Мьянма – новый узел геополитики

14:24 10.11.2012 Сергей Филатов, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Мой товарищ, который только что съездил в Мьянму, рассказал, что он с женой три дня питался на полтора доллара. Это – сказка? Это – быль.

Вот фотография красивейшего места на Земле – города Баган, сплошь застроенного сотнями буддийских пагод. Пагод этих там порядка двух тысяч, но Баган именуют Городом Четырех Миллионов Пагод – и почему-то туристам хочется в это верить.

Вообще многое из того, что происходит в стране по имени Мьянма, которую весь мир знал прежде, как страну по имени Бирма, похоже на сказку, хотя эти события весьма реальны. Та же стоимость жизни столь низка из-за того, что треть 60-миллионного населения страны существует менее чем на один доллар в день – нищета…

И, самое важное, что сейчас начало происходить в жизни Мьянмы, - она попала в перекрестье Больших Геополитических Интересов Китая и Соединенных Штатов.

Из опыта «холодной войны» ХХ века мы вынесли, помимо всего прочего, ещё и понимание того, что две сверхдержавы – СССР и США – постоянно бодались друг с другом на многих мировых площадках – от Азии до Латинской Америки, но никогда не вступали в прямую военную конфронтацию. Да, был и Берлинский кризис, и Карибский кризис, но армии двух государств друг в друга не стреляли.

Зато стрельба шла на уровне младших союзников Москвы и Вашингтона. Так выясняли отношения «старшие товарищи».

А кто сказал, что сегодня всё должно быть иначе?

Вон, Америка и Китай уже принимают бойцовскую стойку – Америка устремляется в Тихий океан и в Азию не только для реализации своих наступательных геополитических планов. Вторая её задача – сдерживать Китай.

А Китай, со своей стороны, уже начинает тихо ворчать, видя, как авианосцы США замелькали вдоль береговой линии Поднебесной.

Только что на XVIII съезде Компартии Китая, открывшимся в Пекине, генеральный секретарь КПК Ху Цзиньтао заявил: «Мы должны расширить наши возможности по освоению морских ресурсов, решительной защите прав и интересов Китая на море, превратить Китай в морскую державу».[i]

И вот в разгар этих новых обстоятельств в американо-китайских отношениях на видное место выдвинулась судьба страны Юго-Восточной Азии по имени Мьянма. И эта страна, имя которой было весьма редко слышно в мировой политике, вдруг превратилась в объект пристального внимания.

 

Мьянма стала узнаваемой

 

Один автор ещё недавно начал свой материал так:

«Мьянма? А где это? Не знаю такой страны… Ах, так это Бирма?! Ну, в Африке вообще много стран!.. А разве она не в Африке?»… Подобные вопросы приходилось слышать от вполне эрудированных людей. Для многих стало открытием, что Мьянма граничит с Таиландом, которого она больше по территории, и там живет около 50 миллионов человек. Несмотря на то, что в соседнем Таиланде скоро пройти будет нельзя от российских граждан, Мьянма остается для нас совершенно неизвестной».[ii]

Откуда текст? Из всеми любимого журнала «Вокруг света»! И текст этот опубликован в 2004 году. С тех пор, кстати, население выросло почти на 10 миллионов!

Так вот теперь – во всяком случае, в среде тех, кто интересуется геополитикой, - Мьянма стала своеобразным «хитом». А имя самой известной на Западе политической фигуре страны – лидера оппозиции Аун Сан Су Чжи – звучит на мировых телеэкранах все громче.

Итак, Мьянма стала узнаваемой. Но принесет ли это ей счастье?

Ответ негативный – это приносит её совершенно иное.

Государство по имени Мьянма становится яблоком раздора, предметом всё обостряющегося соперничества Китая и США. На кону – геополитический интерес, в эпицентр которого и попала эта симпатичная и тихая страна. Теперь, когда в Соединенных Штатах оценили ключевое положение Мьянмы, ждите там «оранжевого рассвета».

В Вашингтоне уже записали её в очередь на установление «демократии». Лидер в наличие есть. Кадры готовятся. Ситуацию уже пытались раскачать, и она «поддается» этой раскачке.

Только не думайте, что американцы мечтают об установлении здесь «демократического рая». Они же всё понимают, но именно тараном «оранжевой революции» будут разбивать крепкие ворота бирманского общества, вскрывать вековые основы буддийских традиций.

А большая мусульманская община может стать той критической массой, которая и сыграет решающую роль в переходе страны от достаточно мягкого военного режима к многоголосью «демократии», прямиком ведущему в условиях подобного патриархального общества к внутренним конфликтам и распаду. Тем более что местные буддисты с местными мусульманами постоянно на ножах – только кинь спичку, и всё моментально вспыхнет!

Мы не говорим об истинной демократии без кавычек – о воле народа, созревшего до подобной системы самоуправления.

