Израиль и Иордания: партнеры по необходимости


Отношения между Израилем и Иорданией всегда отличались особым характером. Иордания последовательно поддерживала и проводила антисионистскую политику, но решения принимала, исходя из практических соображений. Среди них - географическая близость двух стран, западная ориентация короля Хусейна и скромные территориальные устремления Иордании. Однако состояние войны существовало между ними с 1948 года, до подписания соглашения о мире.

Изначально в Трансиордании проживало около 300 тыс. человек, половину из которых составляло кочевое и полукочевое население. Наряду с арабами-мусульманами там насчитывалось 25 тыс. христиан и 10 тыс. черкесов. Из бедуинов и черкесов рекрутировались солдаты знаменитого Арабского легиона, ставшего к 1948 году - при живейшем британском участии - самой подготовленной и боеспособной армией Ближнего Востока.

Израильтянам было суждено испытать это на собственном опыте, когда накануне провозглашения независимости Израиля моторизированные батальоны легионеров пересекли Иордан и устремились к Иерусалиму1.

Тем не менее мемуаристы и политологи отмечали много обходных каналов информации и время от времени тайных связей между Израилем и Иорданией, часто приводящих к ограниченным контактам даже во времена войны.

После Суэцкого кризиса 1956 года нападения федаинов из Иордании на Израиль уменьшились. В целом после арабо-израильской войны 1967 года напряженность в отношениях между Израилем и Иорданией ослабла.

В период Шестидневной войны 1967 года Иордания поддерживала Египет, несмотря на израильское предупреждение. Это привело к потере Иорданией Восточного Иерусалима и Западного берега реки Иордан.

Как-то во время беседы с И.Шамиром король Хусейн упомянул о своей встрече с М.Даяном сразу после Шестидневной войны. Даян сказал: «Сейчас нам необходимо наладить отношения с Египтом; следующая - Иордания». Хусейн объяснил, что принял участие в войне не для того, чтобы «получить свою долю пирога» - он не верил в победу, - а лишь из-за обязательства по отношению к арабскому миру. «Эта верность обошлась мне очень дорого», - добавил он2.

Логика иорданцев была очевидной: контроль над мусульманскими святынями Иерусалима автоматически означал бы превращение Трансиордании в одну из самых влиятельных стран арабского мира, но и в огромной степени Шестидневная война привела к экономическим потерям для королевства, так как большая часть его экономики базировалась на Западном берегу реки Иордан.

В 1970 году Хусейн провел операцию «Черный сентябрь» против Организации освобождения Палестины (ООП), изгоняя ее и тысячи палестинцев, которые угрожали его власти.

Как известно, ООП была создана в 1964 году, за три года до Шестидневной войны, в результате которой, как уже говорилось, Израиль оккупировал Восточный Иерусалим, Западный берег реки Иордан (эти районы были оккупированы Иорданией в 1948 г. и аннексированы ею двумя годами позже).

Официальные лидеры ООП пытались убедить Хусейна отказаться от притязаний на Западный берег реки Иордан (Иудея и Самария) и тем более на территорию королевства, расположенную к востоку от Иордана, с чем Хусейн был не согласен3.

В ноябре 1966 года Израиль осуществил операцию возмездия к югу от Хеврона, в деревне Самуа, где находилась база палестинских террористов. После этого Сирия и ООП обвинили короля Хусейна в том, что он пренебрег защитой своего народа, и призвали граждан Иордании к восстанию4.

Однако наибольшего накала отношения Хусейна с палестинцами достигли после Шестидневной войны, когда в ноябре 1968 года иорданская армия была вовлечена в ожесточенные столкновения с боевыми отрядами ООП.

К тому времени ООП обрела решающее влияние на внутриполитическую ситуацию в Иордании: из 17 министров иорданского правительства - девять были палестинцами, причем некоторые из них открыто выражали солидарность с радикальным курсом Я.Арафата.

В стране воцарился хаос. 16 сентября 1970 года в Иордании было введено военное положение, однако эта мера не гарантировала успеха Хусейну. Осознав, что иорданская армия ведет планомерное уничтожение палестинских боевиков и осуществляет карательные акции в лагерях беженцев (по некоторым оценкам, число жертв составило тогда более 20 тыс. человек)5, Сирия и Ирак заявили о намерении оказать военную поддержку палестинским отрядам. И 19 сентября сирийские бронетанковые части вторглись на территорию Иордании в районе города Ирбида6.

Положение Хусейна спасло то, что Израиль сосредоточил свои силы на Голанских высотах и дал понять, что он не потерпит присутствия иностранных войск на территории Иордании. Сирийские дивизии вернулись на свои прежние позиции7.

Роль Иордании в мирных переговорах на Ближнем Востоке имела два аспекта. Она не только должна была добиваться урегулирования отношений с соседом Израилем, но и участвовать в процессе разрешения основного спора между Израилем и палестинцами.

Война против ООП сблизила Израиль и Иорданию. Так, «Моссад» предупредил Хусейна о попытке палестинцев убить его. В свою очередь, Хусейн предупредил израильского премьер-министра Голду Меир о приготовлениях Египта и Сирии к войне в 1973 году. Однако намерение Хусейна состояло в том, чтобы сохранить нейтралитет8.

21 декабря 1973 года под сопредседательством США и СССР в Женеве открылась конференция по Ближнему Востоку, на которой не присутствовали сирийцы и палестинцы, поскольку Израиль категорически отказался иметь дело с ООП.

Госсекретарь США Г.Киссинджер принял меры к тому, чтобы «отодвинуть» предложения СССР, а сконцентрировался на вопросе о немедленном разъединении враждующих армий. 18 января 1974 года было заключено соглашение о разъединении войск Израиля и Египта.

США намеревались осуществить то же самое с войсками Израиля и Иордании, чтобы добиться промежуточного официального соглашения между ними. Но этого сделать не удалось. На совещании глав арабских государств в Рабате в октябре 1974 года было принято решение, согласно которому ООП признавалась единственной законной организацией, представляющей интересы народа. В этих условиях Иордания не могла одна нести ответственность за судьбу Западного берега9.

