СНВ-3: скандал в Вашингтоне

00:00 19.11.2010 Юрий Рубцов, доктор исторических наук, профессор


Сообщения из Вашингтона свидетельствуют о лихорадочных попытках администрации США добиться до конца ноября ратификации Договора о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (СНВ-3), подписанного президентами России и США 8 апреля 2010 г. в Праге. После поражения демократов на промежуточных выборах 2 ноября здесь возникли проблемы. Звучат прямые обращения Барака Обамы и членов его команды к общественности, проводится обработка отдельных влиятельных законодателей-республиканцев, таких, как сенатор от Аризоны Джон Кайл или старейший член Комитета по иностранным делам Сената Ричард Лугар.

Чтобы получить необходимые для ратификации голоса сенаторов, сомневающихся в эффективности мер Обамы по модернизации ядерного арсенала США, Белый дом объявил, что готов пересмотреть план развития национального ядерного комплекса на 20 лет, увеличив расходы на $4,1 млрд. и доведя их до астрономической суммы в $180 млрд.

СНВ-3 – едва ли единственное достижение администрации Обамы в плане «перезагрузки» отношений с Россией. И если ратификации не удастся добиться в ходе начавшейся 15 ноября сессии «хромых уток», когда заседает еще старый состав законодателей, то в новом году, при другом соотношении сил между демократами и республиканцами, решить эту задачу будет намного сложнее.

Вице-президент США Джо Байден, убеждая сенаторов проголосовать «правильно», заявил, что без ратификации договора СНВ-3 США не смогут отслеживать состояние российского ядерного арсенала. «Новый договор СНВ составляет фундаментальную часть наших отношений с Россией», – заявил Байден, а эти отношения «жизненно важны», подчеркнул он, «для обеспечения наших [американских. – Ю.Р.] войск в Афганистане, а также для действенности санкций против иранского правительства».

Стало известно и разъяснение, которое дал Комитет по иностранным делам Сената США, готовя резолюцию по ратификации. Американская сторона считает, что действие Договора распространяется и на боевые железнодорожные ракетные комплексы (БЖРК) в том случае, если они будут созданы. В отличие от США, Россия активно развивала БЖРК, они находились в составе РВСН со второй половины 80-х годов и до 2006 года, когда были уничтожены в соответствии с требованиями СНВ-2 (1993 г.). «Разъяснение» сенатского комитета блокирует возможность для России возобновить строительство БЖРК.

В том же «разъяснении» Комитет по иностранным делам Сената США заявил, что готовящийся к ратификации Договор СНВ-3 ни в чём не ограничивает деятельность Пентагона по развертыванию ПРО, а неядерные системы вооружений вообще не подпадают под ограничения. Заявление скандальное – оно ставит Россию перед необходимостью расширенного толкования Договора в одностороннем порядке и фактом подлога, на который идут США: Москве предлагается согласиться на ратификацию не аутентичных текстов.

В ответ на это Комитет по международным делам Государственной Думы временно отозвал свою рекомендацию Госдуме ратифицировать СНВ-3. Глава комитета Константин Косачев заявил, что вопрос необходимо рассмотреть заново, с привлечением военных экспертов. Абсолютно естественный шаг. Факт подлога, за которым видно стремление Вашингтона добиться контроля над российским ядерным потенциалом любой ценой, сам по себе делает проблематичной синхронизацию работы сторон по вступлению в силу Договора СНВ-3.

Российские специалисты неоднократно разъясняли, что СНВ-3 не несёт «судьбоносного» характера, который ему пытается придать администрация США. Обращалось внимание и на ненужность спешки в этом вопросе: до 31 декабря 2012 г. продолжает действовать подписанный в 2002 г. Договор о стратегических наступательных потенциалах (СНП).

Сегодня уже видно, что к «перезагрузочной» риторике Белый дом прибегает тогда, когда добивается от России уступок. Ряд уступок американской стороне сделан: Россия отказалась от поставок Ирану зенитно-ракетных комплексов С-300, проголосовала за санкции против Тегерана, заключила договор о поставке 50 самолетов Boeing-737 на 3,7 млрд. долл. И если, имея до выборов 2 ноября достаточно возможностей для ратификации, Вашингтон тянул до последнего, это означает только одно: от России хотят ещё больше уступок.

Особый аспект – взаимосвязь СНВ и ПРО. В свое время при разработке проекта договора СНВ-3 по настоянию российской стороны эта взаимосвязь была отражена в преамбуле документа. Шла речь о подготовке специального соглашения, в котором были бы детально прописаны меры, позволяющие сбалансировать развитие систем наступательного и оборонительного оружия во избежание получения одной из сторон решающих преимуществ. И что?

Некоторые американские сенаторы, опасавшиеся, что за их спиной администрация Обамы подготовит такой договор с Россией, который ограничит возможности ПРО США в обмен на договор по СНВ, получили развеявший их опасения ответ от госсекретаря США Хилари Клинтон и главы Пентагона Роберта Гейтса.  Те заверили сенаторов в специальном обращении, что договор с Россией по СНВ не помешает Соединённым Штатам в «развертывании эффективнейшей противоракетной обороны». А официальный представитель госдепа Филипп Кроули добавил, что США «не собираются заключать договор с Россией по противоракетной обороне».

То, что никаких переговоров по ПРО не ведётся, подтвердил и министр иностранных дел РФ Сергей Лавров.

Итак, вопрос о взаимосвязи СНВ и ПРО отодвинут в сторону, а неприглядный политический спектакль в Вашингтоне, затеянный ради того, чтобы добиться от России односторонних уступок в сфере обороны и безопасности, продолжается полным ходом.

 

www.fondsk.ru

Мнение автора может не совпадать с позицией редакции