Мы говорим о той «оранжевой игре», которая ведется американцами по сценариям мистера Шарпа в разных странах мира с целью насадить там нестабильность, а, порой, как в Ливии, и хаос, прикрываясь лозунгами «демократии».

Мы говорим о том, что Мьянма становится объектом пристального внимания политтехнологов США для того, чтобы выбить у Китая большой геополитический козырь, чем сейчас и способна стать Мьянма.

Американцы играют на опережение. И в воздухе все отчетливее слышится запах сгущающегося «оранжада».

 

Как делают «знаменитых оппозиционеров»

 

Для того чтобы разобраться в том, почему в течение десятилетий все смотрели на карту Юго-Восточной Азии, и никто не поднимал вопрос о стратегическом расположении бывшей Бирмы, предпримем небольшое историческое исследование с помощью знатоков этого региона.

Позволим себе процитировать некоторые позиции из статьи Константина Пензева «Мьянма. Кого она беспокоит и почему?».[iii] Автор просто раскладывает по полочкам всё то, что необходимо для понимания ситуации вокруг Мьянмы.

Когда-то, т.е. в ХIХ в., Мьянма (Бирма) была английской колонией, и права бирманского человека никого в Европе не беспокоили, начинает он свой рассказ. В 1942 г. место британских колонизаторов в Бирме заняли японские оккупанты, в целом также равнодушные к проблеме прав человека.

В 1945 г. японцам пришлось оставить Бирму, а на их место опять вернулись англичане, на этот раз не в роли колонизаторов, а в роли освободителей. Однако к тому времени граждане Бирмы уже не отличали освободителей от грабителей и потребовали у Британской империи полной независимости, чего и добились 10 декабря 1947 года.

Независимостью граждане суверенной Бирмы пользовались недолго. Как это иногда бывает, в бирманских политических кругах разгорелись нешуточные страсти по поводу будущего страны. Коммунисты настаивали на строительстве коммунизма, против их политики выступили правые социалисты, дебаты перешли в вооруженные столкновения. Но дело закончилось вторжением остатков гоминдановских войск из Китая.

Гоминдановцев удалось выставить из страны и частично перебить только к 1956 году, но смута в Бирме не утихла, пока, наконец, в 1958 году здесь не произошел военный переворот. У руля государства встала армия, которая находится у власти до настоящего времени и является гарантом некоторого порядка.

Порядок в Мьянме представляет собой что-то вроде социализма, т.е. политическую систему с государственным контролем над экономикой, государственным здравоохранением и образованием и множеством иных вещей, хорошо знакомых в странах бывшего «второго» мира.

Данный порядок нравится далеко не всем. В 1990 году здесь состоялись выборы в Народное собрание, на которых победу одержала крупнейшая антиправительственная партия НДЛ (Национальная лига за демократию) во главе с Аунг Сан Су Чжи, выпускницей британского Оксфорда и дочерью Аунг Сана, одного из бирманских лидеров прошлых лет.

Военные власти отказались признать результаты выборов, некоторых депутатов парламента арестовали и приговорили к различным срокам заключения, а Аунг Сан Су Чжи посадили под домашний арест, который продлился до 1995 года, а в 2000 году был вновь продлен аж до 2010 года.

Этот арест не мог пройти мимо внимания прогрессивной мировой общественности, и в 1991 году Аунг Сан Су Чжи наградили Нобелевской премией мира прямо следом за М.Горбачевым.

Затем в 2008 году Аунг Сан Су Чжи была удостоена награды США – Золотой медали Конгресса наряду с Далай Ламой XIV.

Это стало одной из причин, по которым в КНР, где считают Далай Ламу раскольником и антигосударственным деятелем и склонны видеть в нем «вашингтонскую марионетку», недолюбливает и Аунг Сан Су Чжи.

У западной пропаганды есть один прием, который она успешно использует уже много десятилетий – «зло» и «добро» она персонифицирует. Нужны только подходящие персонажи. А потом вокруг этих «хороших» и «плохих» парней (или дам) накручиваются спирали информационных кампаний.

Мы с коллегами как-то подсчитали, что в СССР было всего-навсего три с небольшим десятка диссидентов, имена которых стали для американской пропаганды знаменами в походе против Советов. И грамотно построенные на их именах пропагандистские кампании привели к тому, что на примерах 30-40 человек был дискредитирован в глазах западной публики огромный 300-миллионный Советский Союз!

И ничего с тех пор не изменилось. Сегодня на судьбе одной Аунг Сан Су Чжи западники строят капанию по дискредитации властей 60-миллионной Мьянмы. Эффективность потрясающая!

Заметим, что в любимом Вашингтоном Катаре, например, сидит в местной тюрьме известный поэт Мухаммед бен аз-Зиб аль-Аджби. Его посадили за стихи, в которых он… восхвалял «арабскую весну» и молодежь, устраивавшую революции и сменявшую режимы на Ближнем Востоке один за другим.

