Страны БРИКС и глобальная безопасность: на пути от Форталезы к Уфе

14:29 19.12.2014


В Дипломатической академии МИД РФ состоялась научно-практическая конференция «Глобальная безопасность в повестке БРИКС 2015: на пути от Форталезы к Уфе», организованная Центром глобальных проблем и международных организаций при Дипломатической академии МИД России и Национальным комитетом по исследованию БРИКС.

На конференции присутствовали иностранные представители-дипломаты стран БРИКС, представители МИД России, неправительственных организаций и исследовательских центров.

Конференцию открыл проректор Дипломатической академии по научной работе О.Иванов. В своем выступлении он вкратце коснулся значения прошедшего 15-16 июля текущего года в Форталезе и Бразилиа VI саммита стран БРИКС и принятых в его ходе решений.

В  своем приветственном слове заведующий Центром глобальных проблем и международных  организаций В.Орлов дал краткую историческую справку  о БРИКС и обозначил перспективы развития этого объединения, подчеркнув особую значимость развития инноваций и новых технологий.

По словам В.Орлова, даже в том виде, в котором БРИКС существует сегодня – он уже играет важную роль – не противопоставляя себя никому, мягко и последовательно мы меняем акценты в обсуждении глобальной повестки БРИКС является реальным и успешным примером воплощения в жизнь идеи  сетевой дипломатии.  «Благодаря БРИКС нам удалось доказать самим себе и миру в целом, что возможен альтернативный, но конструктивный и открытый поиск решений ключевых проблем, исключающий столкновение цивилизаций», - сказал в своем выступлении В.Орлов.

Сегодня Россия находится под огромным давлением, в том числе и в информационном поле. В этих условиях важно сохранить трезвомыслие, взвешенный поход, определить те мировые тренды, воспользовавшись которыми, возможно сохранить условия для устойчивого и мирного развития.

В последнее время скептики говорят о БРИКС как о «дутой» конструкции, которая неминуемо распадется под тяжестью кризисных явлений в экономике. По словам В.Орлова, политические элиты стран БРИКС должны быть готовы и к последствиям мирового экономического кризиса, однако такая готовность не должна мешать им сохранять возможность планирования и прогнозирования путей разрешения основных проблем на десятилетия вперед. В качестве иллюстрации своего утверждения В.Орлов сослался на утверждение автора акронима БРИКС, известного британского финансиста, аналитика Goldman Sachs Джима О’Нила. В серии своих недавних публикаций Д.О’Нил  последовательно доказывает, что экономический рост стран БРИКС замедляется, зато их экономическое влияние растет.  По его мнению, вклад БРИКС в рост мировой экономики (в долларовом эквиваленте) в ближайшие 10 лет будет втрое больше, чем у США. В качестве ключевых локомотивов Дж.O’Нил выделяет  Китай и Индию.  В свою очередь, Россия и Бразилия сталкиваются  с проблемами, требующими серьезных реформ. Однако, согласимся, партнерство с экономиками, имеющими даже в силу своего масштаба все перспективы для продолжения роста дает дополнительные ресурсы для экономической трансформации.

Для стран БРИКС  становится все более привычным сверять позиции по ключевым международным проблемам. Мир, таким образом, становится более предсказуемым, сужается пространство для непрозрачной дипломатии, а поддержание постоянного диалога способствует росту понимания того, что необходимо для устойчивого и безопасного развития.

Вместе с тем, по словам В.Орлова, важно увидеть еще одну сторону взаимодействия в рамках БРИКС, прежде всего в сфере глобальной безопасности. По его словам,  благодаря реализации двухсторонних российско-американских проектов, а также мер, предпринятых в рамках формата G8,   удалось снизить уровень ядерной угрозы в мире. Обратив внимание собравшихся на этот факт,  В.Орлов также  подчеркнул,  что  при грамотном подходе эффект от развития многосторонних проектов в рамках БРИКС может быть сопоставим с предыдущими форматами взаимодействия между странами на региональном или глобальном уровнях.

