21 июля 2014, понедельник

17:04 21.07.2014

События на Украине - это цивилизационный вызов. Мы имеем дело с попыткой переформатировать под себя матрицу восточнославянского и восточно-христианского мира, который генетически определил психотип русских, украинцев, белорусов. В.Третьяков в программе «Визави с миром» выразился так: «Я не могу себя причислить к верующим людям, но психологически мое Я теснейшим образом связано с православным мироощущением». Это мироощущение является не просто цивилизационным маркером, обозначающим некие границы. Это то, что скрепляет и внутреннее единство России…

Любопытно, что наиболее ясно понимание «цены вопроса» было высказано в статье финского публициста на страницах «Известий», который определенно сказал, что Запад начал поход на Русский мир и восточно-христианскую цивилизацию. Вот разве еще евразиец А.Дугин пишет на эту тему довольно остро и проницательно. Он полагает, что «черта между «корпорацией Россия» и «цивилизацией Россия» не просто проходит  сейчас на юго-востоке Украины, она уже пересечена в Крыму. «Корпорация Россия» не имела права присоединять Крым. Дальше фраза, достойная пера К.Леонтьева или Н.Данилевского: «Если нам Запад давал понять, что признает наши корпоративные права, то только для отвода глаз, чтобы поддержать свою сеть влияния внутри российской политической элиты, чтобы сдержать возрождение России как цивилизации… Он ни на мгновение не сомневался, что имеет дело с Другим. И мы и есть Другие… Осознать и признать это, не значит начать войну. После Крыма эта тщательно скрываемая истина вышла на поверхность... Все. Прощай «корпорация». Мы в полной мере вернулись в историю».

На днях я спросил у Дугина в радиопрограмме, что он думает об опасениях относительно того, что Запад - и в первую очередь США - подталкивает Россию к вступлению в войну с Украиной. Ответ заключался в том, что при наличии российского Крыма спровоцировать военный конфликт не представляет сложности, но это может произойти только после окончательной зачистки Донбасса и модернизации украинской армии. Иными словами, если такое решение принято, то это вопрос времени. При подобном сценарии две последние альтернативы Бжезинского, которые он обрисовал перед Москвой, станут во весь рост перед Западом. Поддерживать Киев военной техникой и советниками, содействуя замаскированной интервенции, либо вступить на путь прямого военного вмешательства.
В последнее мало верится, но история не знает сослагательных наклонений не только в отношении прошлого, но и в отношении будущего.

Версия для печати