Писателя обвинили в «подстрекательстве к восстанию и смене режима» в Катаре. Если суд признает его виновным, то аль-Аджби может грозить смертная казнь.[iv]

Ну и что, кого в США волнует судьба этого поэта? Ни-ко-го!

А почему? Потому что Катар для Вашингтона сегодня – «священная корова», которую даже критиковать нельзя за подобные нарушения прав конкретного человека. А ведь его за стихи посадили!

Поэтому трогательная забота об «униженных и оскорбленных» проявляется у американской администрации только в тех случаях, когда ей – этой администрации – требуется куда-то влезть для реализации своих геополитических задач. И трогательная «забота о правах человека» да ещё с оглушительной информационной поддержкой СМИ пока ещё сильно действует на публику.

Главное – найти этого человека и устроить вселенский плач по его несчастной судьбе…

Ещё раз – если в Вашингтоне не обратят внимания на участь катарского поэта Мухаммеда бен аз-Зиб аль-Аджби, это станет лучшим подтверждением правоты наших слов.

Но, если вдруг внимание обратят и поэта спасут, то мы будем очень рады, если вот таким необычным способом внесем свой вклад в освобождение невинного человека, которого может ожидать казнь.

Однако вернемся в Юго-Восточную Азию.

 

Как готовили «шафрановую революцию»

 

Дело в том, что помимо точечной информационной работы вокруг Аунг Сан Су Чжи западники поджидали какого-то серьезного внутреннего конфликта, на котором можно было бы строить свою игру. И дождались, причем, нет никакой уверенности в том, что события августа 2007 года в Мьянме вспыхнули сами по себе.

К тому времени уже вовсю шла подготовка кадров для «оранжевой революции» по лекалам Джина Шарпа, которую здесь, в Мьянме, обозначили, как «шафрановую революцию».

Теперь его уже все знают, но для справки сообщим, что Джин Шарп – основатель «Института Альберта Эйнштейна» в Кембридже (штат Массачусетс). Институт этот финансируется подразделением Конгресса США — «Национальным фондом в поддержку демократии», и его цель состоит в поощрении «дружественных США смен режима» в ключевых точках по всему миру, отмечает известный международный обозреватель Уильям Энгдаль.[v]

Британская газета «The Financial Times» следующим образом описывала роль Джина Шарпа в бирманских событиях 2007 года: «За последние три года активисты политического комитета движения неповиновения в изгнании обучили философии и стратегии ненасильственного сопротивления примерно 3000 бирманцев из всех слоев общества, в том числе и несколько сотен буддийских монахов.

Эти рабочие совещания, проходившие в приграничных районах и привлекавшие людей со всей Бирмы, воспринимались как «подготовка инструкторов», которые по возвращении домой поделились бы этими идеями с другими людьми, стремящимися к переменам…

Источником вдохновения этого обучения был г-н Шарп, чья книга «От диктатуры к демократии» (краткое теоретическое пособие для ненасильственной борьбы против репрессивных режимов) была опубликована на бирманском языке в 1994 г. и начала циркулировать и среди эмигрантов, и, тайком, среди диссидентов внутри страны».[vi]

Как Вам признания лондонской прессы? Истинную правду выкладывают!

Если кого-то это не убеждает, то вот вам «список стран, активисты из которых обучались на наследии Джина Шарпа:

Тунис, Ливия, Египет, Сирия, Иран, Белоруссия, Мьянма (Бирма), Таиланд, Малайзия.

Документально подтверждена также связь этих оппозиционных групп с Уолл-стрит и Лондоном», - пишет международный обозреватель Тони Карталуччи (Tony Cartalucci).[vii]

И вот летом 2007 года ситуация в Мьянме обострилась. 19 августа начались протестные выступления, которые возглавили… буддийские монахи.

Почему именно они? Так они же усердно посещали семинары Шарпа, о чем и писала лондонская газета.

Так вот монахи вышли на улицы и потребовали вполне простых и справедливых вещей: «улучшить условия жизни людей», а также «освободить политических заключенных», в том числе и Аунг Сан Су Чжи, которая ещё находилась под домашним арестом. (Заметим, что не в зиндане…)

 

 

Марш буддийских монахов.

Фото invisiblecollege.weblog.leidenuniv.nl

 

Мирные на первом этапе демонстрации постепенно переросли в политические протесты против правящего строя, затем и в беспорядки, в ходе которых было убито около 100 человек.

Но когда премьер-министр Великобритании Гордон Браун потребовал созвать чрезвычайное заседание Совета Безопасности ООН, для того чтобы обсудить ситуацию в Мьянме, на возмущение западных правительств незамедлительно отреагировал Китай. Представитель КНР в ООН Ван Гуанья заявил, что введение международных санкций против военного режима Мьянмы не будет полезным: «Мы понимаем, что положение там немного сложное. Мы надеемся, что правительство и народ смогут уладить разногласия и восстановить порядок».

