Рецепт исторической рефлексии по-прибалтийски


Последнее десятилетие характеризуется нарастанием антироссийской риторики в странах Прибалтики, регионе ЦВЕ и ряде других государств. В частности, перманентно наблюдаемые откровенно антироссийские выпады проявляются в требованиях признать факт оккупации Латвии, Литвы и Эстонии Россией и возместить материальный и моральный ущерб за применение против жителей этих государств геноцида в форме массовых депортаций и ссылок1.

А что нам говорят «Несторы-летописцы» из Литвы? Самыми болезненными для обеих сторон стали и дискуссии по «оккупационной» проблематике, начавшие с подачи литовцев набирать обороты с 1990-х годов2. Недавний всплеск антироссийской риторики в Литве наблюдался в связи с 65-летием Победы в Великой Отечественной войне и широким празднованием в «оккупационном контексте» ряда исторических дат - 70-летия пакта Молотова - Риббентропа, 70-летия начала Второй мировой войны, 70-летия декларации С.Уэллеса - «непризнания советской оккупации и аннексии стран Балтии», 20-летия акции «Балтийский путь».

Среди ярых сторонников литовской версии «оккупации» стран Прибалтики выступает неугомонный европарламентарий В.Ландсбергис, отличающийся своей «твердолобой» позицией. Это подтверждают его недавние заявления на слушаниях в Европарламенте «Знания молодых европейцев о тоталитаризме» (16 ноября 2010 г.) с призывами не забывать о потенциальной угрозе со стороны России в контексте «советской оккупации» стран Прибалтики.

Как ни странно, есть и трезвомыслящие политики, взгляды которых, впрочем, не отличались ни экстравагантной категоричностью, ни оригинальной постановкой вопроса: тему «оккупации» и возмещения ущерба они советовали просто положить временно «под сукно» и включить в список неразрешенных проблем, полагая, что свои претензии к России на некоторое время стоит ослабить, но в то же время необходимо держать руку на пульсе.

Ситуация с обсуждением оккупационной тематики в Литве особо усугубилась в связи с принятием литовским Сеймом предложенной В.Ландсбергисом от имени фракции «Тевинес саюнга» («Союз Отечества») резолюции «О нормализации отношений стран Балтии с Россией». Этот документ реанимировал тему возмещения ущерба, нанесенного в годы «оккупации Прибалтики Советским Союзом в 1940-1991 гг.». Установка на это была сформулирована в ходе российско-литовских переговоров в 1991-1992 годах, когда закладывались основы двусторонних отношений. Резолюция была принята как акт поддержки соответствующей инициативы эстонского парламента. В 1996-2000 годах правительство консерваторов ЛР приняло закон, обязавший вести переговоры по данной проблематике.

В денежном эквиваленте цена советской оккупации, по мнению литовских экспертов, составляет приблизительно 20 млрд. долларов3.

В ответ Россия потребовала, в свою очередь, решить финансовые и имущественные проблемы, связанные с получением ею компенсации за собственность бывшего СССР, оставшуюся на территории Латвии, Литвы, Эстонии, которая еще недавно оценивалась финансовыми структурами России в 3,06 млрд. долларов. Это равняется совокупной задолженности указанных государств в валютных обязательствах бывшего СССР, принятых на себя Российской Федерацией.

Литовцы требуют компенсаций не только от России, но от этого никому не легче. К примеру, премьер-министр ЛР А.Кубилюс несколько лет назад поставил перед тогдашним канцлером Австрии В.Шюсселем вопрос о выплате компенсаций жителям Литвы, пострадавшим от фашистской оккупации. Более того, Литва ищет приемлемую форму для решения этого вопроса. Она всячески демонстрирует свое негативное отношение к выплате компенсаций через третьи страны и проводит идею о получении финансовых средств либо из фонда, действующего при Центре по изучению геноцида и сопротивления населения Литвы, либо через институты или неправительственные организации.

Таким образом, набивший оскомину постоянно всплывающий и будирующий общественное мнение вопрос о фашистской и «советской» оккупациях и причиненном ущербе является политически «чувствительным» в двусторонних отношениях4. Вильнюс всегда нервно реагирует на любые официальные заявления Москвы, как правило, подкрепленные выводами и результатами работ профессионального сообщества историков и правоведов.

Москва проявляла в известном роде завидную подкованность на заданном направлении. Первые работы историко-правоведческой направленности были посвящены терминологическому «разбору полетов». Как выяснилось, оккупационная проблематика имеет два измерения: политическое и международно-правовое5. В ходе проведенных исследований историки с нескрываемой тщательностью провели «археологические раскопки» в терминологических дебрях, касавшихся таких на первый взгляд устойчивых по содержанию понятий, как «война», «оккупация», «военная оккупация», «вооруженное насилие на оккупированной территории», «военное преступление».

