Дипломат Александра Коллонтай глазами внука

11:07 02.06.2019 Александр Моисеев, обозреватель журнала «Международная жизнь»


Московский государственный институт международных отношений (университет) МИД России подготовил и издал при поддержке Ассоциации выпускников МГИМО необычную книгу воспоминаний Владимира Коллонтай о своей знаменитой бабушке (Коллонтай В.М. Моя чрезвычайная бабушка. Воспоминания внука об Александре Михайловне Коллонтай – М.: Издательство «Аспект Пресс», 2019. – 192 с.). Но это не просто мемуаристика, но и попытка восстановления части биографии Александры Коллонтай – члена первого Советского правительства, дипломата, теоретика женского движения. Речь в книге идет о жизни Коллонтай до и после ее возвращения в Москву из 23-летней дипломатической командировки в странах Скандинавии и в Мексике. И в этих воспоминаниях она предстает не только как общественный деятель, политик, но и как женщина, заботящаяся о своей семье, верный друг и неутомимая труженица.

В книге 12 глав увлекательного рассказа восхищенного ею внука, Владимира Михайловича Коллонтай. В предисловии «От автора» он отмечает, что о его бабушке написано немало правдивого и достоверного, но наряду с этим достаточно и всяких небылиц. Он же, как сообщает автор, хотел поделиться своими впечатлениями от непосредственного общения с ней, а также высказать некоторые  соображения по поводу ее мыслей и идей, которыми она с ним делилась в разные периоды своей жизни.

Интересно, что автобиографические и биографические материалы об Александре Коллонтай посвящены в основном ее революционной и дипломатической деятельности, констатирует внук. А что касается ее жизни в послевоенные годы в Москве, то события этого периода либо не отражены в прессе, либо сильно искажены. Некоторые авторы даже утверждают, что в это время она была совершенно одинока. На самом же деле она была очень загружена работой и не могла принимать всех, кто хотел с нею общаться. Именно поэтому Владимир Коллонтай, будучи очевидцем и свидетелем, решил побольше рассказать именно об этом периоде деятельности и круге общения своей «чрезвычайной бабушки» - в конце 1940-х – начале 1950-х годов, и ликвидировать пробел в ее биографии.

«В течение моей жизни мне довелось с бабушкой тесно общаться в самом разном возрасте – и в детстве, и в отрочестве, и в юности. Но особенно велико было ее влияние на меня, когда я школьником жил во время войны в Швеции, где она была послом, а затем в Москве, где я за отсутствием родителей (которые еще не вернулись из Швеции) находился практически под ее опекой. Естественно, что и характер общения с бабушкой, и восприятие ее отношения ко мне и окружающим меня людям, а также понимание ее идей и мыслей, которыми она делилась со мной в различные периоды моей жизни, были неодинаковыми и эволюционировали по мере моего взросления. Поэтому изложение моих воспоминаний неизбежно носит довольно фрагментарный характер»…

Первые главы автор посвящает рассказу о происхождении Александры Коллонтай, ее родителях, сестрах и брате. Ее мать, Александра Александровна, была дочерью финского предпринимателя Александра Масалина, который занимался поставками строительного леса в Санкт-Петербург. Он построил себе великолепную усадьбу Кузанхови в Финляндии на Карельском перешейке и женился на русской девушке Александре Дмитриевне Крыловой. Она была пианисткой и сумела привить любовь к музыке дочерям. Они часто посещали оперный театр в Петербурге, где мать Александры Коллонтай и встретила любовь своей жизни – офицера Михаила Домонтовича. Но Александру, прабабушку автора, выдали замуж за поляка, инженера Константина Мравинского, которому она родила сына и двух дочерей. Правда, впоследствии мать будущей бабушки автора книги добилась с поляком развода и вышла замуж за любимого офицера Михаила Домонтовича, которому и родила будущего дипломата и государственного деятеля Александру Коллонтай.

Любопытен рассказ автора и о традиционном в его семье имени Александр(а). Оно присутствует во многих ее поколениях, как в мужском, так и особенно в женском вариантах. Оно сохранилось и в семье автора книги Владимира Коллонтай: его старший сын – Александр, дочь которого – Александра Александровна. Автор признает, что они с женой не могли назвать первенца иначе, поскольку ее отец, мать и дядя тоже Александры. Да и прародитель бабушки по отцу, как гласят некоторые исторические источники, тоже Александр – Александр Невский. Автор приводит интересные и подробные сведения об отце своей бабушки – Михаиле Домонтовиче, украинцу, уроженце Черниговской губернии. Он происходил из старинной дворянской помещичьей семьи. Домонтовичи ведут свою родословную от знаменитого князя Довмонта Псковского, княжившего в XIII веке с 1266 года в Пскове, принявшего монашество и признанного православной церковью святым Тимофеем Псковским. У псковичей имеется много легенд, песен и сказаний, сложенных в честь доблестных походов князя Довмонта на тевтонских рыцарей. Народ его высоко чтил. Мощи святого Довмонта и его победоносный меч хранятся в Псковском монастыре…

