Современные инструменты «цифровой дипломатии» как важнейший элемент «мягкой силы»

13:30 31.05.2019 Ольга Лебедева, Заместитель декана факультета международных отношений МГИМО МИД России, доктор исторических наук

Стремительное развитие сферы технологий обусловило ускорение процессов глобализации по всему миру, позволяя убрать границы не только между странами, но и между материками. Активно используемая в последние десятилетия Америкой концепция «мягкой силы» в сложившихся условиях исчерпала свой инструментарий и требует новых средств выражения. Указанная концепция предполагает акцент не на военном потенциале государства, а на его культурных ценностях, достижениях науки, дипломатическом искусстве1.

Зачастую для реализации последнего сегодня используют цифровые подходы (дипломатическое взаимодействие через Глобальную сеть, социальные сети и пр.). Таким образом, инструментарий для разрешения внешнеполитических вопросов пополнился современным и эффективным средством - технологиями. Также произошли изменения непосредственно в термине «власть». Как подчеркивает Джозеф Най, ее движение осуществляется теперь с западного направления к восточному, от государства к социальным институтам2. В частности, сюда можно отнести местное самоуправление, различные объединения граждан и т. д. Устоявшийся за множество лет традиционный дипломатический подход «от одной страны - к другой стране» на современном этапе теряет свою актуальность. Его место занимают новые субъекты, способные разрешать внешнеполитические вопросы более эффективно3.

Специалист по внешнеполитической деятельности Соединенных Штатов Наталья Цветкова отметила, что после прихода к власти Б.Обамы традиционный инструментарий метода «мягкой силы» претерпел существенные изменения. Так, применение цифры в дипломатических целях в случае с Америкой проявилось прежде всего в усилении и активизации либералов, развертывании массовой антипропагандистской кампании относительно терроризма, повышении потоков информации по теме противостояния с РФ4.

Правительство США не останавливает поиски новых способов выражения концепции «мягкой силы». Анализируя внешнеполитическую деятельность Америки после наложения санкций на наше государство, а также после совершения ряда взаимных мер, проявлявшихся в закрытии консульских и дипломатических представительств, специалисты отметили снижение у американской стороны важности культурного элемента. Такое мнение обусловлено упразднением ведомств, которые занимались русско-американским взаимодействием в сфере культуры. Данную позицию разделяет также Джозеф Най, подчеркнувший, что после того, как пост главы государства занял Дональд Трамп, все проекты с РФ и некоторыми другими странами, касающиеся образования, науки и культуры, были прекращены. Кроме этого, СМИ не один раз заявляли, что находившиеся ранее на первом по важности месте ценности - права человека, демократические принципы и т. д. - теперь теряют свое значение в США.

По мнению ученых из РФ, одновременно с технологическим прогрессом требуется разработка и введение в государственный дипломатический арсенал новых методов и инструментов, позволяющих анализировать «мягкую силу». Как подчеркивает Семед Семедов, под цифровым осуществлением дипломатических отношений можно понимать множество аспектов. В частности, его содержание применительно к Соединенным Штатам подразумевает следующие составляющие: открытость доступа к Глобальной сети, возможность использовать социальные сети, наличие способов обойти цензуру, популяризация демократических взглядов посредством создания обучающих программ, которые позволят желающим из государств авторитарного типа работать в сети «Интернет». Сюда также можно отнести возможность применять мобильную связь для обмена данными, если существует запрет на это со стороны государства. Однако можно с уверенностью утверждать и о наличии негативных сторон использования технологий в дипломатических отношениях, поэтому большое значение имеет создание специальных защитных средств, обеспечивающих безопасность передаваемой информации5.

Подобная проблема поднимается и в работах Анатолия Смирнова. Он указывает, что наиболее опасным моментом в популяризации инструментов цифровых дипломатических отношений является возможность применять их субъектами власти для достижения геополитических задач6. По мнению И.Сурмы, активизация применения технологических разработок в сфере дипломатии и политики предопределяет появление потребности в разработке соответствующих подходов к соцсетям. Для подтверждения данного тезиса он в качестве примера приводит определенные технологические разработки, исследующие особенности использования в дипломатических отношениях цифры и гарантирующие безопасную передачу данных7.

Одной из таких разработок является совместное изобретение ученых из Великобритании и США - i2P. Его применение уже широко распространено во всем мире, благодаря чему повышается защита информации через выявление соответствующих закономерностей. Еще одной важной разработкой в рассматриваемой сфере выступает SMISC - изобретение американских исследователей, которое способно получать сведения об участниках коммуникационного процесса, выявлять их цели, после чего рассчитывать результативность убеждения. На сегодняшний день после запуска этой разработки прошло около трех лет и на основании опыта ее применения был запущен еще один проект SocialSim8, направленный на создание новых инструментов с целью повышения точности программного моделирования поведения в Глобальной сети.

