ГЛАВНАЯ > События, факты, комментарии, 75 лет Великой Победы

Битва за Днепр. Освобождение Киева 6 ноября 1943 года

10:51 19.10.2020 • Даниил Денисов, журналист

На днях лучшим учителем Украины 2020 года, победителем национальной премии Global Teacher Prize Ukraine, стал преподаватель всемирной истории и истории Украины, гражданского образования и основ здоровья – учитель Залещицкой государственной гимназии в Тернопольской области. Счастливый обладатель престижной премии сразу после торжественной церемонии возле Арки Дружбы народов в Киеве 3 октября стал раздавать интервью восторженным украинским медиа.

Касаясь темы войны, учитель истории с 24-м стажем заявил: «Как мы можем говорить о Великой Отечественной войне, если мы строим независимую Украину? Мы, как независимая Украина, не можем называть эту войну Великой Отечественной. Можем называть Второй мировой, можем немецко-советской. Потому что немцы напали на Советский Союз».

Продолжая давать «урок истории» в русле современной, вполне националистически осознанной и последовательной украинской системы образования, лучший учитель-2020 добавил: «Мы отдельное государство, которое имеет свою независимую политику. Мы празднуем 8-го мая день памяти и примирения, когда мы чтим жертв немецко-советской войны. А 9 мая – это день победы над нацизмом во Второй мировой войне. Мы определили стратегический вектор государства – куда мы двигаемся!»

Но подвиг осовобождения Украины и правду о той жесточайшей войне никакими словами отменить невозможно.

Мой внук, который родился в Киеве, через 2 года пойдёт в такую украинскую школу…

 

Киевская наступательная операция – одна из самых масштабных в мировой истории, проводилась с 3-го по 13 ноября 1943 года, была составной частью Битвы за Днепр – так называют ряд связанных между собой военных операций Красной армии совместно с союзной Первой Чехословацкой бригадой против Третьего рейха и Румынии. Всего в боях было задействовано свыше четырёх миллионов солдат с обеих сторон, а общие потери превысили два миллиона человек.

Летом 1943 года после провала на Курской дуге гитлеровцы окончательно утратили стратегическую инициативу, а советские войска 12 июля развернули мощное наступление по всему фронту. Силами восьми фронтов оно проводилось в полосе более двух тысяч километров – от Великих Лук до Чёрного моря.

Ставкой Верховного Главнокомандования перед Красной армией ставились задачи: разгромить противника на южном крыле советско-германского фронта, освободить промышленный центр страны – Донбасс, сельскохозяйственные районы Левобережной Украины и Крым, выйти к Днепру и захватить плацдармы на его правом берегу, уничтожить таманскую группировку противника, изгнать врага с Северного Кавказа, форсировать Керченский пролив и освободить Керченский полуостров. Одновременно войскам фронтов, действовавших на западном направлении, предстояло отбросить гитлеровскую группу армий «Центр» как можно дальше от Москвы.

Из перечисленных задач, планировавшихся на летне-осеннюю компанию 1943 года Ставкой, битва за Днепр стала одним из важнейших событий на пути разгрома Германии в годы Великой Отечественной войны.

Выполнение этого задания было поручено войскам пяти фронтов: Центральному (командующий К. Рокоссовский), Воронежского (М. Ватутин), Степного (И. Конев), Юго-Западного (Р. Малиновский) и Южного (Ф. Толбухин). Координация фронтов была поручена Маршалам Советского Союза Г. Жукову и А. Василевскому.

Освободив 23 августа Харьков, Красная армия продолжила наступление тремя направлениями с целью рассечения немецкой обороны и недопущения закрепления противника на рубежах рек Десна и Днепр. 26 августа 1943 года силами Центрального фронта началась Черниговско-Припятская операция, в результате которой 3 сетября советские войска вышли южнее Новгород-Сиверского к Десне, затем с ходу перешли реку Сейм, 6 сентября освободили Конотоп, 15 сентября – Нежин, 21 сентября – Чернигов, форсировав Днепр через день.

Потеряв в ходе операции более 140 тысяч человек, из них более 33 тысяч погибшими, 30 сентября войска Центрального фронта захватили 7 плацдармов на Гомельском направлении. Одновременно войска Юго-Западного и Воронежского фронтов 22 сентября полностью освободили Донбасс и, продвинувшись на 300 километров, вышли на линию Днепропетровск – Милитополь. После ликвидации немецкого плацдарма вблизи Кременчуга началось форсирование Днепра, однако дальнейшее стремительное развитие наступления войскам Воронежского фронта выполнить не удалось.