 

Исполнительный директор Национального комитета БРИКС Г.Толорая  представил научную составляющую БРИКС, рассказав о работе Совета Экспертных Центров и подчеркнув роль экспертного сообщества в выработке стратегии БРИКС и его консолидации. Он также выступил с предложением экспертам подумать  о возможности заключения Договора о партнерстве БРИКС, который определил бы новые принципы отношений между государствами в современном мире. В качестве прообраза такого соглашения Г.Толорая привел Балийский договор, лежащий в основе деятельности Ассоциации государств Юго-Восточной Азии (АСЕАН).

Посол по особым поручениям, су-шерпа России в БРИКС В.Луков, в своем выступлении выразил уверенность, что только страны БРИКС на сегодняшней международной арене обладают достаточным потенциалом, а,главное, взаимообъединяющей мотивацией изменить существующий миропорядок на всех уровнях, начиная, в первую очередь, с мировой финансово-экономической системы.

Представители дипломатических миссий всех  стран БРИКС в России выразили общую уверенность в консолидации усилий по дальнейшему процессу институализации БРИКС, что, по общему мнению, позволит более эффективно решать вопросы мировой безопасности и прогрессивного развития мирового сообщества. Избежать угрозы наступившего века -истощение ресурсов, терроризм, экологические проблемы, безопасность космоса, а это далеко не полный их перечень, который активно обсуждают участники БРИКС -  вот цель и миссия БРИКС. И в достижении этих целей объединение открыто для любого уровня и вида сотрудничества с любым международным актором - правительства стран, бизнес сообщества, гуманитарные и социально ориентированные организации. Большой интерес вызвало выступление Посла  Республики Индонезии в России (эту страну не раз называли кандидатом на вступление в БРИКС) Оратмангуна Джаухари, выразившего интерес к деятельности БРИКС.

 

Важное значение имело и выступление Посла Южно-Африканской Республики в России и Белоруссии Мандиси Бонгани Мабуту Мпахлуа, подчеркнувшего, в частности, важную роль стран БРИКС в урегулировании ряда затяжных региональных конфликтов. В условиях, когда  мир находится на грани раскола,  сказал он, страны БРИКС выступают консолидировано, защищая основы международного права. По словам М.Мпахлуа, страны БРИКС должны уделять внимание не только необходимости реформы глобальной системы управления и ее институтов, включая Совет Безопасности ООН, но и поддерживать постоянные контакты  с такими организациями, как Африканский союз и Содружество португалоязычных государств. Страны БРИКС могли бы внести существенный вклад в урегулирование конфликтов на Африканском континенте, среди которых конфликты в восточном Конго и Гвинее-Бисау, а также противодействовать деятельности радикальной исламистской секты «Боко Харам» в Нигерии.

Отдельным важным вопросом, рассматривавшимся в рамках состоявшейся конференции, стало сотрудничество в рамках БРИКС по вопросам противодействия региональным вызовам и новым угрозам.

Доклад заведующего Центром глобальных проблем и международных организаций Дипломатической академии МИД России В.Орлова был посвящен перспективам формата БРИКС в сфере противодействия коррупции. По словам выступавшего,  коррупция представляет собой не только серьезный вызов социально-экономическому развитию, эволюции управленческой системы и гражданского общества в России и в мире, но и является непосредственной угрозой для международной безопасности. Статистика ущерба, наносимого коррупцией экономике в глобальном масштабе, сама по себе подтверждает этот тезис. Так, согласно данным исследования Организации экономического сотрудничества и развития за2013 г., глобальный ущерб от коррупции составляет порядка 5% мирового ВВП. По оценке Всемирного банка, только ежегодный объем взяток в мире превышает 1 трлн долл. США, что превышает 1% глобального ВВП. Значительная часть этих сумм приходится на развивающиеся страны со средним и низким уровнем дохода и ВВП на душу населения, а также существенным социально-экономическим расслоением и высоким уровнем социальной напряженности. В таких условиях масштабные коррупционные процессы, проникающие во все сферы частной и общественной жизни, способны не только тормозить экономическое развитие, но и провоцировать дальнейший рост социальной напряженности, создавать почву для социальной и политической дестабилизации, стимулировать конфликтные процессы и подпитывать теневой, криминальный сектор, а также порождать питательную среду для формирования и распространения экстремистских настроений и течений.