В конце концов, массовые мирные демонстрации к смене власти не привели, и «шафрановая революция» была свернута.

Тогда на Западе решили бить в другую точку. На Мьянму навалились, обвиняя военный режим в попытках обзавестись ядерным оружием с помощью КНДР.

Самое смешное, что информация об этом пришла из… Норвегии!

Как утверждала находящаяся именно в Норвегии журналистская организация «Демократический голос Бирмы», военная хунта Мьянмы предпринимает шаги к созданию атомной бомбы и средств ее транспортировки. Доказательство было «железное» - показания беглого майора армии Мьянмы Сай Тейн Вина, утверждавшего, что он работал на сверхсекретных предприятиях, где «хунта готовит оружие возмездия».[viii] Зачем? Естественно для… уничтожения США!

Вы спросите, для чего мы всё это здесь цитируем? Зачем тратить время и место на обсуждение бредовых «новостей» из Норвегии?

Так это же просто элементы той работы по «раскачке» ситуации в Мьянме – как изнутри, так и снаружи, - которая по замыслу организаторов, в конце концов, своих целей достигнет.

К истории с беглым майором, кстати, пытались «подвязать» и Россию – майор-то учился когда-то в Москве в МГТУ им. Н.Э.Баумана! Но этот «нечистый поток» быстро иссяк…

 

Не страна место красит, а место страну

 

И всё же – зачем всё это Соединенным Штатам? Зачем им Мьянма? Почему ею занимаются люди Шарпа? Что они там ищут? Или, наоборот, чего они хотят не допустить?

Вот последний вопрос – самый точный. Ведь, если Штатам удастся сбросить режим и посадить во главе Мьянмы своих людей из бывших местных диссидентов, то стратегический выигрыш будет столь велик, что можно тогда говорить о переменах в геополитическом раскладе на юге Азии.

Так что же там такое важное, в этой Мьянме? Запасы нефти? Золото, разбросанное по земле? Природные богатства в стране огромные – золотом пагоды кроют.

Но, не в том дело, – берите выше!

Значение Мьянмы для США – сугубо геополитическое.

И состоит оно в том, что Мьянма одной своей стороной граничит с КНР, а другой - с Индийским океаном. А эта стратегическая позиция, существовавшая всегда, только сегодня в XXI веке становится объектом супервнимания и США, и Китая к стране, о которой до недавних пор мало кто в мире и слышал.

Но теперь-то Мьянма на первых геополитических ролях!

Дело в том, подчеркивает Константин Пензев, что большая часть нефтяного импорта Китая доставляется танкерами через Малаккский пролив. Ну, и причем тут Мьянма?

Малаккский пролив является основным путем, соединяющим Индийский океан с Тихим океаном. По нему осуществляется морская транспортная связь между тремя наиболее населёнными государствами мира – Индией, Китаем и Индонезией, и, более того, между Азией и Европой, Азией и Африкой.

 

 

Малаккский пролив связывает два океана – Тихий и Индийский.

Карта hybridcars.com

 

В год через пролив проходит около 50 тысяч кораблей, которые перевозят от 1/5 до 1/4 всего мирового морского товарооборота.[ix]

По оценкам Международного энергетического агентства, к 2030 году число танкеров, занятых перевозкой нефти через Малаккский пролив удвоится.

Хорошо. Но причем тут Мьянма?

Ширина Малаккского пролива у побережья Сингапура составляет всего 2,5 км. Супертанкеры провозят через это «бутылочное горлышко» более 12 млн баррелей нефти в сутки на пути к Китаю.

А вот здесь уже теплее…

Перекрыть вышеуказанное «бутылочное горлышко» достаточно просто. Соответственно, флот, который будет контролировать Малаккский пролив, будет контролировать и энергоснабжение Китая. Таким флотом в настоящее время могут быть ВМС США.

И вот после этого вывода роль и место Мьянмы в судьбе Китая становятся бесценными.

Самое время взглянуть на географическую карту.

 

«Малаккская дилемма» или Как связать два океана?

 

 

Карта entsiklopedija-turizma.ru

 

Именуемый с недавних пор не иначе как с приставкой «Большой» Индийский океан становится одной из важнейших арен рисков и вызовов, отмечает Нина Лебедева в своем исследовании «Большой Индийский океан и китайская стратегия «Нить жемчуга».[x]

Она скрупулезно анализирует роль Мьянмы на фоне гигантского планетарного региона, где происходит прямой стык двух океанов – Тихого и Индийского. И этот стык уже начинает искрить…

Это обширное пространство именуется, как «Большой Индийский океан» в силу того, что оно формируется в нечто большее и значимое, чем существовавший прежде конкретный географический ареал. Здесь переплетаются великодержавные устремления и столкновения интересов разных государств, пишет Нина Лебедева.

В Индийском океане осуществляется до 50% контейнерных перевозок в мире и 70% - перевозок нефтепродуктов.

