Ювенальная юстиция заменит родителей чиновником

12:33 28.09.2012 Елена Студнева, обозреватель журнала «Международная жизнь»


В защиту детства и российской семьи от ювенальной юстиции выступили участники многотысячной акции, которая состоялась на этой неделе в Москве (22.09.2012 г.), вызвав широкий резонанс в обществе. Предметом мирного протеста граждан России стали вынесенные на рассмотрение Государственной Думы два законопроекта, согласно которым, если они будут приняты, в стране вступит в силу Ювенальная юстиция (ЮЮ). Организаторы акции - движение «Суть времени» и Ассоциация родительских комитетов и сообществ. Более 3,5 тысяч человек прошли по центральным улицам столицы с лозунгами «Нет Ювенальной Юстиции!», «Защитим своих детей!» Они провели митинг, результатом которого стали 135 тысяч подписей под письмом президенту Российской Федерации Владимиру Путину (1) как гаранту Конституции РФ с просьбой отказаться от введения в стране норм Ювенальной юстиции. Аналогичные акции прошли в эти дни в Казани, Томске, Братске, других городах России.

Напомним, что в июле 2012 года в связи с этой же проблемой – воспрепятствовать введению в России Ювенальной юстиции - под письмом (2), адресованным главе Российского государства, поставили подписи 150 деятелей науки и культуры страны. Среди них  академики, космонавты, писатели, врачи, священники, народные артисты, военные, музыканты, журналисты. Что же так взволновало уважаемых людей России в законотворчестве российских парламентариев? Чем может повредить детству и российской семье Ювенальная юстиция? Наконец, если она введена в других странах, то можно обратиться к их опыту и сделать выводы. Так и поступим.

Справка: Ювенальная Юстиция (лат. juvenālisюношеский; лат. jūstitiaправосудие) правовая основа западной модели системы учреждений и организаций, осуществляющих правосудие по делам о правонарушениях, совершаемых несовершеннолетними. История ЮЮ начиналась в 70-х годах 19-го века по гуманным соображениям относительно малолетних преступников. Граждане американского города Бостона Кук и Аугустус решили предложить судьям не применять к несовершеннолетним, способным встать на путь исправления, наказания, а передавать их под присмотр органов попечительского надзора. В июле 1899 года в США в Чикаго на основании закона штата Иллинойс «О детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними» был учреждён первый детский суд.

Принятие Закона и создание ювенального суда было инициировано обществом патроната Visitation and Aid society. Для рассмотрения дел о несовершеннолетних было введено новое понятие «виновный», «правонарушитель» (англ. delinquent), отличающееся от понятия «преступник» (англ. criminal). В Законе нашёл закрепление статус несовершеннолетнего правонарушителя, который стал субъектом ювенальной юстиции. Позднее идея ювенальной юстиции получила развитие в Великобритании, где в 1908 году была принята серия законов о детях и молодёжи. Во Франции первый ювенальный суд был учреждён в 1914 году на основе опыта США. К настоящему времени в мире сложилось несколько моделей ювенальной юстиции: англо-американская, континентальная и скандинавская.

Забегая вперёд, напомним, что Государственная дума РФ одобрила создание в России института социального патроната. Тем самым депутаты сделали первый шаг на пути к ЮЮ, превратившейся в кошмар для всей Европы. (В этом ролике – судьба молодой матери из Германии, у которой в её отсутствие выкрали десятилетнюю дочь представители органов опеки http://ganana.livejournal.com/154905.html) 20 сентября в Госдуме состоялся «круглый стол» по обсуждению внесенных правительством поправок в законы, связанные с внедрением социального патроната. Благодаря 60 тысячам писем, отправленных в нижнюю палату российского парламента против карательного соцпатроната, и свыше 130 тысячам подписей в Интернете, поданных против внедрения в стране антисемейной ювенальной юстиции, комитет ГД по вопросам семьи, женщин и детей  пригласил к обсуждению противников ювенальной юстиции. Комитет возглавляет депутат со стажем Елена Мизулина, член фракции «Справедливая Россия». 

Теперь о конкретных законопроектах. Их два: Федерального Закона №3138/6 «Об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей» и Федерального Закона №42197/6 «О внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации по вопросам осуществления социального патроната и деятельности органов опеки и попечительства».

