Станислав Тарасов: Турция пытается сохранить тесное сотрудничество с Ираном

08:56 15.01.2014 Наталья Дегтярева, журналист


На днях Министр энергетики и природных ресурсов Турции Танер Йылдыз заявил, что его страна продолжит импортировать газ из Ирана, несмотря на введение новых санкций со стороны США. Свое экспертное мнение по этому поводу высказал нашему журналу Директор Исследовательского центра "Ближний Восток – Кавказ" Международного института новейших государств Станислав Тарасов.

Вопрос: Ваши комментарии по поводу заявления Министра энергетики и природных ресурсов Турции.

- Действительно, заявление Министра энергетики и природных ресурсов Танера Йылдыза о том, что Турция не прекратит экспорт энергоресурсов из Ирана и будет продолжать сотрудничество с этой страной, вызывает повышенное внимание.

Дело в том, что переговоры Ирана и «шестерки» по ядерной программе затормозились в конце прошлого года. 12 декабря США объявили о введении новых санкций против Ирана и призвали к их осуществлению со стороны своих партнеров, в том числе и Турции.

Но Турция отказалась это делать, ссылалась на то, что она руководствуется решениями Совета Безопасности ООН. Кстати говоря, в резолюциях СБ ООН санкции в отношении Ирана носят не такой жесткий характер.

Министр иностранных дел Ахмет Давутоглу, выступая в ноябре прошлого года на конгрессе по региональному сотрудничеству в Тегеране, объявил, что Турция готова проплачивать за экспорт энергоресурсов приблизительно 60 миллиардов долларов.

Это говорит о том, что растущая экономика Турции очень нуждается в энергоресурсах и изыскивает все средства для того, чтобы не создавать дефицит для своей экономики. Это первое. Второй момент, что Турция всегда старалась обойти вводимые Западом санкции, и дело дошло до того, что они стали проплачивать поставку энергоресурсов Ирану золотыми слитками.

Кстати говоря, на этой операции попался турецкий банк «Халкбанк», вокруг которого в конце прошлого года разгорелся крупнейший коррупционный скандал. Но американцы не могли предпринять какие-либо санкции против «Халкбанка», потому что он не имеет своего представительства в Соединенных Штатах Америки и работает автономно.

В настоящий момент после того коррупционного скандала Турция начала проплачивать поставку энергоресурсов валютой, и недавно была переведена сумма около пяти миллиардов долларов. Это очень важный момент с точки зрения экономического сотрудничества.

Но есть еще и международный аспект. Дело в том, что Турция, одно время выступавшая посредником между Ираном и Западом в урегулировании ядерной проблемы, на последнем этапе была оттеснена. Сейчас все находится в руках «шестерки» и Ирана, и Анкара пытается компенсировать свои позиции в регионе за счет таких упреждающих ходов. Это первое. Второе - Турция, понимая, что Иран выходит из международной изоляции, пытается укрепить свои позиции на его энергетическом рынке и таким образом освободиться от зависимости, в которой она оказалась от таких стран, как Азербайджан.

 Министр иностранных дел Турции Ахмет Давутоглу на днях заявил, что режим Башара Асада является все же меньшим злом, чем возможный приход к власти в Дамаске радикальных исламистов.

Это говорит о том, что Турция начинает менять некоторые аспекты своей ближневосточной политики, принимает более активное участие в подготовке «Женевы-2» по сирийскому урегулированию, и не исключено, что она согласится вступить в контакт с Асадом, отставки которого она до сих пор добивалась. Это тоже очень серьезный момент, потому что, если состоится такой альянс, то не исключено, что могут быть использованы транзитные возможности Сирии по поставке нефти и энергоресурсов из того же самого Ирана.

И, наконец, очень серьезный момент: Турция сейчас активно развивает энергетическое сотрудничество с Ираком. Точнее, с Сирией, Ираком и Иракским Курдистаном.

Причем она действует, даже несмотря на то, что у нее появились проблемы с федеральными властями, я имею в виду багдадское правительство. И это новый аспект в энергетической политике Турции с определенными нюансами, рассчитанный на так называемое постсирийское урегулирование.

Так или иначе, сирийский кризис должен быть урегулирован, и Турция прилагает к этому огромные усилия, понимая, что выход Ирана из международной изоляции будет резко повышать роль этой страны в региональном раскладе сил, и она пытается сохранить тесное сотрудничество с Тегераном. Кстати говоря, эта новая позиция, возможно, будет определять в будущем дальнейший ход событий в этом регионе.

Версия для печати