В Индийском океане же находится большинство самых уязвимых участков возможного перекрытия поставок углеводородов на земном шаре: Ормузский, Баб-эль-Мандебский и Малаккский проливы, Ломбокский пролив (Индонезия), Суэцкий канал.

Сейчас военное превосходство в акватории сохраняют США. Но быстро растущие Китай и Индия стали уделять значительно больше внимания военно-морским силам, что проявилось в ускоренном развитии их флотов. Например, у Китая, судостроительная отрасль которого к 2015 году должна выйти на 1-е место в мире, есть собственная стратегия в регионе.

Значительные сдвиги, которые произошли в зоне Индийского океана в 90-е годы и в начале XXI века, побудили Пекин разработать свою собственную стратегию в отношении этого региона.

Одним из главных мотивов принятия такой стратегии (но далеко не единственным) стал энергетический фактор.

Более 85% нефти и нефтепродуктов доставляется в КНР из Персидского залива и Африки по Индийскому океану.

Ощущая столь большую зависимость от поставок нефти извне, Пекин стремится оградить страну от любых попыток перерезать эти пути энергоснабжения. Поэтому китайское руководство уделяет большое внимание решению проблем транспортировки нефти в целом, особенно через Малаккский пролив, который председатель КНР Ху Цзиньтао не без оснований назвал «Малаккской дилеммой».[xi]

Почему дилемма? Потому, что США в один «не прекрасный» для Пекина день могут пролив просто «закупорить».

Поэтому строительство сети дорог и трубопроводов в Китай из портов на побережье Индийского океане, к примеру, в Мьянме, ускоряет и удешевляет доставку товаров и энергоресурсов, подчеркивает Ирина Лебедева.[xii]

Строительство новых каналов может изменить карту мирового судоходства, пишет Алексей Чичкин в «Российской Бизнес-газете».[xiii] По его оценкам, Мьянма и Таиланд планируют построить канал через перешеек Кра, что минимум вдвое сократит путь между Тихим и Индийским океанами.

Таиландский вариант – это прокладка канала протяженностью около 200 км в южной, широкой части перешейка, но вблизи таиландско-малайской границы, а также строительство параллельного каналу нефтепровода. Данный вариант поддерживают США и Евросоюз.

Проект Мьянмы – наиболее короткий маршрут между двумя океанами: канал длинной всего в 45 км можно «пробить» на севере перешейка и без параллельного нефтепровода.

Проект Мьянмы, поддерживаемый Китаем и Индией, дешевле таиландского минимум втрое и, по расчетам Экономической комиссии ООН для Азиатско-Тихоокеанского региона, будет реализован и окупится намного быстрее, чем таиландский вариант.

Вот так даже проект канала становится предметом геополитических противоречий. При этом отметим, что ни США, ни Евросоюз даже близко к этим местам не находятся, а Китай и Индия – местные страны, им вроде бы решать...

 

Мьянма – китайское счастье?

 

 

И вот, реализуя свою задачу по обеспечению бесперебойных поставок через Индийский океан, Пекин добивается в первую очередь создания цепи подконтрольных портов и объектов в ряде дружественных стран на побережье (Мьянма, Бангладеш, Мальдивы, Шри-Ланка, Пакистан, Иран и др.).

Потому Пекин и поддержал проект по строительству трубопровода через перешеек Кра на полуострове Малакка (Малайском). Именно здесь расстояние между побережьями двух океанов составляет всего 45 км!

Бо́льшая часть перешейка принадлежит территории Таиланда, а западнее и севернее наиболее узкой полосы расположена Мьянма.

 

 

Перешеек Кра на карте – самое узкое место между Андаманским морем и Сиамским заливом.

Карта upload.wikimedia.org

 

Идея проложить в этом месте канал, который соединил бы Тихий и Индийский океаны, возникла еще в 1677 году, но неоднократные попытки реализовать эти планы раз за разом проваливались.

Незадолго до финансово-экономического кризиса 2008-2009 годов один из крупнейших в мире портовых операторов Dubai Ports World, располагающий собственной инфраструктурой на всех континентах, поддержал предложение китайцев о строительстве канала на Малайском полуострове и моста через него, а также путей соединения портов по обе его стороны скоростными железнодорожными и автотрассами. [xiv]

Подобная транспортная сеть, напоминающая инфраструктуру Панамского канала, стала бы перекрестьем путей, чрезвычайно важных не только для Малайзии, Сингапура, Индонезии и других стран ЮВА, но и для всей Азии.

Кризис помешал…

Пока ещё до начала рытья канала далеко, китайцы развернули в Мьянме широкомасштабную модернизацию и строительство морских причалов и портовых сооружений, что, по их разумению может помочь решению «Малаккской дилеммы» для Китая.

И сразу же в Вашингтоне вспомнили о нарушении прав человека в Мьянме!

