Безопасность Арктики: международно-правовые позиции


Арктический регион привлекает внимание гораздо большего числа государств, чем примыкает к его пределам. Широкое таяние арктического льда представляет возможности для открытия новых морских путей и разведки природных ресурсов, развития энергетики и торговли, с опасным потенциалом для конфликта в Арктике. Международное сообщество уже оценило экономическую привлекательность арктических пространств, и государства начали вести споры о переделе границ. Арктические и неарктические государства все активней прилагают усилия с целью пересмотра пределов полярных пространств.

Вслед за активизацией политики России в Арктике другие государства также стали проявлять инициативу в разработке правовых основ своей политики применительно к этому региону1. Арктика становится объектом территориальных, ресурсных и военно-стратегических интересов государств. Зависимость мировой экономики от энергоресурсов также подталкивает военно-политическое руководство ряда зарубежных государств к необходимости активной разработки новых стратегий продвижения своих национальных интересов в зоне Арктики. Эти стратегии охватывают все ключевые сферы внешнеполитического регулирования - от научных исследований и мирного освоения арктических вод до планирования широкомасштабных военных мероприятий в районах Северного Ледовитого океана. За последние годы морские экспедиции в Арктике проводили США, Норвегия, Канада, Дания, Исландия, Швеция, Финляндия, Китай и др.

Как известно, Арктика занимает одну шестую часть поверхности Земли, две трети ее приходятся на Северный Ледовитый океан и северные моря, большая часть которых несудоходны, поскольку покрыты льдом. В Арктике расположены исключительные экономические зоны восьми арктических государств: России, Дании, Исландии, Канады, Норвегии, США, Финляндии и Швеции, которые пересекаются с пространством Арктики, ограниченным с юга Северным полярным кругом (66°33′ с. ш.). На недра Арктики за пределами 200 морских миль* (*Юридическое «расширение» континентального шельфа имеет отношение только к участкам морского дна, включая океанические шельфы и материковые склоны, и не создает основания для расширения исключительной экономической зоны - толщи воды, свыше 200 морских миль, за которой лежит открытое море, за пределами юрисдикции какого-либо государства, где «все государства… пользуются… свободами судоходства и полетов, прокладки подводных кабелей и трубопроводов и другими правомерными с точки зрения международного права видами использования моря…» (ст. 58 Конвенции). Согласно Конвенции, для того чтобы какое-либо государство могло заняться добычей на государственном континентальном шельфе, ему необходимо спрашивать разрешение у прибрежного государства.) могут претендовать пять государств - Дания, Канада, Норвегия, Россия, США, что вызывает понятную озабоченность не только у других арктических государств, но также и у неарктических государств, например Китая, Южной Кореи, Японии и др.** (**О своем желании вести разработку арктического шельфа заявили более 20 государств.)

Основополагающим международным договором, который определяет порядок использования морских территорий в настоящий момент, включая аспекты добычи нефти, газа или других природных ресурсов, является Конвенция ООН по морскому праву 1982 года (Конвенция). Она, как известно, определяет такие важные вопросы, как правовой режим морских вод и исключительных экономических зон вблизи национальных границ, юрисдикция в отношении континентального шельфа, статус архипелагов, порядок транзитного прохода, глубоководная разработка морского дна, защита окружающей среды, научно-исследовательское сотрудничество, а также урегулирование межгосударственных споров и др.

Согласно Конвенции, любое государство, при наличии соответствующего протяженного шельфа, может претендовать на расширение своих прав за пределы 200-мильной зоны. Все пять арктических государств имеют одинаковые международно-правовые возможности для отстаивания своих прав на расширение шельфовой зоны в Северном Ледовитом океане. Для аргументации своих претензий в Комиссию ООН по границам континентального шельфа необходимо представить доказательства того, что «расширенный» шельф является продолжением их сухопутной платформы. Если говорить о России, то, имея самую протяженную границу в Арктике, ей нужно доказать, что хребты Ломоносова и Менделеева являются частью Восточно-Сибирской платформы.

Кроме Конвенции 1982 года в Арктическом регионе действуют многостороннее Соглашение о сохранении белых медведей (1973 г.), советско-канадский Протокол о научно-техническом сотрудничестве в Арктике (1984 г.), советско-американское Соглашение о сотрудничестве в борьбе с загрязнением в Беринговом и Чукотском морях в чрезвычайных ситуациях (1990 г.); кроме этого в 1991 году приарктические государства, включая Финляндию, Швецию и Исландию, подписали Декларацию об охране окружающей среды Арктики и Стратегию экологической защиты региона и др.

Россия первой из арктических государств в 2001 году подала заявку в ООН на установление внешней границы континентального шельфа в Северном Ледовитом океане. Россия доказывает континентальную природу подводных хребтов Ломоносова и Менделеева и их принадлежность к окраине Восточной Сибири, как продолжение евразийского материка.

Официальная позиция России исходит из того, что расширение континентального шельфа с 200 до 350 морских миль будет достаточным результатом для России. В своей заявке в Комиссию ООН по границам континентального шельфа 2001 года Россия как участник Конвенции избрала конвенционный способ обоснования разграничения морского дна Северного Ледовитого океана.

Заявка России о расширении пределов прилегающего континентального шельфа в Баренцевом, Беринговом и Охотском морях свыше 200 морских миль от Сибири до Северного полюса исходит из того, что хребты Ломоносова и Менделеева представляют собой естественное продолжение Восточно-Сибирской континентальной платформы, а не океанические образования Северного Ледовитого океана.

Позиция России основывается на ст. 234 Конвенции «Покрытые льдом районы», в соответствии с которой прибрежные государства имеют право принимать и обеспечивать соблюдение недискриминационных законов и правил по предотвращению, сокращению и сохранению под контролем загрязнения морской среды с судов в покрытых льдами районах в пределах исключительной экономической зоны, где особо суровые климатические условия и наличие льдов, покрывающих такие районы в течение большей части года, создают препятствия либо повышенную опасность для судоходства, а загрязнение морской среды могло бы нанести тяжелый вред экологическому равновесию или необратимо нарушить его. В таких законах и правилах должным образом принимаются во внимание судоходство, защита и сохранение морской среды на основе имеющихся наиболее достоверных научных данных.

К настоящему времени свои заявки в специальную Комиссию ООН по границам континентального шельфа* (*В Комиссию ООН по границам континентального шельфа входит 21 эксперт из числа лучших специалистов государств - членов Конвенции, включая российского представителя. США в комиссии не представлены.), кроме России** (**Речь идет в том числе об обновленной российской заявке в Комиссию ООН по границам континентального шельфа.), подали Норвегия, Дания и Канада. США также готовятся направить свою заявку сразу после ратификации Конвенции. В условиях разработки своих позиций по разделу Арктики государства осознают, что территориальные претензии на расширение пределов своих континентальных шельфов есть практически у всех арктических государств ко всем. В стратегических документах каждого из арктических государств говорится о потенциальных угрозах от соседних государств.