Князь Довмонт был в самых тесных отношениях с Александром Невским и женился на его дочери. В семье автора, по его словам, есть современная двойная икона с изображениями Довмонта и Александра. Далее следуют описания биографий членов семьи и их жизни в разные годы разных эпох. Все эти воспоминания чрезвычайно интересны.

Но вернемся к главной героине книги – Александре Коллонтай. Фамилию свою бабушка автора получила от своего мужа Владимира Людвиговича Коллонтая, представителя древнего польского дворянского рода, инженера, работавшего на заводах и фабриках по установке вентиляционных систем, а впоследствии – военного инженера, генерала. Однако, впоследствии брак между Александрой и Владимиром Коллонтай был расторгнут. «В моих детских воспоминаниях, пишет автор, моя бабушка сильно отличалась от тех классических бабушек, о которых мне рассказывали мои сверстники. Она была очень активной, энергичной, Ее походка была быстрой и легкой. По утрам из ее комнаты слышались звуки патефона. Она всегда делала зарядку под музыку. Она могла стремительно войти в нашу комнату с неожиданным предложением: «Володя, у меня есть сейчас немного свободного времени. Давай пойдем в парк». Это означало, что мы шли гулять в небольшой лесок недалеко от посольства (в Стокгольме) и кормили там птичек и белочек. Так она пользовалась небольшими перерывами в работе, чтобы отдохнуть на природе»…

По словам автора, его бабушка всегда любила птиц, ей нравилось наблюдать за ними, когда они прилетали за кормом. Она любила танцевать и даже пробовала учить танцам своего внука.

Интересен рассказ автора о жизни в Швеции во время войны. «После нападения Германии на Советский Союз, пишет Владимир Коллонтай, - мне уже довольно редко приходилось видеть бабушку в семейном кругу. В это трудное для советского посольства время обстановка осложнялась и тем, что сообщение между Швецией и СССР было практически сразу прервано после вторжения немцев. Война началась летом, когда многие советские граждане, работавшие в Швеции, находились на родине в отпусках. Возникла острая необходимость срочно заполнить вакансии недостающих сотрудников и соответственно реорганизовать работу советских учреждений в Швеции – посольства, торгпредства, печатных агентств, русской школы и т.д. В этих сложных условиях Александра Коллонтай как посол должна была мобилизовать находившихся там советских граждан и членов их семей для нормализации работы подотчетных ей учреждений и выполнения новых чрезвычайны, возникших в связи с войной, задач».

О том, с какой выдумкой и энергией решала эти задачи Александра Михайловна и с увлечением рассказывает ее внук в своей книге. Напряжение тех лет не проходило даром. В 1942 году, рассказывает автор, в результате огромных перегрузок в работе у его бабушки в Швеции случились два инсульта. После второго врачи ее едва спасли от смерти…

Моя бабушка Александра Михайловна Коллонтай, вернулась в Москву из Швеции 18 марта 1945 года, почти за два месяца до окончания Второй мировой войны в Европе, пишет автор о послевоенном периоде жизни своей бабушки. За ней персонально был послан специальный военный самолёт. Однако туда невозможно было погрузить все её вещи, так как его до отказа набили своим багажом работники военного ведомства. Она смогла взять с собой только самое необходимое -  личное имущество и прежде всего кресла, без которых она уже не могла обходиться. Александру Михайловну сопровождала её врач, Нина Шварц, и личный секретарь Эми Генриховна Лоренсон. Затем автор немало места в книге посвящает жилищным, бытовым проблемам своей бабушки в Москве. Судя по всему, Александра Коллонтай не очень-то умела хлопотать о своем комфортном положении. Например, когда она, будучи на дипломатической работе за границей, приезжала в командировку или в отпуск в Москву, она из-за отсутствия своего  жилья останавливалась в городских гостиницах, часто в гостинице МИД в Спиридоньевском переулке, либо у знакомых, вспоминает автор книги. «Я заострил внимание на квартирном вопросе бабушки потому, - в частности отмечает Владимир Коллонтай, - что некоторые лжеисторики, недоброжелатели договариваются до абсурда, утверждая, что она встала на путь революционной борьбы с целью овладеть дворцом Кшесинской в Петрограде. Об этом я лично слышал по телевидению из уст, казалось бы, солидного ученого Александра Ципко. Видимо, нынешним историкам необходимо более серьезно изучать документы советского периода нашей страны и не искажать реальные события», - сетует автор книги.