Ведь, если Китай в Мьянме закрепится, а ещё и канал построит, то вариант перекрытия ВМС США путей транспортировки нефти в Китай через Малаккский пролив можно класть под сукно…

В Вашингтоне справедливо посчитали, что китайско-бирманские (мьянмские) трубопроводы (не говоря уже о канале) позволят транспортировать нефть и газ, завозимые из Африки и Ближнего Востока, в обход «узкого горла» Малаккского пролива.

Да, Мьянма, по большому счету, может стать «мостом», связывающим Китай с нефтедобывающими странами, независимо от любых возможных действий Вашингтона, и несмотря на его контроль над Малаккским проливом.

Этот «мост», полагает Константин Пензев, может стать геополитической катастрофой для США, чего Вашингтон полон решимости не допустить любой ценой.[xv]

После этого ситуация вокруг Мьянмы становится прозрачной, как слеза ребенка.

Американские «заботы» о защите прав человека шиты такими белыми нитками, что даже известнейший экономист Джозеф Стиглиц, побывавший недавно в стране, написал в многозначительно названной статье «Очередь Мьянмы. Где ждать следующую твиттер-революцию?»:

«Настало время международному сообществу поставить Мьянму на первый план своей повестки дня, не только предлагая помощь, но и отменив санкции, которые сегодня стали препятствием на пути преобразований в стране…

Мы видим, как «арабская весна» робко расцветает в нескольких странах. В других странах до сих пор неясно, принесет ли она плоды. Преобразования в Мьянме в некотором смысле являются более тихими, без фанфар Твиттера и Фейсбука, но они не менее реальны – и не менее достойны поддержки».[xvi]

Дж. Стиглиц знает, что говорит…

 

Никаких слов не жалко, когда на кону – геополитический узел

 

А теперь о том, каким способом они «ставят Мьянму на первый план».

Надо же сделать так, чтобы восхищенная публика поверила в то, что Мьянма «выходит из тоталитарного прошлого» и присоединяется к семье «демократических стран».

В эту пропаганду, всё равно, мало, кто поверит, но западные спецы по информационным кампаниям взялись за порученное со знанием дела.

И имя Мьянмы – вдруг! - стало знакомо сотням миллионов телезрителей и читателей по всему западному миру.

Была поставлена задача – в мировой прессе Мьянма должна присутствовать постоянно, и информационные потоки на заданную тему обрушились на публику, как тропический дождь в этих краях на головы неискушенных туристов.

Заметим и подчеркнем – это всё после десятилетий молчания

Информационный поток крепчал в «независимых» западных СМИ, как по команде, день ото дня:

«Лидер демократической оппозиции в Бирме Аун Сан Су Чжи отбыла в исторический визит в США, в ходе которого она встретится с президентом США Бараком Обамой и выступит в Конгрессе».[xvii]

«Лидер бирманской оппозиции Аун Сан Су Чжи, впервые за 24 года покинула Родину, чтобы отправиться в европейское турне, и начинает четырехдневный визит в Великобританию. Аун Сан Су Чжи встретится с членами королевской семьи и выступит с речью в Британском Парламенте».

«Визит в Таиланд стал первой зарубежной поездкой Су Чжи за 22 года, из которых 15 лет она провела под домашним арестом. С приходом к власти в Мьянме (Бирме) в 2011 году первого за 50 лет гражданского правительства Су Чжи постепенно вернулась в официальную политику, а в апреле была избрана депутатом парламента. После исторических апрельских довыборов в парламент Мьянмы Аун Сан Су Чжи стала лидером оппозиционной парламентской фракции. Поездкой в Бангкок она возвращает себе статус политического деятеля мирового масштаба».[xviii] (Что это за «масштаб», и какой у этого «масштаба» флюс, продемонстрируем ниже).

«Соединенные Штаты отменили санкции против президента Мьянмы Тейна Сейна, продолжив поощрять его правительство на демократические перемены в стране».[xix]

«В ходе переговоров со своим коллегой из Мьянмы японский министр иностранных дел Коитиро Гэмба сказал, что Япония планирует возобновить предоставление официальной помощи на развитие для проектов в Мьянме, чтобы поддержать движение за демократию в этой стране».[xx]

«Всемирный банк возобновляет работу в Мьянме впервые с 1987 года, говорится в заявлении банка для прессы. Всемирный банк планирует в ближайшее время выделить первую серию грантов общей суммой на 85 миллионов долларов».[xxi]

«Министр иностранных дел Австралии Боб Карр заявил о предоставлении Бирме 80 млн австралийских долларов (примерно 79 млн долларов США) до 2015 года на строительство школ и повышение качества среднего образования».[xxii]

«Евросоюз решил отменить санкции, введенные им против Мьянмы. Кроме того, ЕС планирует предоставить этой стране помощь в размере 150 млн евро. Данные меры призваны поддержать демократические преобразования в Мьянме».[xxiii]

В довершение ко всему западная пресса уже объявила Мьянму третьей по привлекательности для туристов страной.