Официальные претензии государств на арктические пространства в целом могут быть согласованы друг с другом, но в отдельных подходах пересекаются. Так, континентальный шельф от Восточно-Сибирской платформы России выходит в точку Северного полюса и пересекается там с континентальным шельфом США со стороны Аляски, противопоставляют также континентальный шельф Дании со стороны Гренландии и континентальный шельф Канады. Канада считает, что подводный хребет Ломоносова начинается с американского материка, а Дания утверждает, что хребет Ломоносова, проходящий под Северным полюсом, является геологическим продолжением не Сибири, а Гренландии, которая с 1930-х годов принадлежит ей* (*Доказать, что подводные хребты Менделеева и Ломоносова тянутся от Гренландии к российскому шельфу, крайне трудно, равно как и доказать обратное.). В самой Гренландии заметны политические силы, стремящиеся выйти из-под контроля Дании, чтобы потом самостоятельно распорядиться правами на арктический шельф. Датчане давно ссорятся с канадцами относительно участков в Гренландии; канадцы - с США относительно больших участков моря Бофорта. США имеет неурегулированность с Россией относительно окончательного раздела северной части Тихого океана по так называемой линии Шеварднадзе - Бейкер.

Россия отстаивает свои морские пределы в Арктике, к северу от российского побережья до Северного полюса, хотя многие государства мира исходят из того, что Россия может иметь права лишь на территориальные воды в пределах 12 морских миль от своей сухопутной территории, а все остальное пространство океана является международными водами.

Традиционно Северный Ледовитый океан, закрытый льдом, изучен хуже, чем открытые акватории других океанов, но всем очевидно, что путь из Европы и Америки в Азию через Арктику в разы короче, чем через Суэцкий канал или вокруг Африки. Таяние льдов приведет не только к увеличению возможностей для исследования Северного Ледовитого океана и разработки его недр, но также к тому, что откроются новые, более короткие морские пути для иностранных судов на Севере. В этой ситуации Россия подтверждает, что открыта для диалога и сотрудничества со всеми государствами, но будет защищать собственные геополитические интересы твердо и последовательно.

О своих интересах в Арктике заявляют и те государства, которые не имеют прямого выхода к водам Северного Ледовитого океана и не имеют официального статуса полярных государств, например  Китай, Италия, Сингапур, Южная Корея, Япония и др. Они считают, что политика арктических государств, стремящихся поделить Арктику между собой, является недальновидной и дестабилизирующей ситуацию в регионе2.

Освобождение Арктики ото льда увеличивает вероятность возникновения конфликтов не только между государствами, претендующими на ее природные ресурсы, но также с Организацией Североатлантического договора (НАТО), стремящейся усиливать свое влияние в северном географическом районе. Такие устремления влекут за собой широкий спектр вызовов и угроз в Арктике, которые, в частности, могут негативно сказаться на экономических и оборонных интересах России. Среди арктических государств членами военного альянса НАТО являются Дания, Исландия, Канада, Норвегия и США, а Финляндия и Швеция участвуют в программе сотрудничества с НАТО «Партнерство ради мира» с 9 мая 1994 года и не исключают своего полноправного членства в альянсе.

Задачи НАТО под лозунгом «обеспечения безопасности и законных интересов» связаны с усилением своего военного присутствия и ограничением действий России по освоению Арктики, о чем прямо заявляет руководство альянса3. Для укрепления своих позиций, создания технологического преимущества, блок НАТО внедряет объединенную систему разведки и наблюдения «Единое видение 2014» с помощью беспилотных летательных аппаратов «Глобал Хоук» (Global Hawk), новые системы управления и командования, совершенствует систему обмена информацией и рекогносцировки среди государств-членов и ее партнеров. Так, предварительные испытания систем наблюдения 17 государств - членов НАТО с целью проверки их совместимости прошли в Норвегии в июне 2012 года.

Североатлантический альянс обозначил Арктику зоной своих долгосрочных военных планов и интересов, а действия государств - членов НАТО в Арктическом регионе все больше приобретают системный, коалиционный характер. Так, подразделения НАТО на постоянной основе находятся на севере Норвегии и в омывающих ее морях.

При содействии НАТО планируется создать новую крупную объединенную военно-политическую силу после США, Канады и России - «Скандинавский блок». Скандинавский оборонный союз призван объединить «миротворческие» силы быстрого реагирования в Арктическом регионе, в составе контингентов Дании, Норвегии, Швеции, Финляндии и Исландии, чтобы распространять влияние скандинавов. По отдельности эти пять государств не обладают значительной военной силой, но вместе могут составить внушительный союз, объединяющий около четверти миллиона человек и способный конкурировать с остальными арктическими державами в вопросах патрулирования морских границ, проведения спасательных операций и операций по обеспечению безопасности в «горячих точках» и т. д. С точки зрения скандинавских государств объединение позволит сделать более эффективными их действия с целью сдерживания России, США и Канады, в отношении роста влияния которых в регионе существуют обоснованные опасения.

Государства - члены НАТО ведут постоянную работу по совершенствованию способности своих воинских подразделений действовать в северных широтах, периодически проводят многотысячные учения типа «Джойнт Винтер» (Joint Winter) и «Нордик Пис» (Nordic Peace), совершенствуют военную инфраструктуру, при поддержке авиации и военных кораблей НАТО осуществляют постоянное патрулирование приграничных с Россией районов. Усиливается военная активность и на Шпицбергене, где расположена телеметрическая станция, подключенная к системе альянса. В ближайших водах архипелага боевые самолеты НАТО отрабатывают боевые задачи в условиях Крайнего Севера.

Присутствие военного фактора НАТО в Арктике, в зоне мирного сотрудничества и экономической кооперации, вызывает дополнительные вопросы. Еще до украинского кризиса, на протяжении последних десятилетий, характер взаимоотношений между Россией и НАТО и так складывался как «сложное партнерство» через подъемы и падения. НАТО по отношению к России всегда предпочитала работать в формате «закрытого клуба», не информируя о своих перспективах трансформации и планах численного расширения. При этом по отношению к другим государствам НАТО действует в соответствии с так называемым «принципом открытых дверей» и расширяется в направлении постсоветского пространства. Альянс не проявляет готовности учитывать интересы безопасности России; соизмерять свои намерения использовать силовой потенциал с основными принципами международного права; предсказуемо взаимодействовать с ООН и другими международными организациями; соизмерять и согласовывать направления и масштабы расширения сфер интересов НАТО за пределы традиционных зон ответственности и безопасности, включая вопросы присутствия в Арктике, а также энергетическую безопасность, киберпреступность, продовольственную безопасность; пересматривать подходы к ст. 5 Вашингтонского договора 1949 года о создании НАТО, связанной с «коллективной обороной» против «советской угрозы», и др.