Российская государственная политика и публичный дискурс в последние годы отражают все более четкое понимание и растущее внимание к вопросам системного противодействия коррупции. 25 декабря2008 г. был принят Федеральный закон № 273-ФЗ «О борьбе с коррупцией»; в том же году был образован Совет при Президенте Российской Федерации по противодействию коррупции.

Дальнейшее развитие и конкретизация антикоррупционной политики также включали работу на ведомственном уровне. Указом Президента РФ от 3 декабря 2013 года было сформировано Управление Президента РФ по вопросам противодействия коррупции. В мае2014 г. при Управлении был сформирован и начал работу Экспертный совет, объединяющий представителей государства, бизнеса и неправительственного сообщества. Таким образом, правомерно утверждать, что за прошедшие годы российская антикоррупционная политика приобрела системный и конкретный характер, продолжила наполняться конкретными форматами и содержанием.

Вместе с тем, становится все более очевидным, что борьба с коррупцией не может ограничиваться деятельностью правоохранительных органов и восприниматься в узких географических рамках государственных границ. Коррупция была и остается трансграничным явлением, и требует к себе соответствующего подхода.

Согласно рейтингу экономик «Ведение бизнеса» (Doing business) Всемирного банка за2014 г. (всего 189 позиций) – на самой верхней строчки из стран БРИКС находится ЮАР (43 место), Россия – на 62, Китай – на 90, Бразилия – на 120 месте, Индия занимает 142-ю строчку. Согласно спорному, но достаточно часто цитируемому Индексу восприятия коррупции, ежегодно публикуемому международной организацией по борьбе с коррупцией Transparency International страны БРИКС пока не находятся в числе лидеров в части системной борьбы с коррупционными практиками, занимая с 67 (ЮАР) по 136 (Россия) позиции в рейтинге Индекса.

Однако все это не значит, что на сегодняшний день партнеры России по форуму не накопили существенный опыт в противодействии коррупционным вызовам. Напротив, по мнению В.Орлова, этот опыт заслуживает более предметного рассмотрения.

Непрерывный рост внимания к задачам антикоррупционной повестки дня в последние годы демонстрирует Бразилия. В2008 г. Федеральным верховным судом Бразилии была принята поправка, запрещающая непотизм в трех ветвях власти на всех уровнях федерации. В 2010 году президент Бразилии Лула да Силва издал федеральный указ № 7203, предусматривающий запрет семейственности в бразильской Федеральной администрации. Важной вехой в развитии бразильского антикоррупционного законодательства стало принятие закон «О безупречной репутации» (Lei Ficha Limpa) на выборах, состоявшееся в2010 г. Данный акт запрещает кандидатам баллотироваться на выборах в течение восьми лет, если кандидат был отстранен от должности, подал в отставку с целью избежать отстранения, или был осужден коллективным органом даже при наличии возможности подачи апелляции. Значительным шагом в развитии бразильского антикоррупционного законодательства стало принятие в январе2014 г. закона, предусматривающего для компаний, уличенных в коррупционных практиках, штрафы до 20% от общей выручки и возмещения убытков бюджета за счет конфискации корпоративного имущества. Кроме того, по состоянию на ноябрь2014 г. на рассмотрении бразильского Конгресса находились более 80 проектов различных актов.