Литовцы построили свою теорию так называемой «двойной оккупации»6, расхожими элементами которой были: факт оккупации, нарушение конституционных норм при выборах парламентов, высказавшихся за вхождение Прибалтийских государств в состав СССР, и несоответствие их решений воле народов Литвы, Латвии и Эстонии, непризнание со стороны ряда западных стран вхождения Прибалтики в состав Советского Союза, юридическое существование Литвы, Латвии и Эстонии как самостоятельных государств, являющихся субъектами международного права после их включения в состав СССР, применение против прибалтийских народов геноцида в виде высылки и депортации7. Теория «двойной оккупации» увязывается с тематикой массовых репрессий*(*В июне 1941 года были проведены первые массовые депортации литовцев в отдаленные районы СССР.), судеб жертв тоталитаризма, январскими событиями 1991 года в Вильнюсе8.

Вслед за построением «теории оккупации» по-прибалтийски в официальных политических документах и исторических публикациях стран Прибалтики состоялся «терминологический реванш»: Вторая мировая война стала называться всего лишь конфликтом, а Победа 9 мая 1945 года - «Днем Европы», «Днем национальной гордости русских», «похоронами независимости»9  и даже «шоу».

Яркой иллюстрацией игр в «оккупацию по-прибалтийски» стало негласное одобрение ежегодных маршей националистов в центре Вильнюса с антироссийскими лозунгами, запрет на проведение ветеранами Великой Отечественной войны митингов в центре города в День Победы*(*В преддверии Дня Победы Клайпедский суд вынес оправдательное решение в отношении националистов, пронесших по центру города свастику. 1 мая 2010 г. в Вильнюсе при попустительстве силовых структур Литвы прошел митинг с демонстрацией свастики.), всяческое «прикармливание» маргинальных сил в лице гомосексуалистов. Все это стало тем скудоумным багажом политической элиты страны, с которым она готова идти на борьбу с историческими истинами.

Построению теории «двойной оккупации» способствовало выдвижение «претензий» пришедшей к власти молодой и неопытной политической элиты, которая последовательно их оформляла на законодательном, институциональном, судебном и правоохранительном, информационно-пропагандистском, образовательном уровнях в некую идеологию, а впоследствии использовала в качестве инструмента давления на Россию на различных международных площадках.

1. В Литве законодательная база по оккупационной проблематике довольно внушительна. В стране действуют законы: «О Центре исследования геноцида и сопротивления населения Литвы» от 5 июня 1997 года, «О правовом статусе лиц, пострадавших в результате оккупаций 1939-1990 гг.» от 30 июня 1997 года, «О признании правового статуса участников сопротивления оккупациям 1940-1990 гг. и приравнивании воинских званий и наград воинов-добровольцев» от 3 июля 1997 года, «О государственной помощи участникам вооруженного сопротивления (резистенции)» от 25 ноября 1997 года, «О восстановлении прав лиц, репрессированных за сопротивление оккупационным режимам» от 12 марта 1998 года, «Об оказываемой государством поддержке семьям погибших участников сопротивления оккупациям 1940-1990 годов» от 6 мая 1998 года и др.

Кроме того, в октябре 2009 года были приняты поправки в законодательство о пенсионном обеспечении граждан ЛР, согласно которым лица, служившие в силовых и правоохранительных органах, лишаются права на оформление государственной пенсии за «советский» трудовой стаж.

В это же время в связи с проведением мероприятий, посвященных 70-летию возращения Вильнюса Литве, Сейм Литвы принял резолюцию, в которой акцентировал особое внимание на тот факт, что Вильнюс отошел к Литве после заключения пакта Молотова - Риббентропа, что привело к «ограничению суверенитета и к долгому периоду советской аннексии и оккупации».

Кроме того, в конце июня 2010 года вступили в силу поправки к Уголовному кодексу ЛР, предусматривающие уголовную ответственность за «публичное отрицание преступлений СССР и нацистской Германии». Таким образом, власть ЛР уравняла СССР и Германию.

Принятие подобных законов позволило определить основные категории лиц, «подвергшихся преследованиям со стороны оккупационных властей Германии и Советского Союза и пострадавших в результате оккупаций 1939-1990 гг.», установить критерии признания за ними правового статуса лиц «пострадавших в результате оккупаций 1939-1990 гг.», а также начать систематизировать данные о жертвах массовых сталинских репрессий в ЛР в 1937-1953 годах, изучать все «проявления геноцида, преступлений против человечества и человечности, преследования населения Литвы в годы немецкой и советской оккупаций», проводить учет ссыльных, депортированных, политзаключенных и пострадавших лиц*(* По состоянию на начало 2007 г. статус лиц, «пострадавших в результате оккупаций 1939-1990 гг.», был предоставлен 78 497 чел., «воинов-добровольцев» - 11 688 чел. и «борцов за свободу» - 4 189 чел.). 