Озабоченность со стороны России, естественно, связана с усилением угроз по мере продвижения НАТО на Восток, к российским границам, и с фактором неопределенности в условиях недостатка информации при решении проблем безопасности, затрагивающих интересы всех государств Евро-Атлантического региона.

Государственная граница России проходит по Северному Ледовитому океану на протяжении почти 20 тыс. км. В результате таяния арктических льдов существует опасность, что российское арктическое побережье на огромных пространствах не будет защищено ни войсками, ни льдами. С целью укрепления государственной границы России в Арктике в августе 1994 года Указом Президента создана Арктическая группа Пограничных войск, которая с 2003 года была переформирована в Арктическое региональное пограничное управление ФСБ России, а с октября 2004 года - в Пограничное управление ФСБ России по Мурманской области. Основные задачи Управления связаны с обеспечением эффективной защиты и охраны госграницы, экономических и иных интересов Российской Федерации на границе и морских пространствах; противодействием международному терроризму и наркобизнесу, расхищению природных ресурсов, незаконной миграции и другим угрозам безопасности России.

Развертывание своих спецподразделений Россия оправдывает присутствием в Арктике большого количества натовских военных. Военная активность государств НАТО в Арктике привела к тому, что в декабре 2013 года министр обороны России С.Шойгу объявил о создании российских арктических войск. К 2014 году в российском Заполярье был усилен оперативный контроль за обстановкой, укреплены пограничные войска, береговая охрана и инфраструктура, расконсервированы аэродромы, проведены «субботники» по уборке мусора в Арктике.

С 1 декабря 2014 года в России начала функционировать новая военная структура - Объединенное стратегическое командование «Север». Создание ведомства утверждено Президентом России В.Путиным, о чем он сообщил 24 ноября 2014 года на совещании с руководством Минобороны, посвященном вопросам оборонно-промышленного комплекса. Командование «Север» будет создано на базе Северного морского флота, в его подчинение попадут все подразделения морских, воздушных и сухопутных вооруженных формирований России, которые дислоцированы в Заполярье4.

Традиционно российское присутствие в арктическом регионе является самым масштабным. Россия владеет единственным в мире атомным ледокольным флотом, контролирует Северный морской путь, участвует во всех международных организациях и многосторонних форматах международного сотрудничества в Арктике и т. д. Вместе с тем военное присутствии России в Арктике связано скорее не с демонстрацией военной силы в регионе, а с решениями общегосударственных задач освоения арктических территорий суши и шельфа.

Усиление интереса международного сообщества к Арктике было спровоцировано также действиями Российской Федерации, в частности известной беспрецедентной полярной экспедицией на Северный полюс, проведенной в августе 2007 года под руководством А.Н.Чилингарова. Результаты российской экспедиции, в рамках которой глубоководные обитаемые батискафы «Мир-1» и «Мир-2» опустились на дно Северного Ледовитого океана на глубину 4261  метра в географическую точку Северного полюса, выполнили комплекс океанографических, гидрометеорологических и ледовых исследований и водрузили там российский флаг, были негативно расценены в мире* (*Экспедиция была расценена международным сообществом как политический шаг, поскольку шведскому и австралийскому океанавтам, погружавшимся на борту батискафа «Мир-2», не разрешили установить флаги своих государств.

Заместитель официального представителя Госдепартамента США Т.Кейси заявил, что «водруженный российскими полярными исследователями флаг России под водой на Северном полюсе не имеет никакого юридического веса в заявке России на территорию морского шельфа».

Канадский МИД назвал экспедицию «шоу», а министр национальной обороны П.Маккей заявил: «Сейчас не XV век. Нельзя ездить по миру, устанавливать флаги и заявлять: «Это наша территория».

Норвежский исследователь Д.Брубейкер отметил, что «установление российского флага на Северном полюсе в юридическом смысле имеет очень мало смысла, это больше символическое действие… решающую роль в судьбе Арктики сыграют не доказательства принадлежности шельфа тем или иным странам, а многосторонние переговоры».).

Президент В.В.Путин не видит ничего страшного в акциях по установке флагов государств на дне Северного Ледовитого океана. Принципиальная российская позиция заключается в том, что в Арктике нет проблем, требующих военного решения. Россия не разделяет оценок Арктики как потенциального источника нестабильности, требующего присутствия здесь военно-политических блоков. В.В.Путин подчеркивает необходимость для всех государств «отстаивать интересы в Арктике в соответствии с нормами международного права, как это делает Россия: «Мы действуем абсолютно легальными способами в Арктике и будем стремиться именно к этому»5. Министр иностранных дел России С.В.Лавров заявил, что «Арктику нужно оставить за скобками военной риторики», и подчеркнул, что «мы не хотим, чтобы Арктика стала ареной противостояния»6.

США. Примечательно, что большинство обычных американцев не осознают того, что США являются арктическим государством. Соединенные Штаты определяют свой арктический сектор, прилегающий к Аляске, как пространства, расположенные к северу и западу от границы, формируемой реками Поркьюпайн, Юкон и Кускокуим; в него же входят цепь Алеутских островов, а также все смежные моря, включая акватории Северного Ледовитого океана, морей Бофорта, Берингова и Чукотского* (*Площадь полярного сектора США к северу от полярного круга достигает 8% площади Арктики, на арктическом континентальном шельфе которого обнаружены перспективные месторождения нефти.).

Согласно договору между Российской империей и США 1867 года, совместная граница на Севере проходит через точку в Беринговом проливе (65°30' с. ш.) в ее пересечении с меридианом, отделяющим на равном расстоянии острова Крузенштерна (Игналук) от острова Ратманова (Нунарбук), и направляется «по прямой линии безгранично к Северу, доколе она совсем не теряется в Ледовитом океане». В 1990 году СССР и США подписали Соглашение о разграничении экономических зон и континентального шельфа в Чукотском и Беринговом морях. За основу разграничения была взята линия, определенная Договором 1867 года в связи с уступкой Россией Соединенным Штатам Аляски и Алеутских островов. Соглашение было ратифицировано Конгрессом США 18 сентября 1990 года, однако не ратифицировано российским парламентом, но его положения соблюдаются обоими государствами на временной основе после обмена нотами между МИД СССР и Госдепартаментом США.

В данный момент активные пограничные споры в Арктике не ведутся, но США всегда осуществляли и продолжают военное наблюдение в регионе. Вашингтон уделяет повышенное внимание освоению Арктики и постоянно разрабатывает новые стратегии для доминирования в этом регионе. Политико-экономические интересы США в Арктике состоят в расширении присутствия и активизации деятельности, чтобы обеспечить их морское могущество. США намерены не только защищать права над своей исключительной экономической зоной, но и продолжать осуществлять контроль за прилегающей арктической акваторией, включая использование таких стратегических инструментов, как противоракетная оборона, военное сдерживание, операции по обеспечению безопасности и свободы трансарктических перелетов и морских походов, включая Северный морской путь7.