3 июня 1974 года И.Рабин занял пост премьер-министра. Выступая с речью перед Кнессетом, он изложил основные проблемы деятельности своего правительства10. Среди них важной являлась проблема достижения мира на Ближнем Востоке. При рассмотрении вопроса об Иордании Рабин очертил пределы возможного компромисса, заявив, что Израиль будет выступать за создание иордано-палестинского государства при сохранении объединенного Иерусалима в качестве израильской столицы.

В 1984 году, заняв пост премьер-министра, Ш.Перес, центральной задачей поставил начало прямых переговоров с Иорданией11.

Реакция иорданской стороны в принципе была положительной, но при этом в Аммане твердо настаивали, что переговоры станут возможны, только если Израиль согласится на возвращение оккупированных территорий под арабский суверенитет.

С конца 1984 года Ш.Перес стал осторожно заявлять о целесообразности достижения с Иорданией первоначально таких промежуточных соглашений по Западному берегу и сектору Газа, которые базировались бы на принципе «функционального компромисса»12.

Таким образом, как он полагал, временно снять с повестки дня вопрос о возвращении оккупированных территорий под арабский суверенитет и вернуться к идее автономии, зафиксированной в Кэмп-Дэвидских соглашениях 1979 года.

Арафат и близкая к нему часть руководства ООП проявили готовность выработать совместную с Иорданией позицию, с тем чтобы с помощью Хусейна (т. е. его умеренной политики) установить прямые контакты с администрацией Рейгана, что, в свою очередь, подкрепило бы ее шансы на участие в процессе урегулирования на законном основании13.

Договоренность между палестинской и иорданской сторонами была оформлена в соглашении Арафата - Хусейна 11 февраля 1985 года, в соответствии с которым стороны готовы вступить в мирный процесс, если он будет основан на принципе «оккупированные территории в обмен на мир» и соответствующих резолюциях ООН.

Израильское правительство проявило резко негативное отношение к соглашению, пытаясь заставить Иорданию отказаться от сотрудничества с руководством ООП. И.Рабин, тогда занимавший пост министра обороны, выступил с заявлением, в котором содержался намек на возможность израильского удара по иорданской территории (на которой, как предполагалось, находились боевые базы ООП)14.

Негативная реакция Израиля и США на амманское соглашение, а также отрицательное отношение к нему многих ведущих политических сил арабского мира не только левой, но и умеренной ориентации, в том числе правящего режима Саудовской Аравии, явились теми факторами, в результате которых иордано-палестинская инициатива зашла в тупик.

Летом 1987 года в Англии состоялась тайная встреча Шамира с Хусейном. И.Шамир пытался объяснить, что «Ликуд» - вовсе не противник мира, который может быть достигнут с помощью двусторонних переговоров и при котором интересы Израиля не будут ущемлены15.

По мнению Хусейна, мирное урегулирование должно было опираться на резолюцию ООН 242, при поддержке международной конференции с участием пяти стран - постоянных членов Совета Безопасности. Уговорив Хусейна отказаться от идеи проведения международной конференции, Шамир надеялся тем самым вынудить американцев принять возможность двусторонних переговоров как альтернативу.

По возвращении из Англии И.Шамир известил об этой встрече американского госсекретаря Дж.Шульца, представив ее итоги в положительном свете. И это помогло. Американцы перестали настаивать на международной конференции прежде всего из-за участия СССР, который был настроен отрицательно по отношению к Израилю и поддерживал ООП16.

Шамир утверждал, что советское участие при создании палестинского государства шло вразрез с интересами Иордании, так же как и Израиля. Поэтому, по его мнению, наилучший путь к мирному урегулированию лежит через прямые переговоры между Израилем и Иорданией без посредников17. Хусейн же предпочитал советское участие американскому, так как последние явно поддерживали Израиль из-за еврейского лобби.

И.Шамир предложил, чтобы Израиль и Иордания пришли к промежуточному урегулированию согласно Кэмп-Дэвидским соглашениям. По его мнению, следовало также достичь как можно более полного сотрудничества между Иорданией и Израилем в том, что касалось различных этнических проектов и других областей18.

Хусейн был согласен на двусторонние переговоры, но при условии признания их всем арабским миром. Он хотел со всеми сохранить хорошие отношения. Король критиковал А.Садата, который, по его словам, пошел на сепаратное соглашение с Израилем, обойдя остальной арабский мир. «Он вывел Египет из порочного круга войн, - сказал Хусейн, - а других оставил ни с чем».

Он также выразил опасение по поводу устойчивости режима Х.Мубарака и заявил, что если фундаменталисты в Египте наберут силу, то это грозит катастрофой для всего Ближнего Востока. По отношению к ООП позиция Хусейна была такова: он признавал Организацию в соответствии с решениями Лиги арабских государств, однако отношение его к верхушке ООП было весьма критическим. Он не слишком доверял им19.

И.Шамир высказался против участия ООП в переговорах из-за их принципиального неприятия мира с Израилем, как это было зафиксировано в Палестинской хартии. В отношении границ 1967 года Хусейн считал, что этот вопрос Израиль должен решать с палестинцами. По мнению И.Шамира, обмен мнениями был продуктивным. Обе стороны запланировали встречи на будущее.

Улучшение отношений и начало переговорного процесса между Израилем и ООП в 1993 году положительно отразились на взаимоотношениях Израиля и Иордании. 25 июля 1994 года приглашенный в Вашингтон король Хусейн и премьер-министр И.Рабин подписали декларацию, официально покончившую с состоянием войны между Иорданией и Израилем, продолжавшимся 46 лет.

В документе подтверждались основополагающие принципы, касавшиеся достижения справедливого, прочного и всеобъемлющего мира с арабскими государствами и ООП на основе резолюций 242 и 338 СБ ООН. Указывалось, что Израиль признает историческую роль Иорданского Хашимитского Королевства в качестве опекуна исламских святых мест в Иерусалиме и обещает учесть ее в палестино-израильских переговорах об окончательном статусе20. Признавались права и обязанности сторон жить в мире друг с другом и со всеми государствами в безопасных границах. Был намечен ряд шагов по развитию и укреплению мер доверия: установление прямой телефонной связи между Иорданией и Израилем; сотрудничество правоохранительных органов в борьбе с преступностью и наркобизнесом; открытие международного воздушного коридора между двумя странами; создание двух пропускных пограничных пунктов; решение экономических вопросов и т. д.