Из показателей, полученных в результате проведенного исследования «Portland», можно сделать вывод о возникновении неизвестных ранее концепций осуществления внешней политики. Они обусловлены популяризацией использования в дипломатических целях цифровых инструментов. Чтобы провести указанное выше исследование, был применен способ индексации «мягкосиловой» стратегии трех десятков лидирующих в этой области государств, основанный на компаративизме. Сравнивались несколько критериев: культурный, образовательный, цифровой, административный, предпринимательский и критерий взаимоотношений с мировым сообществом.

Под цифровым критерием подразумевалось, насколько эффективно страна использует технологические разработки в дипломатических целях. По данному параметру неизменным лидером остается Америка. Тем не менее эксперты утверждают, что исследуемый критерий отличается выраженной динамикой, поэтому в ближайшее время возможно появление иных лидирующих стран9. Это вероятно еще и по причине того, что Соединенные Штаты в последнее время делают акцент на внутриполитических вопросах, позволяя восточным государствам обойти их. В частности, Китай достаточно эффективно и широко использует в дипломатических отношениях технологические инструменты, что благоприятно отражается на всех сферах жизни страны.

Благодаря своему «мягкому» воздействию цифровой инструментарий внешнеполитической деятельности позволяет добиться ненавязчивого распространения государственных интересов по всему миру. Территория, которую охватывает Интернет, находится в непрерывном расширении. Как прогнозируют некоторые эксперты, в 2020 году более чем у 60% жителей Земли будет возможность пользоваться Сетью. Этот показатель совпадает и с информацией от Международного союза электросвязи, который является специализированным ведомством ООН, отвечающим за технологическое развитие10. Кроме этого, есть предположение, что такие широкие охваты приведут к получению глобального доступа даже теми слоями населения, которые не владеют навыками письма и чтения, что приведет к изменениям в процедурах формирования запросов.

Важность поиска подходов к изучению цифрового инструментария дипломатической сферы обусловлена также глобальным переходом к использованию электронных носителей для хранения данных. Отдельное место в этом процессе занимают социальные сети, где каждый современный политик просто обязан иметь собственный аккаунт. Происходит усовершенствование методов преподнесения данных - на место текстовому формату приходит фотография либо видеоролики. Концепция дипломатии с использованием технологий наделяет каждого желающего возможностью публично высказывать свое мнение по отношению к тому либо иному политическому событию, связываться непосредственно с первыми лицами государства, в числе первых узнавать важнейшие внешнеполитические новости и пр.

Происходит трансформация традиционных норм поведения в сфере дипломатии, которые уже себя изжили11. Кроме этого, существенно пополняется лексика коммуникации через Глобальную сеть, что обусловлено культурным воздействием соцсетей. Возникло большое количество так называемых интернет-троллей, применяющих в комментариях или собственных постах провокационные высказывания и мнения с целью повышения активности других пользователей. Особенно часто такая форма коммуникации встречается в обсуждении политических тем.

После обвинения, выдвинутого главой британского правительства Евросоюзу относительно вмешательства в выборы, представители нашего посольства прокомментировали данное заявление в «Твиттере» следующим образом: «Хорошо, что виновна не, как всегда, Россия». В условиях повсеместных упреков и нареканий об атаках хакеров на американские программы такой ответ стал ярким примером удачного троллинга, набравшего множество лайков и ретвиттов, причем не только у приверженцев политики нашего государства12. Тем не менее, как отмечают отечественные специалисты, массовое применение новейших инструментов общения в Глобальной сети способно негативно повлиять на общий уровень политической культуры не только внутри страны, но и во всем мире. Наиболее актуальным это является для подразделений, занимающихся дипломатией, поскольку их коммуникационный уровень прямо отражается на впечатлении о представляемом ими государстве13.

Благодаря грамотному внедрению и использованию своих аккаунтов в социальных сетях, политические деятели успешно продвигают собственные идеи в широкие массы и значительно повышают численность своих приверженцев. Примерами политиков, активно применяющих сетевые ресурсы для популяризации своей персоны у населения, является глава государства Аргентины Макри, а также глава канадского правительства Трюдо.

Грамотно используя социальные сети, эти лица сумели первыми прийти в предвыборной гонке, а Трюдо получил звание «доступного лидера», с которым всегда можно связаться любому желающему. При этом позитивные и аполитичные заметки сменяются на страницах политиков глубокими и значимыми с точки зрения политики тезисами.