Обратимся к доводам, содержащим возражения против проекта Закона №3138/6: В нём прописано право ребенка на устройство в организации для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, и нахождения в указанных организациях. Однако такое право не установлено ни российским  законодательством, ни Конвенцией ООН о правах ребенка. В то же время в законопроекте не нашло своего отражения главное право ребенка: жить и воспитываться в семье, установленное в статье 54 Семейного кодекса РФ. Именно на это указали 135 тысяч человек, поставившие свои подписи под письмом Президенту России.

Выдержка из письма Президенту РФ В.В.Путину: «Законопроектом (№3138/6) предлагается ограничивать возможность общения детей с их родителями в случае, если это не соответствует интересам детей. При этом ни в самом законопроекте, ни в действующих законодательных актах не определено, что является интересами детей. Этот вопрос оставлен на усмотрение чиновников и общественников, которые приобретают право запретить детям общаться со своими родителями, не лишенными родительских прав, если сочтут, что такое общение не полезно для ребенка».

Законодателям виднее, что полезно, а что вредно ребёнку в семье, где родители не лишены родительских прав? Или лица, наделяющиеся такими полномочиями, безгрешны по определению? На каком основании они определили себя таковыми в стране, где люди традиционно жили по гуманным христианским заповедям, правда, нарушенными событиями 1917 года, но не искоренёнными вовсе? Эти заповеди – «чти отца и мать своих», «уважай старших», «помогай младшим», «не укради», «не убий», «береги честь смолоду» - воспитали поколения людей, имевших представление о неоспоримых  и непреходящих духовных ценностях, таких как честь дома, фамилии, рода. Законодатели шестого созыва, видимо, не учитывали этой традиции целого народа, «творя» данный законопроект.

Авторы письма президенту, а также поддержавшие этот документ участники сентябрьской акции против введения ЮЮ в России отмечают: «Так, ключевым понятием Федерального Закона №42197/6 является нормальное воспитание и развитие детей. Органам опеки вменяется в обязанность радикально вмешиваться в дела семьи, находящейся в социально опасном положении. При этом семьей, находящейся в социально опасном положении, называется «семья (цитируем статью 2, пункт 1 данного Закона), имеющая детей, находящихся в социально опасном положении», а также (статья 8.2, п.1 данного Федерального Закона) «семья, где родители, а также иные законные представители несовершеннолетних не исполняют своих обязанностей по их (то есть детей) воспитанию, обучению и (или) содержанию и (или) отрицательно влияют на их (то есть детей) поведение, либо жестоко обращаются с ними (то есть с детьми), либо (внимание!) создают своими действиями (бездействием) условия, препятствующие их нормальному воспитанию и развитию». Можно спорить о терминах, но идёт подлог понятий – родителей, родных людей, у которых есть ещё свои родители, а также братья, сёстры – всё, что объединяется словом родня – этих людей законопроект не учитывает. Однако абсолютно чуждых представителей органов опеки наделяет такими широкими полномочиями относительно судьбы ребёнка, что возникает вопрос: «Для кого так стараетесь, товарищи законодатели»?

Обратимся к цифрам. «Стоимость затрат на осуществление профилактической работы с одной семьей в форме социального патронажа в течение года в субъекте Российской Федерации составляет 257 420,2 рубля. Это затраты на год. Кому? Сравните: пособие одиноким матерям, имеющим детей от полутора до трех лет, составляло в апреле в Москве – в Москве! — в самом обеспеченном регионе страны! – всего 38 тысяч рублей в год. Вшестеро меньше. Кажется, практически всё оцифровано в современном мире нанотехнологий, теперь принялись оцифровывать семью. Попала под прицел семья, утратившая одного из кормильцев - патронат тут как тут. Отказываетесь от патроната? Пригрозим приютом для детей, причём детей, у которых есть отец или мать, есть родные дяди и тёти, есть старшие, к примеру, братья, сестры.