Сходные вопросы приходится рассматривать в своей антикоррупционной политике и Индии. Социально-экономические вызовы сегодняшнего дня ставят южноазиатского гиганта перед необходимостью окончательного преодоления культурного и управленчекого наследия системы повсеместной коррупции, которая сложилась в условиях чрезмерного бюрократического регулирования экономики, протекционизма и избытка государственной собственности (т.н. система License Raj, существовавшая с момента обретения Индией независимости по начало 1990-х гг.). Одним из важных антикоррупционных решений в индийской практике стал Закон о доступе к информации от2005 г., целью которого было помочь рядовым гражданам легче фиксировать факты коррупции. Закон дал возможность рядовым гражданам за небольшую плату в 10 рупий направлять представителям государственной власти запросы на проверку предполагаемых случаев коррупционных отношений, обязав государственные структуры рассматривать такие запросы и отвечать на них в установленный срок. Активное использование индийскими гражданами инструментария привело к формированию массовых движений антикоррупционных активистов, включив индийское общество в орбиту государственной антикоррупционной политики в качестве деятельных субъектов. Еще одним шагом в развитии национальной антикоррупционной политики Индии стало принятие в декабре2013 г. закона, учреждающего пост независимого омбудсмена, в чьи задачи входит выявление и расследование актов коррупции прежде всего в политической сфере. Хотя такие инициативы и неспособны в одночасье переформатировать коррупционный «ландшафт», складывавшийся в Индии на протяжении десятилетий независимости, успешные решения по раскрытию потенциала гражданского общества в борьбе с коррупцией видятся серьезным активом индийских властей и могут представлять ценный опыт для ее партнеров по БРИКС, включая Россию.

В Китае антикоррупционная стратегия опирается прежде всего на мощную институциональную основу, складывающуюся из обширной сети государственных органов и правовых инструментов. Один из примеров – в декабре2007 г. было учреждено Государственное управление по противодействию коррупции, подчиненное Государственному совету КНР. В число функций ведомства вошло и выявление коррупционеров, и разработка целых комплексов антикоррупционных мер, и даже ведение собственных расследований. В2010 г. была подготовлена Белая книга «Усилия Китая по борьбе с коррупцией и формированию неподкупного партийного и правительственного аппарата», которая во многом предвосхитила курс нынешнего руководства КНР на войну с коррупцией как на низовом, так и на самом высоком уровнях, объявленный в2013 г.

Достаточно весомыми успехами в борьбе с коррупцией среди стран БРИКС может похвастаться ЮАР, не обладающая ни финансовыми ресурсами, ни мощным административным аппаратом своих партнеров – гигантов.

Стимул к повышению гражданского контроля над государственной политикой в ЮАР дал крах режима апартеида и последовавшая политическая трансформация в стране в 1990-х гг. В частности, определенную роль в противодействии коррупции в ЮАР играет Служба публичного защитника, учрежденная в1994 г. в качестве одного из институтов, призванного поддерживать демократическое устройство Республики. Инструментом развития широкого диалога между государством, бизнесом и гражданским обществом по вопросам противодействия коррупции служит площадка Национального антикоррупционного форума, учрежденного в Кейптауне в 2011г., а также периодически проводящихся Национальных антикоррцпционных саммитов. Такие инструменты, как и в случае Индии, способствуют более активному вовлечению общественности и неправительственных структур в решение задач в рамках антикоррупционной повестки дня. Однако это не означает, что коррупционные вызовы неактуальны для ЮАР. По оценке Мамфелы Рамфеле, лидера ведущей оппозиционной партии AgangSA и бывшего управляющего директора Всемирного банка, злоупотребления в системе государственных закупок могут обходиться бюджету ЮАР в 30 млрд. рандов ежегодно.