2. На институциональном уровне** (** Для сравнения: в Латвии - Комиссия историков по репрессиям и памяти при Президенте Латвийской Республики, Музей оккупации Латвии (с 1993 г.), «Общество по изучению оккупации Латвии»; Фонд «Малая библиотека истории Латвии»; в Эстонии - Международная комиссия по расследованию преступлений против человечности при Президенте Эстонской Республики (1998-2008 гг.); Институт исторической памяти Эстонии (с 2008 г.); Эстонское общество исследований преступлений против человечности, Музей оккупации и борьбы за свободу Эстонии. В Эстонии, к  примеру, с 1992 г. действует Государственная комиссия расследования оккупационной репрессивной политики - Okupatsioonide repressiivpoliitika uurimise riiklik komisjon (ORURK) с целью расследования и оценки преступлений оккупационных властей СССР и Германии против эстонских граждан на эстонской территории с 1940 г. и  других государств, а также выяснения экономического ущерба от оккупации. Комиссия сотрудничает с Фондом Кистлер-Ритсо Ээсти (КРЭС), с созданным в 2003 г. при его содействии Музеем оккупации, Союзом противоправно репрессированных «MEMENTO» и учрежденным им Бюро регистра репрессированных в Эстонии (ERRB), с фондом Культурный капитал Эстонии и Варшавским центром KARTA, а также с Центром исследований советского периода (S-keskus). В практическом плане эстонская ORURK сотрудничает и с представителями учреждения немецкого федерального уполномоченного по архивам бывшей восточногерманской секретной полиции ШТАЗИ, Институтом истории Академии наук Эстонии.) в Литве для оправдания нынешнего политического курса страны на заданном направлении и в поддержку выбранной идеологии действуют: Международная комиссия по оценке преступлений, совершенных нацистским и советским оккупационными режимами, Комиссия по правам и делам участников сопротивления оккупационным режимам и лиц, пострадавших от оккупаций при Сейме Литвы, Центр исследования геноцида и сопротивления населения Литвы10, плотно сотрудничающий с Департаментом государственной безопасности (ДГБ), Генеральной прокуратурой, Минюстом, Министерством внутренних дел и Министерством обороны, Институтом истории*(* 22 июля 1998 г. между Центром исследования геноцида и сопротивления населения Литвы, с одной стороны, и Генеральной прокуратурой ЛР и ДГБ ЛР - с другой, было подписано соглашение, направленное на достижение более тесного сотрудничества и эффективную координацию в области сбора информации о фактах, свидетельствующих о преступлениях оккупационных властей Германии и России на территории Литвы в отношении ее жителей. Одним из результатов реализации этого соглашения стала возможной работа в архивах органов государственной власти ЛР, в том числе в архивных фондах силовых ведомств.), а также Институт истории Литвы, Институт международных отношений и политических наук Вильнюсского университета, Каунасский университет им. Витаутаса Великого, Союз политзаключенных и ссыльных.

На данном этапе правительство Литовской Республики рассматривает возможность создания Фонда по оказанию юридической помощи гражданам Литвы в предъявлении исков по возмещению ущерба, нанесенного им в годы «советской оккупации».

Одной из главных задач подобных учреждений является привлечение внимания широкой общественности к проблемам, связанным с недавним прошлым Прибалтийских стран. На повестку дня подобными организациями в национальных рамках уже ставятся вопросы об идентификации мест массовых захоронений репрессированных, их статусе и мемориализации в странах СНГ и Восточной Европы, обсуждаются проблемы возможной разработки и принятия государственной программы, нацеленной на поиск и фиксацию мест захоронений жертв политических репрессий. Среди обсуждаемых тем - поиск документальных подтверждений и придание им официального статуса, создание реестра мест массовых захоронений 1917-1980-х годов и в конечном счете, возведение архивного сотрудничества в ранг межгосударственной деятельности.

3. Судебная и правоохранительная система Литвы в рассматриваемом контексте работает на возбуждение досудебных расследований, а затем и уголовных дел в отношении бывших сотрудников органов госбезопасности МГБ - КГБ Литовской ССР, МВД Литовской ССР, престарелых ветеранов Великой Отечественной войны, по факту геноцида литовского народа11.

Рассмотрение подобных дел, как правило, носит затяжной характер, имеет четкий сценарий действий с заведомо запрограммированным и нужным результатом. Так, в период с 2006 по 2010 год были возбуждены досудебные расследования в отношении как российских, так и литовских граждан (С.Тихомиров* (*В ноябре 2009 г. окружная прокуратура г. Паневежиса передала в окружной суд уголовное дело по обвинению бывшего сотрудника правоохранительных органов Литовской ССР С.Тихомирова в гибели «борца за свободу Литвы» А.Крауялиса. ), В.Василяускас, М.Булатов** (** В мае 2010 г. сотрудник МГБ Литовской ССР М.Булатов был признан виновным в убийстве в начале 1950-х гг. «лесных братьев» и приговорен к семи годам лишения свободы.)), причастных к ликвидации национального подполья, так называемых банд «лесных братьев»***, (***В контексте прославления «героев национально-освободительных движений», «борцов с советскими оккупантами» в Каунасе и Паневежисе прошли торжественные мероприятия в память о погибших «борцах за свободу Литвы». ) а также к организации массовых депортаций и ссылок (Е.Соколов**** (**** В отношении Е.Соколова, в 1949 г. возглавлявшего группу по депортации литовцев, в июле 2010 г. вынесен обвинительный вердикт.)). Местная пресса достаточно вяло освещала эти факты, в отличие от своих латвийских и эстонских коллег, ведя, таким образом, «тихую и неспешную войну» с «большим и неповоротливым соседом». Такая интерпретация еще недавнего совместного для России и стран Прибалтики прошлого постоянно дает о себе знать.