На митинге 22 сентября Александр Куринов – сопредседатель партии «Новая Великая Россия» сказал, что, согласно данным законопроектам, ребёнок становится продуктом, у которого есть дата выпуска, срок годности, технические характеристики и т.д., что само по себе чудовищно. Однако, как теперь принято говорить, «пилотные» законопроекты уже практикуют в 10-ти регионах Российской Федерации. Об этом на заседании Госдумы сообщила замминистра образования Наталья Третьяк. Однако вопреки оптимистичным оценкам замминистра, результаты плачевные, их не оцифруешь: что ни история, то драма. Зафиксированы даже многочисленные факты суицида родителей, лишенных своих детей. На Украине ещё страшнее: в Полтавской области с введением ювенальных законов отмечен серийный суицид среди родителей, в основном молодых матерей, у которых органы опеки отнимали детей в приюты и чужие семьи, а то и за границу. http://sovest.dnepro.org/2012/4863.html#more-4863 Антиювенальные акции прокатились по городам Германии.

 Приведённые цифры финансирования патроната – это ли не искушение коррупционерам, которым объявлена война на государственном уровне? Какой рычаг управления получат они в отношении несговорчивых граждан! Вспоминается сакраментальная фраза персонажа известного фильма: «Не будут брать?! – Отключим газ!» Но здесь - не до шуток, речь идёт о самом ценном, что есть в обществе – о семье, о том, с чего общество и начинается, с чего начинается народ.  Теоретически слон, конечно, может зайти в посудную лавку, но лучше бы он находился рядом, дабы своим присутствием не поломать и не уничтожить хрупкие предметы из фарфора. Участники митинга и вышли на улицу, чтобы протестовать против законопроекта, а по сути целого пакета законопроектов, способствующих введению в России Ювенальной юстиции, зарекомендовавшей себя как инструмент надзирательный и даже карательный, поскольку наносит немало непоправимых бед такому хрупкому созданию, коим является семья. 

Принятие Ювенальной юстиции дает органам опеки следующие права, вызывающие тревогу в обществе:
- Отъем детей по решению органов опеки, без решения суда российской юрисдикции. Решение принимают сами сотрудники опеки и оспорить его можно только в так называемом «ювенальном суде», который подчиняется исключительно международным организациям.
- Причиной для отъема детей может стать что угодно:
недостаточный уровень дохода (например, долги за ЖКХ, тарифы на которые повышают в один день (!));
недостаточное количество продуктов в холодильнике;
«эмоциональное насилие» (?);
жалоба со стороны соседей и иных посторонних людей.
- Органы опеки, опираясь на международный опыт, становятся общественными организациями, т.е. это даже не госслужащие, а международная бюрократия, не подконтрольная государству.
- К медицинским картам детей (они являются секретной информацией, с уголовной ответственностью за разглашение) получают свободный доступ общественные организации. Зачем это..? В условиях распространяющейся тенденции торговли органами детей.

5) При усыновлении детей иностранными гражданами их «родителями» легко могут стать люди, создавшие однополые браки.

Уполномоченный по правам ребёнка при Президенте РФ Павел Астахов так выражает свое отношение к ЮЮ в России: «Я ни по должности, ни по статусу не могу быть ни противником, ни сторонником ювенальной юстиции, потому что я считаю, что с этим вопросом должна определиться, прежде всего, общественность. Я считаю, действующего законодательства вполне достаточно. У нас сегодня нет ювенальной юстиции, тем не менее детей изымают из семей. И за прошлый год очень много изъято – несколько десятков тысяч».  http://www.vesti.ru/doc.html?id=367140

Председатель Синодального отдела по взаимодействию Церкви и общества Московского Патриархата протоиерей Всеволод Чаплин, выступая на уже упомянутом заседании Госдумы, подчеркнул, что в последнее время он встречает «много людей, для которых Семья это Отечество, и, защищая семью, они пойдут до конца». Так стоит ли так угнетать пружину, которая неминуемо ответит отдачей?  Отец Всеволод призвал всех принять участие в обсуждении документа «Позиция Русской Православной Церкви по ювенальной юстиции», выложенного на сайте Межсоборного присутствия. www.patriarchia.ru Дело в том, что сторонники введения Ювенальной Юстиции в России почему-то торопятся сделать это как можно быстрее. Их активность не может не настораживать. Настороже надо быть всегда, когда речь идёт о посягательстве на духовные ценности, которые не поддаются оцифровке. 

 

1. Письмо Путину от имени Движения «Суть времени» 

2. Письмо Путину от деятелей науки и культуры 

Ключевые слова: дети