Во время подготовки Киевской наступательной операции по плану генерала Ватутина предполагалось, что силы Воронежского фронта форсируют Днепр южнее столицы Украины в районе Букринской излучины. В ночь на 22 сентября 1943 года передовые отряды фронта форсировали реку. Однако гитлеровцы, раскрыв планы советского командования, сконцентрировали на этом участке огромные силы. Неоднократные попытки начать наступление с Букринского плацдарма в октябре 1943 года успеха не принесли, но принесли большие потери.

Страшную катастрофу того периода описывает советский писатель фронтовик Виктор Астафьев – участник боёв у Букрина: «Самыми страшными оказались пулемёты. Лёгкие для перенесения скорострельные эмкашки с лентой на пятьсот патронов. Все они были предварительно пристреляны и теперь, как бы из узких шеек брандспойтов, поливали берег, остров, реку, в которой кипело месиво из людей….Хватаясь друг за друга, раненные и те, кого ещё не зацепили пули, вязанками шли под воду, река бурлила, вздрагивала от человеческих судорог, пенилась красными бурунами».

Похоронить по-человечески огромное количество погибших не удавалось, писал Астафьев: «Сапёры, которых послали вытягивать трупы из воды и закапывать их, не справлялись с работой – слишком много было убито народу…».

В октябре 1943 года с Букринского плацдарма дважды предпринимались попытки наступления советских войск с целью освобождения Киева, но оба раза - безуспешно. В связи с этим решением Ставки ВГК главные усилия 1-го Украинского фронта (до 20 октября – Воронежского фронта) были перенесены с Букринского плацдарма на Лютежский плацдарм, с которого 3 ноября ударная группировка фронта нанесла главный удар в Киевской наступательной операции 1943 года.

С Букринского плацдарма на Лютежский были скрытно переброшены 3-я гвардейская танковая армия Рыбалко и ряд стрелковых и артиллерийских соединений. Оставшиеся на Букринском плацдарме 40-я и 27-я армии 1 ноября 1943 года перешли в наступление, чем отвлекли на себя значительные силы гитлеровцев и сыграли большую роль в успехе Киевской наступательной операции. До освобождения Киева оставалось 5 дней.

 

Оккупация Киева длилась 778 дней. За это время нацисты и их пособники из числа местных националистов уничтожили свыше 195 тысяч мирных жителей города. Более 100 тысяч киевлян были угнаны на каторжные работы в Германию. Большой город – столица Украины, где до войны насчитывалось более 900 тысяч жителей, почти опустел.

Киевлянка Ирина, которой в 1943-м было семь лет, вспоминает: «Немцы выгнали нас с нашей Обсерваторной улицы, 16, и мы нашли временный приют на Лукьяновке. Мы – это дедушка, бабушка и я. Но вскоре и оттуда нас выгнали, и мы очутились в жилом доме, где было всё: мебель, вещи и, что мне больше всего запомнилось, много красивых игрушек. Таких у меня никогда не было. Дедушка категорически запретил что-либо брать с собой. Утром появился немец в каске с автоматом на груди и написал на стене карандашом «12.00», сказав «Гевек». Мы вышли. Немцы гнали всех по Борщаговской к железной дороге, где стоял товарняк из двухосных вагонов. Нас запихали так, что можно было только стоять, закатили дверь и на ломанном русском объяснили, что за попытку открыть дверь – расстрел. Поезд тронулся, и когда люди поняли, что везут на запад, поднялся крик: тот же беспроволочный телеграф давно донёс сведения о лагерях смерти в Польше…»

Из рассказа 17-и летнего на то время киевлянина Сергея Барашкова, который пристроился работать в аптеке, чтоб не угнали в Германию: «По улице Саксаганского было заграждение, и туда никого не пускали. Если увидят кого-то: «Хальт» - стой; не остановился, значит стреляют без предупреждения – не в воздух, а прямо!.. Так вот, ещё 2 ноября 1943 года я должен был пойти на работу. Но в 6 утра отряд эсэсовцев заходит во двор, отца побили, погнали нас на грузовой трамвай. Но у нас уже давно были заготовлены котомки со всем необходимым… Выгнали нас и повезли на вокзал. А там – с нагайками те же самые, загоняют в пломбированные вагоны, мы это уже знали. Что же делать? У моей мамы был золотой крестик, она подошла с ним к немецкому офицеру, он понял, забрал крест и отпустил нас…

Вечером 6 ноября немцы начали убегать… Под вечер седьмого пришли наши, сели праздновать. Сначала на нас косились, но когда оказалось, что один из них из Ленинграда, а у мамы там родня, потеплело. Это была 51-я танковая бригада, с ней – противотанковая батарея. Ещё подошло пять «катюш», стали прямо против нашего дома на огороде…»

Свои воспоминания о войне отобразил в карандашных эскизах переживший оккупацию киевский мальчишка-художник Георгий Малаков. Один из его рисунков «Экипаж машины боевой» - в начале этой статьи.