4. На информационно-пропагандистском уровне литовцы терпеливо и неустанно продолжали «наступать на наши застарелые мозоли». При содействии ставших известными в широких кругах пропагандистских учреждений с завидной систематичностью выходят публикации по заданной теме, преследующие не столько научные, сколько политические цели12. Среди них: A.Bubnys, Vokiečių okupuota Lietuva, 1941-1944 m., 1998 (Оккупированная немцами Литва, 1941-1944 гг.); P.Stankeras, Lietuvių policija, 1941-1944 m., 1998 (Полиция Литвы в 1941-1944 гг.); J.Starkauskas, Čekistine kariuomene Lietuvoje 1944-1953 metais (NKVD-MVD-MGB kariuomené partizaninio karo laikotarpiu, 1998 (Чекистская армия в Литве - 1944-1953 гг. - НКВД-МВД-МГБ в период партизанской войны); J.R.Bagušauskas, Lietuvos jaunimo pasipriešinimas sovietiniam rezimui ir jo slopinimas, 1999 (Сопротивление молодежи Литвы советскому режиму  и его подавление); L.Truska, A.Anušauskas, I.Petravičiūté, Sovietinis Saugumas Lietuvoje 1940-1953 metais (MVD-MGB Organizaciné struktūra, personalas ir veikla), 1998 (Органы советской безопасности в Литве в 1940-1953 гг. (МВД и МГБ CCCР: организационная структура, персоналии и деятельность); J.Starkauskas, Stribai (Ginkluotieji kolaborantai Lietuvoje partizaninio karo laikotarpiu, 1944-1953), 2001 (Истребители (вооруженные коллаборационисты в Литве в период партизанской войны, 1944-1953); S.Vaitiekus, Tuskulenai: egzekucijų aukos ir budeliai (1944-1947), 2002-2006 (Жертвы и палачи, 1944-1947); A.Streikus, Sovietų valdžios antibažnytine politika Lietuvoje (1944-1990), 2002 (Атеистическая политика советской власти в Литве в 1944-1990); J.Banionis, Lietuvos laisves byla Vakaruose (1975-1990), 2002 (Свободомыслие Литвы на Западе в 1975-1990 гг.); Sunkių traumų psichologija: politinių represijų padariniai, sudare D.Gailiene, 2004 (Тяжело травмированная психология: последствия политических репрессий); Pilietinis pasipriešinimas Lietuvoje ir Lenkijoje: sąsajos ir ypatumai, 1939-1956, ats. redaktorius A.Anušauskas, 2004 (Гражданское сопротивление в Литве и Польше: взаимосвязи и особенности, 1939-1956); Siberia Mass Deportation from Lithuania to the USSR. 2004, 2005 / Ed. by D.Kuodité and R.Tracevskis (Массовая депортация из Литвы в Сибирь); A.Anušauskas. Lietuva 1940-1990: okupuotos lietuvos istorija, 2005 (Литва в 1940-1990 гг.: История оккупации Литвы); V.Vasiliauskaitė, Lietuvos ir Vidurio Rytų Europos šalių periodinė savivalda, 1972-1989, 2006 (Периодическое самоуправление в Литве и странах Центральной и Восточной Европы, 1972-1989); B.Genzelis, Imperijai griūvant. Žmonės, įvykiai, procesai, 2006 (Павшие империи: Люди, события, процессы); Lietuva 1940-1990: okupuotos Lietuvos istorija, vyr. redaktorius A.Anušauskas, 2005, 2007 (Литва в 1940-1990 гг.: история оккупации Литвы); J.Starkauskas. Represinių struktūrų ir komunistų partijos bendradarbiavimas įtvirtinant okupacinį režimą Lietuvoje 1944-1953 m., 2007 (Сотрудничество репрессивных органов и коммунистической партии в период оккупационного режима в Литве в 1944-1953 гг.); Pietų Lietuvos partizanų sritis. Atlasas, 2008 (Южный округ деятельности партизанского движения в Литве. Атлас); A.E.Senn, Lietuva 1940: revoliucija iš viršaus, 2009 (Литва в 1940 году: революция сверху); J.Banionis, Lietuvos laisvinimas Vakaruose (1940-1975), 2010 (Движение за освобождение Литвы на Западе в 1940-1975 гг.); A.Ruzgas, Rezistentų pogrindiniai periodiniai leidiniai. Okupacijų metai, 1940-1989. (Leidinių sąvadas), 2010 (Периодические издания подполья резистентов в годы оккупации - 1940-1989 гг.); J.Jankauskas, 1941 m. Birželio sukilimas Lietuvoje, 2010 (Июньское восстание в Литве); KGB in Lithuania 1954-1991, 2010 (КГБ в Литве в 1954-1991 гг.) и др.