Вы верите в то, что после десятилетий тишины в отношение событий, происходящих в Бирме, а потом и в Мьянме, эти доброхоты сейчас дружно бросились поддерживать местную «демократию» из самых филантропических побуждений?

Да, полно Вам!..

 

Гладко было только на газетной бумаге, а потом пошли… политические условия

 

Неужели не видно, что сейчас Мьянма – это лакомый кусок, геополитический узел? И именно поэтому потока слов для окутывания страны неким информационным коконом, конечно, Западу не жалко.

Но со стороны, ведь всё отчетливо видно!

Поэтому и цитируем фразы из этого потока духоподъемных слов в адрес воскресшей из небытия Мьянмы – а такой комплиментарный поток слов может ненароком «снести крышу» руководителям страны. И не такое видели…

Но оставляем за собой право заметить, что «не самые скромные умы человечества» уже не раз предупреждали о том, что «слово изреченное – есть ложь»…

«Что слово ваше – это ложь!» - «A thought once uttered is untrue». (Владимир Набоков[xxiv]).

«Ибо руки ваши осквернены кровью и персты ваши - беззаконием; уста ваши говорят ложь, язык ваш произносит неправду».[xxv] (Книга Пророка Исайи. 59:3)

Вся эта комплиментарная история закончилась для властей Мьянмы ровно в ту минуту, когда госсекретарь Хиллари Клинтон, посетив недавно эту страну, заявила, что цель США в Мьянме не поддержка «демократических сил», а прямой диктат политики страны в американских интересах.

США приняли решение напрямую работать с властями Мьянмы в целях продвижения демократических реформ, объявила госсекретарь США. Но она тут же уточнила, что санкции против военного режима Мьянмы отменены не будут. При этом Вашингтон «сделает ставку на прямые контакты с хунтой».

«Мы полагаем, что санкции остаются важной составляющей нашей политики, но сами по себе они не приносят тех результатов, на которые мы надеялись в интересах народа Бирмы», - сказала Х.Клинтон.[xxvi]

Эта словесная эквилибристика понадобилась для той же прессы. Мол, «демократия - превыше всего!» А потом Хиллари Клинтон заявила такое, о чем западная пресса сказала в полголоса, – США потребовали от Мьянмы «решительно разорвать» отношения с Северной Кореей и «предотвратить распространение ядерного оружия».

Вот это уже речь серьезного политика – лишить КНДР союзника при одновременном обвинении властей Мьянмы в «намерении обладать атомной бомбой». И пусть потом весь мир разбирается: хотела Мьянма бомбу или не хотела

Ну, про желание военных Мьянмы обзавестись атомной бомбой, можно рассуждать сколь угодно, а вот реальный шаг – разрыв с КНДР – это уже политика по изоляции Пхеньяна. И никак иначе. То есть: «Мы вам – хвалебные статьи и немного деньжат подкинем (пока денег никто там не видал), а вы – будете делать реальные политические уступки».

Вот и весь торг – стеклянные бусы в обмен на золото колоний…

И что за века поменялось?..

Х.Клинтон в итоге торжественно сообщила, что президент Мьянмы Тейн Сейн «заявил о своей решимости разорвать военные отношения» с Северной Кореей. А затем политический советник правительства Мьянмы Ко Ко Хлаянь (Ko Ko Hlaing) заявил, что его страна отныне (быстро же всё на Востоке меняется – С.Ф.) рассматривает в качестве вероятного партнера Южную Корею, а не режим Пхеньяна.

В Мьянме также заявили, что высшее политическое руководство страны намерено ликвидировать зависимость от таких стран как Китай.[xxvii]

А вот это уже даже не северо-корейский вариант!

Клинтон потребовала порвать с Китаем! И «демократически ориентированные» властные круги Мьянмы взяли под козырек.

Мьянма желает установления новых отношений в своей внешней политике и продолжения политических реформ, конечной целью которых является аннулирование жестких санкций со стороны США и Евросоюза. «Решение принято, и нет пути назад», заявил в недавнем интервью советник правительства Най Зин Латт (Nay Zin Latt).[xxviii]

Двухходовка с «шахом» китайскому Королю.

Но партия ещё в самом разгаре…

Вы говорите – «американцы заботятся о продвижении демократии»? – О продвижении своих геополитических интересов они заботятся! И этому, кстати, у них не вредно поучиться…

 

Любовь зла. И не только в Кашмире – даже в Мьянме…

 

Заметим, что в разгар «вспыхнувшей любви» Запада к Мьянме, «влюбленный» Запад потерял голову настолько, что перестал замечать недостатки предмета своего обожания.

Кто не знает, что влюбленный не видит изъянов в предмете любви?!

 

«Венец творенья дивная Диана.

Вы существо, вы существо

В котором нет, в котором нет,

В котором нет, в котором нет,

В котором нет ни одного изъяна»[xxix]

 

Так вот, не так давно мир содрогнулся от известия о новой вспышке массовой резни жителей, исповедующих в Мьянме ислам.

