ряд новейших разработок, которые по тем или иным причинам пока не доведены до коммерческой стадии в России. Наибольший интерес в Бразилии проявляется к российским технологиям в области исследования космоса, информатики, микроэлектроники, автоматизации производственных процессов, биотехнологии, производства современных композиционных материалов и изделий точной механики, тонкой химии и др.

Для активизации нашего торгово-экономического сотрудничества обеим сторонам, как представляется, необходимо не только наполнить практическим содержанием уже сделанные декларации и многочисленные двусторонние документы, активизировать деятельность существующих механизмов (так называемая «большая комиссия», Межправительственная комиссия по экономическому и научно-техническому сотрудничеству и др.), но и, что немаловажно, преодолеть некоторые сложившиеся стереотипы восприятия друг друга как «далеких» и «нетрадиционных» партнеров. Российскому бизнесу необходимо по-новому взглянуть на Бразилию как на потенциальную «великую державу» XXI века, готовую изменяться и активно участвовать в грядущих переменах.

Грядущие перемены

Необходимость важных структурных реформ во внутриполитической сфере в Бразилии, что называется, «перезрела». Сегодня она признается и правительством, и оппозиционными силами. Главный удар планируется нанести по коррупции - этой поистине хронической болезни Бразилии. Предложенная Д.Роуссефф 18 марта этого года антикоррупционная программа предусматривала, во-первых, введение уголовной ответственности для представителей политических партий, присваивающих деньги от избирательных кампаний (ранее это предполагало только административную ответственность). Во-вторых, - что крайне важно и для практики других стран, где коррупция - отнюдь не редкое явление! - ею были сняты юридические препоны для конфискации имущества коррупционеров. В-третьих, находящиеся под следствием или осужденные государственные чиновники всех рангов (а не только высшие политические деятели) после своего освобождения лишились права занимать любые общественные должности. Кроме того, была предусмотрена обязательность расследования в отношении лиц, которые неправильно декларировали свое имущественное положение. И наконец, серьезно ужесточилось уголовное наказание в отношении предпринимателей, которые практикуют подкуп государственных служащих.

Однако предложенные меры будут выглядеть верхушкой айсберга в том случае, если не будет проведена глубокая реформа всей политической системы страны, которая пока что явно потворствует коррупции в «верхах». О необходимости такой реформы в Бразилии говорят уже давно, с тех пор как в 1992 году по обвинению в коррупции был отстранен Президент Фернанду Колор ди Мелу. Это касается в первую очередь более четкой регламентации правил финансирования избирательных кампаний и - застарелая болезнь этой страны! - свободы перехода депутатов законодательных органов всех уровней из одной партии в другую, что открывает поистине неограниченный простор для их подкупа заинтересованными лицами и структурами и негативно отражается на внутриполитической жизни государства.

Теперь о перспективах правительства Д.Роуссефф. Несмотря на то, что четыре ведущие оппозиционные партии страны подали в Верховный суд прошение о расследовании ее роли в деле «Петробраз», ее судьба пока не внушает больших опасений. Во-первых, по словам генерального прокурора Бразилии Родриго Жанота, действующего президента страны нельзя судить за то, что он мог совершить до вступления на этот пост. Во-вторых (и об этом охотно рассказали следствию арестованные по делу сотрудники «Петробраз»), коррупционные схемы подкупа депутатов были инициированы еще до прихода Дилмы в состав правления корпорации, то есть при предыдущем правительстве партии PSDB, которая ныне находится в оппозиции и активно призывает к борьбе с «насквозь коррумпированной» ПТ. Как бы то ни было, ясно одно: в современном мире, где благодаря новейшим технологиям правительства всех без исключения стран начинают оказываться под все более пристальным наблюдением со стороны общества, им необходима гораздо большая осмотрительность в выборе средств и методов управления государством и более высокий уровень транспарентности в деле принятия решений. Хочется думать, что нынешние кризисные явления в Бразилии - это хоть и закономерная, но все же временная остановка на ее пути к высотам мировой экономики и политики.

 

 

 1http://www.infolatam.com/2015/02/23/levy-descarta-problemas-en-economia-brasilena-y-apuesta-por-un-nuevo-ciclo/

 2Ibidem.

 3См.: БРИКС - Латинская Америка: позиционирование и взаимодействие / Отв. ред. В.М.Давыдов. М., 2014.

 4Sharma R. Paises Emergentes. Madrid, 2013. Р. 290.

 5Morris Ian. War. What is it Good For? London, 2014. Р. 332-340.

 6Независимая газета. 28.02.2014.

 7Sharma R. Op. cit. Р. 37.

 8См.: Стратегия национальной безопасности Российской Федерации до 2020 года. 

 9Saltzman J. Drinking Water. N.Y, 2012. Р. 110.

10Bruckmann M. Recursos naturales y la Geopolítica de la Intrgración Sudamericana. Caracas, 2013. Р. 87.

11The Strategy of Defence of Brazil. Brasília, 2008.

12Zibechi R. Brasil Potencia. Bogotá, 2012. Р. 265.

Ключевые слова: Россия БРИКС Бразилия стратегический партнер

Версия для печати