Несколько книжных новинок обратили на себя внимание литовских СМИ, в частности газеты «Karštas komentaras» («Горячий комментарий»)13. Речь идет о вышедших одновременно в 1998 году книгах П.Станкераса «Полиция Литвы в 1941-1944 годах» и А.Бубниса «Литва, оккупированная немцами (1941-1944)», пронацистский тон которых очевиден. Медиа-сообщество не прошло мимо этих «откровений эсэсовцев» и подачи Гитлера как «спасителя» европейской культуры. Таким образом, реабилитация фашизма под видом «национально-освободительного движения» стала в Литве в частности, а в странах Балтии в целом, повсеместным явлением.

Особый интерес представляют исследования, посвященные деятельности неправительственных организаций литовской диаспоры за рубежом. В частности, в работе Ю.Баниониса, опубликованной в 2006 году на страницах периодического издания «Геноцид и резистенция» (№2 (20), раскрывается деятельность Литовско-американского совета в 1940-1950-х годах и других НПО политической направленности в США.

Как следует из публикации, именно в этой стране, где проживала одна из самых многочисленных литовских диаспор, еще в период Второй мировой войны была начата работа по «медленному подрыву советской идеологической системы и отделению Литвы от СССР». В августе 1940 года в Питтсбурге (штат Пенсильвания) при содействии Римской Католической федерации литовцев Америки был основан Совет по поддержке Литвы (The Council to Aid Lithuania). Это была первая организация литовского сопротивления «советской оккупации» на Западе. В октябре 1940 года на приеме делегации Совета в Белом доме Президент США Ф.Рузвельт выступил с «историческим заявлением», в котором выразил поддержку эмигрировавшим в США политическим деятелям Литвы, подчеркнув при этом, что подобная организация сможет придать новый импульс политической активности литовской диаспоры на Западе в целом.

Именно Совет по поддержке Литвы стал ядром нового политического объединения, которое было создано в мае 1941 года, - Литовско-американского совета14 (The Lithuanian American Council - LAC). Его основной задачей являлась «координация работы литовских НПО в демократических странах Запада». В июне 1941 года по причине «негативного отношения к деятельности Президента Литвы А.Сметоны» националисты вышли из cостава LAC и создали Лигу освобождения Литвы (The League for Liberation of Lithuania), которая 6 февраля того же года была реорганизована в Американскую Литовскую миссию (The American Lithuanian Mission - ALM), впоследствии находившуюся в оппозиции по отношению к LAC.

В сентябре 1943 года состоялся первый Литовско-американский конгресс (Lithuanian American Congress). В ходе его работы было принято решение организовать поддержку «пострадавшим в ходе войны жителям Литвы». Для реализации этой задачи в марте 1944 года был основан Балтийско-американский фонд свободы15 (Baltic American Freedom Foundation - BAFF), председателем которого был избран Й.Кончюс.
В июне 1944 года в США открылся Литовский информационный центр (The Lithuanian Information Center - LAIC), который, как утверждали его основатели, должен был «содействовать формированию среди американского истеблишмента, в том числе и в администрации Белого дома, благоприятного общественного мнения в отношении литовской диаспоры».

В конце Второй мировой войны LAC столкнулся с проблемой новой волны политических эмигрантов из числа депортированных и так называемых перемещенных лиц. При содействии Литовско-Американского Совета 19 июня 1948 года был разработан закон, устанавливавший определенную квоту на въезд в США для лиц, покинувших страны Балтии, а также восточную часть Польши. Тесные контакты указанных НПО с американской администрацией и рядом государственных и неправительственных организаций США позволили в конечном итоге лоббировать в США интересы литовской диаспоры и обеспечить «мощную подпитку» литовского националистического подполья из-за рубежа**Небезынтересно будет привести и тот факт, что в период с 1989 по 1994 г. Конгресс США при содействии Национального агентства по международному развитию (The USA Agency for International Development - USAID) выделил примерно 1,3 млрд. долл. на создание десяти новых инвестиционных фондов, известных под общим названием - фонды для развития стран Центральной и Восточной Европы, в том числе и стран бывшего Советского Союза. ).

Результаты издательской деятельности подобной направленности становятся «рупором» праворадикальных и «патриотических» сил Литвы, эксплуатирующих в своих целях давно заезженную «оккупационную» пластинку.