26 октября 1994 года в Вади Араба, поблизости от Акабы и Эйлата, премьер-министрами А. аль-Маджали и И.Рабином в присутствии короля Хусейна и израильского Президента Э.Вейцмана был подписан мирный договор между Иорданским Хашимитским Королевством и Государством Израиль. Соглашение нормализовало отношения между двумя странами и решило территориальные споры. Конфликт стоил примерно 18,3 млрд. долларов21.

Стороны пришли к взаимопониманию в вопросах обеспечения безопасности с целью мирного взаимодействия в региональных рамках. Участники договора обязались: не угрожать друг другу применением любых видов оружия и воздерживаться от любых действий, подрывающих безопасность другой стороны; предпринимать необходимые эффективные меры по пресечению враждебных подрывных и террористических актов против другой стороны со своей территории; воздерживаться от любых враждебных или подрывных действий против другой стороны; сотрудничать в борьбе с терроризмом и в предотвращении проникновения через границу враждебных элементов.

Мероприятия по безопасности иордано-израильского соглашения не противоречат обязательствам Иордании в отношении арабских соседей. Договор подтверждает право каждой из сторон на самооборону и направлен против любых агрессивных действий или их разжигания. Он защищает стороны от нападений третьей стороны с их территории и запрещает вмешательство во внутренние дела друг друга. Договор призывает также к координации мероприятий по борьбе против наркоторговли22.

Договор решил ряд жизненно важных вопросов двусторонних (и региональных) отношений, включая вопрос об использовании ограниченных водных ресурсов. До заключения договора Иордания получала 90-120 млн. куб. м/год из реки Ярмук и не имела права доступа к пользованию водами реки Иордан; доля воды для Иордании была в 2,5 раза меньше, чем доля Израиля23.

Согласно договору, Иордания стала получать 215 млн. куб. м/год из объема воды, ранее употребляемой Израилем, а также дала согласие на утилизацию той части воды, которая не использовалась ни одной из сторон и считалась безвозвратно утерянной.

В рамках договора предусматривался комплекс мер по рациональному использованию водных ресурсов, их защите от загрязнения и другим проблемам. Стороны договорились о сотрудничестве в поиске и разработке альтернативных источников воды. Был создан совместный комитет по водным ресурсам, в который вошли по три представителя от Израиля и Иордании. В задачу комитета входило обеспечение контроля реализации достигнутых договоренностей и дальнейшего взаимодействия сторон по проблемам совместного пользования водных ресурсов реки Иордан24.

Израиль получил право также на продолжение «землепользования» (и, соответственно, водопользования) в районах, возвращаемых под суверенитет Иордании. В частности, Иордания обязалась: разрешать свободу перемещения (в указанных районах) землевладельцев и иных лиц; не облагать дискриминационными налогами землю или хозяйственную деятельность.

В свою очередь, Израиль обязался не допускать в указанных районах деятельности, ущемляющей безопасность Иордании. Положения договора о частном землепользовании имеют силу на 25 лет, если стороны не заявят о желании его расторгнуть25.

Позиция многих арабских стран (Саудовской Аравии, Кувейта, ОАЭ, Йемена, Алжира, Туниса и др.) в отношении договора была сдержанной. Сирия, Ливан, Ирак, Ливия оценили договор как капитулянтский.

В то же время, по мнению ряда экспертов, успех переговоров способствовал ближневосточному урегулированию, а Иордании принес ощутимые политические, экономические и иные выгоды. Так, Вашингтон аннулировал Иордании долг в 700 млн. долларов, а ряд европейских стран, США, Япония предоставили ей финансовую помощь, что положительно сказалось на дальнейшем экономическом развитии королевства26.

Долгие годы арабо-израильской конфронтации водный вопрос был одним из основных факторов конфликтности в Ближневосточном регионе, и его разрешение стало возможным в результате сближения позиций сторон в ходе переговорного процесса. Согласно многим источникам, в Израиле были недовольны формулой «мир в обмен на воду», так как Израиль не может позволить себе отдавать Иордании воду, нехватка которой остро ощущается в самом Израиле27.

Подписание договора стало крупным вкладом Аммана в урегулирование арабо-израильского конфликта. Иордания утвердила себя одним из лидеров «мирной» дипломатии в регионе28. Отказавшись от конфронтации с Израилем, Иордания стала в один ряд с коспонсорами урегулирования, получила возможность более эффективно действовать в интересах всей «арабской нации».

Характерно, что мир с Израилем большинство палестинцев Иордании восприняли как нелегитимный шаг. Они считали подписание мирного договора с Израилем (1994 г.) личным делом короля Иордании, получившего от этого свои выгоды - поддержку Израиля и США против внешней угрозы, исходящей от ближайших арабских соседей - Сирии (Хафеза Асада) с севера и Ирака (Саддама Хусейна) с востока. Палестинцы видели в мирном договоре с Израилем предательство своих интересов, так как этот договор не предусматривал никаких подвижек в палестинском вопросе, в отличие, например, от Кэмп-Дэвидских соглашений 1979 года между Бегином и Садатом, в которых четко говорилось о создании Палестинской автономии. Более того, палестинцы усмотрели в подписании мира с Израилем желание короля Хусейна получить официальное признание легитимности иорданской власти со стороны израильтян29.

Заключение мирного договора активизировало сотрудничество Иордании с США, послужило началом контактов в сфере безопасности между иорданскими и израильскими специалистами. Так, израильтяне осуществляли подготовку военных кадров и содействовали реорганизации некоторых частей иорданской армии (пилотов самолетов F-16 и экипажей танков М60А1).