12 января 2009 года Президент Б.Обама утвердил основополагающий документ, регламентирующий деятельность по реализации национальных интересов в Арктике - Стратегию национальной безопасности США в Арктике для обеспечения «своего суверенитета на Аляске и вокруг нее» и «свободы морей» для всего Северного Ледовитого океана «в условиях беспрецедентного таяния арктических льдов». В Стратегии говорится о стабильности Арктического региона, где нет конфликта и государства действуют ответственно в духе доверия и сотрудничества, где экономические и энергетические ресурсы развиваются стабильным путем и который направлен на «уважение хрупкой окружающей среды, интересов и культуры местных народов»8.

В Стратегии подчеркивается, что Соединенные Штаты являются приарктическим государством и имеют широкие и фундаментальные интересы в Арктике в сфере национальной безопасности и готовы действовать независимо либо в союзе с другими государствами по их защите. Документ предусматривает три основные направления деятельности - «продвижение интересов национальной безопасности США», «ответственное управление ресурсами Арктического региона» и «укрепление международного сотрудничества в регионе».

В тексте Стратегии также говорится, что Соединенные Штаты планируют подать заявку на расширение границ континентального арктического шельфа до 600 морских миль от северного побережья Аляски, при этом на самом Северном полюсе должно высвободиться нейтральное пространство для использования его природных ресурсов всеми субъектами международных отношений, площадью около 3 млн. кв. км.

На словах американцы выступают за то, чтобы Арктический регион был «мирным, стабильным и свободным от конфликтов», за воздержание от расширения военного присутствия в Арктике. Однако в американских СМИ в последнее время Арктика все чаще фигурирует как зона возможного «вооруженного конфликта». США продолжают следовать политике, заявленной еще Президентом Трумэном, что ресурсы континентального шельфа США являются исключительной собственностью Америки.

Со времен холодной войны США рассматривают пространства Арктики с точки зрения потенциальных возможностей подступа к стратегическим активам России с моря и воздуха, контроля Северного флота России на Кольском полуострове. ВМС и ВВС США регулярно проводят операции боевой подготовки для решения оперативных задач, в том числе совместно с НАТО. Местом для военных учений обычно используется база ВВС «Эльмендорф» на Аляске, которая находится рядом с Чукотским морем, на границе с российскими территориальными водами.

Интересы национальной безопасности США включают такие вопросы стратегического сдерживания, как противоракетная оборона и дальнее обнаружение; развертывание морских и воздушных систем для морских перевозок и операций по безопасности; а также обеспечение свободы мореплавания, включая все права, свободы для использования морей и воздушного пространства, свободу навигации и перелетов во всем мире, включая проливы.

Стратегическое сдерживание хорошо известно по опыту холодной войны. В Арктическом регионе под таким сдерживанием понимается развертывание комбинированных сил, военных баз и ракет-перехватчиков по периметру границ для нанесения быстрого удара по противнику, включая Российскую Федерацию. Очевидно, что арктическое направление является наиболее коротким путем для взаимного достижения России и США.

Что касается активности России в Арктике, то США считают, что она действует «законно», пытаясь доказать правомерность своих претензий на богатый арктический шельф* (*Россия собрала сведения для доказательства того, что арктический шельф является продолжением Восточно-Сибирской континентальной платформы. Площадь шельфа, на который претендует Россия, достигает 1,2 млн. кв. км, там находится до 25% мировых запасов нефти и природного газа.), но предупреждают, что готовятся оспаривать российские претензии, в том числе в рамках Комиссии ООН по границам континентального шельфа, после ратификации Конвенции. Вопрос об установлении пределов российской шельфовой зоны Госдепартамент США рассматривает исключительно как технический, который должен решаться международной экспертной комиссией на основе научных данных. Помимо разногласий по вопросам разграничения шельфа, американское экспертное сообщество также предъявляет требования в отношении интернационализации использования российского Северного морского пути и канадского Северо-Западного прохода.

Канаду, так же как и Россию, США рассматривают основным конкурентом в борьбе за Арктику. США и Канада сильно расходятся во мнениях относительно статуса Северо-Западного прохода и Северного полюса в Арктике: Оттава считает их своими, а Вашингтон - международными. Несмотря на конкуренцию и противоречия, США совместно с Канадой проводят ежегодные экспедиции9 с целью сбора доказательств своих прав на часть арктического шельфа, где находятся запасы нефти и газа до 5 млрд. тонн. Такие экспедиции проходят с привлечением ледоколов береговой охраны как США («Healy»), так и Канады («Louis S. St-Laurent»), как правило, в части Северного Ледовитого океана, омывающей Канаду, в море Бофорта, от Аляски до хребта Менделеева, а также к востоку от Канадского архипелага.

Высокой конкуренцией в Арктическом регионе объясняются также санкционные действия США, которые, ссылаясь на украинские события, намерены продолжать применять ограничения против энергетического сектора России, включающие не только запреты на поставку технологий нетрадиционной добычи энергоносителей, но и отказ на поставку оборудования для глубинной разработки арктического шельфа и добычи сланцевых запасов нефти и газа* (*В список «санкционного» оборудования входят буровые платформы, детали для горизонтального бурения, подводное оборудование, морское оборудование для работы в условиях Арктики, программное обеспечение для гидравлического разрыва пласта, дистанционно управляемые подводные аппараты, насосы высокого давления.). Прослеживается конкуренция между европейскими и американскими нефтегазовыми компаниями.

Как известно, США подписали, но пока не ратифицировали Конвенцию ООН по морскому праву 1982 года, на основе положений которой остальные арктические государства выстраивают свои позиции по вопросу разграничения шельфа. Ссылаясь на это обстоятельство, США не принимают ни один из вариантов разграничения арктического шельфа, которые сегодня предлагают другие приполярные государства и даже говорят о необходимости разработки нового международного договора, который бы «не ограничивал прав государства».

Белый дом якобы намерен добиваться от Сената Конгресса США ратификации Конвенции 1982 года, которая позволит обращаться для решения территориальных споров в Международный трибунал по морскому праву в Гамбурге. Однако не ратифицируя Конвенцию, США стремятся сохранить свободу действий, а в случае ратификации - оговорить для себя исключительные условия, в том числе для возможного представления своей заявки в Комиссию ООН по границам континентального шельфа. «До сих пор мы смотрели, как другие государства преследуют свои собственные интересы. Теперь мы приступаем к активным действиям»10, заявил главный юридический советник госсекретаря США Дж.Беллинджер, который считает, что США должны подать заявку на право владения прибрежной зоной в Северном Ледовитом океане.