В частности, Трюдо выкладывает фотографии с молодыми людьми, встретившимися ему во время утренней пробежки, надевает вышитый украинский костюм в соответствующий праздник этой страны, запечатлев себя на фото и рассказав об этом подписчикам, обращается к беженцам из Сирии на родном для них языке и т. д. А между этими демократичными и положительно его характеризующими публикациями показывает миру свою приверженность расширению баз НАТО в восточноевропейских государствах14.

Такой благоприятный и близкий народу образ используется Трюдо для популяризации противоречивых и сомнительных идей: внутри государства он стремится легализовать эвтаназию, пропагандирует аборты, считает нормой употребление легких наркотиков, отстаивает права транссексуалов, на международном уровне он выступает за помощь украинским военным, призывает закупать вооружение, настаивает на продуктивном взаимодействии с нашим государством относительно проблем Арктики.

Важность соцсетей во внутренней и внешней политике в очередной раз подтверждается и прошедшими не так давно в Америке выборами. Согласно подсчетам представителей СМИ, количество публикаций Трампа за предвыборный период вдвое превышает численность постов, сделанных Х.Клинтон. По мнению Хиллари, именно распространение неправдивых сведений в Глобальной сети - это основной фактор, обусловивший ее поражение15. Таким образом, можно обоснованно заключить о высокой эффективности и широких возможностях воздействия дипломатического цифрового инструментария на широкий круг людей, вне зависимости от их возраста, материального положения и других критериев.

Желание не отставать от стремительного технологического прогресса, а также стремление непрерывно обновлять базу инструментов в области дипломатии приводит к тому, что термину «цифровые дипломатические отношения» соответствует более широкий смысл, нежели активное применение соцсетей в дипломатических целях. В настоящее время идет постоянное повышение финансирования на разработки, обеспечивающие информационную безопасность, технологические лидеры мира не устают создавать новые эффективные продукты, способные самообучаться посредством встроенного искусственного интеллекта.

Илон Маск, изобретатель, известный на весь мир, представил очередную разработку своей корпорации - космический транспорт и скафандры, предназначенные для участников программы будущего по заселению Марса16. При этом с каждым достижением данной корпорации все желающие могут ознакомиться в ее аккаунтах, отражающих самую свежую информацию17. Теперь ни у кого не вызывает сомнений, что одним из ключевых факторов высокого имиджа государства выступает не столько военная мощь, сколько его технологический и научный потенциалы.

Наше государство впервые вплотную занялось вопросами внедрения цифровых способов дипломатического взаимодействия в 2012 году. Предпосылкой для этого стало поручение главы РФ относительно пополнения существующего дипломатического арсенала технологическими инструментами18. В том же году в издании AFP был впервые представлен международный перечень лидеров по использованию цифры в дипломатических целях. Ведущая позиция принадлежала Соединенным Штатам, а наша страна находилась на 14-м месте.

Тем не менее уже спустя четыре года активной проработки данного вопроса прослеживается существенный прогресс, что подтверждает очередное исследование, проведенное в 2016 году, где РФ отдали четвертую позицию в этом же рейтинге. Лидерами, находящимися в первой тройке, снова стали американцы, французы и англичане. Чтобы установить лидирующие страны, организаторы применяли многошаговый метод, разделяющий эффективность внедрения цифровых инструментов по пяти критериям. Каждый из них подвергался тщательному анализу и оценке, после чего полученные результаты сравнивались по каждому из государств19 .

К одним из первых экспертов, разработавших технологический подход для расширения инструментария «мягкой силы», можно отнести Э.-М.Слотер. В своих работах она детально исследовала основные моменты и пути развития рассматриваемой концепции. Первое ее применение во внешней политике Соединенных Штатов состоялось в качестве дополняющего метода к теории «Шахматной доски». В начале 2000-х годов административный аппарат президента был переведен в сетевой формат. А в 2010 году состоялось закрепление на законодательном уровне ключевых целей цифровой дипломатии.

В настоящее время Слотер возглавляет компанию «Новая Америка», деятельность которой состоит в создании и поиске способов для восстановления и поддержания имиджа Соединенных Штатов как великой мировой державы. Она отмечает, что наличие у государства сильных, многоуровневых каналов коммуникации будет более эффективным инструментом для достижения всех поставленных задач, чем развитый военный потенциал20.

На сегодняшний день при осуществлении стратегического планирования большая часть государств в числе ключевых целей намечает усовершенствование технологического инструментария, развитие науки и расширение цифровых ресурсов. В частности, активно развивающийся Китай разработал особую программу для поддержания за страной звания «мировой фабрики», реализация которой возможна лишь посредством использования технологий в экономическом развитии государства.