Несмотря на особенности национальных политик противодействия коррупции, страны БРИКС сближает общей характер коррупционной угрозы. Коррупция становится фактором, реально снижающим возможности для полноценного участия стран БРИКС в укреплении финансовой стабильности и, конечно, для их экономического роста и того статуса, который они стремятся обрести в мире. Зачастую страны БРИКС имеют и схожие проблемы. Коррупция не только разъедает возможности для экономического роста, но и представляет реальную опасность для национального суверенитета – особой ценности для каждой из стран БРИКС. Массовая реанимация коррупционного компромата – один из основных факторов давления на власти любого из государств.

Необходимость изучения этого фактора коррупции была обозначена среди новых областей сотрудничества в Этеквинском плане действий, принятом на саммите стран БРИКС в Дурбане в2013 г. В следующем году это вопрос был четко обозначен уже в Форталезской декларации БРИКС. Кроме собственно признания негативного фактора коррупции, декларация обозначает и одно из направлений – борьба с подкупом национальных и иностранных должностных лиц, а также укрепление международного сотрудничества правоохранительных органов. В Плане действий2014 г. уже была отмечена необходимость проведения совещания экспертов из стран БРИКС по вопросам сотрудничества в области борьбы с коррупцией «на полях» одной из многосторонних встреч. На нынешнем этапе необходимо двигаться дальше - и экспертам и компетентным органам.

Вопросы повышения прозрачности экономик стран БРИКС, а также обеспечения этических стандартов предпринимательской деятельности и государственного управления уже затрагивались представителями экспертного сообщества в рамках Академических форумов БРИКС. В частности, участники Академического саммита в Дурбане в2013 г. отметили в числе шести фундаментальных предпосылок для глобального экономического успеха БРИКС сильную деловую и трудовую этику, развитие которой должно осуществляться при стабильном и функциональном правительстве. В качестве важной меры было упомянуто повышение прозрачности информации в отношении ресурсных рынков. Также, бразильские эксперты подчеркнули важность обеспечения прозрачности и подотчетности действий правительства, а также обеспечения их эффективного мониторинга в контексте реализации стратегии международного развития Бразилии как страны-члена БРИКС. Дискуссия об ответственном и прозрачном правительстве как необходимой институциональной составляющей для успешного экономического сотрудничества стран клуба была продолжена в рамках Академического форума БРИКС2014 г. в Рио-де-Жанейро.

По словам В.Орлова, еще до проведения Академического форума и саммита БРИКС в Уфе в2015 г. целесообразным шагом видится сбор группы экспертов с целью подготовки предметных, содержательных предложений по наполнению повестки дня предстоящего саммита в части вопросов противодействия коррупции. Наконец, продуктивным шагом в год российского председательства в БРИКС могла бы стать подготовка Белой книги БРИКС о совместных мерах по противодействию коррупции и финансовым преступлениям как угрозам национальной безопасности каждой страны БРИКС в отдельности и клуба БРИКС в целом.

Большой интерес слушателей вызвали доклады, посвященные накопленному за прошедшие годы опыт у сотрудничества стран БРИКС в сфере высоких технологий для решения глобальных проблем.

Председатель Совета ПИР-Центра Е.Бужинский поднял в своем выступлении  вопрос о координации усилий стран БРИКС по борьбе против милитаризации космоса. Исходя из того что в последнее время 62% орбитальных запусков совершили Россия, Китай и Индия, совместные космические инициативы БРИКС, по словам Е.Бужинского, должны создать новый полюс в освоении космоса, альтернативный Соединенным Штатам и Европейскому союзу и более привлекательный для стран пятерки.

