Леонид Григорьев: «Мы переживаем эпоху трансформации мировой энергетики»

12:38 30.10.2013

Оганесян: Добрый день! Гость нашей программы - Леонид Маркович Григорьев, член Аналитического центра при правительстве Российской Федерации, заведующий кафедрой "Высшей школы экономики". Я правильно сказал?

Григорьев: Правильно. Но, как я говорю, у меня три "шляпы" - высокая, широкая и тяжелая. Тяжелая - я советник в аналитическом центре при правительстве. Широкая - заведующий кафедрой мировой экономики в "Вышке", а высокая - председатель правления WWF-Russia.

Оганесян: Да, это, между прочим, содержится и в вопросе слушателя.

Мы еще коснемся разных сторон вашей деятельности, но сначала очень общий вопрос. Много говорят о том, что сфера энергетики - а энергетика для России - почти экзистенциальный вопрос - переживает трансформацию, революцию, переход в новую энергетическую формацию. Какой термин вы бы применили? Несколько слов об этой революции, если она действительно происходит.

Григорьев: Поскольку я профессор, то начну с ликбеза. Во-первых, люди спокойно дожили до конца XVIII века и безо всяких революций: рубили дрова, запрягали лошадей, ослов, использовали парус.

Потом начались локальные энергетические кризисы - например, когда вокруг Сольвычегодска вырубили все леса, не на чем стало выпаривать соль. Ну, переехали.

На самом деле, первая энергетическая революция - это углепромышленный переворот. Потом на Западной Украине в 1862 году придумали использовать керосин в лампах, потом - в автомобилях, самолетах, начинается использование нефти. Потом - газ, потом атомная энергия, теперь - возобновляемые источники. Написано множество научных работ по межтопливной конкуренции, как разные виды топлива сменяли друг друга.

Нефть взяла всех за горло только во время Первой мировой войны. Перед ней английский флот перешел на нефть, потому что у них были старые корабли, а у немцев новые, которые работали на угле. Англичане "посадили" свои на мазут и стали плавать быстрее. Война сыграла свою роль.

Что сейчас происходит? Сейчас совпало несколько событий. Среди них есть и какие-то очевидно изолированные (одну катастрофу в Чернобыле можно было бы пережить, но вместе с Фукусимой она "выбивает" такие страны как Япония и Германия из атомной энергетики).

Но главное - человечество стало очень быстро наращивать потребление первичных энергетических ресурсов, то есть всего, от кизяка до атома. Рост потребления составляет 2-3 процента в год, его невозможно выдержать длительное время. Когда в течение 7 лет общее потребление энергоресурсов в мире возросло на 4 процента, начался кризис цен, другие явления.

Первое, что мы должны отметить, - когда весь мир наращивает энергопотребление, а не только "золотой миллиард", когда начал расти Китай и все остальные страны, в этих условиях перестают быть эффективными существующие технологии использования энергии, это просто невозможно.

Возникло несколько проблем. Во-первых, взлетели вверх цены, и все взвыли. Ценовой фактор двинул вперед науку, показал, что надо экономить. Началась экономия в потреблении. И одновременно возникла проблема климата, который гибнет, предположительно и вроде бы достоверно, от парниковых газов. Надо снижать выбросы от сжигания ископаемого топлива. Значит делается упор не просто на сокращение энергопотребления, а именно на сокращение потребления нефти, газа, угля.

В это время выясняется, что на атом заменить трудно, потому что атом психологически воспринимается как опасный источник энергии…

Версия для печати