Иордания и Израиль координировали усилия по борьбе с терроризмом. Иорданские военные на Западном берегу реки Иордан успешно предотвращали проникновение террористов через границу. В начале августа 1997 года они задержали группу боевиков экстремистской организации «Приверженцы ислама», готовивших диверсии в Израиле. После подписания договора Иорданию посетили более 200 тыс. израильтян и никто из них не стал жертвой терактов. В 1999 году по инициативе высшего руководства Иордании на территории страны были закрыты все представительства террористической группировки исламского толка ХАМАС, а ее руководители арестованы. Такое решение министр внутренних дел страны Наиф аль-Кади объяснил соображениями национальной безопасности: «Иордания не может себе позволить существование незаконной неиорданской организации на своей территории». Поводом же для столь жестких мер стал арест в Газе боевиков ХАМАС, планировавших серию террористических актов в Израиле и получавших приказы из штаб-квартиры этой организации в Аммане30.

И.Шэхэк в своей книге «Секреты Полишинеля: израильские принципы ядерной и внешней политики» (1997 г.) писал, что Израиль проводил очень активную внешнюю политику по всему миру. По его мнению, она особенно усилилась, когда после террористических нападений на израильские и еврейские представительства в Буэнос-Айресе и Лондоне израильское правительство выразило намерение бороться с терроризмом повсюду. Израиль часто возлагает ответственность за все террористические атаки на Иран. Поэтому можно предположить, что одной из основных целей соглашения Израиля с Иорданией 1994 года было стремление использовать иорданскую территорию для действий против Ирана. Израильская антииранская пропагандистская кампания усиливалась и была направлена на страны Ближнего Востока, простираясь от Афганистана до Марокко, включая мусульманские республики бывшего СССР31.

Соглашение Израиля с Иорданией имело большое стратегическое значение. В соответствии с договором армии других государств не могли находиться на территории Иордании (но ничего не говорится об израильской армии). Большинство комментаторов считали, что это соглашение было направлено на устранение угрозы со стороны союзнических арабских армий на так называемый «Восточный фронт», учитывая то, что граница Израиля с Иорданией сложнее, чем с Египтом... Таким образом, только границы с Сирией и Ливаном оставались «враждебными», и они были относительно короткие. Важность области Ирбид в Иордании заключалась в том, что она расположена к югу от Голанских высот и Сирии. С этой территории израильская армия могла напасть с фланга на сирийскую армию и быстро продвинуться к Дамаску32.

Присутствие Израиля в Иордании, на границе с Ираком, означало бы, что маршрут полета военных самолетов Израиля в Иран становился на сотни километров короче. С израильской территории, дозаправляясь горючим, достичь Ирана могли только такие современные самолеты, как F-15. Союз с Иорданией позволял Израилю использовать свои многочисленные более старые самолеты (или ракеты) для бомбардировок Ирана. Иордания могла бы предоставить израильским воздушным силам перелет через свою территорию, по крайней мере в чрезвычайных ситуациях33.

Таким образом, израильский союз с Иорданией являлся очень важным. Иран вынужден был относиться к Израилю с большей сдержанностью, чем прежде. Укрепление безопасности и борьба с терроризмом не только повысили стабильность в регионе, но и позволили надеяться на перераспределение финансовых ресурсов для решения экономических проблем.

Договор создавал основу для региональной экономической кооперации34. Реализация достигнутых договоренностей предоставляла практическую возможность экономического взаимодействия, пространством для которого становились палестинские территории, Израиль, Египет и Иордания35.

В 1997 году стороны подписали соглашение о создании свободной экономической зоны в пограничном с Израилем муниципалитете Ирбид. Существовали проекты создания промышленных и торговых свободных экономических зон в долине реки Иордан. Сформирован совместный иордано-израильский комитет по торговым связям36.

В Иордании стал активно развиваться бизнес. Совместные с Израилем проекты по туризму осуществляются в районах Акабского залива, Вади Араба, Мертвого моря.

Однако, несмотря на значительные успехи, торгово-экономическое сотрудничество между двумя странами оставалось весьма скромным. Так, в 1997 году объем торговли между ними не превысил 32 млн. долларов. Большая половина этой суммы приходилась на иорданский экспорт в Израиль. Его составляющими являлись сырье для совместных предприятий, реэкспорт и транзит товаров37.

Вскоре после подписания мирного договора между Израилем и Иорданией к власти в Израиле пришел лидер правого блока «Ликуд» Б.Нетаньяху.

Он изложил «Ликуду» и израильтянам свою позицию по палестино-израильскому конфликту38. Так называемая палестинская проблема, считал он, может быть решена в рамках двух суверенных государств, Израиля и Иордании. А создание дополнительного палестинского государства в Иудее и Самарии (22-го по счету арабского государства) - это всего лишь способ вернуть... Израиль к уязвимым границам 1949-1967 годов39.

Б.Нетаньяху считал, что «арабы сумели внедрить в общественное сознание мысль, что существование отдельного «палестинского народа на Западном берегу будет представлять смертельную опасность для Израиля, и в любом случае палестинское государство уже существует - это Иордания»40.

Придя к власти, Нетаньяху сформулировал свою стратегию «преобразования» мирного процесса. Это означало, что его правительство отказывалось вести переговоры о статусе Иерусалима; сносить еврейские поселения на оккупированных территориях; Израиль намерен противостоять палестинскому требованию «права на возвращение беженцев» и укреплять еврейские поселения.

Нетаньяху сразу после вступления в должность премьер-министра совершил поездку в Иорданию. Король Хусейн неоднократно публично высказывал уверенность в том, что глава кабинета министров не отступит от достигнутых ранее договоренностей и будет продолжать процесс урегулирования, начатый предыдущим правительством. Однако после неудавшейся попытки «Моссада» ликвидировать в Аммане в сентябре 1997 года одного из лидеров ХАМАС Х.Машаля, гражданина Иордании, отношения между государствами стали ухудшаться. Но Хусейн, несмотря на неприятие политического курса Нетаньяху, вовсе не стремился свернуть экономические и культурные контакты с Израилем. Он исходил из убеждения, что мирный договор подписан иорданцами не с израильским правительством, а с государством и его народом, и что выполнение договора принесет королевству ощутимые выгоды41.