 В своей книге Владимир Коллонтай довольно подробно рассказывает, почему его бабушка такое большое внимание уделяла в своей жизни и творчестве женскому вопросу, почему она так популярна за рубежом, почему она была ярким дипломатом, писательницей, книги которой издавались на многих языках.

Став дипломатом, и работая за рубежом, Коллонтай всегда заботилась о том, чтобы поднять престиж своей страны, молодой Советской республики, привлекая к ней внимание деловых кругов и симпатии простых трудящихся, пишет автор книги. Александр Михайловна всегда стремилась наладить дружеские связи через широкий круг конкретных людей, дружелюбно настроенных к Советскому Союзу. И в этом ей часто сопутствовал успех, в значительной мере благодаря ее большому жизненному опыту, опыту революционной и партийной работы за рубежом. Она хорошо знала страны, где работала, их историю, экономику, культуру, язык. Уважала их традиции и обычаи. Коллонтай была популярна среди самых разных слоев общества. Ее рукописи издавались, а книги переиздавались во многих странах. О ней до сих пор помнят и в Мексике, и в Скандинавии. В мире именем Коллонтай названы некоторые поселки, улицы, детские сады, школы, пароходы. И даже одна из звезд на небе носит ее имя.   

Последние лет шесть Александра Михайловна писала мемуары, размышления о прожитом. В главе «Самооценка» автор приводит отдельные выдержки из ее записей. «Что я считаю моим самым ценным вкладом за мою шестидесятилетнюю революционную и государственную деятельность? – цитирует автор книги «Размышления о прожитом» своей бабушки. – Мой первый вклад, конечно, то, что я дала в области борьбы за раскрепощение трудящихся женщин и утверждение их равноправности  во всех областях труда, государственной деятельности, науки и прочее… Второй мой вклад в борьбу за строительство нового общества – это моя интернациональная работа, агитация и пропаганда во многих странах, но главное, в годы Первой империалистической войны в Соединенных Штатах Америки…

Третий мой вклад в политику укрепления Советского Союза – это моя работа по линии дипломатии с 1922 по март 1945 года….

Черты, которые я ценю: доброжелательство к людям: делать для других, не для себя; моральное мужество; самообладание; дисциплина; любознательность и наблюдательность; любовь к жизни, природе, животным; порядок и плановость в работе и в жизни; постоянная учеба… Я была жизнерадостна, полна любопытства к жизни и хотела быть счастливой. Но для этого надо уменьшить страдание рабочего люда, утвердить права и справедливость. Задачи любила большие, трудные, но никогда не пренебрегала мелочами, я была усидчива и терпелива в работе»…

Вот такова была самооценка Коллонтай, которую она давала себе в своих записных книжках незадолго до кончины.

Бабушка умерла 9 марта 1952 года, пишет в своей книге внук. За неделю до этого у нее произошел инфаркт. Отец, получив это известие (он в этот момент был в санатории в Трускавце), ослеп.

Но на похороны успел приехать. Зрение к нему возвращалось очень медленно. Александру Михайловну Коллонтай похоронили на Новодевичьем кладбище. В 1957 году скончался и отец автора книги, урну с прахом которого захоронили рядом с матерью. Министерство иностранных дел совместно с семьей поставили на могиле памятник. На его доске написано: «Революционер. Трибун. Дипломат».

А 28 марта 2017 года на доме № 11 по Ленинскому проспекту была установлена мемориальная доска-барельеф в честь Александры Коллонтай, первой женщины-дипломата нашей страны. Изготовил доску скульптор, президент Российской академии художеств Зураб Церетели. А открывал барельеф глава МИД России Сергей Лавров.

Завершает книгу внука Коллонтай Библиография многочисленных книг, эссе и мемуаров об Александре Михайловне.

  

…Эту работу автор посвятил 75-летию МГИМО, так как и сам, и его жена, и дети окончили этот же вуз. И выразил сердечную благодарность своей супруге Ритте Александровне и сыну Михаилу за помощь в создании текста настоящей книги и в ее подготовке к изданию. Работа и впрямь получилась интересной и полезной, поскольку, действительно, охватывает малоизвестные страницы жизни и деятельности выдающегося советского дипломата, государственного деятеля, да и просто человека сложной и бурной советской эпохи, которую нельзя забывать. И особенно полезна книга о «чрезвычайной бабушке», как представляется, нашим молодым читателям.

Ключевые слова: дипломат Александра Коллонтай