Россия на данном этапе пытается перевести дискуссии по «чувствительной» для литовцев проблематике в плоскость сугубо научно-исторических исследований в рамках созданной в начале 2006 года при нашем непосредственном участии Совместной российско-литовской комиссии историков, работа которой является, надо признать, пока еще малоэффективной с точки зрения противодействия попыткам фальсификации истории. Исходные позиции обоих сторон в части, касающейся субстантивного изучения довоенного и послевоенного периодов совместной истории, по-прежнему остаются диаметрально противоположными.

5. Наконец, в образовательном пространстве Литвы в последнее десятилетие все было нацелено не только на сокращение русскоязычных школ, но и, главным образом, на формирование «нужных» государству программ по истории для средних общеобразовательных и высших учебных заведений. Российская история как отдельный предмет уже давно стала атавизмом для литовских школ, и она входит лишь на правах (и достаточно ущемленных) составной части всеобщей истории, которая зачастую подается в искаженном до неузнаваемости виде.

Попытки Москвы продвинуть «многофакторный» подход к изучению совместного исторического прошлого, избежать политизации и политической ангажированности исторического материала, переломить ситуацию, при которой вопросы исторического образования в школьных учреждениях и вузах Литвы и России по-прежнему сводятся к ни к чему не обязывающей говорильне об определенном количестве страниц, потраченных на освещение истории России в литовской учебной литературе и истории Литвы в российских школьных программах по истории, пока не удаются. В ответ для нас припасены все те же «острые углы», перекосы и перегибы, проявляющиеся в дальнейших процессах «приватизации», «национализации» и даже «суверенизации» еще недавнего совместного исторического прошлого. При этом жажда истинных знаний и взвешенных подходов оказывается ничем по сравнению с имиджем литовского государства.

6. Построенная на таких компонентах идеология умело используется нашими литовскими коллегами на международном уровне, особенно по линии сотрудничества с Соединенными Штатами Америки. Литва, располагая ограниченными возможностями и ресурсами в оказании политического давления на Россию, пытается при посредничестве своего политического союзника и стратегического партнера - США выйти на мировую арену для отстаивания своих интересов. По инициативе действующей с 1997 года фракции стран Балтии Конгресса США*(*Республиканец Джон Шимкус, член Палаты представителей Конгресса США от штата Иллинойс, и демократ Денис Кусинич являются сопредседателями созданной в 1997 г. так называемой прибалтийской фракции.), идеологами которой являются балтофилы с Капитолия Д.Шимкус**(**Д.Шимкус, (1958 г.), уроженец Коллинсвила, штат Иллинойс, получил образование в Военной академии Вест-Поинта (West Point Military Academy), а также в университетах Нью-Йорка и Южного Иллинойса. Более 28 лет отдал военной службе, а затем продолжил карьеру в Конгрессе США, работая в Комитете по энергетике и коммерции, в подкомиссиях по ИКТ и телефонии, энергетике и окружающей среде. Особое внимание при разработке законодательных инициатив в области энергетики  уделял вопросам безопасности и применения альтернативного топлива. Одновременно является членом делегации США в ПА НАТО и Комитета ПА НАТО по вопросам безопасности.
Подробнее см.: www.shimkus.house.gov) (John Shimkus) и Д.Кусинич***(***Д.Кусинич, (1946 г.), уроженец Кливленда, штат Огайо; с 1977 по 1979 г. - 53-й по счету мэр г. Кливленда, шт. Огайо; в Конгрессе США - с 1997 г. Дважды принимал участие в президентских гонках - в 2004 и 2008 гг. - от Демократической партии. Единственный кандидат от демократов на выборах президента США в 2008 г., проявивший готовность проголосовать против введения войск в Ирак. В настоящее время является представителем Демократической партии в Палате представителей Конгресса США и членом фракции прогрессивистов  Конгресса. ) (Denis Kucinich), была принята резолюция о незаконной оккупации стран Прибалтики Советским Союзом.

Продолжала оставаться достаточно заметной деятельность конгрессменов на заданном направлении и в прошедшем году в связи с рассмотрением на второй сессии 111 заседания Палаты представителей Конгресса США резолюции16  по случаю 20-летнего юбилея со дня принятия Эстонией, Латвией и Литвой деклараций о восстановлении независимости. 

Кроме того, деятельность на заданном направлении имеет поддержку со стороны литовской общины Соединенных Штатов.

Литваки*(*Имеются в виду так называемые «литваки», литовцы американского происхождения, которые через объединенный Балтийско-американский национальный комитет отмечают начало массовых сталинских депортаций жителей Литвы 14 июня, в День скорби и надежды. Этот день литовский Сейм включил в список памятных дат, ежегодно отмечаемых в республике.) предприняли действия, в точности повторяющие «немецкий сценарий», который состоял в том, что в ФРГ пострадавшие от нацистской оккупации граждане заполонили своими исками немецкие суды, сделав их массовыми и оформив их таким образом в политическое явление. Отдельные граждане Литвы, проживающие на территории США, обратились с исками в американские суды по вопросу возмещения морального и материального ущерба, нанесенного им во время «советской оккупации» Литвы. Таким образом, через американскую судебную систему Литва пытается оказать давление на Россию и сделать свой голос политически значимым и весомым в международном формате.