В штате Ракхан на западе Мьянмы, где проживают около 1,8 млн жителей, исповедующих ислам, было убито около 20 тысяч мусульман. Беженцами стали сотни тысяч.[xxx]

Осенью нынешнего года эксцессы повторились, но в меньшем масштабе – более 22 тысяч человек стали беженцами в результате межрелигиозных столкновений в том же штате Ракхайн, когда давний конфликт между буддистами и мусульманской общиной перерос в масштабные беспорядки и погромы.[xxxi]

И как отреагировали на Западе? – Промолчали.

После всех разговоров о «защите прав человека в Мьянме» Запад даже голос не подал, когда были убиты тысячи людей!

США простят сегодня любую резню, в любой стране мира, если эта страна им нужна в качестве плацдарма для реализации их геополитических задач.

Вот судьба Аун Сан Су Чжи их волнует, потому что эта дама может стать во главе Мьянмы и займется проведением проамериканской политики.

Потому и квохчут по её адресу, а 20 тысяч убитых мусульман американцев не волнуют…

Занятно, что не осудила эту бойню и сама лауреат Нобелевской премии мира мадам Аун Сан Су Чжи.

«Лидер оппозиции Мьянмы, лауреат Нобелевской премии мира Су Чжи, активный «борец за права человека», а также глава буддистов Далай Лама и мировая общественность Европы и США поначалу никак не отреагировали и не сделали ничего, чтобы остановить убийства невинных людей», - писала Юлия Чмеленко, обозреватель Интернет-журнала «Новое Восточное Обозрение».[xxxii]

Слово «поначалу» в этом тексте было написано при самом зарождении событий. И ничего с тех пор не переменилось. Подчеркиваю это для того, чтобы кто-то за слово не зацепился – цитата верная.

А по поводу резни – факт: ВСЕ ПРОМОЛЧАЛИ!

Ясно теперь, что это за «демократы»?

 

И ещё, напоследок, сообщение от «SKY Радио» из Таллинна:

«Лидер демократической оппозиции Мьянмы, лауреат Нобелевской премии мира Аун Сан Су Чжи призвала власти России немедленно освободить участниц российской панк-группы Pussy Riot.

Су Чжи находится с визитом в США. В Вашингтоне на приеме, устроенном правозащитной организацией Amnesty International, ей преподнесли букет родственники одной из участниц группы Pussy Riot».[xxxiii]

Сразу видно, за кого у человека душа не болит, а за кого – болит

 

В последний час:

Барак Обама первый визит в иностранное государство после своего переизбрания президентом США совершит в Мьянму. Визит Обамы запланирован на 18-19 ноября.[xxxiv]

 

Ещё вопросы есть?

 

Бонус к статье: фильм «Бирманский видео-репортер» о Мьянме и о событиях 2007 года



[i] http://kurs.ru/news/43025/hu-tszintao-kitay-dolzhen-stat-morskoy-derzhavoy

[ii] http://www.vokrugsveta.ru/vs/article/312/

[iv] http://www.itar-tass.com/c45/562455.html

[v] http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/39579/

[vi] Цит. по http://www.warandpeace.ru/ru/exclusive/view/39579/

[vii] http://landdestroyer.blogspot.ru/2011/11/how-to-start-wall-street-backed.html

[viii] http://top.rbc.ru/politics/04/06/2010/416523.shtml

[ix] https://interaffairs.ru/lukoil.php?n=10

[x] http://www.barometer.kg/index.php/bolshoj-indijskij-okean-i-kitajskaya-strategiya-lnit-zhemchugar.html

[xi] http://ics.um.edu.my/images/ics/IJCSV1N1/chen.pdf

[xii] http://asiaafrica.ru/files/201109/Лебедева_Индийский%20океан.pdf

[xiv] The Journal of East Asian Affairs, Spring/Summer 2008, p. 182; Khurana Gurpreet S. China’s String of Pearls in the Indian Ocean and its Security Implication // Strategic Analysis, IDSA, January 2008, p. 10-11.

[xvi] http://www.project-syndicate.org/commentary/burma-s-turn/russian

[xviii] http://rus.ruvr.ru/2012_06_19/78586126/

[xxiv] http://lib.ru/NABOKOW/silent.txt

[xxv] http://azbyka.ru/biblia/?28.59:3

[xxvi] http://www.rbc.ru/rbcfreenews/20090924075601.shtml

[xxviii] Там же

[xxix] http://www.moskva.fm/artist/николай_караченцов/song_1641465

[xxx] http://www.ru.journal-neo.com/node/117973

[xxxiii] http://www.sky-radio.fm/news/politics/2012/9/21/pussy/

[xxxiv] http://news.bigmir.net/world/636136-Obama-stanet-pervim-amerikanskim-prezidentom-posetivshim-Myanmy

Ключевые слова: США Китай Бирма Мьянма