Смена в 1999 году высшего политического руководства в Аммане существенно не повлияла на характер направления внешней политики страны. Старший сын Хусейна Абдалла 26 января 1999 года был объявлен наследным принцем, а 7 февраля того же года возведен на престол42.

Абдалла поклялся, что продолжит политику отца. Он, в частности, сказал, что модель, созданная усилиями Хусейна и И.Рабина, выдержала испытание временем и является примером того, как можно заключать мир и обеспечивать его сохранение. Задача Иордании - развитие потенциала мирного соглашения с учетом всех внутри- и внешнеполитических факторов43.

Ситуация в арабо-палестинском мире изменилась после смерти лидера ООП Я.Арафата, и наступил новый этап в арабо-израильских отношениях.

Спустя полгода после прихода к власти нового лидера Палестинской автономии М.Аббаса иорданский король Абдалла характеризовал свое видение израильско-палестинских отношений как «осторожный оптимизм» и отмечал, что «истекает время, необходимое для создания независимого жизнеспособного палестинского государства». Для прорыва в мирном процессе, считал он, необходимо оказать политическую и финансовую поддержку М.Аббасу, особенно со стороны США, которые способны были добиться от Израиля ликвидации контрольно-пропускных пунктов на палестинских территориях, размораживания палестинских счетов в израильских банках и т. п. Эти меры должны были укрепить доверие палестинцев к М.Аббасу, что дало бы возможность умеренному палестинскому руководству решить проблему роста популярности ХАМАС в преддверии выборов в парламент Палестинской автономии. По согласованию с Президентом США Дж.Бушем король Иордании в 2005 году активно контактировал с израильской и палестинской сторонами, чтобы наладить между ними диалог44.

Выборы в Палестинский законодательный совет состоялись 25 января 2006 года, и, несмотря на прогнозы аналитиков, победу на них одержали исламисты, которые получили 74 депутатских кресла, в то время как ФАТХ - 4545.

Коспонсоры процесса мирного урегулирования потребовали от ХАМАС признать все предыдущие израильско-палестинские договоренности, достигнутые в Осло в 1990-х годах, отказаться от вооруженной борьбы и сесть за стол переговоров с Израилем. Позиция США и Израиля, считавших ХАМАС террористической организацией, была особенно бескомпромиссной46.

Необходимо отметить специфику реакции Иордании на военные действия Израиля на территории Ливана против «Хезболлы» летом 2006 года. В начале войны Иордания не выступала с резким осуждением военных действий Израиля, а делала акцент на недопустимости ударов по мирному населению. Эта позиция объяснялась обеспокоенностью Иордании укреплением исламистов в соседнем Ливане и усилением иранского влияния в регионе. В начале августа стало очевидно, что Израиль не смог уничтожить «Хезболлу», а Ливану был нанесен огромный экономический ущерб. Король Абдалла выступил с заявлением, в котором назвал Израиль «причиной всех бед на Ближнем Востоке» и призвал к скорейшей остановке военных действий47.

На протяжении 2006 года попытки ХАМАС и ФАТХ добиться прекращения вооруженных столкновений между ними и сформировать правительство не привели к желаемому результату. Наибольший успех на этом пути был достигнут на переговорах в Мекке М.Аббаса и Х.Машаля при посредничестве короля Саудовской Аравии Абдаллы. По их итогам 8 февраля 2007 года было подписано «Мекканское соглашение», согласно которому стороны обязались прекратить вооруженные столкновения и сформировать правительство национального единства из представителей ХАМАС, ФАТХ и «независимых» во главе с Исмаилом Ханией - одним из лидеров ХАМАС в секторе Газа. Также ХАМАС и ФАТХ согласились с тем, что палестинское государство должно быть создано на территориях, оккупированных Израилем в 1967 году, включая Восточный Иерусалим48.

Иордания положительно оценила заключение договора между ФАТХ и ХАМАС. С ее точки зрения, он давал возможность положить конец вооруженным столкновениям между группировками и не допустить начала масштабной войны в Палестинской автономии.

Победа же ХАМАС на парламентских выборах вызвала негативную реакцию Иордании, опасавшейся нестабильного, воинственного исламистского образования, массового притока палестинских беженцев, что могло изменить демографический баланс в стране, исламизации иорданского общества.

Итак, расцвет исламских партий в Ираке, успех «Братьев-мусульман» в Египте на парламентских выборах в 2005 году, победа ХАМАС на палестинских выборах в законодательные органы в Газе убедили лидеров «Исламского движения сопротивления», что они могут добиваться большего успеха на выборах в Иордании и сформировать правительство.

К тому же палестинцы составляли приблизительно половину почти шестимиллионного населения Иордании и были в большинстве представлены в «Исламском движении сопротивления», которое США и Евросоюз считали террористической организацией. «Исламское движение сопротивления» - наиболее организованная сила в Иордании и потенциально имеет самую большую избирательную базу по сравнению с другими партиями страны.

В 2008 году, когда цивилизованный мир отказывался от контактов с ХАМАС, Иордания возобновила свои связи с ней49. Израильский премьер-министр надеялся побудить Абдаллу оказать давление на ХАМАС, чтобы остановить ракетные обстрелы, в противном случае Израиль собирался начать операцию вторжения в Газу50. Таким образом, после очередного обострения ближневосточного конфликта в 2009 году иорданский парламент обещал подать иск против Израиля в Гаагский трибунал за совершенные им «злодеяния» в Газе51.

Абдалла продолжал поддерживать ХАМАС, позволяя ему провозить через Иорданию контрабандное оружие, невзирая на мирный договор Иордании и Израиля 1994 года52.

Израильские правящие круги стали осознавать необходимость создания на оккупированных территориях независимого палестинского государства с целью разрешения ближневосточного конфликта. Но в израильском правительстве многие считали, что уже есть палестинское государство - Иордания.

После того как депутат Кнессета Арье Эльдад предложил Иордании предоставить гражданство палестинцам с Западного берега, иорданский МИД направил Израилю ноту с требованиями «объяснения ситуации»53. Израиль же в ответ уведомил иорданские власти в том, что не планировал выселять арабов Западного берега в Иорданию.