До ратификации Конвенции переговоры с США о разграничении шельфа могут проводиться в соответствии с нормой п. 1 ст. 6 Женевской конвенции о континентальном шельфе 1958 года, которая устанавливает, что, «если один и тот же континентальный шельф примыкает к территориям двух или более государств, берега которых расположены один против другого, граница континентального шельфа, принадлежащего каждому государству, определяется соглашением между ними. При отсутствии соглашения и если иная линия границы не оправдывается особыми обстоятельствами, границей служит срединная линия, каждая точка которой равно отстоит от ближайших точек тех исходных линий, от которых отмеряется ширина территориального моря каждого из этих государств»11.

Вашингтон не скрывает своих интересов, которые связаны не только с добычей полезных ископаемых, но и утверждением своего военного присутствия в Арктике. Основным аргументом США в борьбе за регион является Аляска, которая по морю граничит с Россией и разделена с основной территорией США Канадой. Именно на Аляске был создан первый район противоракетной обороны в Северной Америке. В настоящее время на Аляске дислоцируются три базы армии сухопутных войск, три - военно-воздушных сил и 27 тыс. военнослужащих. США регулярно поднимают в воздух полярную наблюдательную авиацию, чтобы отслеживать новые «угрозы с Севера», обеспечивают работу национальной системы ПРО в Арктике.

США имеют самый мощный экономический потенциал среди арктических государств, но географически могут претендовать только на самую меньшую площадь на арктическом шельфе, ограниченную Беринговым морем и морем Бофорта, если исходить из логики разграничения других арктических государств. Соединенные Штаты заявляют о своей позиции относительно раздела шельфа, которая заключается в закреплении приоритетных прав государств только на прибрежную зону и установлении пространства для свободного использования всеми государствами в центре Арктики, что могло бы расширить свободную акваторию для флота США. Американские идеи свободного мореплавания по всей Арктике, в том числе по российскому Северному морскому пути или канадскому Северо-Западному проходу, не поддерживаются и вызывают озабоченность других государств арктического сообщества.

На этом фоне примечательно, что под предлогом исключения боевых столкновений в Арктике США готовятся принять на себя роль третейского судьи в разрешении споров и противоречий между арктическими государствами, в том числе на основе Конвенции ООН 1982 года.

Канада входит в «семерку» наиболее крупных и развитых государств мира, она определяет свою арктическую область как территорию, включающую водосборный бассейн территории Юкон, все земли севернее 60 градусов северной широты и область прибрежных зон Гудзонова залива и залива Джеймса. Площадь полярных владений Канады составляет 1,430 млн. кв. км, здесь проживают всего 110 тыс. человек. Канада занимает практически всю северную половину материка Северная Америка и прилегающие острова, среди которых Ванкувер - на западе, Новая Земля - на востоке и Канадский Арктический архипелаг - на севере от материка. Острова Канадского Арктического архипелага лежат в бассейне Северного Ледовитого океана, что географически обуславливает желание государства играть приоритетную роль на Севере в качестве «энергетической сверхдержавы». Канада также претендует на окрестности полуострова Лабрадор, области к востоку от Ньюфаундленда и провинции Новая Шотландия, а также на часть шельфа Гренландии, входящей в исключительную экономическую зону Дании.

Правительство Канады передало в Комиссию ООН по континентальному шельфу доклад о канадских правах на 1,2 млн. кв. км дна северной части Атлантики и готовит обоснование претензий на часть Северного Ледовитого океана, включая Северный полюс* (*Исторически правительство Канады еще в 1909 г. официально объявило своей собственностью все земли и острова, как открытые, так и те, которые могут быть открыты впоследствии, лежащие к западу от Гренландии между Канадой и Северным полюсом, а в 1921 г. - что все земли и острова к северу от канадской континентальной части находятся под ее суверенитетом. В 1925 г. было принято дополнение к закону о северо-западных территориях, запрещавшее всем иностранным государствам заниматься какой-либо деятельностью в пределах канадских арктических земель и островов без особого на то разрешения канадского правительства. В 1926 г. эти требования были подтверждены специальным королевским указом.). Премьер-министр Канады С.Харпер заявил, что Северный полюс находится на исконно канадской территории, потому что является естественным подводным продолжением северного канадского острова Элсмир. Правопритязания Канады в отношении Арктики обосновываются с помощью ряда теорий: арктических секторов, прилегания, отождествления льдов и земель, защиты интересов коренного населения и окружающей среды.

Приоритетом национальной внешней политики в Арктике является демонстрация канадского флага на Севере и защита государственной безопасности. Министр обороны Канады П.Маккей категорично заявил, что «Арктика - это важная составная часть нашего государства и что наше присутствие в Арктике будет постоянно наращиваться». В соответствии с канадской оборонной стратегией вооруженные силы должны демонстрировать свое видимое присутствие в регионе, быть способными осуществлять контроль и защищать территорию в Арктике. Канадцы проводят военные учения в регионе, демонстрируя методы борьбы с подводными лодками, незаконно входящими в береговую зону, и готовят резервистов к проведению операций за полярным кругом. Так, вооруженные силы Канады провели военные учения с 20 по 30 марта этого года в самой северной провинции Канады - Нунавут, у арктической границы страны, в арктической и субарктической климатических зонах.

Финансирование военных учений и операций на территории канадской Арктики постоянно растет, и к 2025 году для укрепления присутствия в полярных районах планируется увеличение военного бюджета Канады вдвое. С 2007 года на севере государства ежегодно проводится военная операция «Нанук» («Nanook»), в которой задействовано несколько тысяч солдат. В 2010 году премьер-министр С.Харпер одобрил проект запуска военных наблюдательных спутников, которые должны были охватить все театры потенциальных конфликтов, «от Афганистана до Арктики, от побережья Сомали до пляжей залива Нутка, чтобы увидеть все, на что способны злодеи»12. Береговая охрана заказала огромный ледокол стоимостью в 720 млн. долларов, который планируется построить к 2017 году. Также С.Харпер выступает за проект создания заполярного глубоководного порта, на который придется потратить не менее 100 млн. долларов.

У России и Канады нет острых противоречий по проблемам границ. Претензии обоих государств на хребет Ломоносова для расширения арктического шельфа вполне могут быть разрешены путем установления компромиссной разделительной линии. Наращивание военных возможностей в регионе как Канадой, так и Россией направлено не столько на достижение военного превосходства в Арктике, сколько на обеспечение надежного контроля над безлюдными пространствами на Крайнем Севере и охрану национальных экономических интересов в рамках международного права. Кроме этого, Канада выступает против усиления активности НАТО в Арктике.

Норвегия не дает определения своих арктических территорий во внутригосударственных правовых актах, однако в Руководстве по проведению морских работ по нефти и газу в Арктике 1997 года определила, что арктическую территорию Норвегии образуют районы Норвежского моря севернее 65 градусов северной широты* (*Площадь полярных владений Норвегии, включая акваторию, окружающую Шпицберген, составляет около 13% от площади Арктики.). Норвегия установила 200-мильную экономическую зону вокруг Шпицбергена, которую СССР, а затем и Россия, не признает, отмечая, что море вокруг архипелага - территория такой же свободной экономической деятельности всех желающих государств, как и сам архипелаг.