В связи с празднованием в 2010 году 70-летия со дня провозглашения 23 июля 1940 года тогдашним госсекретарем США С.Уэллесом декларации «непризнания советской оккупации и аннексии стран Балтии», которую поддержала и Великобритания, недавнее заявление госсекретаря США Х.Клинтон еще раз подтверждает приверженность Вашингтона на внешнеполитическом треке поддерживать стратегию политической близорукости прибалтийских карликов в отношении их «большого соседа». Это еще выгоднее Литве с точки зрения ее председательствования в ОБСЕ в 2011 году и Евросоюзе в 2013 году. 

В рамках новой для литовцев площадки Вильнюс не раз будет стараться задействовать предоставленную ему высокую международную трибуну для того, чтобы лишний раз позлить «большого соседа» в формате дискуссий по правозащитнической тематике. Для этого, впрочем, Сейм предусмотрительно и заблаговременно заготовил исходную концепцию, провозгласив 2011 год Годом защиты свобод и великих утрат.

Вместо заключения

Таким образом, Литва со своей стороны вносит «значительный» вклад в продвижение диалога об общих проблемах исторической памяти и осмыслении тоталитарного наследия России, в общую копилку создания «банка претензий»*( *Имеется в виду анализ, документирование и распространение сведений по истории войн, принудительных переселений, политического насилия, расовых и идеологически мотивированных репрессий. ) стран ЦВЕ к России и привлечения ее к ответственности  за «угнетение» народов в целях получения материальной выгоды.

Во время кризиса это вдвойне эффективно и оправдано со стороны идеологов такого подхода. При аккумулировании административных, организационных и политических ресурсов на заданном направлении в отношении России уже ведутся нападки, выход которых за пределы отдельно взятой страны на международные площадки - ООН, ЕС, ОБСЕ - становится все сложнее сдерживать.

Противостояние этой затее в рамках созданной 15 мая 2009 года Комиссии при Президенте Российской Федерации по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России началось, но, правда, с известного рода опозданием. Идти с опережением у нас как-то еще не совсем получается. Ну что ж, как говорится, лучше поздно, чем никогда. Этот проект, рассчитанный на долгосрочную перспективу и подсказанный сложившимися в мире историческими и объективными политическими реалиями, является одним из инструментов по предотвращению уже возникшей угрозы национальной безопасности России - потери исторической памяти, а значит и государственности. 

 

 

 1По данным Центра исследования геноцида и сопротивления населения Литвы, за период с 1940 по 1953 год около 130 тыс. литовцев было депортировано в различные регионы России. Общая же численность депортированных из Прибалтики составила около 203 тыс. человек // Война и общество: 1941-1945 гг. М., 2004. Кн. 2 / ИРИ РАН/ Под ред. Г.Н.Севостьянова. С. 326.

 2Оккупационной тематике уделялось много внимания литовскими СМИ и ученым сообществом. Подробнее см.: Аннексию Литвы мы не оспариваем, но оккупации не было // Республика. 20 июля 2005.

 3См.: Постановление правительства Литовской Республики от 28 июля 2000 г. №884 «О частичном изменении Постановления правительства ЛР от 5 апреля 1995 г. №484 «Об исчислении ущерба, причиненного Литовской Республике в 1940-1999 гг. войсками бывшего СССР и в 1991-1993 гг. - Российской Федерацией». Латвия, к примеру, предварительную сумму ущерба от «советской оккупации» оценивает в 100 млрд. долл. США.

 4См.: Постановление Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации №1923-IV ГД от 27 мая 2005 г. «О заявлении ГД ФС РФ «О попытках фальсификации истории». Постановление было разослано в международные организации (ЕП, ПАСЕ, ОБСЕ, ПА НАТО), парламенты Балтийских стран, а также Национальное собрание Республики Польша и Конгресс США.

 5По оккупационной проблематике международно-правовая база представлена следующими документами: Конвенцией о предупреждении преступления геноцида и наказания за него 1948 года; Международным пактом гражданских и политических прав 1966 г., Конвенцией о неприменимости срока давности к военным преступлениям и преступлениям против человечества 1968 г.; Женевскими конвенциями о защите жертв войны 1949 г.

