«Дети заблуждаются, что информация в Интернете заменит образование»

20:56 02.01.2014 Армен Оганесян, главный редактор журнала «Международная жизнь»

Чем отличаются современные дети от советских детей, насколько качественное образование дают школы, нужен ли общеобразовательным учебным заведениям единый учебник истории, какие формы экзаменов позволяют лучше проверить знания учащихся и как помочь детям мигрантов адаптироваться в школьной среде, рассказал заслуженный учитель Российской Федерации Павел Панкин (ВИДЕО)

Гость программы - Павел Павлович Панкин, директор средней общеобразовательной школы № 1741 города Москвы, заслуженный учитель Российской Федерации, историк, руководитель московского отделения Всероссийской общественной организации "Ассоциация учителей истории и обществознания".

Оганесян: У нас в гостях Павел Павлович Панкин, директор московской школы, заслуженный учитель Российской Федерации, историк, руководитель московского отделения всероссийской Ассоциации учителей истории. Здравствуйте!

Панкин: Здравствуйте!

Оганесян: Я не знал, что есть такая организация - Ассоциация учителей истории. Я думаю, что и многие слушатели не знали. Сейчас в мире истории идет много словесных и организационных баталий. Что представляет собой Ассоциация учителей истории?

Панкин: Это сравнительно новое явление в образовании, на мой взгляд, абсолютно справедливо появившееся. Речь идет не об общественном контроле, а об общественной организации, призванной защищать, отстаивать профессиональные интересы. На самом деле, это не нами придумано. Это есть во всех развитых европейских стран.

Ассоциации играют колоссальную роль. Без их ведома невозможно принять стратегические, тактические решения, заниматься учебниками. Подобные ассоциации созданы фактически по всем предметам, преимущественно в масштабах страны. В течение последних 3-4 лет по всем предметам они существуют. Но для нашей жизни это явление новое, поэтому, как всякая новая организация, Ассоциация учителей истории и обществознания ищет себя и свою роль в процессе.

Оганесян: Желаю вам успехов. Вопрос из Москвы: "Павел Павлович, вы работаете и общаетесь с нашим будущим. Какие у вас впечатления? Меняются ли дети, отличаются ли ребята 1980-х, 1990-х, 2000-х годов? Какие выводы вы для себя делаете по этому поводу?"

Панкин: Конечно, меняются. Нам надо уйти от вечной проблемы, описанной в русской классической литературе, - проблемы отцов и детей. Это как приговор нам. С одной стороны, это вечная проблема, потому что дети принадлежат другому поколению. Тем более дети 1980-1990-х годов - это дети из разных стран. Конечно, в них мы лучше узнавали себя. Нам была понятна эта эпоха, понятен этот мир, не только внутренний менталитет, но и то, что происходило за пределами.

Наверное, здесь самое главное - та цифровая революция, которая происходит. Нынешние дети - это дети цифровой реальности. Для них реальность - это текущий день. Мы знаем далеко не все последствия этой реальности. Несомненно, есть много положительных моментов. Например, дети имеют возможность свободно ездить по миру. Спросите, где они не были? В классе можно проводить опрос: "Кто еще не был в Австралии?" Для них Европа уже абсолютная норма. Это замечательно!

Современные дети более свободно общаются. А в советское время была некая закрытость, что уж тут греха таить. Но я абсолютно уверен, что с нашими приобретениями точно есть потери. Они в детстве смотрели другие мультфильмы, поэтому для них советская мультипликация, великая и замечательная, - это что-то из совсем другой эпохи. У них даже ностальгии нет по этому, потому что они просто ее не видели, их с детства окружали другие персонажи, другие герои. Это немножко настораживает.

Игры, в которые они играли, были преимущественно компьютерные, я имею в виду не банальный тетрис, а что-то серьезнее. У них есть своя серьезная опасность. Они иногда уверены, что у них, как в компьютерной игре, девять жизней. А нам все-таки этого не внушали. Какие-то ценности, естественные вещи - это просто было нашим продолжением, то, в чем мы жили, а для них это зачастую великие открытия.

Но время покажет. На мой взгляд, можно делать какие-то выводы, но уж точно не оценивая по принципу "лучше-хуже". Есть понятие "другие". Мы должны научиться понимать этих других.

Оганесян: Вы директор школы, стало быть, общаетесь с детьми разного возраста. Но, очевидно, преподаете в старших классах?

Панкин: По-разному. Старшие - посерьезнее, с ними можно говорить на более серьезном уровне. А вот у пятиклассников, конечно, большая открытость, большая непосредственность.

Оганесян: А историческое сознание у них просыпается в этом возрасте?

Панкин: У некоторых почти никогда. Бывает и такое.

Оганесян: Но бывает и наоборот?

Панкин: Когда они начинают изучать историю древнего мира (это у нас самый стабильный курс - так сложилось, я уверен, что и вы помните со школы), когда начинается что-то похожее на настоящую историю, хотя это не совсем так, конечно, это рассказы по истории, появляется интерес к этим историческим событиям, ученики загораются. Древний мир они знают великолепно…

Версия для печати