 Совместный проект договора о предотвращении размещения оружия в космическом пространстве, применения силы или угрозы силой в отношении космических объектов, выдвинутый Россией и КНР в феврале2008 г. на рассмотрение Конференции по разоружению в Женеве,  пока так и не получил необходимой международной поддержки. В целом многие страны позитивно отреагировали на российско-китайскую инициативу, однако  Бразилия и Индия, имеющие собственные военные космические программы, занимают по данному вопросу сдержанную позицию. Кроме Конференции по разоружению также отсутствует координация стран БРИКС в Комитете ООН по использованию космического пространства в мирных целях, как и на других международных форумах. В то же время преимущества от активного развития мирных космических технологий частично обесцениваются дублированием разработок (системы глобальной спутниковой навигации, независимые космические программы) различными странами. Это не позволяет сконцентрировать ресурсы на решении задач принципиального улучшения спутниковой навигации и освоения межпланетного пространства. В российской космической отрасли также существует ряд сложностей, связанный с недостаточным присутствием Роскосмоса в Южном полушарии. В частности, существует необходимость дополнительных станций коррекции и мониторинга для ГЛОНАСС. Кроме того,нужны дополнительные средства наблюдения за орбитой.

Россия должна добиваться поддержки всеми членами БРИКС инициативы по невыведению оружия в космос. В первую очередь это означает работу над изменением позиции Индии и Бразилии. В случае решения этой задачи страны БРИКС могли быт выступить единым фронтом на Конференции по разоружению, в Комитете ООН по использованию космического пространства в мирных целях, в формальных и неформальных консультациях с США и другими государствами.

Главный аналитик  некоммерческого партнерства ГЛОНАСС А.Ионин, развивая эту мысль, отметил,  что в настоящее время одной из важнейших задач Необходимо продвижение системы ГЛОНАСС в странах БРИКС, ее совместное использование с существующими и планируемыми национальными системами спутниковой навигации Индии и Китая.

По словам директора программы «Глобальное управление интернетом и международная информационная безопасность» (ПИР-Центр) О.Демидова страны БРИКС составляют в настоящее время один из самых обширных и быстро растущих сегментов глобальной сети, с аудиторией в 915 млн интернет-пользователей (38% мировой аудитории, в перспективе – до 45%), темпы роста которой ежегодно составляют от 10% до 41%. В перспективе – до 45%. Однако при всем том в основополагающих документах стран пятерки очень туманно обозначены перспективы сотрудничества в области высоких технологий. При общих благих намерениях достаточно трудно идет процесс согласования экономических интересов. Разумеется, это не исключает достижений в развитии  отдельных стран. В интересах как БРИКС в целом, так и России в частности — реализация совместных проектов развития трансконтинентальной ИКТ-инфраструктуры (прежде всего оптоволоконной связи) с целью повышения устойчивости и надежности телекоммуникаций между странами БРИКС и расширения доступа населения стран группы к широкополосному доступу в интернет. В этот контекст хорошо вписывается обсуждаемый сегодня проект трансконтинентального подводного интернет-кабеля, который соединил бы все страны БРИКС, расположенные на трех континентах, напрямую. Государства БРИКС обладают примерно равными стартовыми позициями, сходными проблемами и препятствиями к активному и бурному развитию информационного общества как такового. Создание координирующей структуры для перенимания и адаптации лучшего зарубежного опыта и разработки механизмов его под свои нужды могло бы значительно продвинуть этот процесс.  По мнению докладчика, определенный вклад в реализацию подобных проектов мог бы внести вновь образуемый фонд БРИКС, об инициативе создания которого было объявлено на прошедшем в саммите стран пятерки.

В рамках конференции был также  представлен инициативный доклад «Перспективы и стратегические приоритеты восхождения БРИКС» под редакцией академика Российской академии естественных наук (РАЕН), президента Международного института Питирима Сорокина - Николая Кондратьева Ю.Яковца. В создании доклада приняли участие тридцать экспертов российского научного сообщества по исследованию БРИКС.

Запланированные на 2015 год (год председательства России в БРИКС) Саммит глав государств в Уфе, Академический форум в Сочи, молодежный и гражданский форумы и многие другие мероприятия на территории России станут отличными площадками для последовательного решения поставленных перед БРИКС задач.

Ключевые слова: БРИКС

Версия для печати