На рубеже XIX-XX веков Норвегия стала центром полярных исследований. Правительство Норвегии объявило Арктику и весь Крайний Север главными приоритетами в своей внутренней и внешней политике. В 2006 году Норвегия приняла стратегию развития северных регионов с целью обеспечения их устойчивого развития путем укрепления международного сотрудничества в области использования природных ресурсов, управления окружающей средой и проведения научных исследований.

В Программе развития на Севере 2009 года правительством Норвегии определены следующие приоритеты работы: расширение знаний об окружающей среде северных регионов; укрепление мониторинга и безопасности на море; стимулирование устойчивого использования углеводородных и возобновляемых морских ресурсов; содействие развитию активности и инфраструктуры на Севере; укрепление безопасности и межграничного сотрудничества; обеспечение прав коренных народов.

Экономика Норвегии серьезно зависит от сырьевых ресурсов, добыча углеводородов и энергетика - ее основа. Четверть расходов государства идет на строительство буровых платформ. Треть доходов бюджета государства составляют доходы от экспорта добываемых природных ресурсов. В Норвегии имеются месторождения серебра, мрамора, свинца, никеля, цинка, меди, гранита, титана, железа. Кроме этого, рыболовство, морские биоресурсы, лесная промышленность, судостроение и судоходство, а также туризм связаны с северным направлением, поэтому у Норвегии нет другой альтернативы, кроме как двигаться в Арктику и укреплять там свои позиции.

Норвегия так же, как и Россия, придерживается конвенционного подхода и предлагает разделение Арктики по линии между государствами на равном удалении от берега. При таком разделе Норвегия сможет претендовать на богатый природными ископаемыми участок в Баренцевом море.

Для достижения своих целей по большинству направлений северной и арктической политики Норвегия рассчитывает на сотрудничество с Россией, ее северными субъектами, коренными народами Севера. Российско-норвежское сотрудничество в Арктике выстраивается на равноправной основе, поскольку у норвежской стороны есть не меньше стимулов к совместному освоению арктических природных ресурсов, чем у России.

Государства урегулировали спор о морских границах в Баренцевом море, длившийся 40 лет, согласованно поделив зону, на которую претендовали оба государства, на основе принципов международного права. 15 сентября 2010 года между Российской Федерацией и Королевством Норвегия был подписан Договор о разграничении морских пространств и сотрудничестве в Баренцевом море и Северном Ледовитом океане* (*Договор между Россией и Норвегией 2010 г. был ратифицирован Россией 30 марта 2011 г. и Норвегией - 8 февраля 2011 г.). Договор разрабатывался более 40 лет и был заключен в соответствии с Конвенцией. Договор стал основой для продолжения российско-норвежского сотрудничества в указанных морских пространствах в области рыболовства, в сфере использования трансграничных месторождений углеводородов и др., но не касался вопросов статуса Шпицбергена. Договор не решил все проблемы в российско-норвежских отношениях, но стал доказательством способности арктических государств конструктивно решать споры путем переговоров на основе действующих норм международного права, прежде всего Конвенции.

До заключения Договора 2010 года Россия была одним из главных оппонентов Норвегии в борьбе за северные территории, но договор доказал способность арктических государств решать споры путем переговоров на основе норм международного права, прежде всего Конвенции 1982 года.

Норвегия, которая является основательницей НАТО, признает Россию важным геополитическим игроком, но рассматривает ее также как потенциальную угрозу в своих стратегических документах. В Норвегии доминирует не столько трезвая оценка современной военно-политической ситуации в Арктике, сколько традиционное желание иметь за спиной поддержку в лице НАТО во взаимоотношениях с Россией. Норвегия уже перенесла несколько военных объектов ближе к полярному кругу. Так, в 2009 году за полярный круг перенесли крупнейшую северную бригаду, армейский генштаб, управление береговой охраны и подразделение из 60 истребителей. Согласно стратегии, Норвегия считает необходимым включение вопросов по Арктике в сферу интересов НАТО. Такой подход противоречит российскому подходу, который заключается в отсутствии необходимости подключения международных организаций и военно-политических альянсов к решению арктических дел.

В настоящий момент, в связи с позицией Норвегии по Украине, были отменены широкие планы военного сотрудничества. Так, был отложен апрельский визит министра обороны России С.Шойгу в Норвегию, отменены визит российских военных кораблей в Осло по случаю 200-летия флота Норвегии, совместные учения «Северный орел», визит командующего ВМФ России в Берген, участие России в празднике военных барабанщиков и музыкантов «Norwegian Military Tattoo 2014». Отменены штабные переговоры об усилении взаимодействия на море и ряд двусторонних встреч.

Дания 15 декабря 2014 года подала свою заявку в ООН для установления границ их континентального шельфа в Арктике. Свои исследования Северной Атлантики Дания начала в 2004 году с целью получения доказательств принадлежности ей хребта Ломоносова, и в 2012 году датские ученые пришли к выводу, что он является продолжением Гренландии.

Дания так же, как Норвегия, исходит из принципа границ, идущих по срединной линии, и предлагает разделение Арктики между государствами по линиям, которые должны быть установлены на равном удалении от побережий арктических государств. При таком разделе Дания получит Северный полюс и арктическое пространство, почти равное канадскому, а Россия потеряет около 1,8 млн. кв. км. Евросоюз поддерживает Данию, поскольку хочет с ее помощью заполучить для себя арктический участок.

Дания претендует на участок шельфа размером 895 тыс. кв. км, который захватывает Северный полюс и районы Северного Ледовитого океана, находящиеся в сфере притязаний России и Канады13. Согласно датской позиции, против которой возражает, например, Канада, хребет Ломоносова принадлежит Дании, поскольку является затонувшей частью Гренландии, которая, в свою очередь, является автономной территорией датского королевства14. При этом внутриполитические силы Гренландии стремятся получить независимость и выйти из-под контроля Дании, чтобы самостоятельно распорядиться правами на арктический шельф.

С военной точки зрения датчане занимают весьма осторожную позицию и пока ограничились лишь формированием спецподразделения в Гренландии.

Финляндия граничит с Россией, Норвегией и Швецией, но не имеет прямого выхода к Арктике. Государство имеет выход в Мировой океан через Балтийское море, Ботнический и Финский заливы, когда они свободны ото льда.

В 2010 году была опубликована государственная «Стратегия Финляндии в Арктике». Согласно Стратегии, интересы Финляндии связаны с защитой коренных народов, безопасностью судоходства, охраной окружающей среды и т. д. Финляндия уделяет большое внимание вопросам сохранения экологического потенциала Арктики и еще в 1989 году предложила остальным семи арктическим государствам объединить усилия для защиты уникальной природы северной полярной зоны.

