Что происходит вокруг газовой трубы на Украине?

22:10 05.06.2014 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


«Украинский кризис: энергетический вызов России?» - так назван круглый стол, который провел журнал «Международная жизнь» совместно с Союзом нефтегазопромышленников России.

В дискуссии приняли участи эксперты-энергетики, и разговор получился очень содержательным, поскольку редко бывает так, чтобы политические коллизии на Украине обсуждали не политологи, а профессионалы-энергетики, у которых есть, что сказать относительно российско-украинско-европейских взаимоотношений, строящихся вокруг газовой трубы.

Открыл круглый стол главный редактор журнала Армен Оганесян.

Мнение профессионалов-газовщиков чрезвычайно важно, как вклад в более широкий экспертный анализ геополитической ситуации, складывающейся в отношениях поставщика газа – России, покупателя-транзитера – Украины и чистого покупателя – Евросоюза.

Президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль начал с констатации того, что последние 6-7 лет на Украине серьезно занимаются вопросами энергосбережения: разработали специальную программу и начали сокращать энергоемкость экономики. Если 7-8 лет назад там использовали примерно 50 млрд м3 газа в год, то в 2012-2013 годах расход газа сократилось до 30-35 млрд м3. Возросла доля угля. Начали разрабатывать месторождения газа на шельфе Черного моря.

В целом, экономика Украины до сих пор «завязана» на российский газ. Он идет, главным образом, на нужны металлургического производства на Юго-Востоке страны. Там, например, ещё в советскую эпоху производилось половина всех труб в СССР. И в постсоветский период трубы отсюда шли в Российскую Федерацию, хотя наши металлурги не раз выступали против – украинская продукция отнимала у них часть рынка. Однако надо видеть, что на Украине делали и такую продукцию, которая не производилась в самой России.

Сегодня экономика Украины «в коме», а, если она лишится ещё и поставок российского газа, то металлургия просто рухнет. В наших интересах – не терять украинский рынок газа, это ударит по местному производству, а, затем, и по нам.

С другой стороны – Украина это транзитер газа из России в сторону Европы. Да ещё – в газохранилищах Украины могут концентрироваться до 20 млрд м3 газа. Эти хранилища – проблема для нас. Если украинцы, по своим причинам, не станут отдавать в ЕС этот уже оплаченный европейцами газ, то ЕС предъявит претензии к нам, а не к Киеву – у европейцев прямые контракты с «Газпромом», а не с Киевом. Поэтому, чтобы избежать очередных проблем, пора собирать переговорную группу в составе РФ-Украина-ЕС.

При этом мы видим, что новые власти на Украине могут угробить экономику только из-за того, что откроют войну против некоторых олигархов, связанных именно с промышленным потенциалом Украины. И при такой ситуации эти олигархи вместе со своими предприятиями могут просто рухнуть.

Рустам Танкаев, генеральный директор «ИнфоТЭК-терминал», советник Председателя Совета Союза нефтегазопромышленников России Ю.К.Шафраника, заметил, что новая власть на Украине не заинтересована в развитии промышленности в стране. Уже встали некоторые заводы, связанные с российским бизнесом, в Одессе и Кременчуге – у них просто отбирают нефть и перепродают её на европейском рынке. Украинцы выручили от этого «увода» полмиллиарда долларов.

Что касается газа, то по имеющейся информации, сейчас в газохранилищах Украины собрано 11,474 млрд м3. Эти объемы на день проведения круглого стола оплачены лишь частично, и, есть вполне серьезные предположения о том, что этот газ дальше в Европу перекачан не будет – украинцы оставят его себе. Т.е. и за свой газ не платят, и заберут оплаченный европейцами газ себе в том случае, если Москва все-таки «вентиль за неуплату закрутит».

Сама Украина добывает порядка 17-18 млрд м3 газа, что вполне достаточно для обеспечения ЖКХ, но совершенно недостаточно для работы промышленности.

Директор Института экономической стратегии Виталий Бушуев обратил внимание участников дискуссии на проявившийся цивилизационный разлом между западными славянами, живущими на правом берегу Днепра и левобережными евразийскими славянами, что и привело к нынешнему кризису на пограничной для этих двух сил Украине. Выхода из этой ситуации два: уступка распространения западно-славянского влияния на левобережную Украину и далее. Либо остановка этого процесса по линии Днепра «экономическими и геополитическими методами».