Вместе с тем углублялась вражда между иорданской властью и палестинцами. Иорданские власти уделяли мало внимания палестинцам, вытесняя их на обочину жизни. Палестинцы не допускались на высокие посты во власти, не занимали должностей в армии, полиции, службах безопасности и разведке. Система выборов в Иордании построена так, что количество палестинских представителей в парламенте было не пропорционально численности палестинцев.

Недовольство палестинцев Иордании «жизнью на обочине» привело их к мысли о создании «альтернативной родины» в густонаселенных палестинцами северных частях Иордании. Они не связывали это с тем, что происходило на другом берегу реки Иордан между Израилем и палестинцами Иудеи, Самарии и Газы. Даже если на Западном берегу будет создано палестинского государство, говорили они, это никак не решит проблему палестинского государства на территории Иордании54.

Поэтому участились встречи Абдаллы с Бараком Обамой. Абдалла пытался «давить» на США, чтобы они повлияли на Израиль с решением вопроса - скорейшего создания на Западном берегу палестинского государства. Для чего это нужно Абдалле? Чтобы он смог сказать недовольным палестинцам, живущим в Иордании, что они могут переселяться на другой берег в свое национальное палестинское государство.

Ситуация теперь выглядела так, как будто началось соревнование между Иорданией и Израилем за то, кто не даст палестинцам создать палестинское государство на своей территории и кто сумеет перебросить «горящую картофелину» (палестинское государство) со своей территории на территорию другого государства.

Есть определенное сходство между требованиями палестинцев в Иордании и израильских арабов, в основном галилейских.

Израильские арабы заявляют, что создание в Иудее и Самарии палестинского государства не решит проблему ущемляемого в еврейском государстве палестинского меньшинства, и поэтому им нужна автономия или даже полная самостоятельность в Галилее, где они - подавляющее большинство. Израиль категорически отвергает это требование израильских арабов, а позиция Иордании не намного отличается от израильской по отношению к требованиям иорданских палестинцев55.

Однако в 2012 году впервые после десяти с лишним лет напряженных отношений (когда ХАМАС пытался саботировать монархию) состоялась встреча Х.Машаля с королем Иордании, итогом которой стало заявление: Палестина - для палестинцев, Иордания - для иорданцев. Теоретически это означало, что Машаль не будет вмешиваться во внутренние дела Иордании56.

Следует отметить, что хотя король Иордании и признает роль Нетаньяху в поддержании стабильности в регионе, но тем не менее не настроен оптимистически по поводу будущего Израиля57. Абдалла считает, что Палестина должна быть создана в секторе Газа и на Западном берегу, но при этом опасался, что возможность для реализации этого плана упущена. По его мнению, если Израиль не согласится быстро создать палестинское государство, выбор будет такой - апартеид или демократия.

В 2013 году напряженность между двумя странами возросла. Возник спор между Израилем и Иорданией о будущем Храмовой горы. В 2011-2012 годах между ними велись интенсивные переговоры о реконструкции Западной стены Храмовой горы. Секретарь кабинета министров Цви Хаузер вел переговоры с целью заключить соглашение с иорданскими властями, но Иордания прервала их, утверждая, что Израиль нарушил соглашение58.

В связи с прекращением переговоров Иордания при поддержке других арабских государств предложила ЮНЕСКО проект резолюции, осуждающий Израиль за то, что тот разрешил евреям молиться у Храмовой горы59. Посол Израиля в ЮНЕСКО Нимрод Баркан, проведя ряд консультаций с экспертами европейских стран, утверждал, что нет никаких оснований для претензий Иордании60. Все это способствовало ухудшению отношений между двумя странами.

Тем не менее в 2013 году глава ООП и король Иордании подписали соглашение о Восточном Иерусалиме. Был разработан новый документ по защите мечети аль-Акса и всех мусульманских и христианских святых мест в Иерусалиме61. В свете событий на Ближнем Востоке Лига арабских государств одобрила предложение Катара открыть фонд на 1 млрд. долларов для арабского сектора Восточного Иерусалима. В ответ М.Аббас заявил: «Израиль систематически и поспешно проводит политику иудаизации Восточного Иерусалима, пытаясь изменить его демографический состав в пользу евреев за счет палестинского населения. Израиль также осуществляет набеги на мечеть аль-Акса и на мусульманские и христианские святые места»62.

Однако, несмотря на конфликтную ситуацию, касающуюся ряда территориальных вопросов и святых мест в Иерусалиме, Иордания и Израиль продолжали сотрудничать в борьбе с радикальным исламом. Так, иорданские силы безопасности помешали в 2013 году въезду в Иорданию Раеда Салаха, мэра Умм аль-Фахма и главы радикальной северной ветви Исламского движения в Израиле63, намеревавшегося участвовать в митинге в поддержку Иерусалима и мечети аль-Акса, организованном ХАМАС. Он считал, что за разделением мечети аль-Акса между мусульманами и евреями последует завершение плана построения храма рядом с мечетью. А этот план Израиля более опасен, чем Крестовые походы64.

Одновременно в 2013 году состоявший в основном из представителей исламистских партий парламент Иордании принял законопроект, согласно которому насильственные действия против безопасности Израиля не могли считаться террором. Так, в мае иорданские депутаты единогласно потребовали от правительства изгнать израильского посла в качестве меры наказания после того, как полицией Иерусалима на Храмовой горе был задержан муфтий Иерусалима. Месяцем ранее иорданские парламентарии призвали освободить Ахмеда Дакамсеха, солдата пограничных войск Иордании, в 1997 году убившего семь израильских школьниц. Он был приговорен иорданским военным судом к пожизненному заключению.

Несмотря на эти инциденты, премьер-министр Иордании Абдалла аль-Нуссур в интервью израильской газете «Маарив» отметил, что отношения между двумя государствами непосредственно связаны с палестинским вопросом. Он добавил, что если будет достигнут прогресс в мирных переговорах между Израилем и автономией, то «Израиль улучшит свои отношения со всеми странами Ближнего Востока».