В киевском Бабем Яру погибли десятки тысяч евреев. Рассказывает Цезарь, чья семья не успела эвакуироваться из Киева, и которому 29 сентября 1941 года было 4 года: «Я родился в 1937 году в еврейской семье Кац. Мама умерла после родов. Мы с братом, который был на 6 лет старше меня, осиротели… Мой папа под Киевом попал в окружение.

Мы жили около Майдана, на улице Костельной. Папа прибежал домой и увидел нас. Он только успел переодеться, и тут стук в дверь – на пороге два полицая. Дворничиха увидела, как папа заходил во двор, и позвала полицаев. Он хотел бежать через черный ход, но больше мы его не видели….

Люди собирались целыми дворами, грузили вещи. Мы встретили нашу молочницу, и она сказала няне: «Куда ты идёшь с еврейским ребёнком, ты погибнешь вместе с ним. Достань свой паспорт». На первой линии окружения между противотанковыми заграждениями был маленький проход, позади собаки бросались на людей, на нас тоже набросилась собака и забрала нашу сумку с едой. Я разрыдался. Вокруг людей били прикладами, подгоняли. Мы с няней упали прямо на это заграждение. Разбились в кровь. Люди шли на нас, наступали на нас. Потом меня подняли с земли за воротник, у няни в руках был паспорт, увидели, что она украинка и вытолкали нас из окружения. Мы вышли, спрятались в подворотне. Я уже перестал говорить. Язык отняло. И это было надолго…»

Третьего ноября 1943 года, развивая Киевскую наступательную операцию, ударная группировка войск 1-го Украинского фронта на Лютежском плацдарме нанесла мощный удар с севера от Киева. В полосе наступления 38-й армии под командованием уроженца Донбасса генерала Константина Москаленко был нанесён главный удар. На шестикилометровом участке прорыва было сконцентрировано более 2000 орудий и минометов, 500 установок реактивной артиллерии – более 300 единиц на 1 километр участка прорыва.

Ударную группировку с запада прикрывала 60-я армия, а 2-я воздушная армия атаковала резервы врага.

Утром 4 ноября войска возобновили наступление, несмотря на мощные контратаки гитлеровцев в пригородах Киева. Ожесточённые бои продолжались в течение ночи. 7-й гвардейский танковый корпус направился на Киев с западной части города, ведя интенсивный огонь и продвигаясь вглубь с включенными фарами и сиренами.

5 ноября первым в центр Киева прорвался танк уроженца Вышгородского района гвардии старшины Никифора Шелуденко. Старшина был смертельно ранен во время этого боя.

В 0 часов 30 минут 6 ноября 1943 года над столицей Украины Киевом был поднят красный флаг, водруженный бойцами 180-й стрелковой дивизии генерал-майора Шмелева. К 4 часам утра 6 ноября после упорных боёв группировка немецких войск, удерживающих Киев, была полностью разгромлена.

Представитель Ставки маршал Георгий Жуков и генерал армии Николай Ватутин телеграфировали Сталину: «С величайшей радостью докладываем Вам о том, что задача, поставленная Вами по овладению нашим прекрасным городом Киев – столицей Украины – войсками 1-го Украинского фронта выполнена. Киев полностью очищен от немецких оккупантов. Войска 1-го Украинского фронта продолжают выполнение поставленной Вами задачи».

Москва в тот же день салютовала доблестным воинам 1-го Украинского фронта 24 залпами из 342 орудий. Такое количество применялось для салюта впервые за время войны. За мужество и отвагу, проявленные в боях за Киев, 65 частей и соединений Красной армии получили почётное наименование «Киевских». Более 17 500 солдат и офицеров 30-и национальностей из 1-го Украинского фронта были награждены орденами и медалями. За форсирование Днепра и освобождение Киева 2438 солдат и офицеров стали Героями Советского Союза. Достойно были отмечены воины 1-й Чехословацкой бригады. Соединение и командир полковник Людвиг Свобода были награждены орденом Суворова, советскими наградами были отмечены 139 солдат и офицеров бригады.

Сразу после освобождения Киева, 8 ноября 1943 года, был учреждён орден «Победа». Первыми высший военный орден получили маршалы Жуков и Василевский, осуществлявшие координацию фронтов в битве за Днепр.

Эта битва стала завершением коренного перелома в ходе Великой Отечественной войны Советского Союза и всей Второй мировой войны. 23 декабря считается окончательной датой грандиозной победы в битве за Днепр.

 

А в 1965 году Киеву было присвоено звание «Город-герой».

 

Мнение автора может не совпадать с позицией Редакции

Читайте другие материалы журнала «Международная жизнь» на нашем канале Яндекс.Дзен.

Версия для печати