На самой Украине уже произошло размежевание на Восток и Запад. При этом Запад имеет шанс выжить за счет того, что люди будут сыты производством собственной сельхозпродукции. А вот Восток без помощи России потеряет и пром-производство, и рыки сбыта, а люди – работу. При этом украинский Запад будет мешать восстановлению Востока, а России придется модернизировать местную экономику, что не так просто даже в спокойной обстановке. К тому же известны иждивенческие настроения в украинской среде, в том числе и на Востоке, а потому нет уверенности, что усилия России будут восприняты здесь так, как они того будут заслуживать. И, все-таки, необходимо обеспечить границы Русского Мира по левому берегу Днепра. При этом избирать для достижения этой цели, в первую очередь, «надгосударственные и цивилизационные формы содействия».

Надо видеть, что с западной точки зрения всегда прав потребитель. Уже нельзя стоять в позе: «Мы продавцы газа, мы диктуем условия». Времена изменились, и теперь в истории со срывом поставок российского газ всегда – по мнению европейцев – будет права Европа, а не страдающая от украинского транзита Россия. И, если Россия по какой-то причине не сможет поставлять в ЕС необходимые для него объемы газа, то Запад найдет деньги на то, чтобы компенсировать их из других источников – это уже не экономика, а геополитика от хода от России, на которую, денег жалеть не станут.

США уже обеспечили свою энергетическую самодостаточность и отныне могут разрабатывать механизмы снабжения Европы собственным газом, хотя это наступит не завтра. При этом Запад начнет чинить нам всевозможные препятствия. Именно поэтому столь важен газовый контракт, подписанный с Китаем, который уводит Россию из зависимости от европейского рынка газа. Теперь надо ещё пристальнее взглянуть на Южно-Азиатское направление, тем более что, в связи с развивающимися программами энергосбережения в ЕС, там объемы закупок газа могут в ближайшее же время сократиться почти на 20%.

Светлана Мельникова, аналитик Института энергетических исследований РАН, сконцентрировала внимание на феномене сланцевого газа (СГ). По её словам, в США заявляют, что СГ – это будущее украинской энергетики потому, что СГ на Украине, якобы, много. Но это – пустые слова. Геологоразведкой на СГ здесь никто не занимался. Пока все заоблачные цифры запасов и перспективной добычи СГ – это кабинетные расчеты, не более.

Пропагандисты убедили многих, что СГ на Украине много, но взглянем на Польшу, поскольку они с Украиной стоят над одним и тем же «сланцевым бассейном», который, как уверяют из США, имеет «очень хорошие перспективы». Так вот, в Польше работы по СГ идут с 2007 года, и ни одна из сотен скважин не дала положительного коммерческого результата; оценки по запасам сократились в 10 раз; несколько крупнейших международных компаний ушли из Польши, заявив о статусе suspended – «отложено». Некоторые скважины, которые ещё действуют, имеют дебит 2 тысячи м3 в сутки.

Украина – в плане СГ – очень похожа на Польшу, здесь уже начали работать компании «Шелл» (на Востоке) и «Шеврон» (на Западе), но о результатах они пока не сообщают, хотя по пропагандистским каналам уже разнесены цифры: на Востоке лежат 40 млрд м3, а на Западе – 20 млрд м3. При этом в данных сообщениях нет даже приблизительной цены этого газа, включающей, как положено, себестоимость, раздел продукции, налоги, затраты…

Можно сделать вывод, что СГ на Украине, как минимум, на ближайшие 5-6 лет, это – спекуляция. А, кроме того, если крупнейшие компании мира пойдут сюда на разработки СГ, то экономить они будут, прежде всего, на экологических программах.

Заместитель директора Института нефти и газа РАН Алексей Мастепанов вступил в заочный спор с теми, кто утверждает, что подписание газового контракта России с Китаем – это «быстрый ответ» РФ на санкции Запада, введенные против России в связи с событиями на Украине. Будто этот шаг сделан для того, чтобы «уберечься» от пагубного воздействия санкций. «Ничего общего этот тезис не имеет с реальностью», заявил выступающий, и привел многочисленные факты, свидетельствующие о давних планах России и Китая выйти на заключение подобного соглашения. Вот некоторые вехи долгого пути к договору 2014 года.

Ещё в 1989 году в СССР начали разрабатывать тему прокладки трубопровода на Восток – в Китай. В 1990-е годы обсуждались разные варианты транспортировки нефти на Восток. В «Энергетической стратегии России» был заложен пункт, который гласил, что задача – выйти на рынки Востока и Юга Азии. Разрабатывался проект газопровода: Россия – Китай – Республика Корея. В 1997 году подписано соглашение «Газпрома» с китайцами. В 1998 году – первое заседание комиссии РФ – КНР по энергетике. С 2006 года после визита Президента В.В.Путина в Китай началась работа, которая увенчалась договором 2014 года.

Так что, «сваливать этот договор на украинский кризис – несерьезно», резюмировал выступающий. 

Версия для печати