О том, что Хашимитское королевство не заинтересовано в разрыве отношений с Израилем, свидетельствовал случай, произошедший в марте 2014 года, когда военнослужащие ЦАХАЛ застрелили Раада А-Зейтара, иорданского судью палестинского происхождения, который пытался отнять оружие у одного из солдат. Шимон Перес и Биньямин Нетаньяху принесли извинения Иордании.

Глава иорданского правительства Абдалла аль-Нуссур считает, что Израиль играет важную роль в обеспечении безопасности Иордании и что у двух стран есть совместные проекты в области водоснабжения, границ, что они вместе должны решать проблему палестинских беженцев и Иерусалима.

Протесты с требованиями разрыва мирного договора прошли 14 марта 2014 года в районе Рабия, близ мечети Калути. Протестующие скандировали: «Закройте сионистское посольство и вышвырните сионистского посла, этого требует кровь шахида!» «Зейтар - наш шахид, и наши правители - рабы...». Депутаты парламента потребовали выслать израильского посла из Аммана и отозвать иорданского посла из Тель-Авива65.

Летом 2014 года вновь обострился ближневосточный конфликт. В ракетных обстрелах израильской территории движением ХАМАС и военных действиях Израиля в ответ не было ничего нового, и все же они происходили на совершенно новом фоне. Это беспрецедентный случай в истории арабо-израильского конфликта: часть арабских государств открыто поддерживали Израиль в конфликте с палестинцами или делали это не декларируя66.

Союзниками Израиля в противостоянии палестинцам в лице ХАМАС являлись Иордания, Египет и Саудовская Аравия. С точки зрения руководства Египта, Саудовской Аравии, Иордании, ОАЭ и некоторых других арабских государств, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху вел эту войну с ХАМАС и от их имени - чтобы наконец покончить с мусульманским «братством».

Здесь следует обратить внимание на тот факт, что арабские правительства и официальные арабские средства массовой информации, по сути, примкнули к израильской точке зрения относительно того, кто является террористом, а кто - нет.

Если в 2012 году воюя с палестинскими боевиками в секторе Газа во время операции «Облачный столп», Израиль ощущал со всех сторон давление враждебных арабских соседей, требовавших прекратить боевые действия, то на этот раз все произошло иначе.

После свержения военными правительства исламистов в Каире Египет создал новую коалицию арабских государств, в которую входят Саудовская Аравия, Иордания и ОАЭ, поддерживающие борьбу с движением ХАМАС. Можно сказать, что «арабская весна» привела к совершению иным результатам, чем ожидалось. Арабские страны пытались усилить изоляцию Израиля, но правительство Израиля неожиданно получило необычайные политические бонусы. Его стали поддерживать лидеры арабских стран, усматривающих в нем союзника в их общей борьбе против политического ислама.

В то же время в августе 2014 года более 15 тыс. членов движения «Братья-мусульмане» провели в Аммане демонстрацию в поддержку ХАМАС. Участники акции выкрикивали лозунги «Смерть Израилю!» и призывали исламистов усилить ракетные обстрелы израильской территории67.

Несмотря на то что ХАМАС удалось нанести израильтянам большие человеческие потери, добиться поставленной цели ему так и не удалось. В условиях тяжелейших боев и начала наземной операции Израиля в Газе движение ХАМАС готово положить конец продолжающемуся десятилетия конфликту с Израилем в обмен на создание палестинского государства в границах до 1967 года, сообщила австралийская газета «Australian» со ссылкой на одного из влиятельных лидеров ХАМАС Ахмеда Юсефа68.

Ситуация на Ближнем Востоке еще более обострилась, когда ключевыми игроками в этом регионе стали мало кому известные фанатики из «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Армия исламистов контролировала северные провинции Сирии, а в последние месяцы 2014 года захватила треть территории Ирака и объявила о создании собственного государства69.

Глава ИГИЛ аль-Багдади объявил о своей главной задаче - создании халифата на территории Ирака и Сирии, а впоследствии включении и других стран. То есть конечной целью он видит воссоздание исламского государства в границах от Португалии до Китая. Появление такого экстремистского «государства» грозит дестабилизацией всему региону, который и так крайне неспокоен. Понятно, что Израиль в идеологии ИГИЛ является одним из главных врагов.

Стремительное продвижение исламских боевиков в Ираке, бессилие Багдада, укрепление позиций Ирана, планирующийся захват «Исламским государством» территории Иордании и свержение Хашимитской монархии подтолкнули Израиль на беспрецедентный шаг. Тель-Авив заявил, что может оказать поддержку умеренным арабским странам в противостоянии экстремистам. Кроме того, предлагается возвести «забор безопасности» на границе с Иорданией. Это свидетельствует о том, что Израиль опасается появления радикальных исламистов вблизи своих границ70.

Нетаньяху заявил, что перед Израилем стоит четыре задачи: защита своих границ, возведение «забора безопасности» с Иорданией и близлежащими населенными пунктами, а также региональное сотрудничество, направленное на то, чтобы остановить распространение исламского экстремизма и предотвратить создание Ираном ядерной бомбы.

Что касается событий в Иордании и угрозы боевиков из «Исламского государства Ирака и Леванта», Нетаньяху подчеркнул, что Израиль должен «поддерживать международные усилия по укреплению Иордании и стремление курдов к независимости»71. «Иордания является стабильной страной, имеет мощный военный потенциал и знает, как защитить себя, поэтому международные усилия в ее поддержке вполне понятны»72, - сказал Нетаньяху. Израиль придет на помощь Иордании, если ей будут угрожать боевики «Исламского государства» и если она будет нуждаться в помощи, заявил израильский министр по делам разведки Юваль Штайниц на переговорах в Вашингтоне. Он приветствовал создание международной коалиции для борьбы с джихадистами73.

Вместе с тем некоторые аналитики подчеркивали серьезность ситуации на границе вдоль Иордана. «Захват исламскими боевиками Иордании и падение Хашимитской династии [если это произойдет] наглядно продемонстрирует многим сотням тысяч «сомневающихся» евреев (да и миллионам людей в мире), что ни на какие мирные переговоры с арабами надеяться нельзя. И это окончательно перечеркнет все идеи создания Палестинского государства - что гораздо важнее, чем уютная тишина в Иорданской долине», - пишет израильский журналист Пинхас Полонский74.