 6См.: Витковский А., Ямпольский В. Вчера это было секретом. Документы о литовских событиях 40-50-х гг. // Известия ЦК КПСС. 1990. №10; Alfred Erich Senn.  Gorbachev’s Failure in Lithuania. N.Y., 1995; Darnusis A. Lithuania Against Soviet and Nazi Aggression. Chicago: The American Foundation for Lithuanian Research, 1998; Newman B. Baltic Background. London, 1998; What happened… Lithuania in 1940 // Lithuanian Foreign Policy Review. 2000 / 2 (6); Meissner B. The Occupation of the Baltic States from a Present - Day Perspective // The Baltic States at Historical Grossroads. Riga, 2001; Помнят ли президенты Эстонии, Латвии и Литвы о Нюрнбергском трибунале // Военно-промышленный курьер. 2005. 30 марта-5 апреля. №11 (78) и др. Среди литовских историков, занимающихся подобной проблематикой, можно назвать А.Якубшиониса, Д.Жалимаса, В.Вадапаласа, А.Каспаравичуса, В.Кашаускене, Ш.Лушуса и др.

 7Подробнее см.: Постановление Совета Министров СССР №417-160сс от 21 февраля 1948 г. «О выселении из Литвы членов семей бандитов, а также банд пособников из числа кулаков»; Постановление Совета Министров СССР №390-138сс от 29 января 1949 г. «О выселении с территории Литвы, Латвии, Эстонии кулаков с семьями, семей бандитов и националистов, находящихся на нелегальном положении, убитых при вооруженных столкновениях и осужденных, легализованных бандитов, продолжающих вести враждебную работу, и их семей, а также семей репрессированных пособников бандитов». См. также: Глебов М. Сибирский эшелон. Трагический юбилей массовых депортаций в Балтии // Известия. 14 июня 2001 г. №103 (25941).

 8См.: Закон Литовской Республики от 4 января 2000 г. №VIII-1517 «О признании правового статуса защитников независимости и других лиц, пострадавших в результате совершенной СССР 11-13 января 1991 г. и последовавшей за этим агрессии». Массовые столкновения у Вильнюсского телецентра 13 января 1991 г. Генпрокуратура Литвы переквалифицировала в «военные преступления без срока давности». И как следствие, 19 января 2010 г. Сейм Литвы принял резолюцию, призывающую Российскую Федерацию как правопреемника СССР выплатить компенсации семьям погибших и пострадавших в результате январских событий 1991 г.

 9См.: Варейкис В. Литва - самое слабое звено Балтии // Республика. 2 марта 2005; Рагаускас А. Не две, а три республики // Там же; Картавичюс Р. Горькие воспоминания опасны для двусторонних отношений // Республика. 9 янв. 2006.

10Созданный в 1997 г. Центр в структурном отношении состоит из Департамента по изучению геноцида и резистенции, Мемориального департамента (Музей жертв геноцида), Отдела специальных исследований, при котором действует Комиссия по правам участников сопротивления (резистентов) Литвы. При Центре также учрежден Фонд поддержки жертв геноцида и резистенции и увековечения их памяти. Подробнее cм. сайт Центра (Lietuvos gyventojų genocide ir rezistencijos tyrimo centras): www.genocid.lt/muziejus/ru

11Закон Литовской Республики от 16 июля 1998 г. №VIII-858 «Об оценке Комитета государственной безопасности СССР (НКВД, НКГБ, МГБ, КГБ) и нынешней деятельности кадровых работников этой организации»; Закон Литовской Республики от 23 ноября 1999 г. №VIII-1436 «О регистрации, признании в сотрудничестве, учете лиц, тайно сотрудничавших со специальными службами бывшего СССР и охране признавшихся лиц».

12С 1997 г. Центр изучения геноцида и сопротивления населения Литвы с периодичностью два раза в год выпускает журнал «Genocidas ir rezistencija», а также продолжает работу над изданием - указателем лиц, ставших жертвами геноцида: «Lietuvos gyventojų genocidas». Vol. I (1939-1941) (A-Ž), 1999; Vol. II. (1944-1947) (A-J), 1998; Vol. II. (1944-1947) (K-S), 2002; Vol. II. (1944-1947) (Š- Ž), 2005.

13Плукис А. Они сражались за светлое будущее… под сапогом гитлеровца // Горячий комментарий. 3-17 ноября 2005. С. 10-11.

14Литовско-американский совет основан в 1915 г. и реорганизован в 1940 г. Является рупором литваков, численность которых в США на данный момент насчитывает приблизительно 1 млн. американцев литовского происхождения. LAC явился одним из инициаторов идеи расширения НАТО и ЕС за счет стран Прибалтики. Оказывал визовую поддержку гражданам Литвы, прибывавшим в США, отстаивал интересы литовской общины в публичном секторе. Штаб-квартира LAC  находится в Чикаго и имеет разветвленную сеть офисов в Вашингтоне. Одним из приоритетных направлений деятельности LAC является поддержка гражданских проектов, спонсируемых литовскими организациями в США и их членами. Подробнее см.: www.altcenter.org

15 Подробнее см.: www.balticamericanfreedomfoundation.org

16Имеется в виду резолюция H.CON.RES.267 от 08.12.2010 г. «Сongratulating the Baltic nations of Estonia, Latvia and Lithuania on the 20th anniversary of their declarations on the restoration of independence from the Soviet Union».

Отправить статью по почте