В июне 1991 года арктические государства приняли Декларацию об охране окружающей среды в Арктике, реализация которой привела в 1996 году к созданию Арктического совета представителями восьми арктических государств: Дании, Исландии, Канады, Норвегии, России, США, Финляндии и Швеции. Финляндия эффективно реализует свою арктическую политику посредством деятельности в Арктическом совете.

Свое будущее в Арктике Финляндия во многом связывает со Швецией и Исландией, а также Данией и Норвегией в рамках совместного «Скандинавского блока». По оценкам экспертов, это будет достаточно мощный оборонный союз* (*По предварительным оценкам, в распоряжении «Скандинавского блока» в Арктике может оказаться порядка 240 тыс. человек, 1200 танков, более 4 тыс. БТР и БМП, более 4500 артиллерийских орудий и минометов, около 600 боевых самолетов, 24 подводные лодки и свыше 30 боевых кораблей основных классов, 220 вспомогательных судов и катеров.). Министры иностранных дел Финляндии и Швеции уже заявили 6 мая 2014 года о подписании плана оборонного сотрудничества двух государств, который предусматривает совместные военные учения авиации, армии и флота, а также использование своих материальных ресурсов с целью укрепления объединенного оборонного потенциала и более эффективного использования ресурсов Финляндии и Швеции.

Кроме этого, Финляндия и Швеция уже прорабатывают вопрос о своем членстве в НАТО, что не может не повлиять на ситуацию в Арктическом регионе и представляет собой прямую военную угрозу России на ее границе, попытку взять ее в окружение.

Швеция граничит с Норвегией и Финляндией, ее берега омывают воды Балтийского моря и Ботнического залива. Исторически Королевство Швеции всегда имело доступ к Арктике, распространяя свою власть на другие скандинавские государства, в частности Норвегию. В настоящее время Швеция не имеет прямого выхода к Северному Ледовитому океану и не предъявляет юридических территориальных претензий в Арктике, но претендует на свое геополитическое влияние в богатом природными ресурсами регионе, в частности в рамках Арктического совета* (*Отсутствие прямого выхода к Арктике стало причиной международного скандала в 2010 г., когда канадское правительство отказалось приглашать Швецию, Финляндию и Исландию на переговоры по развитию Арктики. Обеспокоенные возможным усилением влияния Канады при отсутствии ряда скандинавских государств США потребовали обязательного присутствия всех участников Арктического совета.).

Кроме этого, необходимо учитывать, что 11 января 1993 года министры иностранных дел Дании, Финляндии, Норвегии, Швеции, Исландии, России подписали Декларацию о сотрудничестве и взаимодействии в Баренцевом Евро-Арктическом регионе - так называемую Киркенесскую декларацию, в которой сформулирована концепция «Баренцева сотрудничества». Целью сотрудничества является содействие устойчивому развитию региона, двустороннее и многостороннее взаимодействие в области экономики, торговли, науки и техники, лесного хозяйства, экологии, энергетики, инфраструктуры, Северного морского пути, молодежной политики, образования и культурных обменов, туризма, здравоохранения, а также реализации проектов, направленных на улучшение положения коренного населения Севера15.

Швеция располагает наиболее мощным военным ресурсом среди всех скандинавских государств, что может использоваться для укрепления ее политических позиций в Арктике.

Исландия - самое маленькое арктическое государство, она не имеет прямого выхода к Северному Ледовитому океану, но занимает активную позицию в регионе и регулярно проводит различные мероприятия и конференции по арктическим вопросам. На территории Исландии располагаются секретариаты двух рабочих групп Арктического совета - по охране арктической флоры и фауны и по охране морских экосистем Арктики.

Приоритеты Исландии связаны с защитой окружающей среды и северных морей, поддержкой приполярных научных исследований и международного сотрудничества. Исландия исходит из того, что широкое таяние льдов в Арктике приведет к появлению альтернативных морских северных путей для нефтяных и грузовых судов из Европы в Азию и Америку, широкомасштабной разработке энергоресурсов Арктики, а также к увеличению угроз для экологии. Исландия подтверждает готовность принять участие в составлении карт морских зон Арктики, где ожидается усиление борьбы за природные ресурсы, для планирования согласованных действий в чрезвычайных ситуациях.

Исландия заявляет о своих правах на арктический шельф, так, в 2009 году, стремясь поправить свое финансово-экономическое положение, Исландия заявила о своем намерении привлекать иностранных инвесторов для добычи нефти на арктическом шельфе. Исландия не занимает лидирующих позиций в арктическом противостоянии, но представляет существенный геополитический потенциал для сотрудничества. Достаточно вспомнить о том, что самое большое посольство Китая расположено именно в Исландии.

В целом российско-исландские межгосударственные отношения развиваются позитивно, и предоставление Исландии кредита в размере 500 млн. долларов со стороны России лишнее тому подтверждение. Для России важно иметь в виду, что военная база НАТО, которая была законсервирована в Исландии в 2006 году, может быть востребована при реализации совместных проектов.

Китай, не являясь арктическим государством, не претендует на богатство арктического шельфа, но заинтересованно следит за тем, когда арктические государства наведут юридический порядок и установят прозрачные и понятные правила свободного прохода через арктические воды. КНР уже оценила преимущества морских перевозок из Китая в Европу и на восток США по северным морским путям Канады и России, которые в условиях круглогодичной навигации сократятся на 6-7 тыс. км в каждую сторону.

Китай усиливает свое присутствие в Арктике, финансирует исследовательскую деятельность, расширяет сотрудничество, заключил договор по освоению арктической зоны с Норвегией, открыл исследовательскую станцию на Шпицбергене. С 2012 года Китай несколько раз отправлял в северные моря самый крупный в мире неатомный ледокол «Снежный дракон» («Сюэлун»)* (*Примечательно, что «Сюэлун» был сделан еще в советские времена на Украине, но после полностью модернизирован.). «Снежный дракон» проделал путь по всей дистанции Северного морского пути до Баренцева моря и вернулся к Берингову проливу из Исландии по прямой через Северный полюс. Китай активно привлекает инвестиции, в настоящее время завершается строительство серии ледоколов подобных «Снежному дракону», то есть фактически развивает свой национальный арктический флот.

Арктический совет* (*Арктический совет был создан в 1996 г. по инициативе Финландии, в него входят Дания, Финляндия, Исландия, Канада, Норвегия, Россия, Швеция и США. Постоянными государствами-наблюдателями Совета является целый ряд неарктических государств - Великобритания, Германия, Индия, Испания, Китай, Нидерланды, Польша, Франция, Южная Корея, Япония. Подавляющее большинство государств - членов ЕС не являются полярными. Постоянными участниками Арктического совета также являются Международная ассоциация алеутов, Арктический совет атабасков, Циркумполярная конференция инуитов, Совет саамов, Международный совет гвичинов и Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации.) является важным политико-правовым инструментом в регионе, главной региональной организацией Арктики. В Арктическом совете запрещено поднимать вопросы безопасности и предотвращения конфликтов.