Таким образом, следует подчеркнуть, что на внешнеполитический курс иорданского правительства во многих вопросах влияет позиция западных держав, прежде всего США и Англии. С самого начала своего существования жизнедеятельность иорданского государства поддерживалась главным образом благодаря субсидиям английского казначейства, а после Второй мировой войны - финансовыми вливаниями Соединенных Штатов. Поскольку экономические возможности страны были весьма ограничены, правящие круги Иордании вольно или невольно следовали в фарватере внешнеполитического курса своих западных «покровителей».

Помимо вышеуказанных причин позиция Иордании по вопросу урегулирования ближневосточного кризиса была несколько отлична от позиций других арабских участников конфликта, поскольку король Хусейн долгое время считал себя единственным, кто имеет право выступать от имени арабов Палестины.

Итак, отношения Израиля с Иорданией - сложные и своеобразные. Они развиваются по извилистому пути с длительными периодами затишья. По сути, эти отношения отражают всю сложность реалий Ближнего Востока. Во многом Израиль и Иордания ведут себя как соседи, обреченные жить вместе и вместе решать различные проблемы, хотя особой любви друг к другу они не испытывают.

Цивилизационная близость Израиля и Иордании, несмотря на имеющие место противоречия, способствует сохранению между ними долгосрочных хороших отношений.

 

 

 1Израиль - 2000. Вып. 1996. №16. С. 11.

 2Вести-2. 10.02.1994. С. 7.

 3Израиль - 2000... С. 12.

 4Там же.

 5Там же.

 6Там же.

 7Там же.

 8Там же. С. 13.

 9Звягельская И. История Государства Израиль. М., 2012. С. 194.

10Там же. С. 197.

11Государство Израиль в 80-е годы. М., 1992. С. 193.

12Там же. С. 194.

13Там же. С. 195.

14Там же. С. 196.

15Вести-2. 10.02.1994. С. 7.

16Там же.

17Там же.

18Там же.

19Там же.

20Панкратьев В.П. Арабо-израильские отношения в контексте ближневосточного конфликта в 1980-1990-е годы. Ч. II. М., 2011. С. 26.

21The Israel-Jordan Treaty of Peace // http://www.en.wikipedia.org/wiki/Israel%F2%80%93Jordan.Treaty of Peace.

22Панкратьев В.П. Указ. соч. С. 36.

23http://www.cawater-info.net/bk/water_law/2_4_2.htm

24Там же.

25Там же.

26Там же.

27http://www.ru.wikipedia.org/wiki/5D0%98%D0%B7%D1%80%D0%B0%D0%B8%D0%...

28Акжигитов А.А. Иордано-израильский договор о мире: результаты реализации //Востоковедный сборник (вып. второй) М., 2001 // http:// www.middleeast,org,ua/research/jordan.htm

29Кейдар М. Иордания, Израиль и палестинцы (пер. с иврита) // http://www.look-israel.com/viewtopic.php?/=&&t=534

30Акжигитов А.А. Указ. соч.

31The Foreign Policy of Israel, August 1994 // http://www.radioislam/org/islam/english/jewiship,jordan-ahahak.htm

32Ibid.

33Ibid.

34Акжигитов А.А. Указ. соч.

35Там же.

36Там же.

37Там же.

38Карасова Т.А. Политическая история Израиля. Блок Ликуд: прошлое и настоящее.
М., 2009. С. 392.

39Там же.

40Там же.

41Там же. С. 405.

42Акжигитов А.А. Указ. соч.

43Там же.

44Демченко А. Израильское направление внешней политики иорданского короля Абдаллы II и палестинская проблема. Часть 3 // http://www.ru.journal-neo.com/nocle/3732

45Там же.

46Там же.

47Там же.

48Там же.

49http://samsonblinded.org/news.ru/2591 (10.08.2008)

50http:// samsonblinded.org/news.ru/4558 (23.XI.2008)

51http://samsonblinded.org/news.ru/6643 (19.II.2009)

52Там же.

53http://samsonblinded.org/newsru/9066 (28.V.2009)

54Кейдар М. Указ. соч.

55Там же.

56http://samsonblinded.org/news.ru/17623 (01.02.2012)

57Жизнь короля Иордании Абдаллы (25.09.2013) (на иврите) // http://www.israel/hayom.co.il

58Обращение Иордании в ЮНЕСКО (на иврите) // http://www.Haaretz.coil news/barak savid/11844586

59Там же.

60Там же.

61Jordan promise to regain East Jerusalem for Islam // http://www.ivarfield.com/2013/04/02 jordan-promise-toregain-east-jerusalem-for-islam/

62Ibid.

63Иордания предотвратила въезд главы Исламского движения в страну (на иврите) // http://www.ynet.co.il/articles/07340, L-33144800 html

64Иордания предотвратила въезд шейха Салаха (на иврите) // http://www.nrg.coil/online/1/URT1(634)242.html

65http://www.newsland.com/news/detail/id/1339643/

66http://www.gazeta.zn.ua/international/izrail-pa-novyy-fon-starogo-konflikta-html

67http://www.news.bigmir.net/world/837014-Bratya-mysylmane-proveli-v-lordanii-demonstraciu-v-podderjky-HAMAS

68http://www.vz.ru/news/2014/9/23/706950.html

69http://www.kurdistan.ru/2014/09/12/articles-22301_CHto_predstavlyaet_soboy_organizaciya_kotoruyu_boitsya_dazhe_Al-Kaida.html

70http://www.islamneus.ru/news-146872.html

71http://www.mignews.com/news/politic/world/300614_182339_12218.html

72Там же.

73http://www.bbc.co.uk/russian/rolling_news/2014/09/140914_rn_israel_jordan_isis

74Полонский П. Может ли «Исламское государство Сирии и Ирака» исправить американскую ошибку в Ираке? И чем оно поможет нам? («Курсор», Израиль) // http://www.inosmi.ru/world/20140708/221517904.html

Отправить статью по почте