Как подчеркивают ведущие корпорации Кремниевой долины, сегодня уже нет той потребности в услугах банков и иных коммерческих организаций, которая была несколько десятилетий назад. Благодаря технологическому прогрессу управление финансовыми потоками не составляет труда и без их содействия. Электронные деньги, современные способы хранения средств, возможности их моментального перевода в любую точку мира - привычные сегодня реалии, в корне меняющие старую картину мироустройства. Средства цифрового интеллекта трансформировать «лайки, комментарии и репосты» в нужные политикам задачи, экспортируя демократические идеи в дальние уголки земного шара21, свидетельствуют о том, что словосочетание «цифровая мягкая сила» в будущем будут понимать намного шире, чем сейчас.

 

 

 1Най Д.С. Гибкая власть: как добиться успеха в мировой политике. Новосибирск, М.: Фонд социо-прогност. исслед. «Тренды», 2006. 221 с.

 2Там же.

 3Карадже Т.В. Проблема определения «политического» в политической науке // Вопросы политологии. 2013. №2 (10). С. 10.

 4Цветкова Н. Наследие Президента Обамы в области публичной дипломатии США // Фонд поддержки публичной дипломатии имени А.М.Горчакова // URL: http://gorchakovfund.ru/news/20161/

 5Семедов С.А. Цифровая дипломатия в эпоху глобализации // Россия в современной международной системе координат: новые вызовы и возможности. Сборник статей международной научно-практической конференции МИГСУ РАНХиГС. М.: Проспект, 2014. С. 355-357.

 6Смирнов А.И. «Industry 4.0» в дискурсе международной информационной безопасности - взгляд из России» // Международная жизнь. 2016. №6 // URL: https://interaffairs.ru/news/show/15463

 7Сурма И.В. Цифровая дипломатия в мировой политике // Государственное управление: Электронный вестник. 2015. Вып. 49, апр. // URL: http://e-journal.spa.msu.ru/uploads/vestnik/2015/vipusk__49._aprel_2015_g._/kommunikazionnii_menedjment_i_strategitcheskaja_kommunikazija_v_gosudarstvennom_upravlenii/surma.pdf

 8Cooney M. DARPA wants to simulate how social media spreads info like wildfire // Network World // URL: https://www.networkworld.com/article/3158707/security/darpa-wants-to-simulate- how-social-media-spreads-info-like-wildfire.html

 9Alchami D., Aspeling W., Brennan Z., etc. A Global Ranking of Soft Power 2017 - The Soft Power 30 // URL: https://softpower30.com/wp-content/uploads/2017/07/The-Soft-Power-30-Report- 2017-Web-1.pdf

10International Telecommunication Union // URL: http://www.itu.int/pub/S-POL-BROAD-BAND.16-2016

11Digital Diplomacy Review 2016 // URL: http://digital.diplomacy.live/ranking-and-rating/

12Buckley N. From Russia with likes: embassy tweets prove a hit for Moscow // Financial Times. 2017. June // URL: https://www.ft.com/content/6e9ebc52-4c68-11e7-919a-1e14ce4af89b

13Сурма И.В. Указ. соч.

14Justin Trudeau // Official Facebook Page // URL: https://www.facebook.com/JustinPJTrudeau/

15Ingram D. Clinton says false stories on Facebook helped Trump win election // Reuters. 2017. May // URL: http://www.reuters.com/article/usa-clinton-facebook/clinton-says-false-stories-on-face- book-helped-trump-win-election-idUSL1N1IX17Z

16Making Humans a Multiplanetary Species // YouTube // URL: https://www.youtube.com/watch?v=A1Yx NYiyALg&feature=youtu.be

17Official Twitter for SpaceX, the future of space travel // URL: https://twitter.com/spacex

18Совещание послов и постоянных представителей России. Стенограмма от 09.07.2012 // Официальный сайт Президента России // URL: http://kremlin.ru/events/president/news/15902

19Digital Diplomacy Review 2016…

20Slaughter A.-M. Connections, not armies, make countries powerful // Financial Times. 2016. April // URL: https://www.ft.com/content/21973144-0544-11e6-9b51-0fb5e65703ce

21Morozov E. Silicon Valley has been humbled. But its schemes are as dangerous as ever // The Guardian. 2017. Sept // URL: https://www.theguardian.com/technol- ogy/2017/sep/02/silicon-valley-humbled-schemes-dangerous

Ключевые слова: глобализация интернет ИКТ