По мнению министра С.В.Лаврова, все участники Арктического совета заинтересованы в том, чтобы регион Арктики «осваивался на основе сотрудничества, международного права, в том числе на основе уважения тех решений, которые принимаются по определению границ континентального шельфа»16. Министр подчеркнул, что у России «все необходимое есть, чтобы оформить права на весь континентальный шельф России в Северном Ледовитом океане»17.

По географическим причинам, России легче договариваться в рамках Арктического совета при председательстве Канады, Исландии, Швеции, но не США, которые председательствовали в 2015 году. Примечательно, что США считают Арктический совет лишь совещательным форумом и выступают против его надгосударственности, то есть передачи ему права принимать решения, обязательные для государств-членов.

Таким образом, даже предварительный анализ показывает, что Арктический регион имеет важное стратегическое значение для всех арктических и ряда неарктических государств, он остается под сильным политическим давлением и имеет противоречия - между стремлением к сотрудничеству и соперничеством. Арктика предоставляет широкие возможности для сотрудничества в военной сфере, создания коллективной системы безопасности, и арктические государства уже накопили позитивный опыт сотрудничества по военным вопросам. Вероятно, следует ожидать усиления военного присутствия арктических государств в регионе и развития там военной инфраструктуры по мере развития хозяйственно-экономической деятельности и нефтегазовых ресурсов Арктики, однако вряд ли это означает милитаризацию Арктики.

Формирование образа врагов, стоящих повсюду в Арктическом регионе, зачастую служит лишь оправданием для обоснования оборонных бюджетов и финансирования военной промышленности, но не ведет к расширению контактов и взаимодействию вооруженных сил соответствующих государств, в том числе в рамках совместных учений. Формирование атмосферы недоверия между участниками арктического диалога приведет лишь к силовому сценарию развития событий в регионе, который можно предотвратить только коллективными дипломатическими и политическими усилиями всех арктических государств, не прибегая к помощи военных, включая структуры НАТО, ЕС и др.

Соединенные Штаты традиционно рассматривают пространства Арктики потенциально возможными подступами к стратегическим активам России с моря и воздуха, тогда как Россия базирует свой Северный флот на Кольском полуострове.

Российская позиция исходит из понимания того, что в Арктике пересекаются серьезные экономические и геополитические интересы государств, которые можно и нужно согласовывать «в духе партнерства, путем переговоров и на основе действующих международно-правовых норм»18. Конкуренция в Арктике не должна носить военный и конфронтационный характер. Вместе с тем, в случае необходимости, Россия готова оказать достойный отпор, что доказали российские военные учения в Арктике в середине марта 2015 года19.

В выигрыше окажутся все участники именно цивилизованного конструктивного взаимодействия по вопросам новых технологий, экономического и инвестиционного сотрудничества, обмена знаниями по арктическим вопросам и т. д.

России сложно рассчитывать на постоянных союзников в Арктике. Реальным путем защиты российских интересов в Арктическом регионе остаются геологические исследования и работа по международно-правовому обеспечению российской позиции по разделу арктического пространства. Первостепенную значимость в деле обеспечения российских стратегических интересов в регионе имеет научное изучение Арктики, которое должно учитываться в принятии решений по арктической политике России по всем направлениям, включая международно-правовое сопровождение. Тем более что серьезные геолого-геофизические экспедиционные исследования арктического дна, разработка его недр на глубине в несколько километров - затратные мероприятия, которые не могут себе позволить большинство государств.

России необходимо продолжать увеличивать свое присутствие в регионе и активно там работать, внедрять технологии добычи и транспортировки энергоносителей, а также обеспечить приток инвестиций в российскую экономику. Вероятно, что вопросы раздела Арктики в перспективе могут увязываться с технологическими возможностями претендентов на разработку ресурсов, на первый план может выйти фактор реального экономического присутствия, который будет закрепляться правовыми и иными средствами.

Достигнутый прогресс в российско-норвежских отношениях по разделу арктических морских территорий является важным позитивным примером и создает общий благоприятный фон для интенсификации сотрудничества между полярными государствами в области освоения природных ресурсов Арктики.

Военные объекты традиционно строились в Арктике со времен холодной войны для обеспечения контроля над полетами межконтинентальных баллистических ракет, там размещались аэродромные базы стратегических бомбардировщиков и подлодок, американо-канадская и российская системы ПВО для борьбы с бомбардировщиками противника.

Присутствие военных в Арктике для государств Северного полушария обеспечивает гарантии безопасности, но у многих других вызывает политическую напряженность и повышает вероятность конфронтации в полярном регионе. Нередко объяснением размещения вооруженных подразделений в Арктике становится необходимость выполнения различных логистических задач и оказания помощи судам в случае аварии или несчастного случая в условиях труднодоступной среды и низких температур Арктики.

 

 

 1По данным ученых, в Арктике находятся 13% неразведанных запасов нефти и 30% неиспользованных запасов газа // http://lenta.ru/news/2014/12/15/denmark_claims_north_pole

 2Конышев В., Сергунин А. Арктическое направление внешней политики России // Observer. 2011. №3. М., 2011. С. 13-20, 15.

 3О заявлении НАТО // http://www.nvspb.ru/stories/varktikestanetzharko/?version=print

 4http://www.rg.ru/2014/12/01/komandovanie-site.html

 5http://www.chukotan.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=1384:2014-05-28-21-51-02&catid=76:2012-07-03-16-03-42&Itemid=178

 6http://itar-tass.com/politika/1404084

 7National Security Presidential Directive (NSPD-66) and Homeland Security Presidential Directive (HSPD-25). 2009. January 12 // http://georgewbush-whitehouse.archives.gov/news/releases/2009/01/print/20090112-3.html

 8Ibid.

 9Американо-канадские экспедиции состоялись 13.09.2008, 07.08.2009, 07.08.2010.

10http://www.trustshipm.com/ru/ct-menu-item-31/116-arkticheskie-glubiny-pokorilis-rossii

11http://articlekz.com/article/6195

12http://inosmi.ru/world/20140418/219663638.html

13The Arctic Journal // http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2014/12/141215_rn_denmark_arctic_claim

14Гренландия ежегодно теряет более 85 кубических километров льда. Арктическая безопасность северных стран // Barents Observer. 2009. №2.

15http://pro-arctic.ru/06/06/2013/legislation/3752

16ИТАР-ТАСС. 27.08.2014.

17Там же.

18Путин В.В. на международном форуме «Арктика - территория диалога». 20.11.2010 // http://premier.gov.ru/events/news/12304/

19http://www.arctic-info.ru/FederalMonitoringMedia/23-03-2015/voennie-ycenia-v-arktike-i-sozdanie-arkticeskoi-komissii-v-pravitel_stve-rf--monitoring-federal_nih-smi--16-21-marta

Отправить статью по почте